Выставки

Выставочный сезон «Картье» 2000-2001 годов был посвящен различным способам создания визуального образа. В нынешнем сезоне интерес кураторов выставок центра сосредоточен на художественных практиках и отдельных произведениях, возникающих на пересечении нескольких дисциплин (дискурсов), которые традиционно не относятся к собственно изобразительному искусству.

Пренебрегая устоявшимися границами между жанрами и категориями искусства, художники экспериментируют с новыми методами взаимодействия между эмоционально-чувственной сферой и социальным пространством. Эта общая концепция вбирает в себя множество разнообразных решений. Так, например, произведения Жиля Маэ (Gilles Mahe, Франция) почти по-научному исследуют недоразумения между художником и зрителем. Ротем Бальва (Rotem Balva), Адина Бар-Ои (Adina Bar-On) и Сагалит Ландау (Singalit Landau; все – Израиль) в своих перформансах работают на пересечении визуальных искусств и театра. Кристоф Кузэн (Cristophe Cuzin, Франция), Стивен Дин (Stephan Dean), Жорж Дюпэн (George Dupin) и Барбара Галуччи (Barbara Galucchi; все – США) исследуют формы окружающей нас среды и образа жизни, не делая различий между тем, что является сущностью искусства и его внешне-декоративной стороной. В проектах французов Бернадетт Женэ (Bernadett Genee) и Алэн Ле Борня (Alain le Borgne) акцентируется заимствование форм репрезентации различными сферами деятельности друг у друга (искусство, военная служба, цирк, промышленность). В проекте принимают участие и русские художники.



Александр Пономарев Майя, исчезнувший остров

2000 Фотофиксация


Николай Полисский и Константин Батынков Башня. 2001 Фотофиксация


Из Москвы: Ольга Чернышева, Петлюра, Александр Пономарев, Николай Полисский и Константин Батынков

20 апреля – 16 июня 2002 года «Картье» принимает пять художников из Москвы . Все они – представители одного поколения (между 40 и 47 годами), но их творческий путь и произведения весьма отличаются друг от друга.

Петлюра программно занимается маргинальными областями театрального действа и перформанса; Полисский и Батынков вместе строят эфемерные конструкции в пейзаже, на лоне девственной природы; Пономарев известен масштабными «экологическими» проектами и монументальной скульптурой; Ольга Чернышева увлечена экспериментами с фотографией.

Что же объединяет столь разные демарши? Прежде всего – единое выставочное пространство. Вызывающие и дерзкие, поэтичные и критические, они вдыхают жизнь в мифы, на которых основываются социальные системы, а также свидетельствуют об особом подходе к проблеме взаимоотношений индивидуального и коллективного начал. Эти произведения адресованы сразу многим. Чтобы достигнуть цели, они нуждаются в «других», то есть могут существовать только в фокусе коллективного восприятия. В этом смысле самым убедительным примером может служить творчество Петлюры. Альтернативные ситуации, которые он выстраивает с середины 1980-х годов, способствовали созданию целого сообщества, состоящего из друзей, знакомых и случайно встреченных единомышленников. Постоянно меняющее свои очертания, это маленькое сообщество, которое можно сравнить с театральной труппой, где есть актеры, работающие постоянно и те, кто в представлениях задействован только время от времени, представляет удивительную коллекцию костюмов, воскрешающую разные этапы истории бывшего СССР.

Пономарев работает над крупными проектами, требующими серьезной финансовой поддержки: со стороны военных – как «Майя, исчезнувший остров» (он как раз будет представлен в центре «Картье»), или сразу от нескольких инвес торов – как водная инсталляция «Память воды», которая должна демонстрироваться в Париже в Citй des sciences парка Ля Вилетт в марте 2002 года. Полиссий и Батынков привлекают к созданию своих объектов целую группу сельских жителей – и с их помощью населяют загородную местность южного Подмосковья множеством снеговиков, строят сказочные сооружения из сена или дров.

Творчество Ольги Чернышевой тоже в определенном смысле обыгрывает мифологию коллективного. Внимательный наблюдатель сегодняшней повседневной жизни своих соотечественников, она снимает сценки на улице или в метро. Художница сближает и объединяет группы людей, которые друг с другом даже не знакомы: продавщиц цветов и матрешек, женщин в меховых шапках и толпу манифестантов (видео «Косынка»).

После объединения этих разных, но внутренне родственных проектов проявляются уникальные индивидуальности художников: Чернышевой – искушенного свидетеля, Полисского – вдохновителя и строителя, Петлюры – оригинального коллекционера и режиссера-постановщика, Пономарева – потенциального капитана корабля.

Многие общие черты этих произведений заслуживают внимания. Каждое из них по-своему апеллирует к сфере социального. Ситуации в них выбраны эфемерные, переходные. Специального внимания заслуживает репертуар сюжетов: композиции исторических фресок, прочитываемые в живых картинах Петлюры, пейзажи и портреты в кадрах Полисского и Батынкова, которые заставляют вспоминать о русской живописи XIX века. Эти проблемы будут затронуты в каталоге, который публикуется к открытию выставки.

Невзирая на неблагоприятную ситуацию в стране, где система обучения искусству устарела, где художественный рынок напоминает робкое бормотание, а институциональная поддержка современного искусства почти отсутствует, эти художники сумели создать произведения высокого качества и уровня, которые, без сомнения, свидетельствуют о жизнеспособности и даже «витальности» русской художественной среды.

Перевод с французского Андрея Толстого





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх