Русская камерная бронза в собрании галереи «Старинный интерьер»

Елена Елькова


Русская камерная бронза принадлежит к числу излюбленных предметов коллекционирования. При этом сведения, которые можно почерпнуть об этом явлении в специальной литературе, весьма скудны и разрозненны 1* . Не меньше разочарования принесет попытка ознакомиться с камерной бронзой в каком- либо музее, так как специализированных экспозиций просто нет. Поэтому трудно переоценить инициативу галереи «Старинный интерьер», не только составившей представительное собрание отечественной бронзовой пластики третьей четверти XIX – начала XX века, по и организовавшей специальную выставку – первую в этом роде. Причем речь идет о первоклассных вещах, составлявших некогда одно из самых ценных украшений состоятельных русских домов. Дело не только в том, что цена качественной бронзы была тогда высока, но, прежде всего, в художественном качестве скульптур, создававшихся самыми именитыми мастерами. Впрочем, несмотря на заслуженные высокие академические звания классиков этого жанра, специального художественного образования они не получали. И барон П.Клодт фон Юргенсбург, и «молодой блестящий офицер» 2* Н.Либерих, и подполковник П.Самонов пришли в искусство с военной службы; И.Юшков был шталмейстером императорского двора, А.Обер – недоучившимся медиком, а Е.Лансере и А.Позен – дипломированными юристами. То есть своим бурным расцветом в третьей четверти XIX века русская кабинетная скульптура обязана весьма своеобразному фактору, а именно – дилетантизму своих основоположников. Понятие дилетантизма – в лучшем смысле слова – включало трепетное и благоговейное отношение художника к искусству в сочетании с бережным и любовным вниманием к каждой работе, к каждой детали композиции. Именно дилетантизм с его пафосом точности и верности натуре уберег русскую бронзовую пластику от стилизаций позднего академизма и стал альтернативой безвкусице европейской салонной скульптуры. Именно дилетантскому, любительскому типу творчества соответствовало и стремление авторов к участию в технической части воплощения замысла.

Искусство отечественной камерной бронзы, у истоков которого стоял П.Клодт, окончательно сложилось благодаря творческим достижениям Ли- бериха и Лансере. С 1870-х годов тип русской пластической миниатюры представлял собой фигуративную композицию из двух-трех персонажей, высотой 40-60 см. Фигура человека дополняла какой-либо анималистический мотив жанрово-эгнографического свойства, обычно же это был всадник на лошади. Отдельно отлитые фигуры монтировались на невысоких полых подставках овальной формы. Непременной составляющей образа выступал тщательно проработанный позем – рельефное изображение почвы. Эта деталь – разраставшаяся подчас в многопредметную сценографию действия – проясняет еще одну характерную черту русской камерной пластики – художественную ориентацию на современную ей живопись.

Бронзовая кабинетная пластика быстро завоевала широкую популярность в российских обеспеченных городских кругах. Гостиные частных особняков, казенные квартиры, дворцы великосветской и великокняжеской знати, приемные врачей и юристов украсились работами отечественных скульпторов. Бронзовая миниатюра была прекрасным юбилейным или мемориальным подарком. Так, первая работа Лансере (хранящаяся теперь в ГТГ) была преподнесена великому князю Александру Николаевичу в Казани в 1866 году. Крупные фирмы художественного литья имели в российских столицах, в городах и на ярмарках собственные магазины-салоны. Некоторые предприятия (как мастерская Шопена – Берто) представляла публике фотоальбомы, содержавшие полные каталоги имеющихся в их распоряжении скульптурных моделей (в том числе и в воске).

Когда русская кабинетная бронза заявила о себе как о художественном явлении, началось и ее коллекционирование. Подход к собирательству мог быть разным. Нередко на первый план выступала тематика изображения, и частные собрания кавалеристов и коне- заводчиков стали ядром некоторых современных музейных фондов. Известные русские коллекционеры также включали отечественную бронзовую пластику в круг своих собирательских интересов. Так, работы Е.Лансере хранились у П.Харитоненко, И.Цветкова, Н.Мосолова. Д. фон Дервиза. 3* В 1890- 1900-е годы скульптура малых форм приобреталась крупными государственными музеями России: Румянцевским в Москве, Русским музеем им. Александра III – в Петербурге. В советскую эпоху : значительные коллекции сформировались у А.Гордона (передавшего ее в Третьяковскую галерею), у Е.Степанова, у Т. и Л.Шилиных.

В наши дни коллекционирование камерной бронзовой пластики заметно оживилось. Однако специальный интерес к ней мог быть и гораздо большим и соответствовать тому заметному месту, которое скульптура малых форм занимала в отечественном искусстве второй половины XIX века.



1. П.Н.Тургенев (1854-1912) Идущий в атаку офицер французской конной гвардии

России/Франция, Париж, литье мастерской братьев Сюсс, 1890-е Бронза, литье, чеканка, коричневая тонировка. 57 х 40 х 14,5 Подпись автора «Pierre Tourgueneff», гравированная марка литейщика «Susse Fes EDts Paris» (Susse Freres Editeurs, Paris)



2. П.А.Самонов (1863- ?) Бедуин на бегугщем верблюде

Россия, С.-Петербург, литье фабрики К.Ф.Верфеля, конец 1880-х Бронза, литье, чеканка, коричневая тонировка. 38 х 47 х 17 Подпись автора «SCULP.Samonoff», гравированная марка литейщика «Fa.br. C.F.Woerffel. St.Petersburg»



7. Проводка кавалерийской лошади

Модель конца 1870-х – начала 1880-х. Россия, С.-Петербург, 1880-е Бронза, литье, чеканка, патинировка. 26 х 27,1 х 9,5 Подпись автора «Лъпилъ Е.Лансере»



Н.И.Либерих (1828-1883)

3. Русская борзая собака

(«Этюд борзой собаки», Лондонская Промышленная выставка 1872 года) Россия, С.-Петербург, около 1870 Бронза, литье, чеканка, коричневая тонировка. 29,5 х 41 х 15 Подпись автора «Н.Либерихъ»



4. Струнка волка

(Академическая, выставка 1861 года) V Россия, С.-Петербург, отливка фабрики К.Ф.Верфеля, 1860-е Бронза, литье, чеканка, темная тонировка. 28 х 41,5 х 30 Подпись автора «Lieberich» и марка литейщика «Fa.br. C.F.Woerffel. St.Petersburg»


Е.А.Лансере (1848-1886) 5. Всадник на английской лошади с собакой. Модель 1884 Россия, С. -Петербург, отливка фабрики Н.Штанге, начало 1890-х Бронза, литье, чеканка, патинировка. 26,5 х 22 х 11,5 Подпись автора. «Е.Лансере 1884», маркировка бронзовщика «отл. Н. Штанге»


6. Чумак с возом («Чумак молодой, лежащий на нагруженной кожами малороссийской телеге, запряженной, парою волов», Академическая, выставка 1870 года) Россия, С.-Петербург, отливка фабрики Ф.Шопена, 1870 Бронза, литье, чеканка., коричневая тонировка. 21,5 х 52 х 19,5 Подпись .автора: «Лъпплъ. Е.Ланесре. 1870», литейщика – «Ф.Шопенъ» и контрольный штамп льготы Министерства финансов «ОТБ МФ / 1870 / на 10 летъ»


Примечания

1* Приятное и полезное исключение составляет монография Л.Н.Гончаровой о русской бронзе (кстати, недавно переизданная, с большими содержательными дополнениями. См.: Левинсон Н.Р., Гончарова Л.Н. Русская художественная бронза XIX века. М., 1958; Гончарова Л.Н. Русская художественная бронза XIX века. М., 2001.

2* Бутович Я.И. Каталог моей жизни // Наше наследие, 1997, № 42, с. 101.

3* Стоимость камерной скульптуры бронзового литья, зависела от ее размера, и классический вариант двухфигурной конной статуи обычно расценивался в 25.0, а к концу столетия – в 350 рублей. Для сравнения, латунные самовары на рубеже веков стоили от 4 до 15 рублей, литые бронзовые подсвечники ценились от 80 копеек до 3 рублей 50 копеек, десятипредметный письменный прибор продавался за 36 рублей, а в авторском исполнении – не менее чем за. 75. В соотношении же с прожиточным минимумом в России второй половины XIX века сумма в несколько сотен рублей составляла, естественно, огромный капитал. См.: Цены по прейскуранту акционерного общества Н.Феттер и Е.Гинкель. Москва.. Б./м. и б./г.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх