Интервью с Гусем и Ящером

Группа To.Da.Sёё. / Defekator (живой проект)


Ольга: Представь свой коллектив…


Гусь: Ну, вот я — Гусь, вокалист, автор песен и аранжировщик. Порой и свою музыку сочиняю. А это вот Ящер. В "То да се" он шоу-мэн, а в "Defekator'е" — барабанщик.


Ящер: Да, еще я прикольные, плановые идеи подгоняю.


О: Когда и при каких обстоятельствах образовался твой проект?


Г: Сначала, в 1992 году образовалась «Медуза» — акустический проект, в котором участвовал я и Сэм (в дальнейшем бывший гитарист "Satan Claus"). В те годы нам нравилась группа "Х.З." и очень привлекала ненормативная лексика, захотелось самим поприкалываться. И доприкалывались до тех пор, пока не рассорились. Оставшись один, я начал петь под аккомпанементы проигрывателя с зацарапанными пластинками. А когда у нас в районе прокладывали водопроводные трубы, я ходил туда и орал в них шаманским голосом, записывая на магнитофон. Потом в 1996 году дома появился мультимедийный компьютер, начал его осваивать и, освоив, принялся сочинять свою музыку и подбирать чужую. Вот так и появился проект "То да сё". Поначалу я всего лишь играл музыку, не решаясь петь, но люди просили: "Ты лучше еще и пой, может с вокалом лучше будет?" Сначала вокального творчества голос был непоставленный. А потом (на втором альбоме) голос сам собой начал потихоньку ставиться. На сегодняшний момент записано 9 часовых альбомов и два сборника старых переделанных вещей. Вот появилось большое желание замутить чисто живой проект, который в принципе уже существует — «Defekator», но очень медленно двигается, потому что кризис в стране. Просто я люблю баранки, и другие люди их тоже любят, но только едят у себя дома в чулане, а надо бы вместе их хавать. И играть вместе надо чаще… А что касается компьютерного проекта, то я его бросать не собираюсь и сейчас пишу новый альбом. Однако в последнее время делать это стало трудней, потому как кризис в стране! Веселые и забавные идеи понемногу умирают и превращаются в едкий сарказм. Да, с юмором сейчас сложновато, а ничего другого я петь не хочу. Какие в жопу серьезные заморочки, любовь-морковь, политика… От политики в жизни уже и так деваться некуда, а то еще и петь о ней… Тьфу…!


О: А что в музыкальном плане представляет твой проект?


Г: Пародии… Если при этом начинаю смешивать другие стили, то это мы с Ящером назвали Gloom-core — если тяжеленькое и San-techno — если с элементами рэйва.


О: Какие группы повлияли на твое творчество?


Г: Ну, в первую очередь "Х.З.", текста я стараюсь писать юморные и при этом без пошлятины. А в музыкальном плане — The Prodigy, я больше предпочитаю писать панк-рок, а не рэйв. Потом — NOFX, Toy Us, Bad Religion, Monsters (малоизвестная псайхобильная банда). М. Боярского очень уважаю, Boney-M, Mark-Oh, да и много других исполнителей, из разных направлений…


О: А откуда такое название "То да сё"?


Г: Это мы вместе с Ящером придумали… в 1995 году…


Я: Мы делали свой журнал и там напечатали глумное интервью с несуществующей группой.


Г: А в качестве фотографии использовали фото Брюса Ли и еще какого-то крэнка. Там у одного хаер был в виде бомбежки, а у другого некий ирокез и мы решили, что эти китайцы подойдут!


Я: На самом деле, это кадр из фильма, где они учиняют бойню, а мы просто отрезали нижнюю часть фотографии…


О: Для чего ты занимаешься музыкой?


Г: Странный вопрос… У меня есть ощущение, что это мое призвание. Я без музыки просто не могу. Для меня поломка «плеера», тоже самое, что и смерть близкого человека или там если запретить пить пиво.


О: Расскажи вкратце о себе, чем занимаешься помимо творчества?


Г: Ух, даже и сказать нечего… работаю на двух работах, что отнимает у меня хоть минимум свободного времени, но и приносит минимум филок. А в свободное время я пью пиво, курю траву и валяю дурака вместе с Ящером и прочими другими девками.


О: А как ты увлекся панк-роком?


Г: Просто, лет 6–7 назад послушал "The Exploited". И машина заработала…


О: Как ты понимаешь панк-рок?


Г: Если рассматривать его как образ жизни, то я почти отошел от его атрибутов. Допустим, захочу в туалет в общественном месте, где нельзя, но очень хочется, то я терпеть не буду. Или если я голодный, то не побрезгую ништяками. А специально, ради того, что это «панк» я ничего делать не буду. Так же и в плане прикидов и хаера. На хрена мне ирокез и клепанная косуха? Я одеваюсь в то, в чем мне удобно и никому ничего доказывать не собираюсь. А ежели панк-рок рассматривать как музыку, то это просто прикольная музыка (моя любимая). Веселая, безшабашная и не напряжная в отличие от хэви-металла.


О: Какую, по-вашему, роль в панк-роке играет идея бунта?


Я: В начале, когда панк-рок только зарождался, идея бунта была на первом месте, а сейчас, по-моему, это просто музыкальное направление, активно развивающееся и заимствующее что-то из других музыкальных стилей.


Г: Я бы сказал так: панк-рок как движение в России неуместен, но он нужен здесь как нигде в другом месте! Все что касается бунта, он нужен здесь в России, по тому, что мы живем не то, чтобы плохо… но так неправильно, так убого и задавленно. Поэтому это как то нужно менять, хотя бы и с помощью панк-рока. С его помощью конечно нельзя изменить политику государства, но можно изменить массовые взгляды на нее…


Я: Действительно. Я считаю, что сейчас в России складывается такая же ситуация, как в Англии в середине 70-х годов. Поэтому как раз в России, бунтарский панк наиболее необходим, а на Западе это давно уже превратилось в одно из музыкальных течений, такие же как и metal, techno или даже попса.


Г: Панк-рок легализовали сделав из него муз. шоу — культуру, из котором и вылезают такие как "Green Day" и прочие. Собой эти группы заслонили оставшиеся серьезные бунтарские команды. Говорят, что панк-рок умер, но вот именно везде он умер, а в России он только рождается, благодаря Ельцину и К


О: Должен ли панк-рок нести опасность для общества?


Я: Смотря какого общества… (улыбается)


Г: В своем роде, вся эта панк-агрессия не злобная. Все идет из глубин души: "Да пошли вы все на х…!" Иногда от недостаточно хорошего образа жизни. Не которые люди становятся панками, для того чтобы выжить.


О: Как ты относишься к Анархии?


Г: Точно не знаю… Я вообще все, что связано с политикой (Анархия — это политическое движение), просто игнорирую или высмеиваю. Лучше спроси, как я отношусь к травке!


Я: Анархия — это антиполитическое движение и в душе я с ней согласен, однако не считаю себя анархистом. Анархия — это утопия, такая как коммунизм, и ее никогда не будет. Мне, можно сказать, из всех политических направлений анархия ближе всего. Но я осознаю, что анархии никогда не будет, хотя сам в одно время состоял в анархической партии.


О: Как ты считаешь наша страна предрасположена к появлению панков?


Я: Да, даже Джоанна Стингрей, приезжая в Россию, говорила: "У вас тут настоящие панки!" Но в последнее время у меня изменилось мнение на счет панк-рока. По-моему, среди современных, новых панков очень много дебилов, которых нельзя назвать панками. Но можно назвать распиздяями бомжовского склада: специально роются в помойках — для понта…


Г: Да и портят все ништяки, прожуют и выплевывают…


Я: Я, например, могу из помойки, что-то вытащить, пожрать или одеть, но при условии, что я буду очень хотеть жрать и у меня не будет денег, чтобы это купить. Но ради показухи, это делать… я считаю уже не панк-рок, а гнилые понты. Для меня панк-рок не такой я считал его раньше: "Это антиискусство, это отрицание всего!.." Сейчас я считаю, что панк-рок — это одно из направлений искусства, такое же как любой другой стиль в музыке и также имеет свою атрибутику и соответствующий стиль жизни.


О: Что бы вы могли пожелать панкам?


Г: Побольше читать хорошей информации, лучше разбираться в музыке и лучше играть самим. Забудьте о героине — это не панк-рок! Сид Вишиус облажался…


Я: Я бы пожелал панкам, чтобы каждый был самим собой. Не просто типа: "Раз я панк, я должен там то-то, тут сё-то…" Пускай они делают то, что им хочется. Просто не надо сковывать себя рамками.


Дискография

1996 "Один"

1996 "Больные и здоровые"

1997 "Препративный Я!"

1997 "Мудацкие песни"

1997 "Расчлененные тушки"

1997 "Невероятное возникновение фекалии"

1997 "Наизнанку…или путешествие в тотальный проход"

1997 (сборник вещей из альбомов с 1 по 9) "Всякое"

1997 (с 1 по 6) "Полторы кучи для Македонского"

1998 "В засаде"

1998 "Только для своих"

1999 "Ненормативная лекция"






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх