Загрузка...


Тим О’Нил

ИСТОРИЯ МЕСТИ И УБИЙСТВА В ТАЙНЫХ ОБЩЕСТВАХ

Тайные общества существуют — это исторический и антропологический факт. Просто надежную и объективную информацию трудно получить даже о более открытых объединениях, например, о масонах. Охотники на заговоры энергично собирают убедительные доказательства, чтобы придать вес обвинениям в подрывной деятельности и подлой мести, однако эти, зачастую похожие на византийские, заговоры выстроены на сомнительных документах и лишь гипотетических догадках, которые могут убедить разве что других любителей историй про заговоры, втянутых в замкнутый мирок газетных вырезок, ложных силлогизмов и знакомых по телевизионным ток-шоу эмоций.

Поклонники теории заговора любят сбиваться в разные группы. Об охотниках за ересью, поместив их в религиозный контекст, я подробно рассказал в своей статье «Христианская теория оккультного заговора», опубликованной в первом издании «Apocalypse Culture» (1987). Крупная школа светского толка выросла вокруг работы Гэри Аллена «Никто не осмеливается называть это заговором», в которой выводится на чистую воду группа заговорщиков из числа анкиров и сторонников коммунизма, опутавшая своими сетями весь мир и привлекшая на свою сторону Трехстороннюю комиссию, а также Билдербергеров с Рокфеллерами. Эта школа, спародированная Робертом Энтоном Уилсоном в его цикле «Иллюминаты», испытывает относительно небольшой интерес к тайным обществам с более выраженной оккультной направленностью.

Самая известная школа конспирологии берет начало с книги Джона Робисона «Доказательства заговора» (Proofs of Conspiracy). Она появилась на свет в 1798 году и стала источником большинства теорий оккультного/политического заговора, при помощи которых их сторонники стараются уличить масонов, розенкрейцеров, тамплиеров и иллюминатов в страшных попытках разрушить Западную цивилизацию с тем, чтобы на ее обломках наладить гностически-теократическое правление в рамках «Единого мира». В гностицизме, главном конкуренте христианства на протяжении II–IV веков в Римской империи, все живые существа считаются «монадами», то есть чистыми точками света и сознания, существующими за пределами пространства и времени. Конституция Соединенных Штатов была гностической по своей сути попыткой принять участие в восстании против стареющих европейских политических режимов и оформить американский порядок в соответствии с масонскими/иллюминатскими идеалами. Статью американской конституции, где говорится о том, что «все люди созданы равными», следовало понимать не буквально, а в духовном смысле — с точки зрения представлений о человеческом сознании как о «монаде».

Политические потрясения гностического/оккультного характера, происходившие на протяжении последних нескольких столетий, напрямую связаны с континентальным масонством Великого Востока (оно очень отличается от непоколебимо консервативного британского и американского масонства). Строгое соблюдение церемоний и возрождение традиций тамплиеров, практикующееся в континентальном масонстве, — вот ключевые пункты, по которым выстраивается традиция мести у масонов. «Баварские иллюминаты» под руководством Адама Вейсгаупта тоже загорелись революционным пылом и попытались превратить метафизические вещи в политические реалии. Оккультный универсализм, антиимпериализм, доктрина о свободе воли, атеизм и антиклерикализм — все они уходят своими корнями в подобные формы тайных обществ.

Не удивительно, что до того, как Карл Маркс сформулировал свою политико-экономическую теорию, он являлся членом иллюминатской Лиги благочестивых людей. Направление деятельности французского, итальянского и сицилийского континентального масонства в эпоху европейских революций — с 1789 по 1848 год — указывает на гностическую тенденцию, которую можно назвать лишь «антиномичной». В ней отразилось желание заменить централизованные и абсолютистские христианские монархии, основанные на принципе обособленности, всемирной теократией, или правлением Божественного принципа, поставить власть монады выше власти папы римского или короля.

В книге «Доказательства заговора» Робисон делится своим мнением о том, что «Баварские иллюминаты» привили континентальному масонству излишний вкус к разжиганию революций и восстаний против церкви и государства. Справедливость его обвинений смягчается готовностью общественных сил к переменам. Еще до разработки гностической программы для наблюдения за теми, кто использовал Реформацию в качестве прикрытия борьбы с христианской структурой власти, был создан орден иезуитов. Учредив этот орден, папство тем самым признало, что консервативное христианство может прибегать к манипуляции сознанием, конспирации, интригам и убийству точно так же, как любая другая группировка. Пока иезуиты наводняли королевские дворы в Европе и создавали свои школы для воспитания детей в определенном духе, гностики двигались в другом направлении. Чтобы подтвердить верность античным корням и начать создавать культуру на основе рациональности, светскости и науки, в начале XVIII века были учреждены спекулятивное масонство и Британское королевское общество.

Получившее резонанс обнаружение документов, в которых содержались подробности программы Вейсгаупта для «Баварских иллюминатов», а также убийство капитана Уильяма Моргана, раздули в начале XIX века антимасонскую истерию (считалось, что масоны похитили и убили Моргана из-за того, что он угрожал обнародовать их секреты). Ошеломительный натиск большевистской революции спровоцировал новую вспышку антимасонских и антиеврейских настроений.

Современная «постробисоновская» школа теории заговора была основана английскими писательницами Нестой Уэбстер, леди Куинсбороу и «Inquire Within» в 1920–1930-х годах. Затем к ним присоединились ориентированные на христианство специалисты по заговорам Салем Кирбан, Роберт Кейт Спенсер, Дже-ралд Уинрод, Констанция Камбей и Тим ЛаХей.

При близком рассмотрении тайных обществ можно обнаружить, что большинство из них было создано из стремления к самозащите, а также с целью обособиться. В такие общества объединялись люди, исповедовавшие неортодоксальную религию, имевшие нетрадиционные сексуальные и даже художественные пристрастия. Вместе с тем Робисон был прав, отмечая, что некоторые тайные общества были основаны исходя из политических и подрывных устремлений. «Баварские иллюминаты» и Национал-социалистическая партия — вот два хорошо знакомых примера группировок, начинавших с мистического по сути мировоззрения, а затем направивших свои силы в реальную политику. Такие объединения следует отличать от тех, чьи участники ставили перед собой исключительно политические, националистические либо подрывные цели, как, например, итальянские карбонарии, или «углежоги». Мистически-политические и чисто политические объединения необходимо внимательно отделять от чисто мистических или магических, таких, как Авиньонские иллюминаты или мартинисты, цели и средства которых оставались загадкой. Подобные объединения любят и «отдать должное Цезарю», и придерживаться мистических верований в повседневной жизни.

В истории тайных обществ, имеющих политические цели, прослеживается поразительная тенденция, связанная с местью, убийствами, контролем сознания, терроризмом и макиавеллизмом самого высшего сорта. Хашашины, чьим коньком был терроризм, обогатили наш словарь словом «ассасин» (убийца).

Случившийся в VII веке раскол мусульманского мира — борьба между «ортодоксальными» суннитами и «еретическими» шиитами — привела к кровавой междоусобице, охватившей весь мир. Оставшиеся в меньшинстве шииты, опасаясь жестоких репрессий со стороны суннитского большинства, решили вредить своим противникам, используя систему строгой секретности и подпольного накопления политического и духовного влияния. Знаменитые «Каирская ложа» или «Обитель мудрости» открыто действовали как университет, однако в действительности служили прикрытием политических интересов шиитов. Студенты этого «университета» постепенно проходили девять посвящающих ступеней обучения, двигаясь от ортодоксальной веры к крайнему радикализму. Интересно отметить, что подобная девятиуровневая система по-прежнему используется во многих масонских и розенкрейцеровских объединениях, действующих в Соединенных Штатах и Европе, хотя радикализм первоначального учения сохранился лишь кое-где.

Чередование путаницы и уверенности обеспечивала в «Обители мудрости» техника манипулирования сознанием, перекликающаяся с современными способами контроля над разумом.

Из «Каирской ложи» в середине XI века вышло немало фанатиков-шиитов. Они проникли в средоточие суннитского ислама — в Багдадский халифат. Ложа контролировала халифат вплоть до начала экспансии турецких династий, которая подорвала власть «Каира» при помощи оружия. В 1123 году университет был закрыт, однако один радикальный шиит по имени Хассан-и-Саббах прочно усвоил преподанные ему там уроки. Потерпев горькую неудачу в личной жизни и политической карьере, он ушел в горы на территории Персии и в конечном итоге достиг Аламаута, неприступной горной крепости. Под защитой ее стен он приступил к выполнению огромной задачи — обретению абсолютной власти в исламском мире и даже далеко за его пределами посредством медленной подрывной деятельности и манипулирования.

Хассан начал с набора молодых парней из окрестных деревень. Он необратимо воздействовал на их сознание, используя удивительно простой метод контроля над разумом. Хассан обильно пичкал молодых и впечатлительных крестьян гашишем, а потом завязывал им глаза и вел в сад, который он разбил в дальнем и хорошо охраняемом ущелье у подножия горы Аламаут. Когда с одурманенных крестьян снимались повязки, на них обрушивались вызванные наркотиком видения струящейся воды, экзотических растений, животных и прекрасных гурий — танцующих девушек. Затем Хассан говорил новичку, что это и есть обещанный в Коране рай, и что тот непременно попадет туда, если только пойдет за ним, за Хассаном, и отдаст жизнь, если потребуется. Некоторые современные историки начали подвергать сомнению реальное существование легендарного «сада» Хассана, однако эти сведения могут служить метафорой, указывающей на то, что он использовал гашиш и девятиступенчатое обучение «Каирской ложи» для того, чтобы вербовать людей.

Стратегический расчет Хассана состоял в том, чтобы внедрить своих последователей в королевские дворы по всему Средиземноморью, Ближнему Востоку и Европе и вызвать к ним доверие. В наименее ожидаемый момент, который нередко наставал спустя годы после внедрения, член королевской семьи погибал от удара ножом, после чего убийца объявлял власть Хассана и совершал самоубийство. Вскоре Хассан довел многих монархов до состояния паранойи. Лишь в XIII веке, когда заявила о себе военная мощь монгольских завоевателей, тайная сеть ассасинов начала разрушаться.

Историки допускают, что ассасины и тамплиеры пошли на несколько подозрительных политических, экономических и «культурных» обменов, что помогло перенести систему «Каирской ложи» на Запад, где она привилась во многих местных тайных обществах и мистических организациях. Морфологическое сходство розенкрейцерства (которое, как считалось, пришло на Запад из Аравийского полуострова), спекулятивного масонства, иллюми-натства и всех прочих обществ, ведущих свое происхождение от тамплиеров, просто поразительно. Необходимо помнить и о том, что система Хассана работала как средство духовной инициации в мистическом опыте суфизма. Также Хассан надеялся создать суфийскую теократию и стать при этом ее главным имамом.

Появившееся в XIII веке в Европе общество под названием «Vehmgericht», или «Священный Вейм», почти наверняка испытало влияние организации Хассана. Считается, что слово «вейм» происходит от арабского слова «fehm» — мудрый. На протяжении XIII столетия «мудрые» просветленные мистики применяли свой «гнозис» в условиях царившего в Европе беззакония довольно необычным образом.

Если делался вывод о том, что преступник нарушил один из «христианских» законов «Вейма» (а у последнего была разработана особая система юриспруденции), все мужское население деревни пострадавшего собиралось где-нибудь на открытой пустоши. Не явиться на это собрание значило подписать себе смертный приговор. Лица судей и палачей были скрыты под капюшонами, а у обвиняемых не было никакой возможности защищаться — они должны были безропотно выслушать вердикт суда. Самые незначительные нарушения карались переломом ног. Утех, кто приговаривался к смертной казни, был выбор — либо медленно умереть в камере пыток (это «Вейм» изобрел печально известный гроб с шипами), либо стать Vogelfrie (буквально — «свободным, как птица»). При этом осужденному предоставляли свободу, но на него начиналась охота. Охотником становился член «Вейма». Лишь немногим удалось спастись от широких сетей «Вейма», а многие просто сдавались, не в силах выдержать террора. К XV столетию «Вейм» обрел такое могущество, что мог приказать императору Священной Римской империи явиться в один из его судов как обычному преступнику. Ходили слухи, что «Вейм» продолжал существовать и в XIX веке. Предполагалось, что эта организация стала образцом для эсэсовских «вервольфов».

Гипотетическая связь с убийцами-фанатиками и тамплиерами часто прослеживается в истоках современного масонства Шотландского устава. Когда тамплиеры обрели огромное финансовое, политическое и духовное влияние по всей Европе, они естественно стали мишенью для удара и со стороны папы, и со стороны императора. Неожиданные репрессии, которым подвергли тамплиеров агенты Филиппа Красивого, застигло Европу врасплох. Считается, что, будучи в тюрьме и ожидая сожжения на костре, Жак де Моле, Великий магистр тамплиеров, основал четыре тайные ложи на задворках Европы, подальше от взора Церкви и государства. Одна из лож была предположительно создана в Эдинбурге, отсюда и пошло название «Шотландский устав». Целью этих лож стала месть тамплиеров монархии Бурбонов и папству. Согласно более поздней масонской доктрине, тамплиеры верили в господство свободы, равенства и братства и тайно проповедовали преимущества всеобщей просвещенной теократии по образцу платоновской Республики. Острие убеждений тамплиеров, позаимствованное у мусульманских убийц, заявляет о себе в известной истории, связанной с казнью представителя династии Бурбонов короля Луи XVI во время Французской революции. По преданию, когда лезвие гильотины обрушилось на шею короля, кто-то из толпы, теснившейся вокруг эшафота, крикнул: «Ты отмщен, Жак де Моле!».

Масоны, жившие в XVIII веке, явно приняли легенду тамплиеров близко к сердцу. Несколько ступеней Шотландского устава начали устанавливать исторические связи с более ранними объединениями, то есть с розенкрейцерами и тамплиерами. Тамплиер-ские ступени сходятся в «Черной ложе», в «Лагере» и для пущей эффектности — в «Ложе мести». В процессе ритуала, частью которого является символический удар кинжалом по двум черепам, олицетворяющим монархию Бурбонов и папство, новичку рассказывают историю мести, уходящей своими корнями в Средние века. Неофитов, одетых в черный бархат и черные перчатки вместо перчаток белого цвета, обычных для остальных ступеней Шотландского устава, ведут в комнаты. Ранги кинжала, известные как Пятнадцать избранных, Магистр девяти избранных (отзвуки «Каирской ложи»?), Шевалье Избранный и Шевалье Кадош — все присутствуют на церемонии, облаченные в черные одежды и вооруженные кинжалом убийцы. Масонство Великого Востока, действующее во Франции и Италии и воплощающее собственную версию Шотландского устава, отличается открытым атеистическим, антихристианским характером и тяготеет к обеим крайним точкам политического спектра. Разворачивающаяся драма масонской ложи П-2 (Propaganda due) и ее проникновение в итальянское правительство, Ватикан и даже в мафиозные структуры указывает на то, что радикальное масонство времен Французской революции и карбонариев еще живо. Широко бытует мнение, что эти радикальные ложи финансово помогают многим террористическим группировкам, не дающим покоя Европе. Если посмотреть на ситуацию именно в таком свете, то можно считать, что методам современных фанатиков-убийц дало начало наследие хашашинов, попавшее в Европу в эпоху Средних веков.

Теперь ясно, что, по меньшей мере, одно элитное подразделение СС (Schutz Staffel, или «защитный эшелон», личная охрана Гитлера и особая полиция) испытало на себе значительное влияние традиции «Вейма». Когда в конце Второй Мировой войны высший офицерский состав СС понял, что Германия будет вынуждена вести партизанскую войну, чтобы выжить, была создана сплоченная группа специалистов-убийц с целью устранения ключевых фигур союзников. Это была знаменитая организация Unternehmung Werwolf, сознательно скопированная с Vehmgericht, чтобы добавить древнего террористического великолепия к уже имевшейся чудовищной силе. Вышло так, что вервольфы смогли совершить лишь одно крупное убийство до конца войны, лишив жизни мэра оккупированного Аахена. И все-таки очарование их имени и связанной с ними легенды было настолько велико, что командование союзников оказалось введено в заблуждение, поскольку решило, что баварские Альпы просто кишат тысячами партизан и убийц. Это предположение существенно повлияло на стратегию союзников в то время.

Долгая и сложная история мести и убийства оказала сильнейшее воздействие на характер современного терроризма, разведки и контрреволюции, а началась она с одного-единственного недовольного шиита-исмаиилита, наделенного умом и хитростью, которых хватило для того, чтобы найти средство терроризировать весь мир, контролировать его и властвовать над ним… Хассана-и-Саббаха!









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх