Загрузка...


ФЕКАЛЬНЫЙ ЧАРОДЕЙ

Правдивая история, приведенная ниже, была поведана Майклу Мойнихэну уважаемым австрийским физиком, профессором Хайнцем фон Ферстером.


Моя история — о странствующем мастеровом по имени Уэйланд-кузнец. Такие люди были очень популярны в Европе в 11-ом и 12-ом столетиях. Они были работниками, прекрасно знавшими, как делать и то, и это, бродившими из страны в страну, из города в город, от короля к королю и предлагавшими свои услуги.

Уэйланд странствовал по Европе и предлагал свои услуги каждому королю, с которым удавалось встретиться, и, наконец, он пришел к одному королю и предложил ему себя в качестве кузнеца.

Король сказал:

— Это, конечно, замечательно, но прости — у меня уже есть кузнец.

— Тогда почему бы нам не устроить состязание? — ответствовал Уэйланд. — Тогда ты сможешь нанять лучшего из нас.

— Хорошо, — сказал король. — Что это за состязание?

Уэйланд предложил следующее: местный кузнец сделает доспехи и оденет их на себя. Уэйланд же сделает меч. Местный кузнец сядет на стул, а Уэйланд возьмет меч и попробует пробить им доспехи. На что король ответил:

— Звучит весьма разумно, ведь если ты пробьешь их, другой кузнец будет мертв. Но если не сможешь, а меч сломается — мы тебя повесим!

И Уэйланд сказал:

— Что ж, прекрасная сделка.

И оба кузнеца пошли в свои кузницы. Уэйланд начал делать свой меч, а другой мастер — доспехи. Уэйланд начал создание своего меча следующим образом: он взял немного железа и снял с него тонкую-претонкую стружку, затем взял хлеб и запихал в него эти стружки, смешал все это с капелькой молока, запек и скормил курам. Куры клевали, клевали и клевали. А затем, через несколько дней, Уэйланд аккуратно собрал их помет. Он очистил его, промыл, а потом снова запихал полученные опилки в новый хлеб с новым молоком, слегка запек и снова насыпал курам. А они снова клевали, клевали и клевали. Он подобрал помет и проделал все с начала. Так поступил он ровно 13 раз, а закончив, собрал все опилки и выковал из них меч.

К тому времени другой кузнец уже закончил свою броню. И вот он сидит на стуле, Уэйланд подходит со своим новым мечом и — вжик! — рассекает того парня ровнехонько на две половинки, одна падает влево, другая — вправо. У Уэйланда есть работа! И, конечно же, затем его приключения продолжились.

Но самое примечательное заключается не в этом. Есть в Дюссельдорфе, немецком городе, в наши времена известном за счет сталелитейного производства, крупный металлургический институт. Где-то между 1930 и 1933 годами один сумасшедший услышал об этой истории и решил провести эксперимент Уэйланда-кузне-ца. Подвергаясь насмешкам всех сотрудников металлургического института, он притащил 50 кур во двор учреждения и повторил опыт. Он точно, шаг за шагом, последовал всем действиям Уэйланда. Пока куры ели опилки и снова их исторгали, он подобрал немного железа и провел спектроскопический анализ. «Что же творится с этим железом? — интересовался он. — Происходят ли какие-нибудь изменения?». И он увидел, что да, происходят! Он увидел, что в спектральной линии металла чуть прибавилось азотной кислоты, а, пропустив опилки через кур надлежащее количество раз и сковав их, он обнаружил, что металл стал прочнее. Он уже не так просто ломался. В сталелитейном производстве есть процесс, называемый нитрированием, его результатом является укрепленная нитрированная сталь. Сталь, которую просто карбонизируют, очень остра и тверда, но крайне легко ломается. Однако после нитрирования она становится крепкой, словно кожа. Если ударить ею по камню или другому куску железа, она не только остается невредимой, но и режет другие предметы. А человек, повторивший трюк Уэйланда, выяснил, что для того, чтобы максимально нитрировать сталь, нужно повторить этот куриный процесс ровно тринадцать раз, поскольку, если с этим переборщить, железо становится хрупким.

Также любопытным является и то, что этот эксперимент был проведен именно тогда, когда мы выяснили, что нитрирование является одним из самых современных способов создания крепкой стали; это стало известно лишь за несколько лет до опыта.

Забавно, что каждый, естественно, спрашивает: «Откуда Уэй-ланд мог узнать об этом?» Сам вопрос поставлен неверно, поскольку в то время подобный способ мышления был не в ходу. Тогда бытовал совершенно иной способ мышления — холистическое мировоззрение, или то, что мы сегодня называем «систематическое мышление».

Прошлое полно подобных поразительных историй, жаль лишь, что мы так долго не обращали на них внимания.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх