Интервью с группой "Кретинические дни"

Ольга: При каких обстоятельствах образовалась ваша группа?


Гадость: Группа образовалась в феврале 1998 года. А началось все с того, что мы с Бузыкановой обожрались пива и Ольга стала жаловаться, что она играет в попсовой команде "Am I Sexy?", где ее никто не понимает и не ценит. А она хочет делать свою музыку. А я в это время играла в скиновской комманде, и мне к этому времени все это порядком поднадоело. И тогда я предложила Ольге, чтоб мы вместе в музыкальном плане стусовались. На следующий день я пришла к Ольге со своей гитарой, показала ей свои песни, которые у меня были. Это было немного не то, что хотелось Ольге в этом случае (смеется), и она дала мне текст песни "Стакан портвейна", и мы тут же придумали музыку.


Ольга Бузыканова: Мы сидели и не понимали друг друга.


Гадость: И с того момента начали потуги по созданию группы. Ольга хотела чисто женскую панк-группу, и мы стали искать вокалистку и гитаристку. Перепробывали кучу людей — Ворона, Долли, Зеленка, Антон, Джек, Ульяна. В конце концов мы пришли к выводу, что на вокале будет Гоголь (Толик). Осталось только найти гитаристку, которая не найдена по сей день. В результате постоянный состав у нас — только я, Ольга и Гоголь. Первый концерт у нас был 1-го Апреля 1998 года в "Джерри Рубине". Получилось все очень классно. На гитаре играла Ульяна (до недавних пор). Летом мы записали альбом, за что огромное спасибо Шульцу. Он нам очень помог. Альбом называется "Без башни" (1998). На данный момент он повис в воздухе, потому то мы довольно малоизвестная группа и просто боялись, что мы не пидорасы (Смеются). В этом году мы собираемся делать новый альбом. На концертах происходит такой бардак, что клубам не выгодно нас приглашать.


22.02.98. Часть, первая (в смысле вторая).

Сидим у Гоголя и Ольги на кухне. Гоголь варит суп. Из другой комнаты доносится оглушительное Prodigy.


Ольга: Как ты понимаешь панк?


Гоголь: Панк — это история панк, панк — это музыка панк, это одежда панк, это стиль панк. Это целое направление не только в музыке, не только в культуре… Панк — в переводе с китайского на греческий, означает — панк.


Самокат ("Satan Claus"): По моему с японского…


Г: Да, да. С японского на татаро-монгольский. Еще когда татары нападали на кацапов, они кричали: "Панка, панка!" и гасили их.


О: Как ты понимаешь панк как музыкальный стиль? Что здесь более о, музыка, слова или энергетика?


Г: Смотря в какой стране, смотря в каком обществе. Мы сейчас живем в таком обществе и в такой стране… я не люблю эту страну. Какое-то дерьмо! Эта страна не приспособлена для меня. Поэтому я агрессивно отношусь к этому обществу.


О: В чем это выражается?


Г: Это выражается в словах. Но я же не должен быть хамом. Любой алкоголик, если он ругается матом, что же, значит, он панк? Разве в этом выражается его презрение к обществу. Да ни хрена! Просто у него культура такая, он больше слов не может найти, потому и ругается.


О: Панк как музыкальный стиль?


Г: Как музыкальный стиль, панк должен все время искать что-то новое. Если музыка будет такая же как 15 лет назад — это будет неинтересно. Сейчас панком много что называют. «Prodigy» тоже называют панком, потому что они нашли новые границы восприятия, мировозрения. Появляются новые музыкальные инструменты. Чем дальше, тем прогрессивнее становится музыка, как в панке так и в любом другом стиле (кроме попсы конечно).


О: А что по поводу текстов в панк-роке?


Г: Тексты должны быть понятными, злобными. А вообще смотря какая музыка. Во-первых, надо знать тему, что ты вообще хочешь доказать. Если ты пишешь злобный, оскверняющий текст: "Я ненавижу прохожих!" — то и музыка должна быть соответствующей. Конечно, некоторые экспериментируют под тяжеляк: "Я вчера съел свои кишки-и-и-и!!!" (грозно блеет) Это забавно, но раз на раз не приходится.


О: Что ты можешь сказать о панке как стиле жизни?


Г: Если панк не стиль жизни, что это за панк? Это типа Аллы Пугачевой. Вот она такая вся — е-е с гастритом, старая, а когда на сцену выходит: "О, я девочка, мне 20 лет, ие!" А со сцены уходит — "О, блядь", за клюкой поперлась. Она так себя ведет, она играет. В жизни так нельзя. Я же не могу так — на концерт ирокез себе выбривать, а после концерта — раз такой, побрился: "О, вы знаете, мне надо в институт!" Если уж ты панк, то должен выглядеть соответствующе. Панк — это ведь и мода. Модельеры, которые экспериментируют в области ярких расцветок… кислотники, они ведь тоже взяли за основу стиль — панк.


О: А в чем панк как стиль жизни выражается?


Г: Во-первых, это протест против общества. Ты не согласен с этим обществом. Если бы я был согласен с этим обществом, я бы одевался нормально, работал бы, завел бы себе жену, она родила бы мне детей, пошел бы по социальной лестнице.


Ольга Бузыканова: Панк — отброс общества. Панк — говно, вышел из говна и вокруг все говно. Вот тебе и панк весь.


Г: Можно вести себя по отношению к обществу вызывающе — плеваться… (обращаясь к Самокату) Я сейчас в тебя плюну, тебе приятно будет? По панковски?


С: В рыло дам.


Г:(обращаясь ко мне — Ольге) Слышь, ты че делаешь?


С: Пьешь!?


Г: Слушай, она, что больная, что-ли?


С: Что, с ума сошла!?


О: Да подождите, отвечай на вопрос…(общий смех)


Г: Сразу видно — панк! (торжественно объявляет) Она только, что выпила масло "Johnson's baby".


О.Б.: Да? (общий смех) Это вот по-панковски.


Г: Ты панкуша!


О: Не всем же водку пить.


О.Б.: В следующий раз мы тебя огуречным лосьоном накачаем.


Виталик: Кочерыжками с нитратами(общий смех)


О.Б.: И бубликами с тараканами.


О: Ну так, панк как стиль жизни?


О.Б.: Ты для общества — говно и общество для тебя — говно.


Г: Слушай, что ты со своим обществом доебалась?!


О.Б.: Надоели уже все, ублюдки!


О: Некоторые считают, что быть панком — питаться на помойках… (общий гам)


О.Б.: А неплохо, между прочим.


С: Иногда, кстати.


О.Б.: В помойках знаешь сколько нужных вещей.


Г: Главное, не ронять собственного достоинства. Я могу копаться в помойках. Но когда стоит толпа и пялится — для меня это впадлу. "Ой, ребеночек, смотри, вот это панки". И я сразу полез в помойку. Я не люблю выпендривагься. Панк должен делать все для себя, а не на показ. Не для общества. Носить ирокез не для толпы. "А, смотрите ирокез!" — толпа пионеров попадала в обморок и начали на следующий день ходить такие же. Есть толпы пионеров, для которых панк — кумир. Для меня кумиров нет. Кумиром должен быть я сам для себя, потому что я крутой музыкант, правильно?


О.Б.: Кумир не должен присутствовать, на самом деле, у панка никогда. А все кумиры — дерьмо.


Г: У нас много людей, которые создают себе кумиров. Кумир, предположим, сосед, у которого есть машина и телевизор «Samsung». "Так, значит надо сделать так же как и сосед".

(общее обсуждение этой темы)

Короче, козлы эти кумиры… (общий смех) Кумиром я, предположим, согласен быть… А где ложка-то не пойму? (Варит суп)


О: Некоторые считают, что панки еще больше, чем нормальные люди заморочены на внешнем виде, что бы выглядеть вызывающе, эпатирующе… про панк как стиль жизни ты, что гонишь… непонятно.


О.Б.: А в этом и весь смысл (смеется).


Г: Например, я считаю некрасивым одеваться на Алексеевской — в магазине и "Мир кожи". Я не хочу, чтобы одеждой я походил на соседа, а сосед походил на своего директора, а директор… Я хочу от них отличаться, потому, что это моя личность. Одежда — это тоже состояние души человека. Когда у меня депресняк, я одеваю одну одежду, когда веселое настроение — другую…


О.Б.: Самое главное уши проколоть… (Вечером накануне, Ольга проколола Гоголю 6 дырок в ухе)


С: Можно еще и брови выщипать.


О: Что еще можно сказать по поводу панка?


Г: Вот я сейчас распространяюсь о панке, как последний совок. Панк не должен ничего говорить о панке. Панк должен, что-то делать.


О.Б.: Закрытая тема.


О: В чем отличие панка от рока?


О.Б.: Рок более широкое понятие, а конкретного лица он не имеет. Рок — это косуха, (смеется) (Спор на эту тему между Ольгой Б. и Виталиком. Гоголь кричит умильно-стебным голосом: "Это кто наехал на "Аквариум"?! БГ forewer!!!")


О: (добившись внимания) Должен ли панк-рок нести опасность для общества?


О.Б.: Да нет, ты что! Зачем дураков лечить? И так все понятно. Какую опасность, на самом деле. Кому чего докажешь?


Г: Что такое опасность? Опасность для общества представляют маньяки, которые бегают и не с того, ни с сего дадут тебе по башке, и думать не будут. (Ольга Б., Гоголь и Самокат орут в 3 голоса про опасность, тексты и кровно-родственную общину)


О: То есть общество само по себе, а панк сам по себе?


О.Б.: Как можно отделить себя от общества, когда например, идешь в магазин, а тебя окружает общество…


С: Можно например, уйти в пещеру…


О.Б.: (продолжает) Бабка какая то пристанет:


Г: (старческо-маразматическим голоском) "А шо ето у тебя волосы красныя?"


О.Б.: Я же не могу ее просто так послать. Я знаю, что она дебилка реланиумная. Ее прет и она со мной говорит. Я же не могу ей опасность, какую то сделать, или отделить себя от нее.


Г: Когда панк будет опасен, он возмет ружье и будет… Ведь ты же идешь против общества, правильно? Ты ненавидишь это общество и поешь: "Вы козлы, я ненавижу вас". Панк будет опасен, когда он возьмет автомат и станет стрелять во всех подряд. Это уже называется грань. Это же психика. Что значит отнять у человека жизнь? Иногда общество представляет для нас угрозу. Они нас бьют, не мы их. "Слушай, а че это у тебя, а че ты такой, бля, красивый. А ну иди сюда!" Вот гопник идет — на нем что? Шаровары (общий смех), Adidas, с пумпоном шапочка (сейчас это модно), в дубленочке… Идет панк — на нем что? Джинсы разноцветные, или не разноцветные, или вообще хуй знает, что на нем. На ногах — хаки или тоже хуй знает что. Косуха — не косуха, куртка не куртка, тоже раскрашенная, или нет. На голове бардак, или шапка какая-то неопределенная. Они все разные. А гопники, обычные люди — ничем не отличаются. Такое ощущение, что стоит большой станок и штампует их. Тыщ-пх, тыщ-пх, тыщ-пх… А панк? Что сломался? Брак — вылез из бака… А эти как близнецы — инкубаторские. Какие у нас по телевизору главные вещи — тампакс, спикере пожрать и хорошим шампунем башку вымыть и соусом залить. А, еще спрайта обпиться! Что еще нужно? Они так и делают. Все это потребляют.


О: Как в панке проявляется бунт?


Г: Если панк слишком лезет в общество, это называется политика. А это уже не то. Стань конце концов депутатом, как Жириновский и доказывай. Политику можно всегда пинать, но не лезть туда. Я же не смогу собрать народ под своим знаменем и повести на Белый Дом. Кого сгонять? Ельцина — придурка? Кого еще то? Я же над ними смеюсь! А шутов обычно не бьют. Они все больные люди и не мое дело их лечить. Есть армия…


О.Б.: Главное, действительно, чтобы знало побольше народа, что политика — это полное говно. (Разговор постепенно перерастает в обсуждение творчества Димы Маленького и его соотношение со строительством ракет)


О: Отношение к анархии.


Г: Что такое анархия?


О.Б.: Мать порядка (общий смех).


С: Отец содомического угара.


Г: Анархия — просто красивый символ. Утопия еще та, как коммунизм.


О: Зачем вы занимаетесь музыкой, панк-роком?


Г: Дурак… (общий смех)


Г: Да больше делать нечего. Хобби. Кто-то марки собирает… (общий хохот). А кто-то группы, в которых он играет. (Гоголь был барабанщиком в группах: "Ногами на сиденье", "Анархическое сопротивление", "Взрыв ненависти", «WOWA», "Pig Bastards", "Satan Claus", басистом в группе «Purgen» и вот теперь он вокалист в "Кретинических днях")


С: Музыкальный проститут. (общий смех)


Г: Я чувствую, что умею играть и у меня потребность в этом. Если бы я умел рисовать — рисовал бы. Если бы умел сочинять стихи — писал бы. (Люди минут 10 обсуждают все аспекты творчества Пушкина А.С.)


О: Что ты можешь сказать об отличии нашего панк-рока от западного?


Г: Совковостью. У них есть свобода. Даже у панка есть свобода. У них существует понятие — свобода личности. Мент не имеет права тебя обыскивать без веских на то причин — вот положил в пакет, что угодно, хоть опиумную настойку и пей ее потихоньку, пока никто не смотрит. У них есть понятие личной территории. А у нас (изображает мента): "Так, ну-ка иди сюда! Волосы красные? В каталажку, бля! Статьи нет? Сейчас найдем". И все… Или идешь домой пьяный… Кого ебет? У нас: "Иди сюда! В вытрезвитель". Тебя зачем-то вымоют, а потом еще за это счет пришлют. Понимаешь, и панки у нас такие же пошли… Сейчас у нас новая волна панк-рока. Мы не те панки, которые были в 80-х годах. Тогда народ уже перекормили демонстрациями, надоел уже этот Ленин повсюду, надоела работа. А не хочешь работать — иди в тюрьму. За тунеядство тогда сажали. А сейчас у нас новая волна, более агрессивная. Сейчас — не хочешь работать не работай. Хочешь жить на помойке — живи на помойке. Сколько сейчас бомжей. Сколько сейчас панков, которые тусуются… Может они действительно настоящие панки, а я вот сейчас треплюсь, а сам работаю, имею квартиру, газ, свет… А пожалуйста, раз ты такой деловой, против общества — не плати за газ, за воду, не живи в квартире, не работай. Питайся на помойках. Живи, тусуйся! Ты же панк!


Минута тягостного молчания. Общий смех.


О: Какие основные течения ты можешь выделить в Российском и Западном панк-роке?


Г: Хорошая музыка и плохая музыка.


О.Б.: Честная музыка и дурная музыка. Я не могу понять людей, которые называют себя панками, но в то же время пытаются извлечь из музыки выгоду. Панк выгоду не ищет никогда. А это все дерьмо. Кто высасывает из пальца, чтобы заработать на этом деньги, тот уже говно сам по себе. Ни музыкант, никто, а просто нашел себе работу. Вот, мол, нравится играть на инструменте, ага, значит любимая работа и надо с нее бабки получать. Понимаешь? Вот что хуево-то! А самое хуевое, что такие группы заявляют, что они панки. Даже еще хуже, они пытаются из движения панк сделать коммерцию. Музыканты? Да, пусть делает кто то на панке, пусть пользуются панком… Но чтоб сами музыканты?.. Это уже не ПАНК, это типа Димы Маликова или "Мумий Тролля".


О: Чем московский панк-рок отличается от питерского?


Г: Я не знаю питерский панк-рок.


О: Как изменился панк-рок после перестройки?


Г: Сломался железный занавес, мы получили доступ к информации. Стали слушать другие группы, для нас появилось больше музыки. Она стала профессиональней, интересней… Раньше существовал приоритет слов, а теперь, мне кажется, большее значение имеет музыка. (Если уметь играть!) Раньше все было по подвалам, а теперь появились бары… новые русские…


О: То есть мы вливаемся в западный мир?


О.Б.: Мы не вливаемся, мы делаем свое…


Г: Умом Россию не понять… Мы никогда, никуда не вольемся, потому, что мы — РУССКИЕ. А русских хлебом не корми, дай в чужом огороде покопаться.


О: Ваши пожелания панкам и всем людям, которые будут читать эту книгу.


Г: Честности…


О.Б.: Антагонизма по отношению к обществу. Всегда быть против.


Гадость: Чтобы все, кто прочитают эту книгу, не гнались за модой, ничего из себя не строили, и были такими, какими они есть.


Гоголь. Январь 1999 года. Постскриптум.


Сейчас, спустя год, появилось слишком много альтернатив. Западная мода внедрилась в Россию.

Если год назад я обсирал Егора Летова, то теперь я ему завидую. У нас не осталось ничего русского. Мы стали слишком МТVшными. Панк-рока больше не будет.

Смотрите «OFFSPRING» — "Pretty Fly For A White Guy…" исем большой привет.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх