• Зеленое золото
  • Какой чай самый лучший?
  • На новой родине
  • Фабрика волшебного напитка
  • Умеем ли мы пить чай?
  • Чай с ягодами
  • Чай с «позолотой»
  • Чай с лимоном или сливками
  • Пасечный чай
  • Лесной чай
  • Чайный напиток «Поздний вечер»
  • Чайный напиток «Самоварная песенка»
  • Черный дракон
  • Часть первая

    Чай... Это короткое созвучие впитало в себя смысл легенд и научных трудов, народной молвы и государственных документов. Историческую жизнь чая, основанную на отношениях его производителя и потребителя, регламентировали императоры и богословы, врачи и гурманы, поэты и купцы, философы и художники, ученые и политики, правительства и контрабандисты... разные виды и сорта чая могут быть совершенно не похожи один на другой, и даже прекраснейший чай можно по-разному готовить и по-разному воспринимать – и как вожделенный нектар и как подкрашенный кипяток.

    Чай многогранен, чай многолик... Хорошо ли вы с ним знакомы?

    Специалисты, называемые титестерами, определяют качество каждой партии, устанавливают ее сорт.

    Титестер – слово английское. Оно означает «опробователь чая». Титестеры – это специалисты чайного производства, обладающие особыми способностями дегустаторов. Техника пасует перед их искусством: приборы не могут заменить тонкого вкуса, совершенного обоняния и, главное большого опыта, профессиональной «вкусовой памяти» и обширных знаний оценщиков чая. Перед тем как приступить к дегустации, титестеры избегают острых, пахучих блюд и любых спиртных напитков. Они не пользуются душистым мылом и одеколоном. Титестерам нельзя простужаться, нельзя нервничать: ничто не должно отвлекать их во время работы, простой на первый взгляд, но удивительной по результатам.

    На столе проб расставлены фарфоровые чашечки с чаем, налитым из фарфоровых чайничков, в которых он был заварен в строго стандартном соотношении с количеством воды и выдержан в них ровно пять минут. Ароматные струйки пара поднимаются ввысь. Титестер берет одну из чашек, всматривается в цвет настоя. Пробует на вкус. Вдыхает запах оставшейся в чайнике влажной массы чаинок. И уверенно называет сорт!

    Чай, прежде всего, должен иметь хороший «букет» – сочетание вкуса и аромата. В этом отношении идеальные чайные образцы могут достигать поистине неземных высот, и я с полной убежденностью говорю: поэт оценит их вернее, лучше, чем товаровед. Но титестеры – это все-таки не столько поэты, сколько товароведы. Во вкусе чая они оценивают «тело» настоя (его так называемую экстрактивность), различают вкус «полный», то есть достаточно интенсивный приятно-терпкий, а разные вкусовые оттенки могут охарактеризовать такими словами, как «крепкий», «смачный», «грубый», «слабый», «мягкий».

    Порицают титестеры вкус «горький», «плоский», «пустой», «низкий». Аромат они любят «приятный», «сильный», «нежный», а по специфике он может быть еще и «розанистый», «медовый», «цветочный», «лимонный», «хлебный», «кожистый» и другой, но не должен иметь таких свойств, как «придымленность», «прижаристость», «кисловатость», оттенки зелени, сырости, затхлости.

    Применяют чуткие ценители чайных ощущений и такие термины, как «чистый», «ровный», «слабонежный». Можно услышать от них даже про «задушенный» вкус – это звучит уже прямо-таки трагически! Заметим однако, что одним и тем же словом – например учтивым эпитетом «приятный» – титестер может охарактеризовать чай самого высокого сорта. Да, титестерам порою явно не хватает слов.

    Цвет настоя – признак второстепенный, но и он имеет значение: лучший черный чай дает более яркий настой, худший – более тусклый, а чай темный или мутный вообще не годится.

    Проверяют титестеры и так называемую разварку (внешний вид разваренного листа), которая у лучшего черного чая имеет цвет новой медной монеты, проверяют и «уборку» частиц сухого чая – однородны ли они по размеру, хорошо ли скручены. Для черного чая высшего сорта при черном цвете общей массы характерны частицы «золотистого типса» – золотисто-желтые чаинки, полученные из почек (нераспустившихся верхних листочков) молодого побега; для низших сортов – красноватые «палки» (частицы стебельков позднего и более грубого листа) на пестром, буроватом общем фоне. Все это позволяет уточнять оценки, которые титестеры, работающие на фабриках, дают как контролеры технологического процесса, а в министерстве – как прямые представители потребителя, защитники его интересов.

    Много есть хороших напитков – прохладительных, питательных, целебных, и каждый по-своему знаменит. Но с чаем не сравнится никакой другой: его знают и любят широкие массы людей на всех континентах. Чай пьют во всех возрастах, при всех диетах, во всякое время года. Его пьют в праздники и в будни – как лакомство и как лекарство, за дружеской беседой и за рабочим столом. Чай – верный друг человека на всем его жизненном пути. Он дает нам радость и бодрость, бережет здоровье и лечит!

    В народе говорят, что человек, пьющий чай, доживет до 150 лет, а пьющий кофе – лишь до 130. В этой шутке немалая доля правды.

    Чем же заслужил чай такое внимание к себе, такую любовь?

    О полезных свойствах чая люди узнали гораздо раньше, чем научились готовить из него напиток, покоривший их со временем своим неповторимым вкусом и ароматом. Чай высших сортов, хорошо заваренный, крепкий, горячий – этот действительно хороший чай, который настоящий ценитель пьет с чувством, не наспех, – не уступит по своей волшебной прелести, по приносимому им изысканному наслаждению ни лучшему вину, ни кофе, ни какао, ни какому-либо другому напитку. Вместе с тем ни один напиток не имеет такого богатого комплекса биологически ценных, целебных качеств, причем важно отметить, что самые основные из них были открыты в последние десятилетия многовековой культуры чая и известны еще далеко не всем.

    Классическими работами И. П. Павлова было доказано, что вещества, содержащиеся в чае, тонизируют центральную нервную систему, усиливают сердечную деятельность, возбуждают желудочную секрецию.

    В листьях чая содержатся ценные, животворные вещества – танин, кофеин, теобромин, теофиллин, витамины, микроэлементы, эфирные масла. В большей или меньшей степени все они сохраняются в готовом чае и вместе с другими полезными соединениями переходят в настой.

    Для приготовления чая с апреля по ноябрь собирают молодые верхушки побегов (флеши), на которых имеется не более трех молодых листьев. Листья расстилают на полках и завяливают, в результате они становятся мягкими. Затем их скручивают, в таком виде в них продолжается процесс брожения. В этот период чай хорошо поглощает пахучие вещества и его часто подвергают ароматизации цветками жасмина и другими растениями. К концу брожения листья приобретают специфический чайный аромат и медно-красную окраску. После сушки горячим воздухом в специальных сушилках выбродившие листья приобретают черный цвет. В таком виде чай поступает на чаеразвесочные фабрики.

    В листьях чая содержится порой до 35% дубильных веществ, алкалоиды – кофеин (2–5%), теофиллин, теобромин и другие, флавоноиды, гликозиды, эфирное масло, ферменты, витамины С (156–233 мг%), А, К, Р, РР, минеральные и другие вещества. Различные сорта черного байхового чая содержат разные количества полезных веществ. Так, в индийском чае больше, чем в других сортах, кофеина, танина и экстрактивных веществ, поэтому он дает густой настой и сильнее тонизирует организм, но отличается терпкостью и некоторой резкостью вкуса. Из отечественных сортов близок к индийскому по своим свойствам краснодарский чай. Грузинский и азербайджанский сорта чая, как и китайский, отличаются более мягким вкусом и ароматом. Любители чая смешивают при заваривании несколько разных сортов с целью улучшения вкусовых и ароматических свойств напитка. В настоящее время выпускаемые чаеразвесочными фабриками некоторые высшие сорта Российского или Грузинского чая содержат определенное количество индийского или китайского. Например, грузинский чай «Экстра» состоит из 75% грузинского и 25% индийского, а в высшем сорте азербайджанского имеется 40% китайского чая и т. п. Следует напомнить, что при длительном хранении чая эфирные масла улетучиваются и теряется специфический аромат, хотя почти все остальные вещества сохраняются. Поэтому чай следует хранить в стеклянной или фарфоровой плотно закупоренной посуде.

    Качество чайного настоя зависит не только от сорта и длительности хранения чая, но и от способа его приготовления. В наши дни наиболее распространено приготовление в «заварном» чайнике очень концентрированного настоя, который добавляется к налитому в чашки кипятку. По другому рецепту в фарфоровый чайник кладут чай (из расчета половина чайной ложки на стакан) и заливают крутым кипятком. Затем минут на пять чайник накрывают грелкой, подушечкой, теплой тканью, после чего разливают настой по чашкам. Заварку в чайнике можно использовать вторично. В этом случае следует доливать кипяток только при свежей, еще не остывшей заварке. Полученный таким образом настой не будет иметь аромата свежего чая, но по количеству полезных веществ, содержащихся в листьях чая не уступает свежеприготовленному напитку. Иногда пользуются и таким способом: заливают чай небольшим количеством сырой воды; спустя несколько минут ставят на огонь, доводят настой до кипения (кипятить нельзя!) и доливают кипятком. Нередко обходятся без чайников и другой специальной посуды: кладут 1/2–1 ложку чая в стакан, заливают кипятком и накрывают блюдцем. Через 3–4 мин настой готов к употреблению. В последние годы разработаны способы производства порошка быстрорастворимого чая (в горячей и холодной воде).

    При приготовлении напитка из чая в горячий настой переходит значительная часть содержащихся в нем физиологически активных веществ, в том числе и витамины. Красно-коричневый цвет и терпкий вяжущий вкус придают настою главным образом танины, а аромат – эфирное масло. Последнее очень летучее, поэтому свежезаваренный чай всегда более ароматен, чем простоявший несколько часов. Улетучиваются эфирные масла и при кипячении, повторном нагревании заваренного чая.

    Стимулирующие свойства напитка обусловлены, в основном, кофеином. В стакане крепкого чая содержится 0,02–0,1 г кофеина, в зависимости от сорта и способа заварки чая. Кофеин занимает видное место в арсенале лечебных средств. Его частично получают из листьев и веток чая, срезаемых при уходе за растениями на плантациях, и чайной пыли, остающейся на чаеразвесочных фабриках. Поскольку крепко заваренный чай содержит значительное количество кофеина, возбуждающего нервную систему и тонизирующего организм, он весьма полезен при упадке сил и истощении, утомлении и понижении умственной активности.

    Кофеин – сильно действующее стимулирующее средство и его нельзя применять при повышенной возбудимости, бессоннице, органических заболеваниях сердечно-сосудистой системы, атеросклерозе и гипертонической болезни. В подобных случаях не рекомендуется употреблять и крепкий чай. Впрочем, и здоровым людям нельзя злоупотреблять крепким настоем, так как это может привести к перевозбуждению нервной системы, беспокойству, учащенному сердцебиению, появлению чувства страха и другим болезненным явлениям. Другой алкалоид, содержащийся в чае, – теобромин – обычно получали за рубежом из шелухи какао. В настоящее время его синтезируют, как и третий алкалоид чая – теофиллин, который применяют главным образом при сердечной недостаточности и как мочегонное средство при застойных отеках. Теофиллин входит в состав «эуфиллина» и «дипрофиллина» – препаратов, применяемых при лечении бронхиальной и сердечной астмы, нарушениях мозгового кровообращения, заболеваниях сердца с застойными явлениями. Все три алколоида чая входят в состав теофедрина, применяемого при бронхиальной астме.

    Так же, как препараты кофеина, чай рекомендуют давать в порядке оказания первой помощи при отравлениях, вызывающих угнетение центральной нервной системы, ослабление сердечной деятельности и дыхания. Чай способствует усвоению аскорбиновой кислоты – витамина С. Экспериментально доказано, что входящие в состав дубильных веществ чая катехины, близкие по строению к витамину Р, повышают усвоение аскорбиновой кислоты и прочность капилляров, уменьшают проницаемость их стенок. Имеются данные о благотворном действии чайного танина при гипертонической болезни.

    Благодаря высокому содержанию танинов чай оказывает вяжущее действие и улучшает пищеварение. Поэтому его назначают больным при острых поносах и других расстройствах кишечной деятельности. Целебное действие чайного настоя в подобных случаях, по-видимому, зависит также и от бактерицидных свойств танинов. Продукт взаимодействия дубильных веществ чая с белками – теальбин – используют в качестве вяжущего средства. Он входит в состав таблеток «тесальбен», употребляемых как вяжущее и дезинфицирующее средство при желудочно-кишечных заболеваниях (по 2–3 таблетки в день).

    Крепкий чайный настой используют и наружно. Для этого перед выходом на солнце рекомендуется умываться чаем. Компрессы из чая снимают боль и жар при солнечных ожогах.

    В Средней Азии широко распространен зеленый чай. Для его приготовления молодые листья, не подвергавшиеся ферментации, сразу же после сбора сушат. Зеленый чай менее ароматен, но физиологически более активен. Спрессованные плитки черного или зеленого «кирпичного» чая готовят из чайного отсева или грубых листьев, собираемых осенью. Рассыпной (байховый) зеленый чай можно заваривать как черный, но для заварки надо брать его вдвое меньше, так как в нем содержится значительно больше танина и кофеина. Хороший настой зеленого чая должен иметь янтарно-желтый цвет.

    В жаркое время года употребление зеленого чая способствует значительному сокращению количества выпиваемой воды. Для этого готовят раствор из расчета 1,5 кг сухого зеленого чая на 1 л горячей воды. Испытания настоя зеленого байхового чая, в который добавляли витамины А, С и группы В, показали целесообразность применения этого напитка с целью улучшения терморегуляции и повышения работоспособности.

    Применение зеленого чая как лечебного средства выявило его бесспорные лекарственные достоинства. Так, на базе Батумской физиотерапевтической больницы проведены наблюдения над больными, получавшими зеленый чай в комплексе с другими методами лечения. В результате установлено, что этот напиток в комплексе с другими лекарствами стимулирует кроветворение, усиливает образование протромбина в печени, улучшает окислительно-восстановительные процессы, способствует нормализации водно-солевого обмена, тонизирует мышцу сердца, повышает упругость и снижает проницаемость стенок кровеносных сосудов. Кроме того, настой зеленого чая помогает снизить артериальное давление в начальных стадиях гипертонической болезни, ведет к снижению уровня холестерина в крови и улучшает самочувствие больных при атеросклерозе. Благотворное влияние напитка отмечено также при ревматизме и хроническом гепатите. Если в качестве лечебного средства настой зеленого чая применяют в комплексе с другими лекарствами, то как профилактическое средство он приобретает самостоятельное значение; рекомендуют пить три раза в день по 60–80 г крепкого настоя. Такой настой готовят из 1 чайной ложки сухого чая на 1/2 стакана кипятка, настаивают 10 мин и затем процеживают.

    Исследования, проведенные в Японии и других странах, показали, что чай, особенно зеленый, обладает определенным противолучевым действием, снижая вредное влияние радиоактивных веществ на организм. Механизм такого действия объясняют связыванием чайными катехинами изотопа стронция 90.

    В Институте биохимии им. А. Н. Баха Академии наук из нижних листьев веточек чайного куста, которые обычно не использовали на плантациях, получили прекрасный краситель для пищевых продуктов. Новый краситель дает гамму цветов от черного до нежно-золотистого. Он не только безвреден, но и содержит полезные для человека вещества. Например, танин – самое ценное вещество чая, придающее ему характерный терпкий вкус, важнейшие целебные свойства. Он играет важную роль в реакциях фабричной технологии, формирующих неповторимый чайный аромат. Кофеин возбуждает сердечно-сосудистую систему, улучшает кровообращение и дыхание, снимая нервную и мышечную усталость, повышая бодрость, работоспособность и умственную активность, улучшает работу почек. Теобромин и теофиллин улучшают кровообращение, расширяют сосуды и, подобно кофеину, стимулируют функции почек. Витамины и микроэлементы активизируют общую жизнедеятельность организма, повышают его устойчивость к болезням. Эфирные масла и некоторые другие ароматические вещества, видоизменяясь в процессе производства, придают чаю его уникальный «букет». При этом они, как и кофеин, обладают некоторым возбуждающим, бодрящим действием, активизируют работу мозга. Красящие вещества придают чаю приятный цвет и в некоторое мере оттенки вкуса.

    Наши предки особенно почитали чай как напиток бодрости, хорошего настроения, как некий биологический стимулятор. Это неувядаемое качество чая мы ценим и ныне, отдавая должное благотворному действию кофеина. В стакане крепкого чая около 0,05 грамма кофеина – примерно столько же, сколько в таблетке от головной боли (недаром чаем издавна лечат головную боль). Кофеин не накапливается в организме, и поэтому чай можно пить повседневно, черпая в этом неиссякаемом чудотворном источнике бодрость, ясность мысли.

    Особенно важно то, что вызываемое чаем возбуждение не сменяется упадком, как бывает при действии наркотиков. Сравнивая действие чая и алкоголя, американский ученый Джинкинс отмечал, что алкоголь, чрезмерно возбуждая нервную систему, сразу же ее угнетает, чай же возбуждает ее умеренно и без отрицательных последствий. Абсолютное преимущество чая перед любым алкогольным напитком заключается в том, что он стимулирует высшую нервную деятельность человека, совершает то, что мы называем в обиходе повышением умственных способностей.

    Человек, по данным института психологии при Мюнхенском университете, выпив пол-литра пива, содержащего 15 граммов алкоголя, проходит через короткую стадию небольшого улучшения умственной деятельности, но уже через 20 мин наступает депрессия, которая после приема крепких алкогольных напитков наступает сразу и надолго. Совсем другой эффект дает стакана чая: он повышает нервно-психическую деятельность человека более чем на час, причем на 1/2 часа активизирует умственные способности примерно на 10%. Высший подъем втрое превосходит тот, какой способно дать пиво, и никогда не бывает спада ниже нормы.

    Чай бодрит усталого человека. Общее тонизирующее его действие начинается вскоре после того, как он выпит, и продолжается около 6 часов.

    «Чай придает человеку решимость, увеличивает способность перерабатывать впечатления, располагает к сосредоточенному мышлению», – говорит известный французский физиолог Молешотт. По его заключению, по сравнению с кофе чай меньше возбуждает фантазию и дает возможность выполнять умственную работу с большим спокойствием и сосредоточенностью, не вызывая такого перенапряжения мысли, какое вызывает кофе (хотя кофеина в крепком чае может быть и не меньше, чем в кофе). Это объясняется тем, что в чайном настое кофеин содержится в виде соединения с танином (танната кофеина), который действует мягче, чем чистый кофеин.

    Тонизирующее, бодрящее действие чая хорошо знают наши космонавты, летчики, водолазы, спортсмены. Они пьют его и по своему обычному рациону, и в особо ответственных случаях. Даже бразильские футболисты, жители классической «кофейной» страны, пьют перед выходом на поле не кофе, а чай.

    В Англии во время Второй мировой войны чай бесплатно давали рабочим военных заводов, а владельцы некоторых предприятий практикуют это и сейчас, как выгодную меру, повышающую производительность труда.

    Улучшая настроение, чай делает человека более благодушным, миролюбивым, поэтому давняя традиция предписывает пить его на дипломатических встречах, при важных переговорах.

    Целый комплекс исключительно ценных свойств придает чаю танин. Он является сложной смесью различных фенольных соединений, в которую собственно танин, знакомый нам по приятно-терпкому вкусу так входит как одна из фракций. В остальную часть танина входят несколько катехинов – соединений горького вкуса, обладающих высокой биологической активностью. Именно они придают чаю, как это доказали А. Л. Курсанов, М. Н. Запрометов и другие советские ученые, одно из его важнейших свойств – свойство витамина Р. Они имеют сходное с ним молекулярное строение и действуют даже лучше препаратов самого витамина, изготовленных из других растений, включая и наиболее сильный из них – рутин, получаемый из цветков гречихи (между прочим, в чае содержится также и рутин). Применение препарата из катехинов чайного листа дает очень хорошие и быстрые результаты при лечении повышенной хрупкости капилляров, связанной с заболеванием или старческим возрастом, – он возвращает им эластичность, прочность и проницаемость. Такой препарат и обычный чай в значительной мере действуют как лекарство не только на пораженные капилляры, но и на заболевания, ведущие к этому поражению.

    Опытами биохимика М. А. Бокучава и исследованиями врача С. И. Бердыевой было выявлено и другое свойство катехинов – их прямое антимикробное действие на дизентерийные, тифо-, паратифозные и кокковые бактерии. При дизентерии зеленый чай издавна применялся как активное лекарство, быстро и надежно излечивающее болезнь. Надо полагать, что сравнительно низкий процент желудочно-кишечных заболеваний в Средней Азии объясняется давней приверженностью ее народов к зеленому чаю.

    В связи с этим отвар зелёного чая (ОЗЧ) предложили для лечения дизентерии. Для этого 100 г сухого зелёного чая заливают 2 л воды, настаивают около 30 мин, кипятят, периодически помешивая, в течении часа. Полученный отвар фильтруют через 2–3 слоя марли, а остаток (заварку) снова заливают и кипятят в течение 40 мин, после чего также фильтруют. Затем оба фильтрата смешивают, разливают в чистые бутылки и стерилизуют. Простерилизованный ОЗЧ можно хранить при обычной комнатной температуре 3 мес, а в холодильнике – до 6 мес. Принимают отвар по 1–2 столовые ложки 4 раза в день за 20–30 мин до еды (детям до года дозируют препарат чайными ложками, а старше года – десертными). При острой дизентерии курс лечения длится 5–10 дней, а при хронической – 15–20 дней. Препарат можно применять при энтероколитах, колитах, диспепсии.

    Катехины обладают еще и тем замечательным свойством, что содействуют накоплению в организме и усвоению витамина С. Понятно, какое важное значение имеет оно при болезнях, связанных с недостатком этого витамина. В свою очередь, витамин С усиливает действие катехинов. Поэтому комбинация витаминов Р и С особенно эффективна при многих болезнях как профилактическое средство. Поскольку в чае витамина С меньше, чем катехинов, можно усиливать целебные свойства напитка, добавляя его прямо в чашку.

    Чайный танин способствует нормальному действию пищеварительного тракта, усвоению пищи организмом, поэтому завтракать, обедать, ужинать следует обязательно с чаем.

    Наконец, японские ученые открыли совершенно особую способность танина зеленого чая: он поглощает и выводит из организма радиоактивный стронций-90, предупреждая развитие лучевой болезни и белокровия. Помогает зеленый чай и при уже развившейся лучевой болезни. Ему обязаны жизнью многие жители Хиросимы, пострадавшие при атомном взрыве, – те, что переселились в чаепроизводящие районы и пили много этого напитка.

    Особо активное профилактическое и лечебное действие зеленого чая объясняется тем, что в нем примерно в два раза больше танина, чем в черном (до 30%), причем этот танин содержит в несколько раз больше катехинов (около 20% сухой массы чая). Однако и в черном чае катехины проявляют полезные свойства – 3–4 стакана такого чая содержат суточную норму витамина Р. Для зеленого чая эта доза сокращается до одного стакана (2 грамма сухой массы).

    Кроме катехинов, действующих как витамин Р, в чае содержатся необходимые организму витамины С, В1, В2, РР, К и многие другие – почти все, какие сейчас известны. Часть этих витаминов переходит в настой. Особенно много витамина С в зеленом чае (в 10 раз больше, чем в черном). Больше в нем и некоторых других витаминов.

    Одна из чайных аминокислот – глутаминовая – способствует восстановлению истощенной нервной системы. Фосфорные соединения чая питают нервные ткани. Чай активизирует кроветворное действие печени и селезенки, способствует своими железистыми соединениями образованию гемоглобина, формированию красных кровяных телец, обогащает кровь витамином С. Гликозиды, в известной мере формирующие чайный букет, как и катехины, имею Р-витаминную активность.

    Содержащийся в чае фтор предохраняет от болезней зубы (если пить чай без сахара). Есть в нем и йод – признанное антисклеротическое средство (борьбе с которым способствует и действие катехинов). Чай помогает при некоторых формах гипертонической болезни. Антисклеротическое и антигипертоническое действие чая доказано исследованиями, проведенными врачами Батумской физиотерапевтической больницы под руководством доктора медицинских наук Е. К. Мгалоблишвили. Возможно, что антигипертоническое действие на организм в какой-то мере оказывает чайный теобромин (соль теобромина – диуретин широко применяется при лечении этого заболевания).

    Смолистые вещества чая фиксируют, сохраняют его аромат, а некоторые из них и сами обладают приятным ароматом. Пектины (клейкие студенистые вещества) также фиксируют аромат и полезны при некоторых желудочно-кишечных заболевания. Магний, калий, натрий, кремний, кальций, медь, золото и другие микроэлементы чая питают ткани организма, служат для них своеобразным строительным материалом. Пищевую и диетическую полезность чая повышают его белки и кислоты (лимонная, яблочная, щавелевая и др.).

    Таким образом, чай представляет собой уникальный концентрат ценнейших вкусовых, диетических и лекарственных веществ. Почти все они переходят в настой, тогда как бесполезные и вредные вещества чая, при правильной заварке, практически остаются нерастворенными.

    Лечебное и профилактическое действие чая делает его одним из важных средств современной медицины. Сейчас препараты из чайных катехинов в виде таблеток или инъекций, сок свежих листьев, отвар, настой или экстракт зеленого чая применяются при различных патологиях, связанных с повышенной проницаемостью капилляров, например при геморрагических диатезах, воспалении капилляров и всевозможных капиллярных кровотечениях, внешних и внутренних кровоизлияниях, при цинге, нефрите, гематурии (остром нефрите), атеросклерозе, гипертонии, дизентерии, брюшном тифе, кори, коклюше, золотухе, ревматизме, ревматическом эндокардите и некоторых других болезнях сердца (например, стенокардии), хроническом гепатите, полиомиелите, вирусном гриппе типа А, язве желудка и двенадцатиперстной кишки, камнях в печени и почках, для предотвращения заболеваний лимфатических желез, подагры и накопления солей, при простудных и воспалительных заболеваниях бронхов и легких, трофических язвах, некоторых кожных заболеваниях, поражениях рентгеновскими лучами, лучевой болезни, солнечном ударе, ожогах кварцем, некоторых нервных и других болезнях.

    Вообще трудно назвать жизненно важную функцию организма, которой не содействовал бы чай, и болезнь, при которой он не был бы полезен. Если он даже не уменьшит действия микробов или другого болезнетворного начала непосредственно, то косвенным путем сделает это в той или иной мере, улучшая витаминный обмен, стимулируя работу главных систем организма, очищая его от токсических веществ.

    Поэтому не слишком уж сильно преувеличивал автор древнего китайского манускрипта, когда говорил: «Чай удаляет все недуги». Лечиться чаем нужно, конечно по указаниям врача, который в зависимости от болезни и тяжести определит режим лечения.

    Чай – прекрасный терморегулятор тела. Испаряясь с разгоряченной поверхности тела, он рассеивает примерно в пятьдесят раз больше тепла, чем содержит. Зеленый чай и в этом отношении превосходит черный, недаром его особенно любят в Африке, в Средней Азии.

    Интересный эксперимент провел Донецкий институт гигиены труда и профзаболеваний совместно с кафедрой гигиены питания Медицинского института. В тепловой камере, где создавался шахтный микроклимат, а потом под землей на километровой глубине, в течение длительного времени проверялось действие на организм шахтера трех напитков – черного кофе, хлебного кваса и чуть подслащенного чая с добавлением поливитаминов. Победителем в соревновании вышел чай! Пившие его шахтеры чувствовали себя лучше, работоспособность повышалась. Объясняется это тем, что чай, кроме своего тонизирующего действия, уменьшает потерю телом влаги, солей и витаминов. В результате потребность организма в жидкости значительно снижается.

    Пить зеленый чай вместо воды следовало бы и в нашей повседневной жизни, особенно в жаркое время года, в первую очередь гипертоникам, которым избыток жидкости вредит. При изготовлении такого напитка врачи советуют брать 1,5 грамма сухого зеленого чая на 1 литр горячей воды (после заварки его можно остудить).

    Как продукт питания стакан сладкого чая с молоком или сливками содержит до 80 калорий. Вместе с тем даже чистый чай, не заменяя пищи при голодании, может длительное время поддерживать силы человека.

    Из несортового чайного листа вырабатывают витаминные препараты и болеутоляющие лекарства. Грубые листья и чайная пыль (отходы фабричного производства) используются как удобрения. Раньше из таких отходов делали кофеин, но теперь его получают путем синтеза, а отходы используют для производства быстрорастворимого (кристаллического) чая.

    Ученые из отходов чайного хозяйства получили также ценные пищевые красители – коричневый, желтый, зеленый. Из желтого чайного красителя и сока свеклы готовят красный краситель; при обработке чайных красителей этилацетатом получают оранжевый или розовый краситель, а при добавлении к ним молочнокислого железа – черный. Все эти красители можно комбинировать при изготовлении мармелада, желе, пастилы, зефира, карамели, драже, печенья, кремов и других кондитерских изделий. При этом катехины, сахара, белки, кофеин, органические кислоты, микроэлементы чая делают такие изделия полезными, целебными. Витамин Р (танино-катехиновый комплекс красителя) уже в малой дозе обеспечивает суточную потребность человека (25 г для взрослого и 16 мг для ребенка, то есть 2 печенья, 2–3 мармеладки), а в сочетании с витамином С действует, как мы уже говорили, особенно эффективно – молочнокислое железо черного красителя повышает содержание гемоглобина в крови. Некоторые изделия хорошо воспринимают свойственный таким красителям аромат чая. Можно использовать чайные красители и в текстильной промышленности, кожевенном производстве, для изготовления безалкогольных напитков, а парфюмерии и т. д. Масло из семян чайного растения используют в косметике и некоторых отраслях промышленности (как смазочное масло для тонких приборов, для изготовления мыла, взамен оливкового масла в пищевой промышленности).

    В кулинарии (особенно азиатской) из чая делают приправы ко многим блюдам из рыбы, мяса, риса, дичи, моллюсков, а экстракт из листьев применяют как консервирующую добавку.

    Родина чайного растения – Юго-Восточная Азия, а точнее – тот регион, где расположен современный Вьетнам. Отсюда чай распространился в другие страны – в Китай, Бирму, Индию и т. д. Родиной чая-напитка издавна считается Юго-Западный Китай, провинция Иньнань. Здесь чай известен с незапамятных времен. В китайских письменных источниках он упоминается за 2700 лет до н. э. Как рассказывается в китайской легенде, удивительные свойства чая открыли в глубокой древности пастухи, которые заметили, что стоит овцам или козам поесть листья какого-то вечнозеленого деревца – и они становятся резвыми, бойкими, легко взбираются на гору. Пастухи решили попробовать действие этих листьев на себе. Они высушили их, заварили в кипятке, как поступали с другими лекарственными травами, и стали пить ароматный настой. Так был открыт чай – «божественная трава». В III—IV вв. н. э. чайное дерево в Китае стали возделывать на плантациях, формированием кроны превратив его в невысокий куст, чтобы удобнее было собирать урожай листьев. Сперва чай был лекарством, причем его употребляли не только как питье, укрепляющее силы и волю, «радующее дух», снимающее головную боль, улучшающее зрение, но и в виде пасты против ревматических болей. Чай высоко ценился, императоры дарили его своим сановникам за услуги. Лишь позднее, в VI в., он стал обиходным напитком аристократии, а в Х в. стал общенародным, национальным напитком.

    Центрами китайского чаеводства стали: провинция Ханькоу, где возделывались известные сорта чая «Онфа» и «Янлоудун», провинция Аньхой, прославившаяся очень ароматным чаем «Кимин», провинция Цзянски, производившая чай «Нингчоу». В разных древних сочинениях чай именовали «тоу», «тсе», «кха», «чуен», «минг». В IV—V вв. практика показала, что лучший напиток получается из самых молодых листьев, и к первородным именам чая прибавилось еще одно – «ча», что значит «молодой листок». В зависимости от местного названия того или иного сорта китайцы применяют сейчас множество слов, обозначающих чай, но большинство их содержит частицу «ча». Словом «ча-у» называется по-китайски чай в листьях, словом «ча-и» – готовый сухой чай и чай-напиток.

    Русское слово «чай», которое впервые пришло к нам как монгольское «цай», переняли от нас болгары, сербы, чехи; португальцы говорят «чаа», арабы – «шай», народы Индии, Пакистана и Бангладеш – «чхай» или «джай», калмыки – «ця», народы Средней Азии – «чай» или «чой». Японцы назвали чай «тья» или «тя», и от этого названия произошел латинский ботанический термин «геа», а от него – «ти» у англичан или «тэ» у французов, немцев, испанцев, итальянцев и у ряда других европейских народов. В Польше чай продавался в аптеках как лекарство, наряду с лечебными травами и по латинскому слову «герба» (трава) получил название «хербата».

    Самые нежные верхние листочки побега, покрытые серебристо-белыми волокнами, составляющие особо ценную часть сырья (из которой получаются типсы), стали называться в Китае «бай-хоа» – белая ресничка; китайские купцы часто произносили это слово, подчеркивая высокое качество товара, и в русской терминологии название «байховый» приобрело обобщенный смысл – так мы называем сегодня все рассыпные чаи, в отличие от прессованных.

    Китайские буддисты создали легенду о божественном происхождении чая и его высоком назначении. Давно, очень давно, говорит эта легенда, на Желтой Земле жил старый монах Даррама, или Та Мо. Увидев однажды во сне Будду, он так возликовал, что дал обет день и ночь проводить в молитве, не смыкая глаз. Он долго противился сну, но наконец, побежденный усталостью, крепко заснул. Проснувшись, Даррама разгневался на себя великим гневом, он отрезал себе веки и бросил их на землю. И вот на месте ужасного подвига вырос дивный куст: листья его дают чудесный напиток, отгоняющий сон, вселяющий бодрость...

    Буддисты, чтобы продлить часы благочестивых размышлений, пили много чая. В древнейших китайских манускриптах встречаются такие восхваления чая: «Чай усиливает дух, смягчает сердце, удаляет усталость, пробуждает мысль и не позволяет поселиться лени, облегчает и освежает тело и проясняет восприимчивость... Сладкий покой, который ты обретешь от употребления этого напитка, можно ощущать, но описать его невозможно... Пей медленно этот чудесный напиток, и ты почувствуешь себя в силах бороться с теми заботами, которые обыкновенно удручают нашу жизнь».

    Многих своих любителей и почитателей чай приводил в восторг. Ло Тунг, китайский поэт времен династии Танг, писал: «Первая чашка увлажняет мои губы и горло; вторая уничтожает мое одиночество: третья исследует мои сухие внутренности, чтобы найти в них пять тысяч томов странных знаков; четвертая чашка вызывает легкую испарину – все печали жизни уходят через поры: с пятой чашки я чувствую себя очищенным, шестая возносит меня в царство бессмертия, седьмая... ах, но я уже больше не могу... Я чувствую лишь дыхание прохладного ветра, которое поднимается в моих рукавах...»

    Китайский император Киен Лонг сочинил поэму о чае и приказал писать ее на всех фарфоровых чашках. Знаменитый китайский поэт Лу Ву, фаворит императора Тайсунга (763–779 гг.)., посвятил чайному делу трехтомный труд «Чакинг», то есть «Священное писание о чае». Лу Ву считался великим мастером приготовления чая, а один мандарин прославился тем, что ...не оценил по достоинству произведение его искусства! Китайские купцы почитали Лу Ву своим божественным покровителем.

    Ценность чая была настолько очевидна и бесспорна, что во многих странах Азии и в некоторых странах Африки он служил разменной монетой.

    В литературе первое упоминание о чае принадлежит арабскому путешественнику Абу-Зейд эль-Гасану, который отмечает, что после 879 г. налоги на соль и чай были главными источниками доходов к Кантоне. В XIII в. о чае писал Марко Поло, а XVI в. рассказывали о нем Батиста, Раммузио, Алмейда и другие путешественники. Искатели эликсира бессмертия считали чай необходимым и важным его составным элементом.

    Искатели эликсира бессмертия считали чай необходимым и важным составным его элементом.

    Первыми из европейцев завезли чай в свою страну в 1517 г. португальцы, за ними – в 1610 г. – голландцы. Во Франции он появился в 1636 н. С XVII века, когда корабли голландской торговой компании начали завозить чай в Европу, он стал медленно, но верно завоевывать европейские города и села.

    Прочней всего чай обосновался в Англии. Здесь история чаепития началась, вероятно, с 1664 г., когда купцы английской Ост-Индской компании преподнесли в дар королю Карлу II два фунта чая, перекупленного у голландцев (есть сведения, что первое знакомство англичан с чаем произошло еще раньше – в 1650 г.). От придворных и знати мода на чай распространялась все шире и шире. На первых порах не все знали, как обращаться с листом китайского растения: некоторые делали из него салат. Но такие недоразумения со временем рассеялись. В первой половине XVIII столетия кофейни Лондона фактически превратились в чайные. По уровню потребления чая Англия в несколько раз превзошла Китай. Верными поклонниками «напитка бодрости» стали многие выдающиеся англичане. Знаменитый лексиколог, поэт и критик XVIII в. Сэмюэль Джонсон, проживший долгую жизнь, рекомендовал себя в качестве «закоренелого и бесстыдного чаепийцы, который в течение двадцати лет запивал свою еду настоем этого очаровательного растения, который за чаем проводил вечера, чаем утешался в полночь и чаем приветствовал утро». По любви к чаю Англия наших дней оставила далеко позади все другие страны. Англичане пьют настой совершенно непривычный для нас крепости (обычно с молоком) и пьют не только дома, но и буквально всюду – на фабриках и заводах, в учреждениях, учебных заведениях, на вокзалах и автостанциях, в ресторане, кафе, отелях, на всех приемах и встречах.

    Чайный куст впервые привез в Европу в 1763 г. шведский капитан Эксберг для знаменитого ученого К. Линнея, который попытался этот куст акклиматизировать.

    Европейские мореплаватели, торговцы, переселенцы в разное время познакомили с чаем жителей Африки, Америки, островов Мирового океана. Любопытное описание одного такого случая оставил русский мореплаватель О. Е. Коцебу, совершивший три кругосветных путешествия. Высокообразованный, прогрессивный и гуманный исследователь неведомых стран, он с теплым чувством и уважением относился к народам, которых цивилизованный мир прошлого века назвал дикарями. Во время одного из плаваний он угостил чаем на открытом им острове в архипелаге Маршалловых островов вождя местного племени по имени Рарик. Чай, к несчастью, был слишком горяч. Рарик обжегся и от неожиданности выронил чашку, а соотечественники, смотревшие на него во все глаза, так перепугались, что бросились было бежать. Только со второй попытки подружиться с чаем, которую предпринял умный и храбрый вождь, дело пошло на лад.

    В Японии чай впервые появился, видимо, в начале VIII века: есть сведения, что в 729 г. император Шому в своем дворце угощал чаем сто монахов. Секреты чаеводства эта страна освоила в начале IX века (от китайского чая, семена которого впервые привез монах Саихо в 801 г., появилась здесь морозостойкая мелколистная разновидность). В народный обиход чай в Японии вошел только в XVII веке.

    Почти одновременно с японцами – в начале IX века – стали осваивать чаеводство корейцы. С 1824–1826 гг. чай на Яве и Суматре разводили голландцы. Причем стоит заметить, что на Яву японский и китайский чай-куст был впервые завезен еще в 1684 г., а с 1878 г. здесь стали широко культивировать индийский чай. В 1824–1825 гг. закладываются первые плантации чая во Вьетнаме. С начала XIX столетия начинают быстро культивировать чайный куст Индия (с 1834 г.) и Шри Ланка (с 1842 г.). К концу века их чай на некоторых рынках теснил китайский. Стали развивать эту доходную культуру и другие страны.

    По мере распространения чай становился самым любимым напитком мира, в Европе в силу различных исторических причин (обычно в зависимости от характера колониального хозяйства и торговых связей того или иного государства) чай не смог вытеснить более «старый» кофе лишь в сравнительно небольшом числе стран – в Испании, Франции, Австрии, Германии, в Скандинавских странах. Зато в остальных государствах он утвердил свое господство почти безраздельно.

    В начале XVIII в. вместе с английскими колонистами он обосновался в Северной Америке. Интересно отметить, что высокие английские пошлины на чай и присвоенная англичанами привилегия доставлять его только на своих судах привели к тому, что в 1773 г. возмущенные американцы потопили в гавани Бостона три английских чайных клипера. Этот инцидент, на который англичане ответили репрессиями, ускорил начало войны Америки за независимость.

    «Чайной» страной с высоким уровнем потребления этого напитка стала Канада. Из стран Южной Америки, в основном «кофейных», чай утвердился в Аргентине. К «Чайным» относятся страны Юго-Восточной и Центральной Азии, Среднего Востока, Восточной Африки. Титул чайного континента можно вполне присвоить и Австралии.

    В то время как Китай и Япония, бывшие его основными поставщиками на мировом рынке в прошлом веке, ныне утратили свою главенствующую роль, появились новые производители.

    В свое время англичане начали широко развивать эту культуру в Индии. Затем в 1870 г., когда вредители почти полностью уничтожили кофейные плантации на Цейлоне (Шри Ланка), шотландец Джеймс Тейлор, директор ботанического сада в Канди, подал идею о превращении острова в чайную плантацию. Эта цель была достигнута.

    С тех пор эти две страны – Индия и Шри Ланка – не прекращали расширять площади, отводимые под чайные плантации. Они намного опережают другие страны и являются самыми крупными производителями чая в мире.

    Желтый чай близок к зеленому по содержанию катехинов и витаминов, следовательно, и по ценнейшим биологическим свойствам. Однако он отличается более интенсивным янтарно-желтым цветом, более мягким и лишь слегка терпким вкусом и более утонченным, ни с чем не сравнимым ароматом. Этот чай обладает значительным возбуждающим действием. Он хорошо ароматизируется жасмином. Когда-то желтый чай с его уникальным по мягкости вкуса и тонкости аромата букетом считался «императорским», он был доступен лишь семье императора, высшим сановникам и высшему духовенству, экспортировать его было запрещено. Сейчас желтый чай распространен в Китае больше всех других.

    Красный чай, так называемый «улун», или «оолонг», дает ярко-красный настой, он имеет очень приятный оригинальный «пикантный» вкус, великолепный пряный аромат. Красный чай – «чемпион» по содержанию эфирных масел: в нем также гораздо больше катехинов (почти вдвое) и других полезных веществ, чем в черном. Ароматизированный красный чай называется «пушонг».

    Эти основные четыре типа чая – черный, зеленый, желтый и красный (получившие свое название не по цвету настоя, а по характерным особенностям окраски чаинок или частиц полуфабриката) – образуют неисчислимое множество товарных сортов, которые группируются по различным видам чая: чай рассыпной, прессованный, растертый в пудру, спрессованный в таблетки с добавлением сахара, молока, лимона, экстрагированный (кристаллический или жидкий). В пределах этих видов существуют и особые разновидности чая, например очень редкий, исключительный по качеству так называемый цветочный чай, состоящий целиком или почти целиком из типсов. Особенно много сортов имеет черный чай, меньше – зеленый, еще меньше – красный и совсем мало – желтый, для которого высокий сорт – признак не только характерный, но и непременный (средних и низших сортов у этого чая нет).

    Все четыре типа чая, во всем многообразии его видов, могут быть изготовлены из листьев одного и того же куста, что говорит о том, какое большое значение для качества чая имеет способ переработки сырья. Но для самого хорошего чая нужно иметь и самый хороший чайный лист.

    Искусство выращивать лучший куст и делать из него лучший чай – старинное, но еще далеко не вполне освоенное, в нем сделано много важнейших открытий, но остается не меньше загадок. В этом искусстве, как и во всяком другом, прекрасному поистине нет предела.

    По первому определению Карла Линнея, чай считали китайской камелией – самой прекрасной из камелий, их королевой, но это поэтическое имя увенчало чай не на заре, а уже в зените его славы.

    Когда в Европе познакомились с чаем, у него наряду с друзьями нашлись и враги, в первых рядах которых, разумеется, не замедлили выступить владельцы плантаций кофе и какао. Они говорили, что чаепитие, мол, это порочный, даже отвратительный обычай, утверждали, что от чая мужчины теряют стройность и привлекательность, а женщины – красоту. В России некоторые религиозные секты отвергали чай так же, как и табак. Обыватели приписывали ему самые нелепые вредоносные свойства. Однако реальные достоинства чая вскоре пробили ему дорогу сквозь заслон злонамеренного поклепа и невежественного пустословия. Сегодня полезность чая уже не подвергается сомнению, хотя далеко не все из нас ценят чай в полную меру его преимуществ. Чаю посвящена обширная литература, авторы которой хвалят его не только за товарные качества, но и за достоинства нравственного характера.

    Давние любители чая таджики сложили о нем легенду, которую Мухаммед Ауди в книге «Собрание рассказов и сияние преданий» изложил так: «Имеющий уши – да услышит. В поднебесных горах Хисара жил правитель Хусейн. И было у него семь могучих сыновей, опора его старости. Но злые девы, пришедшие из Герата, поссорили их друг с другом. И поднял меч брат на брата, и почернело солнце, и остыла земля. И явились захватчики Хуттоляна, и полонили таджиков. И тогда отправился старый Хусейн на высокую гору, что указана в священной книге «Авеста». На самой вершине ее восседал могучий волшебник Ахтай. Выслушал старца и одарил его пучком сухой травы: «Заваришь ее, напоишь сыновей, и воцарится мир в твоем доме, погибнут враги твои». Так и сделал старый правитель. И свершилось, как предрекал волшебник. Помирились сыновья, новые силы наполнили их тела, и выгнали они со своих земель кровавого Хутоляна. Да будет проклято имя его».

    Чай – символ радушного гостеприимства. Он породил поговорку, которую на весь свет возглашала надпись на русском самоваре, представленном на всемирной выставке в Вене в 1873 г.: «Самовар кипит, уходить не велит».

    В бельгийском городе Экоссин-Лален власти ежегодно устраивают в ратуше званый чай, на который приглашаются только холостяки и незамужние женщины. Мужчины одеты так, как подобает женихам, женщины – как невесты. Их торжественно, с оркестром, встречают мэр, члены городского совета... Статистика свидетельствует, что половина свадеб в городе происходит после этого праздника.

    В нашем отношении к чаю, к этому удивительному напитку, мы лишь продолжатели давних традиций, преемники лучших чувств, которые вызывал он у наших предков и которые мы в своем духовном развитии подняли на новую, высшую ступень.

    Основатель и первый президент японской государственной академии изящных искусств в Токио Какудзо Окакура в своей «Книге о чае» отмечает, что в VIII столетии на своей родине – в Китае – чай стал средством утонченного развлечения. В XV в. чаепитие возводится здесь в культ, возникает особое религиозное-философское направление – «тиизм». Объясняя природу «философии чая», Окакура говорит, что ее основа – это поклонение прекрасному среди низости обыденного существования, мечта о добре в несовершенном мире, полном зла, подчинение законам милосердия в отношениях между людьми. Чай – это приятное без излишества, уникально ценное без дороговизны, это естественность и гармония, гостеприимство и миролюбие.

    Чай – это гигиена, потому что побуждает к чистоте, это бережливость, потому что учит находить комфорт в простом и скромном; это «моральная геометрия», определяющая оптимальную форму сочетания личных интересов с интересами других. Сравнивая чай с другими напитками, Окакура не видит в них его достоинств; он называет вино вызывающим, упрекает кофе в спесивом самодовольстве, порицает какао за жеманность.

    В XV в. в Японии сложился целый ритуал чаепития – «тяною», позаимствованный из Китая; в XVI в. его довел до совершенства просветитель Сэнрикю. Окакура считает, что именно в Японии чайный ритуал достиг своей высшей формы. Чай получил особое, возвышенное значение в домашнем обиходе. У каждой японской семьи (конечно достаточно состоятельной) была, как и у китайцев, особая «чайная комната» (часто отдельный «чайный домик»), где происходила церемония. Эта небольшая комната обставлялась просто, даже бедно, по принципу «нехватка лучше, чем излишество»; все в ней было выдержано в спокойных тонах, кроме всегда ослепительно-белой скатерти и белого же бамбукового ковша для разливания чая; при этом были нежелательны не только резкие штрихи в обстановке, но и громкие звуки, лишние слова и жесты. Украшением комнаты служили цветы в вазе (иногда один цветок), причем недопустимо было сочетание живых цветов с нарисованными, а тонкий эстет мог, например, над букетом водяных лилий поместить картину с изображением летящих над озером диких уток. Исключалось навязчивое однообразие, повторение красок, изгонялась симметрия, жесткая определенность. Если чайник был круглый, то кувшин для воды – угловатый; если чайница была лакированная, то не допускались чашки с черным рисунком. В классический комплект чайных принадлежностей входило 24 предмета. Особенно ценился синий и белый китайский фарфор. Везде и во всем была идеальная чистота, включая дорожку, которая вела в чайный домик, но эту дорожку могли украшать специально стряхнутые с деревьев золотые и алые осенние листья, а старинные металлические вещи в комнате полагалось чистить слегка, не до блеска... Весь стиль, весь дух чайной комнаты в ее аскетической красоте, естественности и некоторой неопределенности как бы оставлял посетителю возможность дополнить видимое в своем воображении, по своему вкусу. Скромный хозяин не претендовал на совершенство своего душевного мира – он лишь обозначал исходное начало в стремлении к этому совершенству.

    Чайная комната носила название «приют фантазии» и она действительно была тем приютом, где в отрешении от забот и невзгод приятно проводили время в кругу семьи или принимали гостей – обычно не больше пяти. Пить мастерски приготовленный чай за изысканно сервированным столом, наслаждаясь гармонией форм и красок, в обществе родных и друзей, – таков был высший смысл чайной церемонии, выполняемой обычно в честь почетного гостя. Ее специальным содержанием было умение ловко, изящно, безупречно вымыть и подать посуду, приготовить «церемониальный» зеленый чай, измельчив его в порошок, заварить его, многократно засыпая маленькими порциями и тут же заливая понемножку кипятком и взбивая бамбуковой мутовкой, и, наконец, предложить готовый чай гостю. Каждый предмет следовало вносить в комнату отдельно, а вся церемония должна была содержать 37 различных действий, исполняемых по строгим правилам. Например, подать гостю чашку полагалось с поклоном и обязательно левой рукой. Иногда все это исполняли красиво одетые девушки, сопровождая свою работу изящными, пластичными движениями; их поза, жесты, улыбки, как и другие детали ритуала, – все было подчинено традиционному порядку чередования и принятым формам выражения. Это театрализованное представление шло неторопливо, почти бесшумно; беседовать полагалось тихо, солидно. Сахар в терпкий церемониальный чай не клали – это считалось излишеством и грубостью, оскорбительной для естественной прелести чая. Исполняя церемонию по всем правилам, и притом неторопливо, обстоятельно, празднично-красиво, хозяин услаждал дорогого гостя художественной символикой прелестей жизни и вместе с тем выражал ему свое глубокое уважение. А гостю подобало распробовать чай, оценить, выразить удовольствие и благодарность хозяину.

    Доставить другу самое большое наслаждение в пределах скромных возможностей, передать ему свое доброе чувство от всей души, но без самодовольства и навязчивости – вот в чем было высшее искусство чайного ритуала.

    Входя в низенькую дверь чайной комнаты, даже вельможа должен был склониться, пробуждая в себе чувство смирения, а самурай оставлял снаружи свой меч, так как чайная комната – это прежде всего обитель мира.

    Какудзо Окакура – большой патриот своей страны, но его не радует ее слава, купленная ценой крови, мрачная слава войн. Кодекс самураев он называет искусством смерти и противопоставляет ему «философию чая» как одну из существенных основ искусства жизни.

    Определением «мастер чая» (в европейской транскрипции «тимейстер») в Китае и Японии была выделена особая категория людей; это определение звучало как почетный титул. Оно означало не столько специалист-кулинар, сколько мудрец-поэт, возвышенный мечтатель, ценитель искусства, мастер изящного и благородного «чайного образа жизни». О таких людях Окакура говорит: «В распорядке нашего домашнего обихода мы чувствуем присутствие тимейстеров. Они изобрели многие наши тонкие блюда, ими же выработаны детали сервировки стола. Они приучили нас одеваться в платье только неярких цветов... Они выявили нашу природную любовь к простоте... Фактически благодаря их наставлениям чай вошел в обиход народа».

    Здесь мы должны уточнить: конечно, не красота «чайного стиля» в ее внешнем, поверхностном выражении, не обрядовые таинства жрецов «тиизм»а за столами изысканных чайных комнат обеспечили чаю его популярность, хотя и способствовали ей, – ее обеспечивала сама основа этой красоты – его реальная ценность, полезность, практичность.

    В современной Японии чайная церемония потеряла свое былое значение, но не исчезла. Ей обучаются девушки в школах гейш, существующих при некоторых ресторанах, и даже на специальных курсах. Теперь это уже не столько торжественный ритуал, сколько просто развлечение, чаще всего для иностранцев, но развлечение утонченное, проникнутое поэзией национальных традиций.

    В конце своей жизни Окакура приводит маленькую картинку о чае из истории XVI в., которую называет «Последний чай Рикьу». Он рассказывает о том, как этот замечательный тимейстер, человек высокого душевного благородства, дружил с грозным правителем Таико-Хидейоши. Рикьу всей душой стремился передать ему свои лучшие чувства, учил его ценить и беречь прекрасное, ибо все истинно прекрасное на земле редко, а часто и неповторимо. Но Рикьу оклеветали, обвинив его в желании отравить Таико-Хидейоши, и обманутый властелин повелел ему покончить с собой. Рикьу собрал друзей на последний свой чай, он великолепно угостил их, как умел это делать лишь он один, и каждому подарил какую-нибудь принадлежность чайного ритуала. И только свою чашку он разбил, чтобы никто уже больше не пил из сосуда, оскверненного устами несчастья.

    Не все, разумеется, приемлемо для нас в старой «чайной философии». Нас не может удовлетворить ее слишком обобщенный, расплывчатый гуманизм. Но, как законные наследники, мы принимаем ее рациональное зерно, взлелеянное в сердце народа, – дружелюбие и миролюбие, мудрость людей, предпочитающих высшую ясность ума, высшую концентрацию творческих сил тлетворному, разрушительному алкогольному безумию, их стремление к совершенству, добру, красоте.

    Зеленое золото

    Чайный куст! Кажется, ничем не отличается он от тех аккуратно подстриженных декоративных кустов, которые окаймляют городской сад. Но так только кажется. Скромные листочки на тонких веточках таят в себе тот своеобразный вкус и аромат, каких не дает ни одно растение в мире, и среди 18 тыс. цветковых растений дикой флоры нашей страны нет других, листья которых содержали бы хоть в ничтожном количестве кофеин – одно из главных сокровищ чайного листа.

    Любители комнатного цветоводства скажут, что чайный куст похож на японскую камелию – растение с блестящими темно-зелеными листьями классически простой формы, как у лавра, и белыми, красными и розовыми цветками в 5–6 лепестков. Это верно: камелия японская – родственница чайного куста. В своем ботаническом роде чай – единственный вид, хотя семейство чайных очень велико – в нем 23 рода, 280 видов.

    Живет чайный куст долго (до 100 лет и больше), с наибольшей силой плодоносит в возрасте от 10 до 70 лет (на горных склонах дольше, чем в долинах). В свободном развитии китайский чай вырастает в дерево, достигая 3-х метровой высоты, а индийский (ассамский) – даже 17 метров. Но, чтобы активизировать созревание новых побегов и облегчить сбор урожая, куст ежегодно формируют полуовалом или «столом» (в Индии и других странах): позволяя ему расти не выше 80 сантиметров. Такая форма растения и посадка сплошными рядами (шпалерами) увеличивают его жизнеспособность, урожайность, морозостойкость. Кроме ежегодной формировки (шпалерной подрезки), периодически производят «омолаживающую», полутяжелую подрезку, укорачивая куст примерно наполовину, а раз в 20–25 лет делают тяжелую подрезку, при которой срезают всю крону, оставляя только стебли на 10–15 см от земли.

    Чаю нужно много тепла, много влаги, ему нужны красноземные и красноземно-подзолистые почвы с хорошей влагопроницаемостью с определенным показателем кислотности, к некоторому превышению этого показателя чай хорошо приспосабливается, но в щелочной среде погибает. Благоприятны для чая и почвы сильно оподзоленные, тяжелые, непригодные для других культур; не подходят почвы известковые и с высоким стоянием грунтовых вод.

    Самый хороший, особенно ароматный чай дают кусты горных плантаций, растущие на высоте 1500–1800 м на уровнем моря. Таких плантаций на земле считанные единицы: в районах Дарджилинг, Казиранга и Нилгирис в Индии, Нувара Элия в Шри Ланка, Юньань и Фуцзянь в Китае, Уджи в Японии.

    Чайное растение – жизнестойкая и неприхотливая, но тем не менее очень трудоемкая культура. Чтобы возделать и убрать гектар хлопчатника, надо затратить 150 человеко-дней, а гектар чая – 500, причем за границей эта цифра еще выше и достигает кое-где до 700 человеко-дней. Чай требует от человека глубоких специальных знаний, много внимания и заботы.

    Но основная работа, составляющая 60–70% всех трудовых затрат в чаеводстве, – сбор листа. Чайный куст – одна из тех избранных природой культур, которые не дают отходов. Для байхового и плиточного чая отбираются достаточно созревшие нежные молодые побеги из нескольких листков с почкой (флеши), составляющие небольшую часть поверхности куста. Это сырье оценивается по сортам: если в нем содержится не более 8% огрубелого листа, оно принимается на фабрике первым сортом, если 9–15% – вторым; если этот показатель хуже, сырье считается несортовым, непригодным для байхового и плиточного чая, так как в старых листьях почти вдвое меньше танина, чем в молодых, неблагоприятно соотношение некоторых других веществ, важных для технологов.

    Мы называем чайный лист «зеленым золотом», когда хотим показать его ценность, но следует знать и то, что сбор чайного урожая не легче добычи золота. В течение всего сезона, а он продолжается около 6 мес, с конца апреля до начала октября, чаеводам приходится с корзинами обходить куст за кустом, собирая подошедшие побеги. Сгибаясь над кустами, сборщица работает с рассвета до позднего вечера, дорожа каждой минутой: хороший сегодня лист завтра огрубеет, станет плохим. Ее жжет солнце, она мокнет под дождем, ее одежду и при ясном небе увлажняет утренняя роса... Такой труд в тропических странах – настоящая каторга. День под палящим солнцем изматывает силы, отнимает здоровье. У некоторых сборщиц на боку ребенок, если его не с кем оставить (корзины там не прикрепляют сбоку, как у нас, а носят за спиной на перевязи, надетой в обхват головы).

    Времена свирепых надсмотрщиков, вместе с властью колонизаторов, уходят в прошлое, но еще в силе хозяин-капиталист – и остается тяжелый труд за жалкие гроши.

    Какой чай самый лучший?

    Достоинства чая зависят от бесконечного ряда условий. Наилучший чай даст куст лучшего сорта, растущий в лучших почвенно-климатических условиях, при лучшем уходе, если собрать его урожай в лучшее время сезона, в лучшие часы дня, при лучшей погоде, из лучшей части лучших побегов, потом переработать по способу, лучшему именно для такого листа, многократно выделяя из массы полуфабриката его лучшую часть, а потом... убедить всех в том, что чай получился наилучший! В этом отношении чай схож с вином: объективно выбрать чайного чемпиона так же трудно, как присудить единственную золотую медаль одному из многих образцов винодельческого искусства.

    Специалистам и любителям наивысших сортов черного байхового чая известны своим великолепным качеством индийские «Дарджилинг» и «Ассам», чай высших сортов республики Шри Ланка, китайские сорта «Юньнанский», «Цечванский», «Кимин», «Нингчоу» и другие; меньше известен другим странам китайский зеленый байховый чай, хотя некоторые его сорта очень хороши, например чай «Тюча» с сильным и тонким ароматом, «Тунчи», «Ю-хи-цзен». Прекрасны и универсальны по своим специфическим свойствам желтый и красный чай Китая. А Какудзо Окакура считал лучшим в мире японский зеленый чай, выращиваемый в горном районе Уджи, в префектуре Кисто, – и тоже был недалек от истины.

    Особенно широко славится на мировом рынке черный байховый чай тропических стран – Индии, Шри Ланка, Индонезии, и прежде всего лучший чай Дарджилинга и Верхнего ассама (район Казиранга). Чай штата Ассам, где сосредоточено до 60–70% индийский чайных плантаций и фабрик, производится из листа местных крупнолистных кустов, он очень богат растворимым танином и другими ценными экстрактивными веществами. Его высокие сорта имеют полный терпкий вкус, прекрасный аромат. Чай Дарджилинга, выпускаемый в сравнительно небольшом количестве, делается в основном из листа морозостойких китайских мелколистных кустов, растущих на горных склонах, на значительной высоте, хотя есть там и низинные плантации с индийским кустом, наряду с полным, мягким вкусом этот горный чай отличается особенно приятным, тонким и сильным «медово-розанистым» ароматом. Очень хороший чай с «лимонным» ароматом делают в Южной Индии, в Нилгирисе.

    Много различных и в основном очень хороших сортов чая, преимущественно черного, выпускается в республике Шри Ланка. Для наиболее известных из них характерны высокая экстрактивность, полный терпкий вкус, приятный сильный аромат с «лимонным» запахом, яркий вишнево-коричневый цвет. В Индонезии, на Яве и Суматре делают чай, похожий на индийский и цейлонский, полнотой и терпкостью вкуса, а также красивым ярким цветом, но несколько уступающий им по силе и тонкости аромата.

    Качество – первый показатель чая на мировом рынке. Очень характерно, например, что изысканный «Дарджилинг» более известен любителям индийского чая, чем, скажем, «Дуарс», хотя чая в Дуарсе выпускается раз в семь больше.

    В мире производятся тысячи разных сортов чая, и многие из них – каждый в своем роде – превосходны.

    Японцы, например, пьют и экспортируют в основном зеленый байховый чай. Лучший его сорт – «Гьё-куро» – делается как раз в районе Уджи, о котором говорил Окакура. многие знатоки особенно любят пенящийся напиток из самых молодых побегов – «Усуча» или густой, как суп, «Койча». Свой «церемониальный» чай «Тенча», который выращивается тоже в районе Уджи, японцы готовят, как и прежде, в виде мельчайшего порошка, заваривают его прямо в чашках и выпивают вместе с разваркой, которую взбивают мутовкой до густоты сметаны; этот чай отличается очень терпким вкусом и сильным ароматом. Много японского зеленого чая «Сенча» пьют наряду с черным в Америке (в основном жители Сан-Франциско), пьют его и в других странах: экспортируют японцы и свой зеленый чай «Енконча». Черный чай составляет лишь пятую часть продукции японских чайных фабрик и идет исключительно на экспорт.

    Китайцы, приучившие когда-то чуть ли не весь мир к знаменитому черному чаю, изготовляют и экспортируют очень ароматные, мягкие и тонкие по вкусу черные чаи и теперь; наиболее редким и дорогим чаем по вкусу считается «Юньнаньский» – с исключительно полным бархатисто-терпким вкусом и очень сильным, пряным свежим ароматом. Но сами они черный чай почти не пьют, а предпочитают желтый, зеленый и красный.

    Особенно хороший красный чай делается на острове Тайвань, откуда он в большом количестве идет на экспорт, в основном в Америку, где многие любители считают его самым лучшим. А вот вьетнамцы любят черный чай и другого почти не производят.

    Индия выпускает в основном черный чай. Но самые большие любители индийского чая англичане, причем надо заметить, что в свое время английские купцы, прививая потребителю великобританский колониально-товарный патриотизм, вели против соотечественников упорную тайную войну, подсыпая непривычно терпкий индийский чай к популярному тогда китайскому.

    На требования титестеров и запросы любителей, на заботы и труды агрономов и технологов чай-куст, чай-лист, чай-полуфабрикат отвечают калейдоскопом чудесных превращений, являясь людям как чай-продукт в тысячах своих сортов. Многосторонние качества чая зависят от сложнейшего взаимодействия, от совокупности свойств огромного числа разных веществ. Горькие порознь кофеин и танин дают в соединении сладкий таннат кофеина, смесь неприятных по запаху альдегидов может дать прекрасный аромат. Не перечислить всех подобных комбинаций, формирующих качество чая в процессе произрастания, переработки листа на фабриках, во время хранения и даже в чайнике при заварке. К тому же чай широко купажируют, то есть смешивают разные сорта, например терпкий с ароматным, чтобы получить сорт и терпкий и ароматный. Но людям этого мало, они требуют от чая новых совершенств. Однако, надо сказать, редко добиваются больших результатов. Можно добавить в хороший чай полезнейшие фракции танина, обогатить его витаминами, ароматизировать запахами жасмина, нарцисса, розы, душистой маслины, меда, улучшить его цвет красителем, даже отполировать (для красоты) чаинки – и в итоге титестер его забракует. В принципе такая работа нужна, ученые ведут ее не без успеха. За границей ароматизация и другие искусственные «улучшения» чая применяются уже давно и довольно широко. Китайцы, например, частично ароматизируют даже желтый и красный чаи, не имеющие себе равных по своеобразной прелести их природного аромата, – в данном случае для того, чтобы удовлетворить все вкусы, увеличить число товарных сортов, расширить чайный рынок. В стремлении к идеалу лаборатории множат число высоких сортов, но в их массе еще больше расплываются очертания идеала.

    На новой родине

    Официальная история чаепития в России берет начало с 1638 г. – с того дня, когда ойртский (западномонгольский) правитель Алтын-хан, давший присягу московской державе, прислал в подарок царю Михаилу Федоровичу 4 пуда диковинного сухого листа «ради варения чая». Посол царя В. Старков познакомился с чужеземным питьем на обеде у ханского брата. «Не знаю, листья ли то какого дерева или травы, – доносил он царю. – Варят их в воде, приливая несколько молоко...» Сам Старков в ханском улусе не успел войти во вкус невиданного на Руси китайского напитка и даже отнесся к нему с некоторой опаской. Принимая другие подарки, которые хан посылал царю в ответ на его дары, посол попробовал было отказаться от чая: «У нас, мол, к этому зелью привычки нет, нам-де оно ни к чему». Но хан настоял на своем и, можно сказать, облагодетельствовал Россию этим чудесным напитком против ее желания.

    Надо полагать, первое знакомство русских людей с чаем произошло на несколько столетий раньше, еще тогда, когда через всю Русь протянулись общие нити монгольского ига. К тем временам восходят и вполне достоверные сведения о контактах русских с китайцами в самом Китае. Известно, например, что с 1269 г. в Пекине существовала русская епархия; позднее, с 1330 г., большой отряд из русских пленных, уведенных в Китай монголами, нес там пограничную службу, а часть его охраняла дворец императоров династии Юань из рода Чингисхана. Можно не сомневаться, что эти люди, вольно или невольно приобщенные к «китайскому образу жизни», во всяком случае те из них, которые служили в охранной гвардии императора или принимались во дворце, хорошо знали, что такое чай. В 1567 г. побывали в Китае и пили чай казацкие атаманы И. Петров и Б. Ялышев – этот факт отмечен в исторической литературе. В 1618 г. на верном коне добрался до Пекина с двумя спутниками русский посланец томский казак И. Петлин. Он был встречен радушно и получил от богдыхана грамоту с приглашением русским людям торговать в китайском государстве. Должно быть, китайцы не забыли угостить чаем и Петлина с его спутниками, хотя прямых сведений об этом нет. Задолго до царя Михаила Федоровича могли познакомиться с чаем и русские торговые гости, общаясь с китайскими купцами.

    Прямым путем из Пекина в Москву чай дошел гораздо позже. Привез его посол Перфильев. Царь Алексей Михайлович испробовал чай (как лекарство) в январе 1665 г., его примеру последовали бояре. Новый напиток царю и боярам понравился, хотя и пили они его, должно быть, без сахара. Примерно в тех же годы, как сообщил живший в России английский врач Сэмюэль Коллинг, один русский путешественник привез из Китая закупленный там груз чая и бадьяна. В этот период второй половины XVII века Россия все внимательнее присматривается к чаю. Русский посол Николай Спафарий, ученый-географ и государственный деятель, жил в Китае в 1675–1678 гг. и, вернувшись в Москву, написал о чае большое сочинение. «Питие доброе, – свидетельствовал он, – и когда привыкнешь, гораздо укусно». В 1679 г. с Китаем был заключен договор о постоянных поставках чая. Стали запасаться китайским чаем и купцы, едущие в Москву с другим восточным товаром. В 1696 г. из Москвы в Пекин отправился за чаем первый русский караван.

    Долог был путь чая из Юго-Восточной Азии в европейские страны. Его везли на верблюдах, на санях и телегах, переправляли плотами и паромами через реки. Его перегружали в трюмы кораблей, везли морем к дальним берегам – и снова сухопутная дорога. Путешествие длилось год-полтора, а то и больше. Упаковывался этот чай в прочные многослойные тюки, почти герметически: в них без до доступа влаги он не портился, а, наоборот, дозревал, приобретая свой великолепный букет; недаром один из героев Бальзака говорит про «караванный» чай, подразумевая лучший из лучших. В Россию чай шел через Маньчжурию и Монголию, а с 1870 г. и морем – из Кантона в Одессу.

    В нашей стране первыми узнали чай и привыкли к нему народы Забайкалья, Сибири, Средней Азии и других восточных областей.

    В глубинных областях России мода на чай пошла от Москвы. Добрая слава чая ширилась. Но его было мало, да и был он дорог. С увеличением ввоза чая чаепитие на Руси получило в XVIII в. значительное распространение. Но пили его исключительно в городе, а в деревне этот напиток был еще почти недоступен. В XIX в. он стал в городах обыденным, проник и в деревню. За 1802–1860 гг. ввоз его вырос в 10 раз. Но и при такой популярности чай оставался дорогим: дальняя дорога, большие пошлины и жадность купцов повышали его стоимость в 5–6 раз. В Москве 1860-х гг. обычный черный чай стоил раз в десять, а самый дорогой (зеленый) – в сорок раз дороже, чем какао.

    Вокруг чая кипели темные страсти. Развивалась контрабанда (в Грузию индийский чай проникал через Персию), полноценный товар всячески фальсифицировали, в трактирах и ресторанах спитой чай кипятили с содой, чтобы «выгнать» из него побольше краски. В семьях, для которых чай был слишком дорог, его заменяли суррогатами из малины, земляники, черники, фруктов, цветов липы. В России из листьев иван-чая и (кипрея) делали широко распространенный тогда «копорский» чай; пили «грудной» чай (от кашля) из цветов и листьев мать-и-мачехи, «кавказский» чай из листьев кавказской черники, напитки из мяты, ромашки, соломоновой печати и других растений. Такие суррогаты подмешивались и в натуральный чай. За рубежом фальсифицировали чай «вкусовыми» добавками, ароматизаторами, красителями, суррогатами, распространено это там и сейчас (в современной индийской брошюре с рецептами приготовления чайного напитка автор после слов: «Возьмите столько-то ложек чая» не забывает в скобках добавить: «купленного у добросовестного продавца»).

    Краса и гордость русского чайного стола – самовар – появился в середине XVIII в. Первые самовары были похожи на котлы с крышками, крана у них не было, напиток вычерпывали ложкой. Варили в этих самоварах сперва не чай, его русский предшественник сбитень – горячий напиток с медом и пряностями, а иногда и с лечебными травами. Делались в старину и самовары-кухни с двумя отделениями, в них варили щи (или чай) и кашу. Появились самовары-кофейники, дорожные самовары с коробками для чая и сахара, самовары-бульотки со спиртовками для подогрева остывшей воды, самовары с разборными ножками и другими хитростями. К угольным самоварам в XIX в. присоединились керосиновые, в ХХ в. – электрические. Делались самовары самые разные по форме – «бочонки», «вазы», «репки», «банки», «колонки», «рюмки», «ящики», «чайники»; некоторые были украшены рельефными узорами и представляли собой произведения искусства. В наше время самовар сильно потеснил обыкновенный чайник – потеснил, но не изгнал, потому что некоторые специфические преимущества самовара делают его в глазах знатоков предметом незаменимым. Эти знатоки утверждают, что чай, приготовленный в самоваре на древесных углях, намного вкуснее обычного, вскипяченного на плите или в электрическом чайнике.

    Пить чай научились на всех континентах земли. Но выращивать его умели только в Азии. Для европейцев многие столетия он так и оставался «китайским секретом». Этот секрет разгадали ученые нашей страны – и вот, наконец, на Черноморском побережье Грузии чайный куст нашел себе в Европе новую родину, которая дала ему права промышленной культуры. На это потребовалось несколько десятилетий упорного труда чаеводов-энтузиастов, которым пришлось бороться не столько с природой чайного куста, сколько с природой царских чиновников.

    По недоразумению раньше считали, что инициатором отечественного чаеводства был князь М. С. Воронцов, правитель южных областей России. Но выдумка поклонников сиятельного вельможи, жившая долго, теперь разоблачена. Правда, первые в нашей стране чайные кусты, привезенные из Парижа, были в 1815 г. высажены в Крыму, в Никитском ботаническом саду, то есть уже росли там, когда Воронцов был назначен наместником Бессарабии и генерал-губернатором Новороссийского края. Надо думать, что о чайных кустах Никитского сада он знал, но нет ни одного достоверного свидетельства, что по его инициативе была сделана попытка разводить чай в Крыму или в каком-нибудь другом месте. В 1844 г. Воронцов стал наместником Кавказа и, как сторонник умеренных буржуазных реформ и замены крепостнического натурального хозяйства «свободным» товарным производством, занялся здесь, между прочим, и разведением субтропических культур. Но если у этого дальновидного царского чиновника и возникла мысль о разведении чая в Грузии, то он к ней быстро охладел.

    Очень показательны относящиеся к этому делу архивные документы канцелярии наместника. В одном из них, в 1845 г. товарищ министра государственных имуществ, сообщая М. С. Воронцову о том, что по ходатайству Закавказского общества сельской и мануфактурной промышленности министерство выписало из Пекина семена чая, писал: «Я долгом счел часть выписанных семян препроводить к Вашему Сиятельству с тем, не изволите ли Вы признать возможным поручить... произвести опыт посадки помянутых семян для удостоверения в возможности разведения сего растения за Кавказом». Вкрадчиво-вопросительная формулировка этой просьбы показывает, что идея завоза чая в Грузию принадлежала, скорее всего, не Воронцову. В дальнейшем Воронцов, после первой неудачной попытки вырастить чай из этих оказавшихся сомнительными по качеству китайских семян, писал министру государственных имуществ Киселеву: «По мнению моему, чайное дерево никогда в здешнем крае полезно не будет, но если Вашему Сиятельству угодно, чтобы еще были сделаны пробы, то нужно выписать из Китая другие семена, совершено годные, и мы оные немедленно посадим». Зная мнение Воронцова о бесполезности для Грузии «чайного дерева», министр высказался против приложения «дальнейших к этому усилий: ...это растение разводится с выгодой только в некоторых местностях Китая и, будучи пересажено в другие равно благоприятствующие климатом страны, перерождается и не приносит ожидаемых выгод, как это доказали опыты, сделанные в Бразилии».

    Как мы видим, опасения И. Чавчавадзе имели веские исторические основания. Как ни странно звучит для нас заявление, что чай не годится для Грузии потому, что, во-первых, хорошо растет в Китае и, во-вторых, плохо растет в Бразилии, такой аргументации в сочетании с высоким саном оказалось достаточно для вынесения смертного приговора отечественному чаеводству.

    Но такой приговор отменила сама история.

    Почти в те же годы разведением чая занялось так называемое Удельное ведомство, управляющее землями и предприятиями царской фамилии. Самым крупным чаеводством хозяйством страны стало основанное в 1895 г. его Чаквинское имение, с историей которого неразрывно связаны имена А. Н. Краснова и И. Н. Клингена. Профессор А. Н. Краснов, замечательный ботаник, дарвинист, ученик В. В. Докучаева, знаток географии и флоры тропических и субтропических стран, которые он посетил в 1892 г., одно время читал лекции в Харьковском университете. Затем он переехал в Батуми и навсегда остался здесь, очарованный природой грузинского Причерноморья. А. Н. Краснов мечтал о временах, когда этот плодородный, но дикий и бедный край станет прекрасней чудо-садов Монако и Ривьеры, обогатится лучшими растениями других стран. Под его руководством и был заложен Батумский ботанический сад. Много лет своей жизни А. Н. Краснов посвятил освоению причерноморской субтропической целины под чай. В 1895–1896 гг. он возглавил организованную Удельным ведомством экспедицию в чайные районы Китая, Японии, Индии, Шри Ланка, в которой участвовал также И. Н. Клинген, талантливый агроном и энергичный организатор, основавший чаквинское хозяйство и руководивший с 1892 г. общей постановкой чайного дела как инспектор кавказских удельных имений. Эта экспедиция привезла с собой несколько тысяч китайских чайных саженцев и много разных чайных семян. Все они были высажены на плантациях Чаквинского удельного ведомства. При закладке вначале был использован посадочный материал с плантации А. А. Соловцова, который в начальный период сам руководил здесь работами. К 1917 г. имение разрослось до 550 гектаров и снабжало саженцами другие хозяйства. В Чакве также была построена чайная фабрика. По инициативе И. Н. Клингена здесь была организована и специальная опытная станция.

    Разводили чай в разных районах Западной Грузии и другие предприниматели. Обычно это были состоятельные люди, такие, как князь М. Накашидзе, имевший в Озургетском уезде довольно большой участок с насаждениями чая (до 10 десятин) и построивший там в 1908 г. в селе Зедубани кустарную чайную фабрику. Занимались чаеводством и многие крестьяне, которые доставали семена и саженцы (иногда бесплатно) в крупных хозяйствах, питомниках или на опытных станциях. Существенную помощь начинающим чаеводам оказывал, в частности, Озургетский акклиматизационный рассадник. Это способствовало довольно значительному распространению чая в Озургетском уезде начиная с 1914 г., когда здесь была построена чайная фабрика. Местные крестьяне сдавали на нее лист со своих плантаций.

    Всего в дореволюционной Грузии было построено 3 чайных фабрики, оборудованных английскими машинами, и несколько кустарных предприятий. Они выпускали в основном вполне доброкачественный черный байховый чай, причем особенно хорошую репутацию заслужил чай фабрики К. С. Попова, изготовлявшийся из двухлистных побегов с ориентацией на индийскую технологию. Он получал высокие оценки и награды на русских и зарубежных выставках. Сам Е. С. Попов (заботившийся, кстати сказать, не об отечественном чае, а лишь об успехах своей фирмы) удостоился даже звания поставщика двора норвежского короля. Низкосортный продукт – так называемый солдатский чай, который производила в незначительном количестве работавшая по китайской технологии фабрика Удельного ведомства из самого грубого сырья (4-5-го листа побега), – закупался военным ведомством.

    Как правило, фабрики использовали не только чайный лист своей фактории, но и сырье владельцев других плантаций, скупая его по довольно высокой цене, что было важным стимулом для развития чаеводства; практически только этот стимул мог побудить какого-нибудь бедного крестьянина взяться за разведение чая. Первым крестьянином-чаеводом стал переселенец из Турции старый грек Н. Пириди, поселившийся поблизости от Чаквинского имения Удельного ведомства.

    Но общие успехи чайного дела в дореволюционной России были невелики. За целое столетие, от появления первых чайных кустов в Никитском ботаническом саду до залпа «Авроры», чай завоевал себе признанное пространство в нашей стране на площади всего лишь 900–100 гектаров. Выпуск готового чая составлял 130–140 т в год. Говорить об удовлетворении потребностей государства отечественным чаем, конечно, не приходилось, его годовой импорт достигал 75 тыс. т.

    Выдающийся английский специалист по чаю, агроном и биохимик Г. Манн писал: «Чайное дело в России являлось забавой царя и нескольких богатых купцов». С этой характеристикой в некоторой мере приходится согласиться, сделав к ней ту существенную поправку, что грузинский чай России был все-таки не игрушечный, а настоящий и выращивали его не царь и купцы, а люди труда, народ. Для истинных создателей отечественного чая он был не забавой, а любимым, заветным делом жизни и наша благодарность им беспредельна.

    Фабрика волшебного напитка

    Путь чая от плантации к столу не прост. Сорванный проворными руками сборщицы молодой побег нужно подвергнуть сложной переработке, чтобы превратить в щепотку, плитку, «кирпич» готовой продукции. Это происходит на фабриках первичной переработки, на развесочных и прессовочных фабриках.

    Зеленый чайный куст совсем не похож по виду и вкусу на готовый чай. Он горек, у него грубый запах зелени, переходящий при простой сушке в запах сена. Как же из такого листа получается наш волшебный напиток?

    Проследить этот путь очень интересно.

    Для изготовления черного чая поступившие на фабрику молодые побеги прежде всего завяливают – слегка подсушивают в специальных машинах в потоке теплого воздуха, в результате чего лист становится мягким и не ломким, пригодным для последующей обработки. При этом в нем начинают проходить окислительные и другие реакции, смягчающие горький вкус танина, частично разрушаются хлорофилл и другие соединения, придающие листу вкус и запах зелени, и образуются вещества с ароматами яблок, ананаса, розы и другие ароматические соединения.

    Затем лист скручивается в роллерах. При этом клетки листа раздавливаются, их сок вступает в реакции с кислородом воздуха, которые активизируются содержащимися в клетках биологическими катализаторами (ферментами), и начинается основной процесс в производстве черного чая – ферментация. Он продолжается в открытых низких ящиках в ферментационном цехе. В течение нескольких часов под воздействием кислорода приобретает мягкий, приятно терпкий вкус, сложный специфический аромат, который составляют сотни различных веществ с запахами меда, фруктов, цитрусовых плодов, цветов, корицы, ванилина и так далее. Общее содержание ароматических веществ в листе к концу ферментации возрастает на 40–50%.

    Характерный цвет черному чаю дают образующиеся при ферментации пигменты – красно-коричневые теарубигины и золотисто-желтые теафлавины. Яркий красно-коричневый настой – один из признаков правильно проведенной ферментации.

    Главную роль во всех этих превращениях играет танин, который под действием кислорода не только видоизменяется сам, приобретая приятный вкус, но и дает начало длинному ряду окислительно-восстановительных процессов, в которых его катехины, окисляясь, окисляют, в свою очередь, другие вещества с образованием ароматических соединений и пигментов. Количество танина к концу ферментации снижается обычно почти наполовину.

    Последний этап химической переработки сырья – сушка в потоке горячего воздуха. При сушке разрушаются ферменты, ферментация прекращается на высшем уровне накопления полезных веществ, влажность чая при этом снижается с 58–60% до 4–5. Вместе с тем в сушильной машине под влиянием тепла окончательно формируется букет чая – его сложнейший вкусо-ароматический комплекс.

    Теперь чай готов, он превратился в россыпь сухих чаинок. Но их еще сортируют, разделяя на несколько фракций с учетом различий по форме и качеству частиц. Слишком крупные частицы обычно измельчают. Так называемые листовые фракции (относительно крупные частицы почек, листьев, стебельков) дают листовой байховый чай, а самые мелкие частицы – высевки, крошку – прессуют в плиточный чай.

    Венчает производство байхового чая операция купажа (смешивания во вращающемся барабане). По строгим рецептам, из разных фракций здесь окончательно составляется чай, соответствующий стандартам того или иного сорта. Для высших сортов отбираются фракции, содержащие самые нежные, верхушечные частицы побега.

    Зеленый байховый чай, так называемый кок-чай, делают без завяливания и ферментации. При его производстве преобладает тепловая обработка, цель которой сохранить в листе как можно больше танина и витаминов, а главное – получить напиток особого вкуса и аромата, издавна привычный и любимый многими народами. Движущийся на непрерывной ленте транспортера внутри специальной (фиксационно-завялочной) машины зеленый лист 2–3 минуты обрабатывают паром (при температуре до 100° и давлении в 5–6 атмосфер), чтобы разрушить ферменты. Затем его подсушивают (проветривают) на таком же транспортере, чтобы он, как при завяливании, стал мягче и не ломался в роллерах, не был слишком влажным и клейким; потом чай скручивают дважды по укороченному циклу, сушат в обычных чаесушильных машинах и сортируют, разделяя всю массу на 3 фракции – чай листовой, мелкий чай и крошку. Листовая группа дает наилучшую партию готового чая.

    Желтый чай, знаменитый «императорский чай» Китая, изготовляют из самых нежных верхушек побега, преимущественно почек, примерно так же, как зеленый, но с одним важным элементом технологии черного чая – завяливанием листа. Его не обрабатывают паром, а лишь слегка пропаривают.

    Высококлассный красный чай, который, как и желтый, изготовляется почти исключительно в Китае, делают по преимуществу из глушков (побегов без почки), по типу черного, но со специфическими особенностями процесса скручивания. Основная особенность его производства – чередующаяся с укороченной ферментацией термическая обработка в виде поджаривания, сушки, многочасовой выдержки после нагрева в закрытых ящиках или горячих котлах.

    В Соединенных Штатах Америки, Индии, Китае, в некоторых странах Европы изготовляют еще один вид чая – кристаллический, или быстрорастворимый, – в виде порошка, отдельные частицы которого представляют собой мельчайшие кристаллы. Такой чай можно готовить и в форме таблеток с сахарной пудрой и даже с высушенным соком лимона; таблетки менее гигроскопичны, чем порошок, что более удобно. Бывает черный и зеленый кристаллический чай, а лучше всего делать смесь, увеличивая для терпкости долю зеленого, а для крепости настоя – черного.

    Американцы превращают в порошок готовый чай, выпаривая его настой, но это нецелесообразный способ, по крайней мере для зеленого чая. Кристаллический чай высокого качества, лучше американского, мы умеем делать из самого грубого листа, остающегося после подрезки кустов. Такой лист перерабатывают по упрощенной технологии (для черного чая лист скручивают или пропускают через пальцы и сушат, для зеленого – только сушат). Затем водный экстракт этого дешевого полуфабриката выпаривают несколько часов в вакуумных аппаратах. При этом в самом настое происходит окислительный процесс, улучшающий цвет и вкус концентрата, который доводят до порошкообразного состояния в распылительной сушилке. Аромат кристаллического чая усиливают искусственно, добавляя в него эфирные масла душистой маслины, розы, жасмина, герани, цитрусов. Такую технологию почти тридцать лет назад предложили ученые М. Бокучава и К. Джемухадзе.

    Известны и другие виды чая, особенно много их в Китае. Там выпускают чай всех без исключения типов: черный, зеленый, желтый, красный, ароматизированный и неароматизированный, по-разному скрученный и просто расплющенный; экстрагированный в кристаллы или в густой раствор; рассыпной и прессованный в разных формах: плиточный, кирпичный, дискообразный, поленный (словно большое полено), в виде маленьких брикетиков, в форме большого круга и т. д. Все эти виды чая имеют свои качественные отличия, поскольку готовятся разными способами и из разного сырья.

    В Китае, Бирме и Таиланде приготовляют еще силосированный (квашеный) чай – леппет-со, отваривая зеленый лист в течение 10 минут, а затем закладывая его на несколько дней или месяцев в толстые стволы бамбука или в цементированные ямы и траншеи. Такой чай 1–2 мин варят в соленой воде и едят, как салат, с маслом, чесноком, креветками и другими приправами.

    Если при сортировке в готовый чай отбирают исключительно типсы (частицы из почек), то получают так называемые цветочные чаи – очень ароматные, особенно ценные чаи сверхвысших сортов.

    Для искусственной ароматизации, которая практикуется за границей, к чаю на несколько часов подмешивают цветы душистой маслины, жасмина, флоридской гардении и некоторые другие. Гораздо дешевле, но и значительно грубее способ ароматизации чая распылением в нем эссенций. При этом можно применять не чуждые для чая эссенции, а лишь его собственные эфирные масла или их фракции – естественные или синтетические. Проблемой ароматизации чая занимаются и у нас в стране.

    Умеем ли мы пить чай?

    В последние годы в наших городах и селах открылось множество кофеен. Мы не против кофе, но вправе спросить: почему в стране чая этот иностранный продукт получил такой приоритет! Для кофеен заказывается специальное оборудование, множество людей обучаются способам приготовления кофе. А сколько в Грузии чайных? Раз-два – и обчелся. Многие ли работники общественного питания обучены тому, как надо готовить чай? Нет, никто этому никого не обучал и не пробовал обучать.

    А ведь чай – это произведение искусства и не нуждается в руке знатока-мастера, способного выявить его благороднейшие качества.

    Вот три известных в истории школы приготовления чая, связанные с китайскими династиями Тан, Сун и Мин.

    Первая из них, которую по времени правления Танской династии можно приурочить к 618–906 гг., была самой примитивной. Листья припаривались, растирались в ступке, из них делали плитку и варили ее вместе с рисом, молоком, солью, апельсиновой коркой, имбирем и другими пряностями, иногда с луком. Заметим, что знаменитый мастер чая и его певец Лу Ву предписывал класть в чай только соль. Именно с тех давних времен плиточный (или кирпичный) зеленый чай пользуется популярностью в Монголии и Средней Азии.

    Вторая школа была характерна тем, что чай размельчали в тонкий порошок на маленькой каменной мельнице, всыпали в горячую воду и взбивали мутовкой из расщепленного бамбука. В те времена его перестали солить. В эпоху «взбитого чая» возрастает его обрядовое значение, его культ. При дворе китайских императоров проводятся настоящие турниры по приготовлению чая, в которых любители старались открыть его новые, наилучшие качества. Император Киа-Сунг, правивший в 1101–1124 гг., написал трактат о 20 видах чая.

    Установился сложный ритуал чаепития. Будистские монахи, собравшись вместе, пили чай из общей чаши, как бы принимая причастие.

    Вторая школа сменилась постепенно третьей и последней – школой настоенного чая, которую мы все знаем. Но знаем мы ее обычно лишь «вообще», без важных подробностей, а они-то решают дело!

    Ведь мало купить хороший чай. Нужна еще хорошая вода – конечно, не дистиллированная, но не очень жесткая, без избытка солей. Китайский мастер чая Ло Ю-о когда-то писал о 7 видах чайной воды. В Китае считают, что горноключевая и родниковая вода – высшего качества, речная – среднего, колодезная – низшего. В XVII в. русский посол в Китае Н. Спафарий писал о том, что воду для чая китайцы привозят в Пекин из горных районов, где берут ее из родников, и продают довольно дорого на базаре. Живущие в Париже англичанки подолгу простаивают в очередях за водой фонтана в Ламартиновом сквере. Они утверждают (если сведения мои не устарели), что только здесь французская вода по «чайным» качествам не уступает английской. Если жесткость воды выше 8 милиграмм-эквивалентов на литр, ее надо смягчить отстаиванием и специальными смягчителями либо признать для чая непригодной. Водопроводную воду следует выдерживать несколько часов – пока из нее не улетучится запах хлора.

    Но мало и хорошей воды, учат древние специалисты, – нужен хороший кипяток. Китайский кулинар, живший 1,5 тыс. лет назад, различал множество разных сроков кипячения: например пузырьки, похожие на рыбий глаз, и легкий шум указывают на один срок; плеск воды и брызги, сталкивающиеся около стенок посуды, отмечают другой: пузырьки, быстро поднимающиеся вверх и вызывающие бурление воды, оповещают о третьем. При Сунской династии полагалось кипятить воду до пузырьков, похожих на глаза краба... Лу Ву предписывал готовить чай в 3 срока кипения: в первый класть в воду соль, во второй – чай, а в третий влить в котел полный ковш холодной воды, чтобы осадить чай и «оживить юность воды».

    Мы чай не солим, в котле его не варим, но если надо выбрать из 3-х сроков Лу Ву один, то я бы рекомендовал тот, при котором появляются в воде пузырьки, похожие на хрустальные бусы. Воду для чая надо снимать с огня в тот момент, когда она закипит «белым ключом», то есть совершенно побелеет от массы бегущих со дна пузырьков, но еще не успеет забурлить. В передержанном на огне кипятке разрушается чайный букет; при долгом кипении в чайнике накапливается вредная и для качества чая и для организма человека тяжелая вода. По этой же причине воду следует кипятить лишь однажды, остывшая кипяченая вода уже не годится.

    В «правильном» кипятке чай надо и правильно заварить. Не забудьте, что под действием горячей воды в каждой чаинке завершаются важные химические превращения и их лучшие результаты надо с наибольшей полнотой воплотить во вкус и аромат настоя. Прежде всего следовало бы отказаться от старинной, привычной для нас, но нецелесообразной формулы «пара чаю», то есть чайник с заваркой плюс чайник с кипятком. В Англии и других классических «чайных» странах заваривают чай в одном большом чайнике, который затем при надобности доливают горячей водой (лучше всего «новым» кипятком). Доливанием кипятка поддерживается в течение заварки нужная температура настоя. При этом чайник по истечении срока заварки не следует укутывать какими-нибудь подушками, ватными «матрешками», чтобы продлить срок чаепития —это тоже плохая привычка. Чай после заварки не должен преть – это его портит. Остаток остывшего чая не стоит экономить, лучше заварить свежий, если готового оказалось мало.

    Черного чая, по обобщенной схеме, без различия сортов следует брать полную (с верхом) чайную ложку, то есть 2–3 гр, на 2 стакана воды; зеленого байхового чая берите в 1,5 раза больше – ложку на стакан. Более точно можно сказать, что если чай высших сортов («Букет», «Экстра», «Высший сорт»), то ложки с верхом достаточно на 2-3 стакана, если первого сорта – на 2, если второго – на 1,5. Кристаллического чая надо брать 0,3–0,5 гр на стакан. Кто любит чайный «коктейль», следует брать на литр воды 2 ложки черного чая и 1 зеленого или наоборот: можно взять по 2 ложки того и другого. Черный и зеленый кристаллический чай рекомендуется смешивать в соотношениях 3:1 и 3:2.

    Из чайной посуды лучше всего фарфоровая и не только по ее художественным достоинствам: она лучше фаянсовой прогревается и «мягче» стеклянной по фактуре. А ложечки, конечно, хороши серебряные, они приятнее и полезней других (ведь с течением времени мы ложку понемногу «слизываем»). Вся эта посуда моется кипятком и вытирается чистым чайным полотенцем (не кухонным); коричневый чайный налет на посуде недопустим.

    Чайник для заварки (если вы решили от него не отказываться) вытирать не надо, при споласкивании кипятком он должен хорошо прогреться, но не перегревайте его чересчур, от этого чай будет горчить. Всыпав чай, чайник заливают кипятком, затем закрывают крышкой, а сверху укутывают полотняной салфеткой так, чтобы она закрыла отверстия на крышке и носике чайника (не для тепла, поскольку чай, как мы сказали, преть не должен, а для уменьшения утечки с паром ароматических веществ). Наполнять чайник можно сразу доверху (некоторые советуют наливать сперва на две трети, а потом доливать, но это сомнительная рекомендация). Не надо ставить чайник на огонь, чтобы не потерять с паром аромат.

    Заваривать чай надо вдали от рыбы, сырого мяса, сала и других продуктов со специфическим запахом (они могут испортить чайный аромат). Букет чая вы испортите даже в том случае, если будете резать лук поблизости от пустого чайника или возьмете чайник надушенными руками; нельзя брать руками и сам чай.

    Настаивается черный байховый чай 3,5–5 мин (высокие сорта быстрее, низкие – дольше), зеленый – 5–8 мин, а его грубые сорта, включая кирпичный, который для заварки кипятится, – до 10 мин; от 7 до 10 мин настаиваются плиточные чаи. Кристаллический чай растворяется в воде сразу и тут же готов к употреблению.

    Чай нельзя подвергать усиленному «нажиму», долгому настаиванию, особенно при высокой температуре, так как лучшие экстракты черного чая переходят в настой самое большее через 5 мин, а при долгом настаивании в него попадают и некоторые вредные вещества (например алкалоид гуанин), в результате чай ухудшается, начинает горчить, а главное – даже при самой малой передержке теряет аромат. Не смущайтесь, если цвет чая в вашей чашке будет слабоват: пигменты переходят в раствор с некоторым «запозданием» и ждать их максимального накопления не надо.

    С чая нельзя снимать пенку: именно здесь, в поверхностном слое, больше всего легких эфирных масел, смол и других веществ, формирующих аромат.

    Если вы пьете чай с молоком, то наливать в чашку надо сперва молоко, уже в него чай.

    Тем, кто любит очень слабый чай, следует доливать кипяток прямо в чашку, но не в чайник (в чайнике не следует разбавлять чай).

    Все это не надуманные «китайские церемонии», а многолетний опыт. Он говорит о том, что сравнительно просто обеспечить при заварке полный вкус чая, но гораздо труднее сохранить

    аромат, а вместе с ним и общий букет.

    Красный, желтый, цветочный, ароматизированный чай имеют свои особенности дозировки и режима заварки. Будем надеяться, что работники нашей чайной промышленности не забудут указать их на пачках такого чая, когда научатся его делать.

    Люди по-разному пьют чай в зависимости от их национальных особенностей и личных вкусов. Чай пьют с лимоном, цитроном, грейпфрутом, с молоком, ромом, вином, коньяком, с вареньем, медом, конфетами, сиропами, с фруктами и ягодами, с их соком, с миндалем, имбирем, кардамоном, корицей. Азиатские народы, живущие в суровых условиях горного или резкого континентального климата, усиливают питательность чая (чаще всего зеленого кирпичного) маслом, салом, кумысом, сметаной, мукой, рисом, пшеном и пьют (или едят) его с солью, иногда с перцем, как бульон или суп. Так готовят чай монголы, тибетцы, а также калмыки, казахи, киргизы. Своеобразно понимают прелесть чая буряты: они пьют байховый или плиточный черный чай не с сахаром, а с солью, и не заваривают его, а варят в котле. Некоторые узбеки и каракалпаки пьют черный чай с перцем, молоком и медом. Вариантов переплетения всех этих причуд вкуса очень много, они определяют и состав продуктов и способы приготовления чая.

    Но самый высокосортный чай истинные ценители всегда предпочитают в чистом виде. Они конечно не прочь заедать его разными вкусными вещами, тем более что чай очень способствует их усвоению, но в чашку не добавляют ничего. Тот, кто хочет получить «естественно-чайные» ощущения во всей их чистоте, не кладет даже сахар. Так опробируют чай титестеры. Некоторые сорта чая с особенно мягким и тонким вкусом и ароматом, например китайский черный чай «Нингчоу», а также зеленый «церемониальный» чай с характерным терпким вкусом, предназначаются для употребления без сахара. Но в обиходе изгнать сахарницу с чайного стола, естественно нельзя. Во всяком случае, сладким должен быть чай, если вы запиваете им бутерброды. Наши кулинары определяют нормы сахара в 20 гр на стакан. Вообще же сахар следует класть по вкусу, но лучше мало, чем много, приторный чай – это уже не чай.

    Заметим, что сахар в чае в некоторой мере разрушает витамины. Ну, а сколько же следует пить чая?

    Знатоки говорят, это зависит от климата, традиций и самого человека. А Азербайджане, например, пьют по 10–15 стаканов в сутки, в республиках Средней Азии – еще больше. Я бы сказал, что чая можно пить «сколько душе угодно», конечно, имея в виду, что «душа меру знает», во всяком случае, знает ее лучше, чем, например, владелец кафетерия в новозеландском городе Окленд Брайн Уайт, который с целью побить «мировой рекорд в чаепитии» выпил за 6 ч 7 мин 81 стакан чая (до тех пор высшее достижение в этой области принадлежало австралийцу из Брисбена, который за 6,5 ч выпил 80 стаканов чая). Говорят, что после рекорда Уайта число посетителей его кафетерия увеличилось. Однако моего читателя от подобных рекордов я должен дружески предостеречь.

    Практически полезней средней дневной нормой сухого чая можно считать 10 гр, а высшей – 12–15 гр. Распределять это количество следует примерно на 4–6 стаканов, чтобы пить по 1–2 стакана несколько раз в день после еды. Норма в 15 гр чая содержит до 0,3 гр кофеина – высшую (и вполне безвредную) медицинскую дозу.

    Должен сказать, что в свете нашей сегодняшней практики я называю очень высокие цифры: такому уровню потребления чая у нас в стране далеко не соответствуют ни производство, ни спрос. Мы пьем его в среднем в несколько раз меньше. Однако эти цифры – не фантастика: например, пол-унции, то есть 14 с лишним граммов, – дневная норма чая английских военных моряков.

    При чрезмерном употреблении чая (по 10–15 стаканов в день) может наступить бессонница; она сразу же происходит при снижении этой дозы. Симптомы отравления чаем (точнее говоря кофеином) могут наступить, если выпить настой целой пачки в 50–100 гр; они выражаются в перевозбуждении центральной нервной системы, головокружении, дрожании рук и ног, учащении пульса и дыхания, лихорадке и некоторых других признаках, типичных для случаев отравления. Смертельная доза кофеина – 10–20 гр, но случаев смерти от него почти не бывает.

    Крепкий чай не рекомендуется пить при повышенном внутриглазном давлении, при некоторых сердечных и других болезнях, требующих лечения успокаивающими средствами. Любителям чая, которым приходится опасаться избытка кофеина, можно дать простой совет: слегка промойте чай перед заваркой в теплой воде, кофеин в ней растворится. Смягчается действие кофеина и в чае с молоком; такой чай можно давать даже годовалым детям.

    Не надо увлекаться чаем перед сном. Если же вы сознательно применяете чай против сна, удлиняя свой рабочий день, то не делайте это слишком часто. Чай отгоняет сон, но сна не заменяет.

    Чай – один из наиболее любимых напитков в нашей стране.

    Чай просто вошел в быт русского народа и стал национальным напитком. Вряд ли найдется в нашей стране семья, которая не пила бы чай. В каждой местности есть свои знаменитые чаехлебы, которые считают, что они пьют чая больше других и заваривают чай лучше всех.

    В мире известно около 2000 видов чая и столько же способов его приготовления. У каждого народа свои обычаи и традиции чаепития. Русский чай у самовара – это прежде всего повод для общения: «Приходите на чашку чая!» – так частенько приглашают в гости.

    До появления чая на Руси пили горячие настои из листьев земляники, брусники, смородины, мяты, из липового цвета, листьев других растений. Эти настои позже стали также называться чаями. В каждой деревне были свои излюбленные рецепты этих ароматных и целебных напитков, каждый крестьянин знал, при каких хворях какой сбор лучше помогает. В наше время эти знания в значительной мере утрачены, и, не зная свойств целебных трав, не стоит увлекаться настоями из них.

    Существует много способов заваривания чая, и спорить о том, чей способ лучше бессмысленно. Это вопрос традиций и вкуса.

    «Свежий чай подобен бальзаму,

    А чай, оставленный на ночь, —

    Подобен укусу змеи.»

    Восточная мудрость.

    У нас наиболее распространен следующий способ, который можно свести к 5 «золотым правилам».

    1. Воду для заваривания чая нужно довести до кипения «белым ключом» (когда со дна чайника поднимается масса пузырьков воздуха, вызывая побеление воды). Не нужно кипятить воду так, чтобы она бурлила.

    Не следует в кипяченую воду доливать свежей, а также кипятить воду многократно.

    2. Перед завариванием фарфоровый чайник нужно 2–3 раза ополоснуть кипятком.

    3. В нагретой чайник положить порцию чая, залить кипящей водой и накрыть салфеткой.

    4. Дать настояться 4–5 мин и размешать перед разливкой. Ароматным, вкусным, полезным чай бывает первые 8–10 мин после заваривания.

    5. Количество чая для заварки – дело вкуса, в среднем 1 ч. л. (с верхом или без верха) на стакан воды. Лучше готовить чай в заварочном чайнике без дополнительного разбавления кипятком.

    Чай парами чайников:

    2 ч. л. черного байхового чая, 1 стакан воды для заварки, сахар по вкусу.

    Приведенный выше способ приготовления чая называется «чай одним чайником». Для чая парами чайников основные правила приготовления остаются теми же, но чай заваривают в маленьком заварном чайнике (250 мл) и подают вместе с большим чайником (1 л), наполненном кипятком, отдельно подают сахар.

    Чай с ягодами

    1 л воды, 2 ч. л. чая, 200 г любых свежих ягод; сахар по вкусу.

    Заварить некрепкий чай, как обычно. В чайные чашки разложить ягоды земляники, малины, черники, смородины или калины, растереть их с сахарным песком и залить горячим чаем.

    Чай с «позолотой»

    2 ст. л. чая, 1/2 л кипятка, 1/2 стакана рома, 1 стакан красного вина, 1/2 лимона, 8–9 кусков рафинада.

    Заварить чай, дать настояться 5 мин и процедить. Добавить ром, сухое красное вино, сок лимона, сахар, подогреть и подавать горячим в чашках.

    Чай с лимоном или сливками

    3 стакана крепкого чая, 1 стакан молока, сахар по вкусу.

    Заварить чай. Отдельно подать сахар, подогретое молоко или сливки. У русских нет устоявшегося ритуала, что наливать в чашки сначала – чай или молоко. Англичане же, большие любители этого напитка убеждены, что сначала в разогретые чашки нужно наливать молоко на 1/6–1/4 объема, а затем добавлять чай. Чай с молоком – превосходный стимулирующий и общеукрепляющий напиток, особенно полезен с утра и после перенапряжения.

    Пасечный чай

    3 части крепкого чая, 1 часть меда, 1 часть водки. Заварить чай, затем смешать все компоненты и подогреть, но не кипятить. Приготовленный таким образом чай – прекрасное средство после зимней стужи, его употребляют в случае переохлаждения.

    Лесной чай

    1 л воды, 1–2 ч. л. чая, 1 ч. л. сушеной мяты, 1 ч. л. сушеных листьев земляники, 1 ч. л. листьев ежевики, 2–3 ч. л. измельченных плодов шиповника.

    В качестве заварки употребляются различные растения и их смеси: листья и цветы мяты, душицы, мелиссы, чабреца, листья земляники, брусники, ежевики, костяники, морошки, кипрея, крапивы, смородины, малины, черники, шиповника и т. д. В повседневном быту можно рекомендовать самые разные сочетания этих растений (в том числе и с чаем). Травяные чаи можно заваривать так же, как обычный чай. Чай из сушеных ягод лучше заваривать заблаговременно в термосе, ли сушенные ягоды залить кипятком, дать настояться, довести до кипения, снять с огня, добавить листья, дать настояться 5–10 мин и подавать на стол.

    Чайный напиток «Поздний вечер»

    1/2 л кипятка, 2 ч. л. чая, 1/2 стакана яблочного сока, 1/2 стакана виноградного сока, 4 ч. л. орехов, 4 ч. л. изюма, сахар и пряности по вкусу.

    Заварить свежий чай. Соки и чай налить в эмалированную кастрюлю, добавить сахар, имбирь, корицу, гвоздику, перемешать, плотно закрыть крышкой и прогреть в течение 20–25 мин на слабом огне, не допуская кипения. Перед подачей в чашки положить по ложке изюма и орехов.

    Чайный напиток «Самоварная песенка»

    3 стакана крепкого чая, 1 стакан красного вина, сахар по вкусу.

    В подогретые чашки налить 2/3 объема горячего крепкого чая, 1/3 красного вина, добавить сахар по вкусу.

    В последнее время появилось большое количество и разнообразие полуферментированных чаев, использующихся для похудения, очищения организма, со слабительными свойствами, Примером может служить чай «Черный дракон».

    Черный дракон

    Полуферментированный чай «Черный дракон» произрастает в экологически чистом горном районе Южного Китая и изготавливается на основе чая высшей категории «Черный дракон».

    В состав входит: около 400 ценных для организма веществ: витамины С, Е, К, В1, В6, В3, В12, Р, а также кальций, фосфор, железо, фтор, йод, магний, селен, марганец, цинк и многие другие. Марганец в составе чая стимулирует самонакопление в организме витамина С, что во много раз повышает сопротивляемость онкологическим заболеванием.

    Постоянное употребление чая – хорошая профилактика злокачественных опухолей, способствует рассасыванию фибромы матки, полипов кишечника. Помогает организму разрушать и выводить патологические клетки. Этот чай способствует укреплению стенок сосудов, лечению тромбофлебита. Нормализует кровяное давление, снижает уровень холестерина в крови. Витамин К в составе чая снимает синеву и отечность под глазами. Чай «Черный дракон» способствует устранению пигментных пятен, улучшает цвет лица, повышает упругость кожи, оздоравливает и омолаживает внутренние органы. При регулярном употреблении чая у тучных людей снижается вес (чай расщепляет жиры до легковыводимых радикалов, не обладая послабляющим эффектом, способствует быстрому выведению жиров из организма).

    Способ приготовления: 1 ч. л. чая на чашку, настояться 2 минуты. Одну заварку можно использовать не менее 5 раз, так как чай не теряет своих качеств. В течение дня неограниченное потребление чая. Побочных эффектов нет.





     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх