Загрузка...


Кадмон

КОРИЧНЕВАЯ МАГИЯ

Важно принимать человека во всей его полноте, в его испражнениях и его смерти. В принятии непристойности, экскрементов и смерти лежит духовная энергия, которой я нахожу применение.

(Сальвадор Дали)

В прошлые века вселенная для человека была священна и во все вокруг было наполнено жизнью: животные, растения, камни, пространство и время, орудия труда и оружие. Каждый уровень бытия и каждый способ разрушения имели сакральный смысл. Города и недуги также были священны, была священна даже копчиковая кость, os sacrum. Подобные верования существовали в античные времена, прошли через средние века, а кое-какие дожили и до нынешних времен. Из такого мировоззрения не были исключены даже экскременты — фекалии также почитались и наделялись жизнью. В Древнем Риме существовало сакральное место Cloaca Maxima, посвященное богине Венере Клоа-кине, покровительнице испражнений, туалетов и канализации.

В искусстве врачевания античности и средних веков экскременты людей и животных были ценнейшим медикаментом. Однако в реальных рецептах их использование скрывалось за такими эвфемизмами, как «западная сера» и «цибет». Врач и естествоиспытатель Парацельс называл их человеческим углем (carbon humanum) и однажды приобрел кучу врагов, представив коллегам ночную вазу, полную экскрементов, и сказав: «Если вы не хотите ознакомиться с секретами гнилостного брожения, вы недостойны называться врачами».

Экскременты применялись в медицине во всех возможных формах: еще теплые или охлажденные, жидкие или твердые, в виде порошков, настоек и мазей. Один французский фармацевт даже создал из фекалий ликер и бренди, который назвал «Влага тысячи цветов» (Eau de Mille Fleurs). Начала зарождаться новая область науки: скатология. Она была смесью магических и медицинских концепций, касающихся целительной силы экскрементов, и объединяла эти фекальные идеи в прикладной мифологии. В конце семнадцатого столетия во Франкфурте ученый Кристиан Франц Пауллини собрал все рецепты, относящиеся к подобной практике, которые только смог найти. В 1696 году была опубликована его книга «Новая и улучшенная аптека целебных нечистот» — гримуар постыдного черного искусства прикладной скатологии, наполненный бесчисленными советами по применению экскрементов в медицине. В этой книге фекалии представлены как почти универсальное лекарство от любого недуга, обладающее неизмеримой целительной силой и магическими свойствами. «И это воистину чудесно, что вещество, способное вызывать непреодолимое отвращение видом своим и запахом, может считаться не только предметом для научного изучения, но и уникальным сокровищем, сохраняющим человеческое здоровье» (Сэмюэль Огастус Флеминг, цитата по книге Бёрка «Скатологические обряды народов мира»).



Великое пускание ветров

Многие рецепты напоминают алхимические предписания по набору ингредиентов, которые сложно, и даже едва ли возможно, заполучить. Скатология открывала окно в сюрреалистичный, пограничный психоделический мир. Люди были убеждены, что особыми свойствами и силами, которые могут послужить человеку, обладают не только зубы, когти и перья животных, но также и их помет. Помет остроглазого сокола восстановит слабое зрение, если втирать его в уголки глаз по утрам. Мужчин, разбитых частичным параличом, обмазывали змеиными фекалиями, чтобы они снова обрели гибкость. Женщины применяли этот же метод, если желали, чтобы роды прошли без осложнений. Те, кто жаждал оставаться молодыми, прибегали к использованию экскрементов мальчиков или девочек. Мужчины, боявшиеся потери сексуальной потенции, ели дерьмо оленей, быков и козлов. Женщины, желавшие забеременеть, целый день носили с собой повсюду мешочек с кроличьим пометом, поскольку кролик считался символом плодовитости. Кристиан Франц Пауллини писал о канатоходце, каждое утро глотавшем беличье дерьмо, — это улучшало его чувство баланса. Глухие или слабослышащие употребляли фекалии рыси. Зачастую, хотя и не во всех случаях, между символическим значением определенных видов животных и предполагаемыми целебными свойствами их помета существовала тесная магическая связь.

На рынках античных времен и в средние века странствующие торговцы предлагали на продажу всевозможные экскременты. Появлялись и черные рынки, на которых подлинные и фальшивые фекалии продавались порой по гигантским ценам. Собиратели дерьма прочесывали местные леса в поисках экскрементов сов и соколов. Другие облегчали себе задачу — в плохо освещенных комнатах они колдовали над куриными и собачьими фекалиями при помощи пигментов, трав и пряностей. Эта хтоническая ветвь медицины привлекала множество мошенников, предлагавших на продажу экскременты орлов, слонов, крокодилов, львов и многие другие сокровища… Оживленная торговля вонючей магией.

Даже совсем недавно, в прошлом веке, на Тибете экскременты Далай-ламы считались священными. Согласно нескольким исследователям Тибета, им предавалась форма реликвий. Их применяли как амулеты, вешали в шатрах или носили на шее. Они также использовались в медицине. Амулеты выглядели, как пилюли — некоторые были черными, другие красными, кое-какие даже белыми. Американский этнолог и скатолог Джон Грегори Бёрк в своей книге «Скатологические обряды народов мира» описывает, как весной 1889 года от исследователя Тибета он получил серебряную шкатулку, содержащую четыре охряно-красных пилюли. Он отдал их на исследование врачу, но тот не сумел обнаружить в них ничего необычного. Похоже, что традиция изготовления амулетов из экскрементов в прошлом веке была заброшена.

Кишечные газы и экскременты являются крайне важными предметами; медицине и философии нужно относиться к ним с величайшим вниманием. То же касается и метафизики. Я всегда сожалел о том, что сюрреалисты воротят носы, даже просто подумав об этом.

(Сальвадор Дали)

Прикладная скатология использовала неотъемлемые силы отвращения и омерзения. Она была Путем Левой Руки от медицины, черной гомеопатией. Тем, кто жаждал исцеления, необходимо было пересечь империю отвращения. Это требовало силы воли, способной преодолеть любую неприязнь или омерзение. Конечно, одним из аспектов лечения был очищающий эффект приложения или поглощения экскрементов; таким образом, дерьмо, символ конечного, грубого вещества, стало эликсиром жизни. Определенно, исходя именно из этих соображений, оккультист Алистер Кроули заявлял: «Нужно искать то, что до крайности ядовито для вас, с тем, чтобы принять это с любовью. На этом пути к цельности нужно поглощать то, что находишь отвратительным».

Подобная концепция также играет значительную роль в некоторых тантрических доктринах. В упражнении, называемом «вай-парита», чувства и ощущения должны быть вывернута до такой степени, что вещи, вызывающие ужас и отвращение, теряют для психики свою угрозу:

Вещи, вызывающие отвращение, анализируются, очищаются и из них извлекается их ценность; они используются для совершенствования человека. Вайпарита из Чакры-Тантры состоит из привычного поглощения отвратительных и отягощающих субстанций вроде мочи, экскрементов, менструальной крови и спермы. Вайпарита является упражнением по ликвидации отвращения с помощью приема внутрь тошнотворных, но целебных веществ, с помощью осуществления действий, чуждых всяким условностям… Благодаря этому проходится систематический, точный и научный путь, ведущий к пониманию того, что через утилизацию отвращения процесс старения может быть приостановлен и обращен вспять.

(Михаэль Д. Эхнер. Тайное учение сексуальной магии Зверя 666)

«Черное ремесло» играло значительную роль не только в тантре, средневековой и античной медицинской практике. Можно обнаружить его следы и в алхимии. Первый этап работы алхимика был назван Nigredo: чернотой. Его атрибутами были гниение, разрушение, смерть— именно такой мрачный символизм превалирует в описаниях черной фазы. В некоторых манускриптах присутствуют также изображения стеклянных сосудов, содержащих загадочные черные ингредиенты и темные поблескивающие жидкости. Их авторы частенько указывали на то, что эта «таинственная субстанция» в повседневной реальности может быть найдена повсюду — хотя люди ее недооценивают или пренебрегают ей. Как заметил в своем трактате «Алхимическая традиция» итальянский эзотерик Юлиус Эвола:

Удивительно, что фекалии, пепел и прочие остатки считаются тем, что «Сын Ремесла» должен ценить и сохранять, поскольку именно из них и сделано Золото, или, если точнее, они и есть Золото — не обыкновенное, а истинное, или «Философское Золото».

Существовали алхимики, которые считали свои занятия не одной из областей духовной философии и не сакральной наукой, описывающей различные мудрые доктрины древних философий Востока и Запада через психоделические аллегории, а скорее естественной наукой, изучающей физические трансмутации и метаболические трансформации. Потому они начали поиски естественных субстанций, подходящих под описания и изображения из оккультных текстов. Мирча Элиаде в своей истории алхимических традиций «Горн и тигель» цитирует:

Мыслители изрекают, что Камень несут нам птицы и рыбы, каждый человек владеет им, он повсюду, в тебе, во мне, во всем сущем, во времени и пространстве. Он являет себя под низменной личиной… Камень знаком всем людям, и стару и младу; он — в деревне и в городе, во всем, сотворенном Богом; всеми он презираем. И богачи, и бедняки управляются с ним каждодневно. Служанки выбрасывают его на улицу. Дети играют с ним. Никто не ценит его, хотя он являет собой самое прекрасное и драгоценное, что есть на всей земле после души человеческой, и власть имеет сбрасывать королей и принцев с престолов их. Но полагается он наимерзейшей и наиничтожнейшей из вещей земных… Камень этот, который не камень, сокровище, которому грош цена, множество форм имеет, не имея формы вовсе, то неизвестное, что известно каждому.

Четыре какашки в горне


Неужели человеческие и звериные экскременты и есть та самая таинственная и драгоценная первичная материя (prima materia), которая может трансмутировать в золото? Многие алхимики боялись замарать руки, используя в своей магической работе фекалии. Но других, тех, кто практиковал черную магию, исследователей-фа-устианцев, ничто не могло отпугнуть. Надеясь сделать открытие, они принимали «черную магию» буквально и спускались в темные камеры и выгребные ямы с тем, чтобы раскрыть золотую тайну экскрементов: они выходили на алхимический Путь Левой Руки.

Немецкий автор Михаэль Д. Эхнер в своей книге «Тайное учение сексуальной магии Зверя 666» пишет:

Анализируя субстанции, которые обычно считаются нечистыми, средневековый алхимик, вероятно, ближе всего подбирался к старым учениям. Он сознавал, что грязь есть внешний облик скрытого Бога, и что бесценное сверкающее золото находят в рудах и металлах, отвергаемых теми, кто не может отличить ценное от никчемного.

Putrefactio


Подобные взгляды бытовали не только в Средневековье, в некоторых оккультных течениях они просуществовали вплоть до XX века. Фриц фон Герцмановский-Орландо 22 декабря 1914 года писал своему другу, художнику-символисту Альфреду Кубину: «Писсуары, туалеты и ночные вазы, являющиеся центром оккультной чувственности, все еще недооценены».

В начале этого столетия писатель и оккультист Густав Мейринк предпринял в Праге кое-какие алхимические эксперименты. Во всех областях он был человеком, жаждавшим заглянуть за кулисы «видимой реальности» для того, чтобы больше познать мир сокрытый. О своих алхимических приключениях он написал в отчете «Как я пытался сделать золото в Праге». У букиниста он набрел на средневековый текст графа Милано, в котором утверждал, что алхимическая prima materia может быть получена из человеческих или звериных экскрементов. Текст содержал подробные описания. И Мейринк решил посветить себя этой алхимической задаче метаморфозы. Он договорился со стариком, работавшим в канализации, и получил от него ведро фекалий:

Алхимики старины почти единогласно утверждали, что процесс приготовления эликсира охраняется темными силами подземного мира и поэтому может привести к ужасной беде: нищете, неизлечимому недугу или насильственной смерти. Любой ценой нужно предохраняться от взрыва стеклянного сосуда, содержащего субстанцию, неторопливо трансформирующуюся над медленным огнем. Согласно предписанию, я в течение недель монотонно подогревал ее. Я и мой химический консультант были удивлены, заметив необъяснимо прекрасные перемены цвета, который, в конце концов, достиг радужности павлиньего хвоста. Однажды, когда я стоял перед ретортой, она с громким хлопком взорвалась, а ее содержимое брызнуло мне в лицо. Я повторил эксперимент — на этот раз с открытым сосудом. Игра цветов утихомирилась на первой стадии черноты. Для меня до сих пор остается абсолютно непостижимым, почему колба взорвалась снова — и именно тогда, когда перед ней стоял я. Когда я возжелал повторить операцию в третий раз, меня охватил ужасный недуг

Густав Мейринк, «Дом последнего фонаря»



В одном из мистических фильмов чилийского режиссера Але-хандро Ходоровски экскременты превращаются в золото после прохождения черной, красной и белой алхимических стадий. Это уравнение фекалий с золотом служило также важным элементом множества картин и сочинений каталонского художника Сальвадора Дали, что, вероятнее всего, было результатом влияния обширных трудов Карла Густава Юнга на тему алхимии и состояний психики. Как он восклицал:

Я воспринимаю существование с алхимической точки зрения. Не верю в абстрактную концепцию человека. Его пол, его запахи, его экскременты, гены в его крови, его эрос, его мечты и его смерть являются важными аспектами его существования…. Я верю в силу гниения…. Любое великое искусство рождается из алхимии и преодоления смерти…. Я делаю золото, сверхсознательно опустошая кишечник… Изучим же дерьмо, дабы вести счастливую жизнь!

Кадмон — художник и исследователь, проживающий в Вене. Он пишет музыку под именем allerseelen и опубликовал монографии «aorta» и «ahnstern» на эзотерическую тематику. Написать ему можно по адресу: c/o g. petak, postfach 778, a-1011 wien, austria.


Великий Космический Анус









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх