Загрузка...


Педофилия — это империя зла, созданная нашим воображением: кажется...

Педофилия — это империя зла, созданная нашим воображением: кажется, что сейчас, когда вырваны клыки коммунизма, педофилия заняла сходный метафизический статус вселенского зла и вызывает похожие опасения по поводу возможности ее проникновения к нам и страх от того, что «они» незамеченными ходят среди нас — эти страхи не лишены оснований, но в то же время и не слишком разумны.

(Лаура Кипнис, «Связанная и с заткнутым ртом»)

Закон о запрещении детской порнографии 1995 года, поддержанный сенаторами Орином Хатчем и Дайан Фейнштейн, внес коррективы к принятым ранее биллям, касающимся порнографии с участием детей. С момента принятия закона создание изображений, даже слегка напоминающих детскую порнографию, стало незаконным, независимо от того, компьютерные ли это картинки, нарисованные ручкой, баллончиком с краской или созданные иными способами. Именно из-за ужаса от появления подобных изображений закон был принят, сделав уголовно наказуемым преступлением рисование или «передачу впечатления», что кто-то, не достигший 18-летнего возраста, «участвует в действиях явно сексуального характера». В следующей ниже выдержке из отчета конгресса США, участники голосования о принятии закона пообещали, что Coppertone не будет обвинен за созданное им изображение маленькой девочки с обнаженными ягодицами, так как его реклама рассматривается как «безобидная». Закон о запрещении детской порнографии полностью отдает на откуп обвинителем определение того, что является безобидным, а что пересекает ту неясную границу, за которой художники и родители неожиданно становятся извращенцами и участвуют в преступлении, заслуживающим длительных сроков тюремного заключения. Что же касается этой статьи, то именно истерия по поводу детской порнографии является причиной ареста матерей, совершивших, сточки зрения ФБР, преступление, сфотографировав своих детей, играющих в ванной, и отдав пленку на проявку в местный магазин, где, как минимум, только работники магазина видели это запрещенное законом извращение. Библиотека Ватикана обладает самой обширной в мире коллекцией порнографического материала. Да и само ФБР стало самым главным поставщиком детской порнографии в Интернете. Однако у ФБР есть несомненное оправдание этого факта, заключающееся в том, что оно может выслеживать и арестовывать тех, кого привлекают созданные ФБР детские порносайты. Насколько же расплывчатой становится граница между провокацией извращения и самим извращением?

Адам Парфрей


104 сессия конгресса, 1-е заседание, пр. 1237

В Сенате Соединенных Штатов от 13 сентября 1995 года

ЗАКОНОПРОЕКТ

Для исправления определенных положений закона о детской порнографии, а также для других целей.

Принят на созванном в конгрессе сенатом и палатой представителей Соединенных Штатов Америки.


СТАТЬЯ 1. КРАТКОЕ НАИМЕНОВАНИЕ.

На данный закон можно ссылаться как на Закон о запрещении детской порнографии 1995 года.

(8) «Детская порнография» означает любое визуальное изображение действий явно сексуального характера, вновь созданные или составленные из существующих при помощи электронных, механических или иных средств, включая все виды фотографирования, киносъемки, видеосъемки, рисунков, а также оцифрованные или созданные при помощи компьютера фотографии или рисунки, где

(А) результат подобного визуального изображения содержит использование несовершеннолетних в совершении действий явно сексуального характера;

(Б) подобное визуальное изображение является или выглядит, как участие несовершеннолетних в действиях явно сексуального характера; или

(В) подобное визуальное изображение рекламируется, предлагается, преподносится, описывается или распространяется так, что это создает впечатление, что материал является или содержит визуальное изображение несовершеннолетних, участвующих в действиях явно сексуального характера.

ЗАКОН О ЗАПРЕЩЕНИИ ДЕТСКОЙ ПОРНОГРАФИИ 1995 ГОДА

Созданная при помощи компьютера детская порнография представляет такую же опасность благополучию детей, как и фотографическая детская порнография.

Разумеется, что возможность создавать реалистичные изображения и эффекты при помощи компьютерной анимации хорошо известна десяти миллионам любителей кино, кто видел такие последние бестселлеры, как «Парк юрского периода», «Смерч» и «День независимости». Появление новых технологий создания фотографий и компьютерных изображений, а также их постоянное упрощение и удешевление да. т людям возможность создавать при помощи домашних компьютеров визуальные изображения детей, участвующих в действиях явно сексуального характера, которые практически неотличимы от оригинальных фотоизображений реальных детей, участвующих в действиях явно сексуального характера — материал, выходящий за рамки настоящего федерального закона. Как заявил Ди Грегори, исполняющий обязанности помощника генерального прокурора США:

Педофилы уже давно создали и используют измененные или подправленные изображения. В прошлом эти изображения прошли путь от вырезок из журналов, грубо смонтированных с фотографиями детей, живущих поблизости от педофила, до искусно созданных коллажей, которые вначале были старательно смонтированы, а затем повторно сфотографированы и в этом случае только при тщательной экспертизе можно обнаружить, что изображение ненастоящее. Однако то, что было просто в прошлом, то есть быстрое разоблачение изображений-фальшивок при помощи тщательной экспертизы, может больше не сработать, так как используемое специальное программное обеспечение для обработки изображений, а также аппаратные средства компьютера позволяют создать очень правдоподобный фотомонтаж детей, участвующих в действиях явно сексуального характера. Вскоре будет вовсе необязательно совращать детей для производства детской порнографии, использующей ребенка и унижающей его достоинство, а также способной в дальнейшем сильно ему повредить. Все, что будет нужно, — это недорогой компьютер, свободно распространяемое программное обеспечение и фотография соседского малыша, идущего в школу или ждущего автобуса.

Компьютеры могут быть использованы для изменения совершенно невинных изображений детей, взятых из книг, журналов, каталогов или видеофильмов, и создания визуальных изображений этих детей, участвующих во всех мыслимых и немыслимых видах сексуальных контактов. Детский порнограф из Канады был осужден за то, что копировал на компьютер безобидные изображения детей из книг и каталогов, чтобы затем, при помощи компьютера, подредактировать эти изображения: снять с детей одежду и поставить в позы, имитирующие занятие ими сексом с другими детьми, взрослыми и даже животными.

Технология создания изображений с помощью компьютера дает возможность создания порнографических изображений для удовлетворения сексуальных предпочтений отдельных извращенцев. По заявлению доктора Кляйна, сделанному 4 июня 1996 года, большинство педофилов и растлителей малолетних склонны к детской порнографии в своих сексуальных предпочтениях, или, говоря проще, любят внешний вид детей, позирование несовершеннолетних, а также половые акты с их участием. Возможность корректировать или, иначе говоря, изменять картинки при помощи компьютера для получения любого желаемого детского порнографического изображения позволяет педофилам и создателям порнографии создавать порно «на заказ». Такая порнография будет оказывать более сильное влияние на заказавшего ее человека, таким образом, увеличивается и опасность, которую этот материал представляет для детей. Растлитель малолетних или педофил может, монтируя, либо изменяя невинный рисунок или фотографию ребенка, которого он находит сексуально привлекательным или желанным, в неограниченном количестве создавать любые порнографические изображения с этим малышом, способные увеличить его половое влечение к этому конкретно взятому несовершеннолетнему, что может иметь трагические последствия для ребенка. Созданные на компьютере изображения могут быть показаны ребенку для его совращения или шантажа с целью подчинения сексуальному насилию или эксплуатации. Также эти изображения могут быть показаны его друзьям для того, чтобы совратить их. Доктор Кляйн утверждает, что ребенок может быть сильно травмирован, увидев себя на таких компьютерных изображениях.

Компьютеры могут быть также использованы, чтобы так изменить «откровенные» фотографии, фильмы и видеозаписи, чтобы обвинители не смогли опознать на них людей или доказать, что при создании этих преступных материалов использовались дети. Технология может позволить преступникам избежать наказания за нарушение существующего закона, даже в случае, когда на фотографиях запечатлены реальные случаи сексуального насилия или эксплуатации несовершеннолетних детей. Вскоре наступит такой день, если он уже не наступил, когда наша неспособность отличить настоящую детскую порнографию от фальсифицированной вызовет у нас вполне обоснованные сомнения в том, что перед нами находится настоящее изображение настоящего ребенка, подвергающегося растлению или эксплуатации. Если правительство, дабы разрешить эти обоснованные сомнения, продолжит при помощи экспертиз доказывать, что пересылаемые фотографии, контрабандные журналы или фильмы, продаваемые картинки и передаваемые в Интернете компьютерные изображения на самом деле являются настоящими изображениями реальных принуждений несовершеннолетних к секс-съемкам, то тогда у нас всякий раз будут основания для предъявления обвинений в эксплуатации детей или в съемках детской порнографии.

«Неприкрытый генитальный символизм — явный и раздражающий: фаллический указательный палец матери оттягивает нижнюю губу открытого рта ребенка, символизирующего женские половые органы» (из книги «Media Sexploitation»)


В добавление к нашим предположениям о том, что этот материал (созданная на компьютере детская порнография) создаст серьезные проблемы в будущем, скажем, что мы уже столкнулись со случаями, когда создатели порнографии пытались использовать для своей защиты несовершенства существующего законодательства. Например, в самом первом судебном разбирательстве «Соединенные Штаты против Кимброу», где подсудимый обвинялся в импортировании детской порнографии при помощи компьютера, ответчик для своего оправдания доказал, что здесь могли быть использованы существующие в настоящее время компьютерные программы для изменения фотографий взрослых и превращения их в фотографии детей. На этом основании защита аргументировала, что обвинению будет затруднительно доказать, что на каждой из фотографий с изображением якобы детской порнографии действительно изображен настоящий несовершеннолетний, а не взрослый, внешность которого изменили, чтобы он был похож на ребенка, и что подсудимого следует оправдать в случае, если обвинение затрудниться это сделать.

В этом деле защита выиграла при помощи тщательно проведенного перекрестного допроса и предъявления в суде некоторых из журналов, откуда были отсканированы позднее обработанные на компьютере изображения. Однако стоит отметить, что дело Кимб-роу разбиралось в 1993 году, когда технология находилась на самой ранней стадии развития и потому защита была не столь эффективна, как она могла бы быть в будущем. Вместе с тем и журнальные архивы сейчас были бы менее убедительны для обвинителей, так как сегодня при создании детской порнографии вовсе не обязательно брать оттуда картинки за основу. Можно создать их непосредственно в программах для работы с изображениями. В этом случае правительство уже не сможет предъявлять для сравнения первоисточники в виде журналов детской порнографии.

Таким образом, применение создающихся законов, препятствующих эксплуатации детей в сексуальном плане при создании, распространении или владении детской порнографией, требует обновления Федерального закона с тем, чтобы он не отставал от технологий порнографии.

Некоторые могут утверждать, что, поскольку в результате компьютеризированного производства детской порнографии этот процесс непосредственно не принуждает настоящих детей участвовать в действиях явно сексуального характера, или, говоря иначе, власти, ответственные за применение соответствующих законов, не в состоянии доказать участие реальных детей в действиях явно сексуального характера, то подобный материал не наносит никакого вреда и никак не угрожает нашему подрастающему поколению, и нам следует открыть правосудию глаза на это обстоятельство. Такая точка зрения не учитывает реальное положение вещей с сексуальным насилием и эксплуатацией детей, а также в расчет не берется та важная роль, какую детская порнография играет в подобном криминальном поведении.

Как обсуждалось выше, основной вред, причиняемый несовершеннолетним детской порнографией, заключается в ее воздействии на зрителей. Сюда, помимо прочего, относятся растлители малолетних и педофилы, использующие подобные материалы для стимулирования и усиления своего полового влечения. На людей с такими сексуальными отклонениями одинаково равный эффект оказывает и детская порнография с участием настоящих детей, и изображения, частично или полностью созданные при помощи компьютера. Для такого созерцателя детских порнофотографий различие не заметно, так как его психика всегда воспринимает подобные картинки как изображения с участием настоящих детей.

Как было заявлено по поводу детского сексуального насилия и эксплуатации исполняющим обязанности помощника генерального прокурора США Ди Грегори, а также миссис Джепсен, доктором Кляйном и мистером Тэйлором на заседании комиссии 4 июня 1996 года, «опасность, причиняемая реальным детям, совращаемым и растляемым при помощи детских секс-фотографий, одинаково велика как в случаях, когда «порнограф» или растлитель использует изображения, частично или полностью созданные при помощи электронных, механических или иных средств, включая компьютер, так и в случаях, когда используемый материал состоит из настоящих фотографий реальных детей, участвующих в действиях явно сексуального характера».

«Только задумайтесь: все эти украшения прилагаются к средству для полоскания рта» (из книги «Media Sexploitation»)


Пр. 1237 закроет в федеральных законах о эксплуатации детей лазейку, касающуюся использования компьютера и даст власти, ответственной за применение этих законов, необходимый ей инструментарий для того, чтобы защитить наших детей, остановив все увеличивающийся поток высокотехнологичной детской порнографии. Он впервые введет федеральное нормативное определение детской порнографии. Любое визуальное изображение действий явно сексуального характера, независимо от способа его создания, будет классифицироваться как «детская порнография», если: (а) в его создании был занят несовершеннолетний, принимавший участие в действиях явно сексуального характера, или (б) оно изображает или создает впечатление, что на нем изображен несовершеннолетний, принимающий участие в действиях явно сексуального характера, или (в) рекламирующие или способствующие появлению изображений несовершеннолетних, участвующих в действиях явно сексуального характера. Согласно пр. 1237, созданные при помощи компьютеров детские порнофотографии, которые становятся все более и более неотличимыми в глазах наблюдателей от настоящих фотографий реальных детей, участвующих в действиях явно сексуального характера, и могут причинить не меньший вред детям и обществу, будут, начиная с этого времени, неотличимы от порнографических материалов, созданных с участием настоящих детей, и точки зрения закона.

Порнографические изображения, производящие впечатление, что на них изображены дети, участвующие в действиях явно сексуального характера, включая созданные на компьютере изображения, не подпадают под защиту Первой поправки, так как забота государства о защите детей усиливается посредством запрещения обладания или распространения подобных материалов, по многим причинам подходящих под определение «детская порнография», из дела Фербера. В результате суд обошелся без проверки на непристойность в деле «Миллер против штата Калифорния» и поддержал государственный закон, запрещающий производство и рекламу любых изображений детей, участвующих в действиях явно сексуального характера или непристойную демонстрацию половых органов. Суд поддержал то, что детская порнография не подпадает под защиту Первой поправки, и что «государство имело право на большую свободу действий в урегулировании вопросов, в которых замешаны порнографические изображения детей» по следующим причинам:

Во-первых, государство крайне заинтересовано в «защите физического и психологического благополучия несовершеннолетних». Предотвращение сексуальной эксплуатации и насилия детей представляет чрезвычайно важную государственную задачу.

Во-вторых, по существу, распространение фотографий и фильмов, изображающих половую активность, по меньшей мере двумя способами связано с сексуальным насилием детей. Во-первых, данные материалы представляют собой запись участия детей в непристойностях, причем эти записи могут храниться длительное время и причиняемый ими вред ребенку осложняется их распространением. Во-вторых, сеть сбыта детской порнографии, предполагающей сексуальное насилие над детьми, должна быть уничтожена даже в том случае, если бы мы смогли эффективно ее контролировать. Действительно, очень трудно, если вообще возможно, прекратить эксплуатацию детей, если преследовать только производителей фотографий и фильмов. Самый эффективный, если вообще не единственно возможный способ применения закона может заключаться в уничтожении рынка сбыта для подобных материалов путем назначения суровых уголовных наказаний лицам, продающим, рекламирующим или иными способами способствующим распространению подобной порнографической продукции.

В-третьих, реклама и продажа детской порнографии приносит большие доходы, и это, соответственно, является одной из причин производства такого материала.

В-четвертых, стоимость проведения «живых представлений» и создания фотографической продукции с использованием детей, участвующих в непристойных действиях сексуального характера весьма мала, если не незначительна.

В-пятых, признание и классификация детской порнографии как категории материалов, на которую не распространяется действие Первой поправки, расходится с нашими предыдущими решениями. «Вопрос о том, в каком случае речь защищена Первой поправкой, а в каком нет, часто зависит от содержимого самой речи» («Нью-Йорк против Фербера», см. pp. 756–764).

Запрещение обладанием детской порнографией, созданной при помощи компьютера, заставит педофилов прекратить использование подобных изображений для склонения несовершеннолетних к участию в сексуальных действиях и предотвратит преступления на сексуальной почве против детей. Детская порнография — это не только «фотографии преступных сцен» сексуального насилия и эксплуатации детей, но и орудие преступления для совершения такого насилия и эксплуатации. Это средство подстрекательства педофилов и растлителей малолетних к совершению преступлений, а также средство совращения маленьких жертв. Существует ее неразрывная связь с преступлениями, направленными против детей. Согласно приведенным по делу Фербера (p. 761) словам члена нью-йоркского законодательного собрания: «Ребенку, над которым было совершено насилие, совершенно безразлично, имеют или нет сделанные с его участием материалы какую-либо литературную, художественную, политическую или социальную ценность». Также безразлично совращаемому ребенку, которому показывают детскую порнографию, чтобы склонить или соблазнить его к участию в сексуальных отношениях, или ребенку, убеждаемому или принуждаемому шантажом к вербовке новых жертв или к сохранению в тайне совершенного насилия, был ли этот материал сделан при помощи камеры, компьютера или и того, и другого вместе взятого. Это также безразлично и самому растлителю малолетних или педофилу, использующему изображения детей сексуального характера для стимулирования и усиления своего полового влечения. Совратитель или педофил может даже не знать о том, что изображения не настоящие. Созданные при помощи компьютера картинки, напоминающие изображения несовершеннолетних, участвующих в действиях явно сексуального характера, столь же опасны для благополучия наших детей, как и материалы, созданные при участии настоящих малолеток.

Согласно данному закону становятся нелегальными материалы, содержащие непристойные изображения или демонстрацию детей, участвующих в действиях явно сексуального характера. Не существует различий между содержимым фотографий или фильмов, содержащих подобные изображения и созданных при участии настоящих детей, и содержимым изображений, созданных на компьютере и признанных незаконными согласно этому документу. Конституционная неприкосновенность не распространяется на материалы, «используемые как неотъемлемая часть поведения, нарушающего действующий уголовный кодекс» (см. ibid., p. 762). Законопроект направлен против детской порнографии, которая провоцирует и будет провоцировать педофилов к развращению вполне реальных несовершеннолетних, к их совращению и убеждению участвовать в создании новой порнографии. Как и материалы, созданные с использованием настоящих детей, участвующих в действиях явно сексуального характера, порнографические изображения людей, напоминающие фотографии несовершеннолетних, но сделанные при помощи компьютера, и неотличимые от фотографий реальных детей, тяжелым бременем ложатся на благополучие подрастающего поколения, к которому будет применяться сексуальное насилие и эксплуатация, вследствие того опасного влияния, которое оказывает любая форма детской порнографии на педофилов и их юных жертв. Поэтому вполне допустимо рассматривать порнографические материалы, созданные на компьютере и напоминающие изображения настоящих детей, участвующих в действиях явно сексуального характера, как не попадающие под защиту Первой поправки.

Заинтересованность государства в защите детей также выражается в запрещении владения или распространения созданной на компьютере детской порнографии, так как, если «сеть сбыта детской порнографии» будет наводнена компьютерными изображениями, то это серьезно затруднит применение законов о запрете детской порнографии и эксплуатации. По мере того, как будет развиваться технология создания компьютерных изображений, будет все тяжелее, если вообще возможно, отличить изображения, созданные при помощи компьютера, от настоящих фотографий половой активности детей. И поэтому правительству будет практически невозможно с уверенностью доказать, что на фотоизображении запечатлен настоящий ребенок. Законы, запрещающие обладание детской порнографией, созданной при участии настоящих детей, перестанут обладать исковой силой и педофилы, владеющие порнографическими изображениями реальных детей, станут ненаказуемыми. Неспособность государства определить или доказать использование настоящих детей при создании детской порнографии и, таким образом, уменьшившийся риск наказания за подобные преступления могут повлечь за собой увеличение сексуального насилия и эксплуатации несовершеннолетних для производства детской порнографии.

ПР. 1237 НЕ ПРОТИВОРЕЧИТ КОНСТИТУЦИИ

Для гарантии того, что закон и, в частности, классификация визуальных изображений, «напоминающих» несовершеннолетних, участвующих в действиях явно сексуального характера, как детской порнографии не противоречат конституции, пр. 1237 не меняет и не расширяет существующее и утвержденное законом определение (см. в 18 U.S.A. 2256 [2]) термина «действия явно сексуального характера». Это определение, включая применения термина «распутный», было в судебном порядке рассмотрено и одобрено. «Соединенные Штаты против Нокса», дело отклонено; «Соединенные Штаты против Виганта», дело отклонено. Также см. «Соединенные Штаты против X–Citement Video, Inc.». Пр. 1237 не считает и не собирается считать противозаконными или запрещать создание любых безвредных изображений несовершеннолетних — фотографий, фильмов, любительской видеосъемки или компьютерных изображений. Так, созданная Coppertone реклама лосьона для загара, изображающая маленькую девочку в купальном костюме, а также пресловутое фото, сделанное родителями и изображающее ребенка в ванной или лежащего на ковре из

393

КУЛЬТУРА ВРЕМЕН АПОКАЛИПСИСА

медвежьей шкуры, не подпадает сейчас и не подпадет в будущем под сформулированное в пр. 1237 определение детской порнографии.

Провозглашенное в пр. 1237 запрещение визуальных изображений, напоминающих несовершеннолетних, участвующих в действиях явно сексуального характера, распространяется на запрещенные прежде порнографические изображения, однако не требующие использования настоящих детей при своем создании. Согласно этому закону запрет детской порнографии расширен от порнографических изображений настоящих несовершеннолетних, участвующих в действиях явно сексуального характера, до аналогичного типа изображений, которые практически неотличимы от запрещенных, однако, могут быть созданы и создаются с использованием технологии, не рассматривавшейся или не существовавшей во время принятия федеральных законов, запрещающих детскую порнографию и детскую сексуальную эксплуатацию. Данный закон, не считающий нелегальным весь обширный спектр поведения или речи, защищенных конституцией, не является противозаконным («Осборн против Огайо», 1990).

Многими, в том числе и профессором Фредериком Шауэром, было выдвинуто предположение, изложенное в письменном заявлении от 4 июня 1996 года, о том, что формулировка Фербера, гласящая, что «распространение описаний или изображений сексуальных отношений, не являющихся непристойными и не создающихся при участии живых людей, а также фото или иных изображений живых людей, подпадают под защиту Первой поправки» (см. pp. 764–765) предполагает, что конгресс не может запрещать визуальные изображения, напоминающие несовершеннолетних, участвующих в действиях явно сексуального характера, но созданных без использования настоящих детей. Комиссия не согласилась с этим. В 1982 году, когда по делу Фербера было сформулировано это заключение, еще не существовало технологии, позволявшей создавать визуальные изображения детской сексуальной активности, неотличимые от настоящих фотографий реальных детей, непосредственно участвующих при создании таких фотографий. Впоследствии, несмотря на приведенную выше формулировку из заключения по делу Фербера, которая различает фотоизображения сексуальных отношений «с натуры» и иные визуальные изображения подобных контактов, становится понятно, что и те и иные изображения не подпадают под защиту Первой поправки. Как было засвидетельствовано на комиссии, до и после вынесения решения, детская порнография, созданная при помощи компьютера и порнография, практически неотличимая от фотоизображений настоящих детей, участвующих в действиях явно сексуального характера, оказывают одинаковое влияние как на детей, которым показывают эти изображения, так и на растлителей малолетних и педофилов, создающих и использующих эти материалы. Таким образом, созданная при помощи компьютера детская порнография представляет опасность для благополучия детей, сравнимую с опасностью, которую представляет «настоящая» детская порнография. И поэтому правительство одинаково заинтересовано в запрещении как детской порнографии, созданной на компьютере, так и детской порнографии, созданной при участии настоящих детей.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх