Интервью с Самокатом и Ящером. Группа "SATAN CLAUS"

21.01.98; 22.02.99


Ольга: Когда и при каких условиях образовалась группа?


Ящер: Сначала я познакомился с двумя людьми — Слоном и Борманом Мы решили создать группу. Я играл на басу. Однажды, возле магазина «Ноты» я познакомился с Гансом, и мы его взяли на ударные. Через пару месяцев у нас был первый концерт на выпускном вечере в школе. Потом Ганс познакомился с Туристом, который писал текста и сочинял песни всякие, он стал нашим вокалистом. Так сформировался наш первый состав. Мы довольно долго репетировали у меня дома и сделали несколько записей. Потом у нас было 2 концерта. Оба из них устраиволо Антифашистское Молодежное Действие. Первый концерт мы играли с группой «Шрапнель». А второй концерт мы играли в клубе "Два льва" с группами "Четыре Таракана", «Niklaus», "Mad Dog" и др. Прошло какое-то время, и Туриста забрали в армию, и "Satan Claus" прекратил свое существование. А незадолго до этого мы встретили Черепаха из группы «Азъ». Он сказал, что мутится сборник "Панк Революция" и предложил нам дать свои записи. А я к тому времени уже знал Самоката, я позвонил ему и предложил спеть вещи, которые у нас уже готовы были, записать их, и отдать на сборник "Панк революция". Так, в общем-то, и сделали. А Самокат стал у нас вокалистом.


О: А как потом состав менялся?


Я: Сначала гитарист собрался уходить, в итоге взяли Crazy, который сейчас играет на басу в «Пургене». Потом вернулся наш старый гитарист. Потом вместо Ганса, Гоголь начал стучать. Сейчас появился новый гитарист Шурик.


О: Какие-нибудь яркие воспоминания о первых концертах?


Я: На первых двух концертах группа была в невменяемом состоянии. Трудно было что-то конкретное запомнить.


О: Как вы понимаете панк-рок?


Я: Панк-рок изначально возник как бунт молодежи, как у негров возник реггей. Недовольство политическим строем, образом жизни. Но в наше время стало столько ответвлений панк-рока, многие из которых стали почти попсой. В России же сейчас панк-рок довольно-таки прогрессивный стиль, потому что он отражает действительность, в которой живет все население России. Сейчас у нас в стране такие экстремальные условия жизни, что они просто провоцируют развитие панк-рока. У нас панк-рок очень социальное явление, но с другой стороны, наше экономическое положение душит панк. Но у панк-рока в России возникли дополнительные стимулы именно из-за того, что его душат…


О: Почему же у нас существуют группы, играющие поп-панк, имеющих ротацию на радио и официальных ТVканалах?


Самокат: Когда люди начинают играть и у них появляется какая-то возможность зарабатывать деньги на музыке, когда музыка превращается в профессию, соответственно, люди начинают ориентироваться на массовую аудиторию, социальное звучание текстов уходит на задний план… (смеется). А те группы, которые пинают власть, плюют обществу в рыло, имеют какой-то реальный протест, конечно, не могут быть популярны и очень известны. Я уверен, что у нас в стране существует множество таких групп, просто мы их не знаем. Россия-то огромная…


Я: Да. Некоторые группы вроде как по музыке тяжелые, сумасшедшее поведение на сцене — все как положено, при этом стараются понравиться как можно большей аудитории, и потому они начинают играть попец. А это примерно то же что начало происходить в Калифорнии в конце 80-х. Как всегда Совок остается Совком, и наши музыканты все равно отстают по уровню от того, что происходит на Западе. Просто все равно остаются музыканты, которые истинно прониклись идеей панк-рока и ей не изменяют…


О: Что изменилось с приходом Самоката в группу?


Я: Появилось более серьезное отношение к музыке. И тексты Самоката изначально оказались ближе к той идее, которая изначально в "Satan Claus" e была.


О: Ваше отношение к Анархии?


Я: Анархия не может быть общественным строем, потому что это утопия. Это может быть только внутри человека на уровне его жизненной позиции. Как сказал некто Трумен (президент США времен первых испытаний атомных бомб): "Хуже демократии ничего нет, но при этом это лучшее, что придумало человечество". Поэтому если существуют отдельные государства и разные политические строи, то для отдельно взятого человека, который не согласен с тем, что происходит в мире, Анархизм — это лучшее убеждение.


Ольга: Как началось твое увлечение панк-роком?


Самокат: Как у всех, "Гражданская Оборона", "Sex Pistols", «Exploited»… Я уже плохо помню, еще в 8 классе началось, наверное, захотелось быть не таким как все, выделиться… Помню, ходил в рваных джинсах и куртке, которые сверху донизу были усыпаны булавками, нашивки "Гражданской Обороны", «Exploited», все как положено. Ну, и Арбат, разумеется, водка, денег аскали, вообще, ерундой занимались и считали, что это панк-рок.


О: Сами по себе участники группы, что собой представляют? В смысле учитесь, работаете?


С: Ну как, я учусь в институте. Остальные члены группы не учатся и не работают. Мы вообще плохо относимся к работе. Но мы же живем не в дикарском обществе, что бы ходить в лес, собирать грибы, есть корешки всякие… Поэтому иногда приходится немного подрабатывать.


О: Твое представление о панке, что здесь наиболее важно — музыка, слова, энергетика?


С: Нельзя отделять одно от другого — это все именно панк. А если брать панк-рок как музыкальный стиль, то здесь наиболее важен текст и из того, какой текст, уже рождается музыка.


О: То есть ты не считаешь, что панк — это просто какая-то развлекательная, веселящая, бодрящая музыка?


С: Нет, нет, далеко нет. Панк — это социальная музыка, она существует не для того чтобы развлекать людей. Панк — это злая и агрессивная музыка, она выражает недовольство и злость по отношению к государству, обществу… Какая уж тут веселуха.


О: Приведи какие-нибудь примеры из ваших текстов.


С: Вот, например, есть песня против работы, государство в итоге зарабатывает деньги на твоем труде. Есть песня против милиции, которая написана от лица самого милиционера, который воспринимает окружающий мир как свое подданство. Он говорит: "Я — великий мент, я могу вершить судьбы людей. Я здесь единственный президент, а вы все рабы". И это действительно так. Каждый милиционер — это своего рода президент. Он может сделать с тобой все, что захочет и ему ничего не будет за это, потому что у него власть.


О: Что для тебя панк как стиль жизни?


С: Панк для меня стиль жизни, то есть моя жизнь — это панк и панк — это моя жизнь. Нет такого, что ирокез я ставлю только на концерт и проклепанную косую одеваю на концерт, в жизни я выгляжу так же. И в институте, и дома — я везде панк. Не должно быть лицемерия, сегодня косая, завтра смокинг. Конечно, валяться пьяным на Арбате и стрелять деньги на водку у прохожих — это не панк-рок. Правда, у многих именно такой стиль жизни. Поэтому многие люди думают панк — это бомж, этого не должно быть. Суть движения не в этом.


О: Какое на твой взгляд отличие панка от рока?


С: Ха… Панка от рока? Ну что такое рок? Рок ничто. Рок — это в большинстве своем (стебным голосом) песни о любви, о светлом будущем, в основном. А панк — это о темном настоящем и бесперспективном будущем.


О: Для чего вы всем этим занимаетесь, панк-роком, музыкой?


С: Понимаешь, накапливается недовольство — мы ведь живем не в особо хорошем мире, и появляется желание это высказать, выплеснуть, чтобы кто-нибудь еще об этом подумал. Очень тяжело жить, замкнувшись в себе. Можно, конечно, пойти на политическую сцену, выдвигать свои лозунги, предлагать план преобразования государства, добиваться чего-то… Но это все бесполезно — "замахнулась моська на слона". Потому что один человек никогда не сделает с такой системой, как государство. Поэтому понятно, что все твои высказывания бесполезны в глобальном масштабе. И музыка, панк-рок; песни — способ твоего самовыражения, высказывание своих идей в среде единомышленников. Панк-рок — это бездеятельное движение, это пассивный протест. Проблема в том, что изменить все равно ничего нельзя. Даже если мы объединимся, сделаем революцию, устроим государственный переворот… И чего? Что дальше-то? Дальше опять придется создавать какое-то государство. Или проводить в жизнь идеи анархизма… Но анархия очень хороша в теории, но, однако очень нехороша на практике. Нужно чтобы у всех было какое-то самосознание… Кто-то обязательно захочет побольше власти, кто-то обязательно захочет побольше денег. В итоге, получится все то же самое, что было до тебя, если не хуже. Даже ты сам на начальном этапе, имел благие намерения — изменить строй, сделать всех людей счастливыми и т. д., то по мере того, как к тебе будет приходить власть, ты сам начнешь понимать — прикольно было бы все это себе взять. Когда у тебя появляется власть, ты сам рабом власти становишься.


О: Неужели панк-рок ничего не может сделать? Хоть как-то улучшить мир?


С: Для всех как-то изменить государственный строй, сделать какую-то страну всеобщего благоденствия, конечно, это нереально и никак невозможно. Но с другой стороны, можно создать свою субкультуру — страну в стране.


О: Что для тебя анархия?


С: Анархия лично для меня — это сопротивление нынешнему государственному строю в самом себе. Надо быть просто независимым и плевать на все эти государственные системы. У нас в XIX веке было много анархистов, которые пытались уничтожить государство. Но у них ничего не получилось, и у нас не получится. У нас люди зависимы, зависимы все… зависимы от государства, понимаешь, привязаны всеми концами к нему. Я вот сейчас сказал «Нет», и меня выкинули из жизни… Я должен тупо сидеть, работать и молчать.


О: Россия отдельно и от Запада и от Востока развивалась, а теперь она начала входить в общемировой поток худо-бедно. Это лучше для нее или хуже?


С: Думаю, что в чем-то хуже.


О: Почему?


С: Не знаю, к чему это все приведет. В итоге, мы попадаем под зависимость Запада. Им нужны наши ресурсы. Запад занимает политику интенсивного завоевания России. Думаешь что McDonald's построили по всей Москве, это прогрессивно? Можно было не McDonald' sы строить, а сделать столовые так, что бы они были дешевле и удобнее McDonald'sов. He туда деньги вкладывают. У нас правительство пидорасное. Сидят там только и думают, как бы нам побольше денег захуячить. И все больше они ни о чем не думают.


О: Как в панк-роке должна выражаться идея бунта и эпатажа? В одежде, в поведении это должно быть?


С: Да, конечно, обязательно. В одежде я думаю не нужно объяснять. В поведении — агрессивность по отношению ко всяким нашим ублюдкам типа новых русских и им подобным. Конечно, обязательно должна выражаться.


О: А если на более глобальном уровне? То есть теракты это уже не то?


С: Нет, это не нужно, В панк-роке это не нужно. И этого не когда не будет. Это не политическое движение.


О: А какие причины и самобытные условия появления панк-рока в Москве и в России вообще?


С: Самобытные?.. Да действительно они были довольно самобытные. Все, в принципе, началось в Сибири, с какой-то депрессивной, меланхолической, антиобщественной деятельности, даже не деятельности, а музыкальности. У нас в России панк-рок был настолько специфическим и самобытным течением, что я даже не знаю, можно ли эти группы назвать панковскими.


О: Какие основные течения можешь выделить в российском панк-роке и в мировом панк-роке?


С: Сложно сказать… Понимаешь, каждая группа по своему уникальна. Нельзя их стричь под одну гребенку и впихивать в рамки какого-то течения. Но если, так, условно, то есть панк-рок, а есть группы, которые называют себя панками и при этом играют какую-то ерунду и зарабатывают на этом деньги. На Западе то же самое. Например, Misfits к какому течению их можно отнести? Черт его знает. Ну разве что можно выделить Калифорнийский панк как отдельное течение.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх