Нарицательные люди

Книги имеют свою судьбу, гласит латинская пословица. Habent sua fata libelli. Можно с уверенностью добавить: не только книги, но и слова, из которых они составлены. Конечно, все слова имеют свою историю. А исследованием того, как рождаются и живут слова, занимаются лингвисты. Наверное, самым интересным разделом лингвистики, больше других связанным с загадками и тайнами, разгадки которых нужно искать в глубине веков, является этимология (греч. etymologia, от etymon – истина и logos – слово, учение), изучающая происхождение слов.

Мы читаем, слышим и сами произносим тысячи названий, не задумываясь о том, откуда они взялись. А между тем даже недолгие «поисковые работы» и несложный анализ позволяют получить любопытную информацию. Вот, к примеру, названия известных напитков: минеральная вода боржоми называется по городу Боржоми (Грузия), где находятся источники этой воды; коньяк – по городу Коньяк (Cognac) во Франции, а шампанское – по французской провинции Шампань (Champagne). Также обратим внимание на сыры: рокфор, острый сыр из овечьего молока, называется так по французскому городку Рокфор (Roquefort), где его впервые начали делать; честер, твердый острый сыр, обязан своим названием городу Честер (Chester) в Англии (графство Чешир); в Европе, да и в других местах любят есть с макаронами пармезан, сыр из снятого молока, получивший название по итальянскому городу Парма (Parma).

Что же происходит? Мы видим, что собственные имена могут превращаться в нарицательные слова. Но не только географические названия способны на такую метаморфозу. Нередко в разряд нарицательных переводятся («клонируются») собственные имена, относящиеся к людям, – личные имена, отчества, фамилии, прозвища, т. е. антропонимы (греч. anthropos – человек и onyma – имя). Теряется индивидуализация, имена приобретают функцию обобщения. Проходит время, и слова уже не воспринимаются образованными от антропонимов. Во многих случаях мы не чувствуем связи с исходным именем, не задумываемся или не подозреваем (просто не знаем), что слова связаны с конкретными людьми.

Кто они, эти «нарицательные люди», чьи собственные имена стали и нарицательными? Все они – выдающиеся в своем роде, особенные, а большинство из них были людьми весьма положительными и оставили потомкам (т. е. нам) после себя что-то полезное, без чего сегодняшний мир был бы иным.

Этим людям посвящена книга, которую вы держите в руках и которая поможет вам удовлетворить интерес к именам и названиям. Книга – справочная и очень необычная, она – о словах, названиях предметов, явлений и пр., но также и о людях, с которыми все это связано. Конечно, степень известности их неодинакова. Одних мы считаем великими, гениальными, о других кое-что знаем, а некоторые неизвестны или забыты и лишь благодаря пытливым исследователям возвращаются к нам из небытия (возможно, никто бы и не вспомнил о них, если бы не живущие в языке слова, «унаследовавшие» их имена).

Настоящий словарь-справочник позволяет увидеть, как антропонимы могут при выборе названия послужить эпонимам (эпони?м – от греч. eponymos < epi после + onyma имя – дающий чему-л. свое имя; ср.: псевдони?м – греч. pseudonymos < pseudos ложь + onyma имя – носящий вымышленное имя; анони?м – греч. anonymos < an не, без + onyma имя – автор письма или сочинения, скрывающий/скрывший свое имя, букв. безымянный).

Изредка «дающими имена» становятся обитатели мифов, напр.: мегера – злая, сварливая женщина (по имени Мегеры, греческой богини мщения); нарцисс – самовлюбленный человек, а также довольно милый цветок, белый или желтый (по имени Нарцисса, сына речного бога Кефисса, прекрасного юноши из греческой мифологии, который, увидев в воде свое отражение, влюбился в него); вулкан – геологическое образование, гора с кратером (по имени Вулкана, древнеримского бога огня). Однако как правило, в роли эпонимов оказываются реально существовавшие персоны. Ср.: июль, август, ватт, вольт, бегония, георгин, камелия, магнолия, бульон, оливье, мартини, чинзано, саксофон, патефон, кольт, маузер, наган, браунинг, пежо, рено, тойота, мерседес, кадиллак. Во многих случаях люди действительно сами давали имя, когда что-то изобретали, создавали или совершали открытие; иногда общество делало чье-то собственное имя нарицательным: классический, хрестоматийный пример – история со словом хулиган. Бывало, что имя заслуживавшего уважение человека использовалось, чтобы сохранить о нем память, – напр., выражая восхищение Г. Й. Камелом, выдающийся естествоиспытатель Карл Линней назвал одно из растений камелия.

Слова, образованные от имен людей, называют в основном что-либо конкретное – то, что встречается и используется в нашей жизни, и лишь некоторые из них являются названиями отвлеченных понятий, абстрактны по своему значению. Нетрудно заметить также, что большая часть слов, о которых идет речь, образована от иноязычных антропонимов.

Задача настоящего справочного издания – всем, кто интересуется и дорожит русским языком, рассказать истории происхождения названий от имен конкретных людей, дать энциклопедические сведения об этих людях и показать, какими путями от антропонимов рождаются новые названия.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх