Бронзовая модель памятника П.А.Румянцеву-Задунайскому

Елена Карпова


Уменьшенная бронзовая модель статуи генерал-фельдмаршала графа П.А.Румянцева-Задунайского (1725-1796), находящаяся сейчас в частной коллекции Е.А.Пылаева (Санкт-Петербург), является авторским повторением некогда знаменитого памятника, созданного в 1793 году скульптором Жаком-Домиником Рашеттом (1744-1809). Француз по происхождению, учившийся в Копенгагенской Королевской академии живописи и скульптуры у известного парижского мастера Ж.-Ф.-Ж.Сали, Рашетт приехал в Россию в 1779 году. Он был приглашен на должность модельмейстера Императорского фарфорового завода и, прожив в России 30 лет, обрел здесь свою вторую родину (в 1800 году Императорская академия художеств удостоила его звания профессора скульптуры). Плодотворная деятельность Ра- шетта как в станковой, так и в монументальной пластике является едва ли не самым ярким примером «врастания» в русскую почву традиций французской школы. Органичности этого процесса способствовали многолетние дружеские и творческие связи мастера с Н.А.Львовым и Г.Р.Державиным, сотрудничество с крупнейшими петербургскими архитекторами Дж.Кваренги, Ч.Камероном, А.Н.Воронихиным. В последнее время художественное наследие Ж.-Д.Рашетта привлекает особое внимание. Свидетельством тому является первая монографическая выставка произведений скульптора (ГРМ, 1999-2000) 1* .

Памятник П. А. Румянцеву-Задyнайскому не сохранился, и до сих пор единственным напоминанием о нем была другая редуцированная модель, исполненная в мраморе для графа А.С.Строганова (эта подписная и : датированная 1793 годом фигура долгое время стояла в Строгановском дворце, а с 1930 года она вошла в собрание Государственного Русского музея) 2* .

Представленный бронзовый вариант модели с подписью скульптора Ж.-Д.Рашетта («Rachette fecit») и литейщика Э.Гастклу («Fondu E.gastecloux») интересен как с художественной, так и с исторической точки зрения. Есть основания предполагать, что изначально это произведение принадлежало семье полководца. Известный биограф Румянцевых П.М.Майков в одной из своих публикаций приводит сведения о том, что в 1832 году в канун празднования 100-летнего юбилея Первого сухопутного (шляхетного) кадетского корпуса император Николай I пожелал, чтобы «в корпусе был помещен портрет воспитанника, которым корпус может гордиться» – генерал-фельдмаршала и героя русско-турецкой войны П.А.Румянцева-Задунайского. Великий князь Михаил Павлович – главный начальник военных учебных заведений – обратился по этому поводу к сыну фельдмаршала графу С.П.Румянцеву, который В ответном письме от 26 января 1832 года писал: «…портрета покойного моего отца, с него списанного, не существует. Осмеливаюсь представить вместо сего Вам, Милостивый Государь, изображение в малом виде той колоссальной статуи, которую в честь его поставил граф Завадовский в своих владениях. Имеет оно, кроме художественного достоинства, довольно и сходства. Если бы Государю Императору угодно было по сему случаю приказать его выставить, то я униженнейше прошу Ваше Императорское Высочество исходатайствовать, чтобы оно было принято от меня в кадетский корпус как усерднейшее приношение» 3* . В исторической справке о музее Первого Кадетского корпуса, изданной в 1909 году, в перечне экспонатов (под № 20) действительно указывается «Бронзовая модель колоссальной статуи, воздвигнутой гр. Завадовским генерал-фельдмаршалу гр. Румянцеву-Задунайскому (кадетский выпуск 1740 года), принесенная в дар корпусу сыном знаменитого полководца графом Сергеем Петровичем Румянцевым» 4* .

Возвращаясь к истории самого памятника, вспомним прежде всего его заказчика графа Петра Васильевича Завадовского, одного из видных государственных деятелей эпохи Екатерины И. Он не случайно решил увековечить память о Румянцеве-Задунайском – покровительство полководца, под командованием которого Завадовский участвовал в русско-ту- рецкой войне 1768-1774 годов, сыграло решающую роль в его судьбе. В 1775 году при праздновании победы именно Румянцев-Задунайский рекомендовал Екатерине II малороссийского полковника, получившего тогда должность кабинет-секретаря. Обратив па себя «особенное внимание» императрицы, Завадовский сумел не упустить свой «случай» и сделал, подобно своему другу-сослуживцу и будущему канцлеру А.А.Безбородко, поистине головокружительную карьеру. К моменту заказа памятника Завадовский уже был сенатором, членом Государственного совета, управляющим Дворянским и Государственным заемными банками. Сохранилось его письмо от 12 апреля 1793 года, отправленное из Петербурга в Лондон графу С.Р.Воронцову, где Завадовский, в частности, сообщает: «Похвалюсь тебе, мой друг, добрым делом. Лет несколько работали и отливали по моему заказу бронзовую большую статую фельдмаршала Румянцева. Производил оную здесь находящийся художник Рашет. Вышла прекрасно в отделке, и образ его довольно похож. Я не хотел выставить оную здесь на показ всем, чтоб не протолковали укоризною, а отправил в мою малороссийскую деревню, где приготовлен для нее храм, чтобы воздвигнуть памятник благодарности моей к благодетелю»5* .

Речь идет о черниговском имении Ляличи, которое стало для Завадовского желанным местом уединения от придворной суеты. Любопытно его собственное описание черниговской усадьбы из письма от 20 ноября 1800 года: «Около тридцати лет, что я основался в сей деревне, нелюдной, некорыстной и без всяких выгод для хозяйства, полюбя единственно местные виды, и в ней обработал большим иждивением мою селидбу: по плану Гваренгия (Кваренги – Е.К.) выстроил дом каменный в здешнем краю на диво, какой и в провинциях Аглинских был бы замечателен, не со стороны огромности, а по красоте чистых препорций своего фасада. Создал также церковь каменную, больше чем деревенскую; в ней уготовано и место для моего гроба. Есть и садовые пригожие строения, а паче храм благодарности, в котором поклоняюсь ежедневно статуе благодетеля моего графа П.А.Румянцева, изображающей похоже лице и дела его. По ходатайству его жалована мне сия деревня, в Москве, в мирное торжество» 6* .



Жак-Доминик Рашетт (1744-1809)

1. Модель статуи генерал-фельдмаршала графа П.А.Румянцева-

Задунайского. 1793

Бронза, литье Частное собрание, Санкт-Петербург



2. Модель статуи генерал-фельдмаршала графа П.А.Румянцева-

Задунайского. 1793

Мрамор ГРМ



3. Памятник генералфельдмаршалу графу П.А.Румянцеву- Задунайскому. 1793

г. Глухое Перенесен из имения Ляличи Черниговской губернии в 1866 году

Не сохранился Фотография первой трети XX века


Храм Благодарности представлял собою увенчанную куполом ротонду, которую историки архитектуры связывают с именем Н.Л.Львова. Он же составил и аллегорическую программ) для статуи Румянцева-Задунайского, что сделало ее одним из самых значительных памя- тников русского просветительского классицизма. Фельдмаршал должен был предстать героем-победителем, отсюда антикизированное военное облачение, турецкие трофеи у ног и награды, пожалованные императрицей по случаю успешного окончания русско-турецкой войны. В день мирного торжества Румянцев получил фельдмаршальский жезл – «за разумное руководство», шпагу – «за храбрые предприятия», лавровый венок – «за победы», масличную ветвь – «за заключение мира» и «грамоту с прописанием побед его». При внимательном рассмотрении моделей статуи можно обнаружить как эти, так и другие атрибуты. которые в XVIII веке звучали весьма красноречиво. Согласно иконологическим словарям, крылатый Меркуриев жезл – кадуцей (он виден за щитом с гербом Румянцева) – означал «острот)- разума, красноречие, мир, премудрость, власть и прилежание», оливковый венок был символом мира, а дубовый – служил «ознаменованием заслуг тех, кои своим подвигом спасли жизнь сограждан своих».

Создание этого памятника нашло отклик в стихотворении Г.Р.Державина «Мой истукан» и в лирике поэта И.И.Дмитриева, который написал целую оду «К бронзовой статуе Графа Румянцева, воздвигнутой Графом Завадовским па его даче». Монумент с восторгом описывали и другие современники, посещавшие знаменитые Ляличи. Наполненный произведениями искусства дворец Завадовского они называли «волшебным замком», «златыми чертогами», упоминали и парк, «полный красного зверя: оленей, кабанов, козуль…». К сожалению, после смерти Завадовского его сын продал имение, затем оно переходило из рук в руки, и к началу XX века историк архитектуры Ф.Ф.Горностаев увидел весьма печальную картину: «Все грязно, все валится и гниет <…> в нижнем этаже пасется стадо, укрываясь от непогоды. Судьба не пощадила усадьбы, дом в ужасающем виде, запущен и обречен на медленную гибель» 7* . По словам того же Горностаева, на монументальной статуе Румянцева-Задунайского имелась надпись, в которой было указано, что «памятник проектировал Н.А.Львов, почетный член Академии художеств, модель сделана профессором и академиком скульптуры Рашеттом, отливал: статую из бронзы Га[с]тклу» 8* . Как мы уже знаем, Эдм Гастклу исполнил и уменьшенную бронзовую модель памятника. Это был также выходец из Франции, опытнейший литейщик, отливавший по моделям известных русских скульпторов статуи для украшения императорских резиденций. В 1775-1783 и 1790-1805 годах Гастклу преподавал в Императорской академии художеств литейное и чеканное дело.

Что касается дальнейшей судьбы монумента Румянцеву- Задунайскому, то известно, что один из владельцев Лялич вывез его в смоленскую губернию. Там скульптура находилась до того времени, пока черниговский губернатор князь С.П.Голицын не решил приобрести эту статую для украшения города Глухова (в XVIII веке он был центром административной деятельности П. А.Румянцева-Задунайского как генерал-губернатора Малороссии). В Глухове памятник появился в 1866 году, сначала его поставили на площади, сделав заново спроектированный пьедестал, а в послереволюционные годы перенесли к зданию Краеведческого музея. Во Время Великой Отечественной войны он был утрачен.

Памятник П.А.Румянцеву-Задунайскому – одно из наиболее значительных произведений Ж.-Д.Рашетта, вошедшее в историю русской монументальной пластики. Он появился вслед за знаменитыми конными статуями Петра I работы Б.К.Растрелли и Э.-М.Фальконе и непосредственно предшествовал третьему петербургскому монументу – памятнику А.В.Суворову работы М.И.Козловского. Созданная Ж.-Д.Рашеттом «колоссальная фигура» П.А.Румянцева-Задунайского, как уже говорилось, не дошла до наших дней, и в связи с этим особенное значение приобретают уменьшенные авторские повторения, и в частности прекрасный бронзовый экземпляр, которому посвящена эта публикация.


Примечания

1* Жак-Доминик Рашетт. 1744-1809. Каталог выставки //Государственный Русский музей. СПб., 1999.

2* См.: Карпова Е. Памятник П.А.Румянцеву-Задунайскому (материалы к изучению творчества Ж.-Д.Рашетта // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник-1984. Л., 1986, с. 310-319.

3* Майков П. О портрете фельдмаршала графа Петра Александровича Румянцева-Задунайского // Русская старина, 1916, июль, с. 59, 60.

4 * Музей Первого Кадетского корпуса. Историческая справка. СПб., 1909, с. 8.

5 * Архив князя Воронцова. Т. 12. М., 1877, с. 84.

6 * Там же, с. 253.

7 * Горностаев Ф. Дворцы и церкви Юга. М., 1914, с. 61.

8* Горностаев Ф. Ляличи. Дворец гр, П.В.Завадовского // Груды XFV археологического съезда в Чернигове, 1908. Т. 2. М., 1911, с. 209, 210.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх