Интервью с Димой Спириным (группа "Тараканы!")

5.11.98


Ольга: Можешь вкратце прокомментировать смену состава, то представляют собой участники группы сейчас и что раньше?


Дима: Вообще, состав коллектива никогда не был стабильным и до сентября 1997 года "Четыре таракана" представляли собой, условно говоря двух постоянных участников и людей, которые то и дело меняются.

При всём при том, что эта ситуация была очень порочна и неправильна по той причине, что менялся именно креативный элемент, те люди которые сочиняли, те люди, которые определяли звук, которые делали эту группу, а не менялись два олуха, которые только мнили о себе по большому счёту. Конечно, они выполняли какие-то функции, по большей части исполнительные и несли в себе идеологию. Ситуация раскола была спровоцирована этими процессами. Дело в том, что мне не нравилось это, а Денис относился к этому спокойно. Я смел думать, что обладаю самокритичностью, я понимал, что я сочиняю очень мало песен и очень слаб, как музыкант, а Денис вообще только играет на барабанах и всё. И поэтому нам необходимо сформировать группу, настоящую группу, какая она должна быть. А Денис к этому очень спокойно относился. Мне это ужасно не нравилось… В один момент стало понятно, что Денис деструктивен, и он не должен быть в группе. И на тот момент это понял не один я, но и басист наш Лёша Соловьёв.

Потом мы были в поиске, нашли двух новых людей, укомплектовали группу и в этот раз мы решили сделать всё сначала. Было ощущение, желание подчистить немного backrgaund, а не тянуть за собой все эти телеги, начать всё с нуля. Поэтому поиск музыкантов был как будто бы в новую группу, у которой не существует стилистического направления. Нам нужны были люди с чистым восприятием. Таким оказались Саша Голант, наш нынешний гитарист, и барабанщик Костя Дементьев. Очень быстро эти люди почувствовали специфику, почувствовали дух, полюбили Панк-рок, почувствовали эти эмоции, смогли их испытывать, смогли сочинять…

Очень много можно говорить о том, что в панк — группе играют не панки. Вот сейчас я уже этого не понимаю. Если человек играет Панк-рок в панк — группе, то он уже делает что-то панковское. Невозможно коллектив обвинять в том, что "вы правильны" или "вы неправильны", если внешне артист не выглядит как панк. А кто сказал, как выглядит панк в конце XX века? Однако мы сейчас убеждаем именно как панк — группа и записали новую пластинку, как панк — группа. Это может называться, как угодно. Мы это можем никак не называть, но эти всё равно будет оставаться панк — музыкой.


О: Если брать "Четыре таракана" и "Тараканы!", что конкретно изменилось, кроме состава?


Д: Так как не изменился я и не изменился Лёха, не изменились ни музыкальные пристрастия, ни мировоззрение и ничего больше, то на самом деле это та же самая группа с новыми людьми, которые определяют чуть-чуть по-другому звук. В новом составе появилась возможность свободнее творить — как бы мы не пытались преподносить это год назад, как набор в новый коллектив, парни попали под жесточайший диктат, им были даны основные направления движения. И они очень быстро полюбили Панк-рок и стали творить, но сейчас пошёл процесс обратный, мы чувствуем себя настолько свободно, что открыты для любых музыкальных стилей.


О: Какая у вас сейчас основная ориентация музыкальная?


Д: "Тупой Панк-рок". Это мы так про себя называем. Для людей это может быть по-разному. Но тупость не такая, как непроходимый дебилизм, а тупость сорта Бивиса и Батхеда. Это то, что делает мир упрощённым и искренним. Мы пытаемся делать песни искренними, но так как они кажутся людям тупыми, мы их называем тупые Панк-рок песни.


О: Для чего вы этим занимаетесь?


Д: Ничего другого делать не хочется и не умеется. Я на самом деле, просто не вижу никаких других путей.


О: Панк как стиль жизни и как стиль музыки?


Д: Что есть стиль жизни надо ещё понять. Точно должны совпадать ощущения себя в жизни, которые определят стиль жизни. Но стиль жизни может не влиять на стиль музыки. Любое ощущение, которое ты испытываешь, может отразиться на песне.


О: Имеет ли Панк-рок какие-нибудь определённые моменты, отличающие его от других стилей?


Д: По моему мнению, в музыке точно существуют моменты определяющие в звуке, в подаче, в аранжировке. Но это не объяснить — нужно слушать панк рок пластинки. Всё на уровне чувствования. Панк-рок — это не то, какие ты аккорды подобрал, какую ты придумал аранжировку, а в том, как ты это исполняешь, в подаче.


О: Если брать Панк-рок как музыкальный стиль, то что здесь наиболее важно сама музыка; драйв, энергия, подача или тексты, идеи?


Д: Опять же, как кажется мне, рецепт крутой панк — группы — выдержанность всего этого, когда всё это сделано в духе: когда текст не выпадает из концепции музыкальной, исполнение подчиняет себе аранжировку, а не аранжировка исполнение, понимаешь? Вот тогда панк — ансамбль стреляет. Очень убедительно всё получается. Панк — группа, наверное, — это наиболее рок-группа, когда музыканты сами делают всё: одни и те же люди сами делают всё. А стиль жизни… Я сейчас не понимаю, что такое Панк-рок как стиль жизни. Когда человек выходит из возраста, когда не нужно было зарабатывать денег самому, вопрос о соответствии его стиля жизни тому или иному направлению культурному, а уж тем более музыкальному, просто отпадает сам собой. Я могу называть себя панком и сидеть в офисе фирмы грамзаписи, например, что-то делать. Всё-таки, наверно, важно в какой культурной среде ты варишься, какие культурные идеи тебя обуревают, какого сорта, какого рода. А это уже предопределяет, как ты выглядишь, что ты делаешь, или то, что не делаешь.


О: Как ты можешь охарактеризовать Панк-рок в России, в частности в Москве, на данный момент.


Д: Движение какое-то происходит, но как охарактеризовать это, я не знаю. Все группы практически которые сейчас более-менее видны, стали неплохо играть, даже хорошо. Не придерешься, на самом деле. Хорошо играют — это хорошо, мало идей — это плохо. Исполнительское мастерство, бомбилово, накачка, деланная ярость и моща, может быть, негативной стороной является, но, всё равно, это определяет крутость группы, когда коллектив может долбить круто вне зависимости от настроения артистов. Но мало идей, мало оригинальных идей в контексте.


О: Чем, допустим, Москва в этом плане от Питера отличается?


Д: В Москве всё стильнее, чище. В Москве тоньше чувствуют стиль. Вот, например, человек, который в жизни не читал модных журналов, не обращался к стилистам по поводу своей внешности, чувствует на уровне какого-то подсознания, что ему не следует одевать эту вещь. В Питере же это не так, но зато там есть идеи хорошие, талантливые музыканты, там тоже играть стали хорошо. Все сейчас ринулись осваивать русскоязычную почву, все сочиняют на русском и все забывают о такой вещи, что ты играешь рок-музыку, если ты играешь рок'н'ролл, то нужно никогда не забывать, во-первых, о том, что ты в рок'н'ролле, и во-вторых, о том, что ты в России. Потому что в России не существует такого понятия — "рок'н'рольный текст", в России существует понятие «стихи», потому что здесь поэты живут. Страна великих поэтов. Поэтому очень многие люди, сочиняющие в рок-группах тексты, не могут от этого избавиться. И пытаются делать в формате рок'н'ролльной песни — поэзию. Эти гибриды ужасны! А когда человек понимает, что всё, что ему надо — это сочинить песню, что он музыкант, что он сделает рок-песню, что в основе лежит мелодия, аранжировка, или ярость, или драйв. То есть смысловое наполнение — это музыкальное, прежде всего. Текст должен соответствовать, а не определять.


О: А какие у нас с Западом соотношения в плане Панк-рока, как ты считаешь?


Д: У нас невозможно сейчас, по крайней мере, и вряд ли будет возможно ближайшее время использовании многих идеологических сторон в плане рок-музыки. У нас сейчас, я считаю, невозможна культура D.I.Y. ("Сделай сам"), у нас невозможна культура политкорректности, которая в Панк-роке сейчас очень мощна. Например, один из малочисленных, а на Западе их просто многие тысячи, самодельных фэнзинов Панк-рокерских, который издаётся в Питере и называется "Ножи и вилки" и обвиняет, например, нас, но не напрямую, но это камень в наш огород тоже, в сотрудничестве с рекорд-лейблами, выпускающими в том числе группы расистской направленности, и поэтому, по их мнению, поддерживаем эти фирмы, и этим поддерживаем неонацизм, фашизм. Это чисто американская точка зрения. Но при их развитии бизнеса, при их развитии культуры всех этих инфраструктур — возможно избегать таких контактов. У нас нет, просто потому что ты можешь принципиально заморочиться и не издаваться на тех фирмах, где хотя бы в каталоге есть один релиз группы, которая где-то как-то засветила себя в нацистской, допустим, акции. Но здесь, например, фирмы грамзаписи меняются своими релизами, и ты можешь попасть в дистрибьюцию «Союза», который дистрибьютирует весь «КТР»… Или за свой прайс подписываешься с выпускающей фирмой на атрибутику, и твоя майка висит рядом с майкой "White Power". Никто не может это отслеживать, поэтому политкорректность вообще не может здесь канать никаким образом.


О: А D.I.Y.?


Д: D.I.Y. точно также. При существующей ситуации в бизнесе, вообще в стране — экономической, политической, социальной, притом, что передатчик и волна FM стоит огромных денег, здесь невозможно делать маленькие радио станции, какие существуют на Западе в каждом институте, в каждом кампусе, через которые, собственно говоря, и прокручивают свои записи независимые панк — группы или рекламируют свою продукцию независимые фирмы грамзаписи. Здесь это невозможно. Вот такая вот ситуация в культуре. Ещё к тому же отсутствие возможности не работать. Даже социальная ситуация в стране, когда нет системы поддержки людей на пособии, когда социальная структура не развита, в любом случае, людям приходиться думать о том, как набить желудок, начинают задумываться каким образом поступать на работу, работать и зарабатывать денег, чтобы просто просуществовать.


О: Что бы ты мог пожелать панкам?


Д: Всё равно искать пути и ходы. Они есть в любом случае и всегда, просто нужно быть настойчивым и упорным, никто не должен навязывать мнения свои и точки зрения. Нужно чётко себе представлять, что ты хочешь. Люди слабо фазу наводят. Да, они делают группу, да, они покупают инструменты, да, они ищут базу, но они не могут ответить "зачем?" ради "чего?". Люди, которые говорят: "Потому что нас прёт, для нас творить — это всё равно, что дышать". Это очень, хорошо. Но тогда они не смогут объяснить, как продвигаться на рынке. Те же люди, которые говорят: "Потому что мы хотим быть известными…", как правило, четко представляют себе, опять же интуитивно, как продвигаться, но у них нет идей творческих. Очень хотелось бы, чтобы это как-то соответствовало одно другому.


О: А не музыкантам, а просто читателям (панкам), что ты можешь пожелать?


Д: Задумываться почаще и побольше о том, что происходит.


ДИСКОГРАФИЯ:

1998 "Посадки нет"

1999 "Это жизнь!" Официальный бутлег (Live)









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх