«Нас так сильно интересует все, что вы делаете, а при этом мы ровн...

«Нас так сильно интересует все, что вы делаете, а при этом мы ровно ничего не знаем!»

(Фирмен Жемье Письмо к В.Мейерхольду от 10 декабря 1927)

Гастроли советских трупп и, в частности, театра под руководством Мейерхольда, прозванного «театральным дьяволом» 30* , надолго запомнились французской публике. Девятью годами позже драматург А.Р.Ленорман, осуждая советское правительство за закрытие ГосТИМа, напишет потрясающие строки: «Парижане, которые побывали в июне 1930 года на представлениях «Леса» Островского и «Ревизора» Гоголя, помнят их до сих пор! Если, как однажды в шутку предположил Гастон Бати, в раю существует уголок, где самым лучшим постановкам уготована вечная жизнь, там, в этом прибежище бессмертных, наверняка найдется место для нескольких спектаклей Мейерхольда, в частности для любовной сцены из «Леса» 31* . Пьер Бост, посмотрев «Ревизора», восклицает: «Впечатление такое, будто перед гобою хор или оркестр. Отчего ни один из наших режиссеров ни разу не сумел добиться такой четкой слаженности в действиях актеров?» 32* Впрочем, восхищение смешивается с сожалениями: «Теперь нам трудно будет не скучать на представлениях парижских театров, глядя, как на огромной сцене два-три персонажа пьют чай на расстоянии десяти метров один от другого…» 33* .

Критики, даже самые недоброжелательные, не могут не признать открытий, сделанных Мейерхольдом; среди них в первую очередь поэтический язык режиссуры, умение работать с разными типами пространства, порой до крайности сжатого, как знаменитые «фурки» в «Ревизоре», танцевальность движений, музыкальность реплик. Благодаря исканиям театральных реформаторов начала века и материальной помощи государства театрам и театральным училищам, советский театр настолько превзошел театр французский, что гастроли ГосТИМа, несмотря на произведенное ими сильнейшее впечатление, не оказали никакого воздействия на французскую театральную практику.

Большинство парижских зрителей, присутствовавших па русских спектаклях, отмечали в игре актеров прежде всего чувство ансамбля, мастерскую постановку коллективных сцен, умение исполнителей прислушиваться к партнерам (зачастую весьма многочисленным) в каждое мгновение сценического действия. На сценические формы российского театра оказали воздействие один за другим несколько существенных факторов: сначала драматургия Чехова, перенесшая акцент с отдельной личности на целую группу персонажей, затем революционные утопии и исторические события, которые открыли доступ и па сцену, и в зрительный зал народному хору, как реальному, так и вымышленному. Для того чтобы игра актеров (в отношении ритма, движений, вокала, музыки) была по- настоящему слаженной, они должны не только обладать виртуозным мастерством, но и подчиняться строгой дисциплине (впрочем, не в ущерб индивидуальности каждого), единой воле – воле разнообразно одаренного режиссера, который умеет работать не только с текстом пьесы, но и с различными видами искусства, используемыми в ходе постановки.

Таковы были первые театральные уроки, преподанные русскими артистами французам. Уроки эти были желанными. Парижские гастроли ГосТИМа были организованы Фирменом Жемье, который возглавлял основанное в 1927 году Всемирное театральное общество 34* и надеялся превратить Париж в «театральную столицу мира». «Уроки» эти русский театр продолжал преподавать французскому вплоть до 1970-х годов и, в еще большей степени, после 1988 года. Причем самое сильное впечатление на французов по-прежнему производили целостность спектакля, отточенность актерской игры и мастерство постановщика. Существование мифа о тотальном искусстве, начало которому положили «Русские балеты», продолжили парижские гастроли Таирова и Мейерхольда. Прошло несколько десятилетий, и вот уже в 1990-е годы организаторы турне русских театральных коллективов во Франции попытались вдохнуть новую жизнь в такой культурный концепт, как изобретенные Дягилевым в начале века «Русские сезоны»…

Перевод с французского Веры Милъчиной Перевод авторизирован


Примечания

1* Apollinaire G. Anecdotiques //Apollinaire G. Oeuvres completes. T. 2. Paris, 1965, p. 388.

2* Priacel S. Meyerhold et le theatre russe contemporain a Paris // а LArt vivant, 1930, 15 aoul, № 135, p. 607.

3* Спектакль этот был поставлен, несмотря на протесты Л. Су- лержицкого, которого французская театральная, практика приводила в отчаяние. См.: Сулержицкий Л. Письмо К.С.Станиславскому от 21 февраля 1911 г. // Сулержицкий Л. Повести и рассказы. М., 1970, с. 476~478; Сулержицкий жалуется здесь на адские трудности и грубости, с которыми cm столкнулся, ставя этот спектакль в Париже.

4* Copeau J. C.Stanislavski // Nouvelles litteraires, 1933, 21 janvier.

5* Lugne-Poe A. // Eclair, 1922, 21 decembre.

6* Lugne-Poe A. // Journal, 1922, 9 decembre.

7* В программу этих гастролей входили «Иванов», « Три сестры », «Трактирщица», «Братья Карамазовы».

8* Schloezer В. de. Le Theвtre d 'Art de Moscou // La Nouvelle Revue fransaise, 1923, 1 decembre.

9* Priacel S. Meyerhold et le. theatre russe contemporain а Paris. Op. cit., p. 607.

10* «Федру» Камерный театр играл; в переводе и обработке В.Брюсова и в декорациях А.Веснина; «Жирофле Жирофля» Ш.Лекока – в декорациях Г.Якулова. Кроме того, в 1923 году Таиров привез в Париж «Адриенну Лекуврер» Скриба (художник Б. Фердинандов ). Таким образом, в репертуаре Камерного театра присутствовали французские пьесы – в отличие от Художественного театра, чей репертуар был по преимуществу русским. В 1930 году Камерный театр привез «Любовь под вязами» и «Негра» Юджина О'Нила, а также «Грозу» Островского в декорациях братьев Стенбергов.

11* Boissy G. // Comedia, 1923, 12 mars.

12* Antoine A.// Comedia, 1923, 11 mars.

13* Lefebvre G. // LIntransigeant, 1923, 1 mars.

14* Comedia, 1923, 23 mars.

15* Levinson A. Pylade chez Roscius // Comedia, 1923, 12 mars.

16* Уайтмен дирижировал джазовым оркестром.

17* L' Ordre, 1920, 20 juin.

18* Le Theatre Meyerhold au Theatre Montparnasse // Revue Hebdomadaire, 1930, 12 juillet.

19* Lugne-Poe A. Meyerhold decharne // Le Figaro, 1930, 2 juillet.

20* Jouvet L. Defense de Meyerhold // Paris-Soir, 1930, 12 juillet; рус. пер.: Защита Мейерхольда // Мейерхольдовский сборник. Т. 2. М., 1992, с. 132-134.

21* Antoine А. // l'Information, 1930, 24 juin.

22* Он играл Хлестакова вместо Эраста Гарина, который не участвовал в гастролях.

23 * Bravo, 1930, Juillet.

24* Treich L. Meyerhold au Theatre Montparnasse // l'Ordre, 1930, 20 juin.

25* Jouvet L. Defense de Meyerhold. Op. cit.

26* Comedia, 1926, 19 juillet.

27 * Treich L. Meyerhold au Theatre Montparnasse // l'Ordre, 1930, 20 juin.

28* Jouvet L. Defense de Meyerhold. Op. cit.

29* Jouvet L. Meyerhold et le public russe // Bravo, 1929, 6 decembre. О гастролях Мейерхольда в Париже см.: Picon-Vallin В. Meyerhold. Paris, 1999, p. 335-337. (Les Voies de la. creation theatrale. Vol. 17). Следует назвать в этой связи также имена Отан-Лара и Стефана. Приаселя, критика, близкого к коммунистической партии, который посвятил Мейерхольду весьма проницательные статьи.

30* Lugne-Poe A. Meyerhold dechaine // Le Figaro, 1930, 2 juillet.

31* Lenormand H. Meyerhold en prison //Le Figaro, 1939, 11 juillet. Ленорман имеет в виду знаменитую сцену с «гигантскими шагами».

32* Le Theatre Meyerhold au Theatre Montparnasse // Revue Hebdomadaire, 1930, 12 juillet.

33* Antoine A. // LInformation, 1930, 24 juin.

34* В Почетный комитет, призванный курировать гастроли. ГосТИМа во Франции, вошли Фирмен Жемье, Гастон Бати, Жорж Питоев, Шарль Дюллен и Сидней Росс, тщетно пытавшийся устроить Мейерхольду турне по Соединенным Штатам.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх