4. МОСКВА СВЯТАЯ: ТРЕТИЙ РИМ

Монголы так безжалостно обрушились на Русь, что народ, казалось, почти утратил свою самобытность. Две трети населения было уничтожено. Люди, избежавшие истребления, прятались в лесах. Единственным источником, не позволявшим угаснуть пламени национального самосознания, оставалась православная церковь. Идеи христианства, воспринятые Киевом, выжили, несмотря ни на какие испытания, и бережно сохранялись в памяти и сердцах людей.

В течение долгих лет после нашествия захватчиков многие монахи и святые люди либо странствовали по свету, неся помощь и утешение нуждающимся, либо уходили в леса, предаваясь молитве и размышлениям; святой Павел Обнорский три года жил в дупле дерева. Иногда вблизи таких мест возникали монастыри, куда стекались монахи и миряне, ищущие спасения души. И со временем появилось множество новых церквей и святых обителей. Удивительно, что столь жестокие в военных схватках монголы оказались терпимы к чужим вероисповеданиям. Они часто щадили священнослужителей, независимо от их веры, сохраняя им жизнь. Их ханы, до принятия мусульманства, свободно посещали и христианские, и мусульманские службы.

Церковь, которая выстояла во времена нашествия врагов, стала еще могущественнее, чем прежде. Два столетия, последовавшие за вторжением, когда Россия старалась вновь заявить о своей национальной самобытности, стали Золотым веком русской духовности, периодом расцвета иконописи и других церковных искусств. В течение тех лет церковь была самой Россией, а Россия была церковью. Даже после того, как монголы были изгнаны, учение и дух православия продолжали оказывать решающее влияние на искусство и архитектуру, и так продолжалось до конца семнадцатого века.

* * *

По мере усиления влияния церкви возрастала и роль Москвы. Во времена Киевской Руси она была лишь небольшим торговым поселением, расположенным среди почти необжитой местности, и о ней до 1147 года не упоминалось в летописях. Позже Александр Невский пожаловал эти земли своему сыну Даниилу. Однако после освобождения Руси от монголов значение Москвы стало быстро расти, и при этом московские князья, в отличие от киевских, обратили свой взор не на Запад, а на Восток. Монголы в годы своего правления раздавали русским князьям ярлыки на правление, и те собирали дань. У монголов была постоянная миссия при дворе московских князей. В один из визитов в Москву великий хан потребовал, чтобы русский князь приблизился к нему пешим с шапкой в руках, наполненной овсом, и накормил его коня. Как покорные вассалы, московские князья регулярно посещали Золотую Орду, доставляя туда собранную дань. В знак подчинения они должны были падать ниц перед ханом и пять раз ударять челом о землю.

В ответ на это рабское повиновение русских правителей монголы позволяли московским князьям вести дела в своих вотчинах по собственному усмотрению. Более сотни лет хитрые, ловкие и жестокие князья вели борьбу со своими собратьями и стремились подчинить себе соседние княжества, умножая собственное богатство и укрепляя власть.

Признав могущество Москвы, Митрополит русской православной церкви в 1326 году решил переместить сюда свою кафедру из Владимира. Благодаря влиянию церкви, значение города еще более возросло. Авторитет Москвы в других княжествах усилился, и она превратилась в «святой город», князей которого считали отныне защитниками веры.

Вокруг Москвы выросло кольцо укрепленных крепостей-монастырей, объединенных верой. В православии не было монашеских орденов — все монахи принадлежали к единому великому братству. Русские монастыри совсем не напоминали прибежище мистиков и аскетов. Многие обители были обнесены прочными стенами, в них жили сотни монахов или монахинь, и они вполне могли защитить себя от нападений врагов. Монастырям принадлежали обширные земли, под их защитой поблизости возникали небольшие городки и деревни.

Русские всегда с особым почтением относились к смиренным инокам, возложившим, по словам древней летописи, «на себя бремя Христово, не имея града здесь, но ища грядущего». Теперь, более чем когда-либо, идеи монашества захватили воображение народа и навсегда сохранились в народном сознании. И спустя многие годы монашеский идеал будоражил мысль русских писателей, в том числе Льва Толстого и Федора Достоевского. Всеми почитаемым монахом был и преподобный Сергий Радонежский, ставший святым покровителем Москвы. После одного из монгольских набегов, Сергий ушел в леса. Через несколько лет его местопребывание обнаружилось; наслышанные о его святости, к нему приходили люди. Он стал старцем. Это особый тип православного праведника, выразительно описанный Достоевским в романе «Братья Карамазовы». Старец — человек глубокой духовной мудрости, действиями которого руководит сам Господь. Его особый дар, «харизма», позволял ему понять, как следовать Божией воле человеку, который пришел к нему за советом.

Обитель Сергия в семидесяти километрах к северу от Москвы со временем выросла в монастырь, освященный во имя святой Троицы. В четырнадцатом веке Троицкий монастырь стал играть такую же роль в Московском княжестве, как в свое время Печерский монастырь в Киевском государстве — он превратился в крупнейший центр русского православия и школу духовного образования. В стенах этого города-монастыря работали училища, иконописные мастерские и мастерские ремесленников. В ту пору, воспринимавшуюся как золотой век русского религиозного искусства, художники довели мастерство иконографии до совершенства. Андрей Рублев, величайший русский иконописец и один из самых значительных художников мира, был монахом этого монастыря. Рублев умер в 1430 году. Созданные с глубокой верой, его иконы источают благодатный свет. Особая чистота и нежность письма отличают его живопись. Для икон Рублева характерны мягкость и утонченность линии, абсолютная гармония цветовой гаммы, теплый колорит золотисто-желтого, насыщенного коричневого, лазурно-синего цветов. Один из шедевров православной иконописи, Святая Троица, был создан Рублевым во славу преподобного Сергия, чьим современником он был.

Пример Сергия Радонежского вызвал великое продвижение русского монашества на север и устроение новых монастырей в глухих северных лесах России. Сергий был высокочтимым человеком, к которому и князья смиренно приходили за советом. Но даже став настоятелем огромной обители, в соответствии с православной традицией смирения, он жил всегда как простой крестьянин и одевался подобно бедняку. Отец Сергий встречал приходивших к нему князей в старых валенках и поношенной одежде, пестревшей заплатами и пропитанной потом. В зените славы он продолжал сам ухаживать за растениями в своем огороде. Зачастую посетители не могли поверить, что мягкий, кроткий человек, стоявший перед ними, и был отцом Сергием.

Монахи жили в тесном контакте с простыми людьми. Они занимались торговлей и путешествовали по великим русским рекам. Монастыри всегда отличались гостеприимством, там раздавали пишу бедным, кормили хлебом, мясом и рыбой всех, кто приходил в обитель. Настроенные глубоко патриотично, суровые монахи не боялись наставлять князей, и именно они призывали правителей и народ к непокорности завоевателям. Сергия называли собирателем русских земель. Вдохновленный преподобным, московский князь Дмитрий в 1380 году одержал первую победу над монголами на Куликовом поле на берегах Дона. С тех пор этого князя стали называть Дмитрием Донским. Как доносит летопись, перед началом сражения «подоспела грамота от преподобного Сергия и от святого старца благословение биться с татарами: «Чтобы ты, господин, пошел, поможет тебе Бог и святая Богородица»». И всех отправлявшихся на бой с врагом старец благословлял святой иконой.

Опираясь на престиж церкви, Москва развивалась очень быстро. К пятнадцатому веку число ее жителей возросло до 100 000. Москва расширяла свои границы, подобно дереву, ствол которого наращивает годичные кольца. Город, обнесенный стенами, окружался следующим кольцом, где строились новые церкви и деревянные дома. Почти в самом центре Москвы, высоко над берегом реки устремились ввысь башни крепости, истинного сердца города. Эта крепость была названа кремлем, от монгольского слова кремл, что значит «укрепленный». Сейчас это слово в большей степени ассоциируется с Москвой, но первоначально столица каждого княжества страны имела свой собственный укрепленный центральный кремль. Московский Кремль был одновременно цитаделью церкви и ее новых защитников, московских князей, и именно он стал основным средоточием их власти.

После разгрома Константинополя в 1453 году турками-мусульманами, Москва ощутила себя «Третьим Римом», последним оплотом истинной церкви во всем христианском мире. Первый Рим, как считалось, пал под натиском варваров, погрязнув в пороке, второй — Константинополь — был завоеван и разграблен иноверцами. «Третьему Риму — стоять» — утверждала новая доктрина, — «а четвертому — не бывать». Вскоре (в 1589 г. — Ред.) Митрополит был возведен в сан Патриарха. Правитель Москвы был объявлен не только защитником истинной веры, но и преемником императоров Византии и кесарей Рима, «помазанником Божиим».

После смерти своей первой супруги правящий князь московский Иван III, в стремлении укрепить свое новое положение, женился в 1472 году на Зое Палеолог, племяннице последнего византийского императора.

Женщины нередко играли важную роль в российской истории. Зоя, принявшая в православии имя Софья, была умна, честолюбива и, став женой Ивана в возрасте двадцати одного года, оказывала большое влияние при дворе на развитие различных видов искусств. Она воспитывалась в Риме, под опекой Папы, в обстановке самой утонченной культуры своего времени. Когда Зоя приехала в Москву, она хорошо знала не только родной греческий язык, но также латинский и итальянский. Вместе с ней прибыла из Рима и Константинополя целая свита ученых, художников, священников. Она привезла с собой греческие и латинские книги, бесценные рукописи, иконы и другие произведения искусств, а супругу Софья подарила великолепный трон из слоновой кости, выполненный в Персии. С этого времени герб византийских императоров — двуглавый орел — стал использоваться как символ России. Софья получила право самостоятельно принимать послов и общаться с гостями; она ввела тщательно продуманный дворцовый этикет, по-византийски помпезный. В отличие от простого и непосредственного обращения при дворе киевских князей, приемы московских правителей превратились теперь в пышные и сложные церемонии, по которым гостю полагалось низко кланяться до земли, целовать руки и одежду князя, а при прощании с поклонами пятиться назад.

Чтобы укрепить новое положение Москвы как центра истинной веры, Софья настойчиво советовала мужу построить в Кремле ряд новых церквей. В пятнадцатом веке наиболее известными зодчими были итальянцы, и их приглашали работать во многие города Европы. По настоянию супруги Иван послал своих представителей в Италию, чтобы они пригласили на работу в Москву самых знаменитых и талантливых архитекторов. В Болонье посланцы князя уговорили ехать с ними Аристотеля Фиораванти, имя которого было известно далеко за пределами Италии. Правители многих городов мечтали привлечь его для выполнения заказов, и согласие талантливого мастера возвести храм в Москве можно было считать честью, оказанной им этому городу. Фиораванти был настоящим представителем эпохи Возрождения — он был не только прекрасным архитектором, но также и замечательным инженером, экспертом-гидравликом и специалистом в вопросах фортификации, пиротехники и литья металлов. Вдобавок к этому, он был чародеем и поразил посла князя Ивана, показывая ему фокусы и превращая на его глазах воду в вино. Жители Москвы относились к нему как к волшебнику, обладавшему сверхъестественными возможностями.

В 1488 году другие посланцы царя Ивана сумели привезти в Москву Пьетро Антонио Солари и Марко Руффо (Фрязина) из Милана, а в 1493 приехал еще один миланец Алевизио Нови (Алевиз Новый) вместе с целой группой инженеров и архитекторов. Работая бок о бок с русскими, эти люди взялись за реконструкцию Кремля. Фиораванти учил русских, как нужно делать хороший строительный раствор, и основал кирпичный завод. Вполне возможно, что именно он давал советы, как возводить кремлевские стены — их строительство велось под руководством архитекторов и инженеров из Милана. Внутри этих мощных, сложенных из кирпича стен, толщиной от 3,5 до 6,5 метров, имеется целый ряд переходов и складских помещений. Над стенами возвышаются 19 башен, в пяти из которых устроены окрашенные в розовый цвет ворота. Это внушительное сооружение, а также само расположение Кремля на возвышенности сделали крепость практически неприступной.

Повсюду в европейских странах итальянские архитекторы с большим мастерством возводили здания в привычном для них стиле эпохи Возрождения, но не в России. С первых дней работы в этой стране они следовали русским образцам, строя согласно русским обычаям и вкусам. Как это уже некогда произошло с византийскими мастерами в Киеве, особое обаяние русской земли подействовало и на итальянцев. Работая с русскими архитекторами и мастеровыми, они возводили в Кремле новые соборы, с характерными чертами русских стилей.

Иван III поручил Фиораванти внимательно изучить архитектуру Успенского собора во Владимире, построенного в 1158 году, и использовать этот храм как образец для Успенского собора Кремля, которому предстояло стать местом коронации правителей Московии. Фиораванти побывал не только во Владимире, но также в Ростове и Ярославле, и русская церковная архитектура оказала существенное влияние на его стиль. Строительство Успенского собора было завершено в 1479 году, и храм оказался столь совершенным, что послужил впоследствии моделью для возведения других соборов России. Русские художники покрыли каждый сантиметр интерьера церкви великолепными фресками, выполнив их в византийском стиле по золотому фону. Колонны были расписаны отдельными поясами, подобно тому, как это делалось в древнеегипетских храмах. На колоннах изобразили гигантские фигуры мучеников, архангелов в доспехах и святых из Нового Завета. Всю западную стену занимала огромная фреска с изображением Страшного суда.

В собор поместили самую ценную реликвию страны — икону Владимирской Божьей Матери, или Богоматерь Умиление, — чудотворную икону, которую преподобный Сергий нес во время крестного хода перед битвой Дмитрия Донского с монголами. В 1132 году сын Владимира Мономаха заказал в Византии икону Богоматери для строившейся по его повелению церкви; предполагают, что созданный шедевр принадлежал кисти одного из величайших греческих мастеров. Имя художника неизвестно, но русские верили, что создателем этой иконы был евангелист святой Лука, которого в России считали первым иконописцем. Духовность чудесного образа Богоматери с ее печальным и нежным взором настолько близка русской душе, что икона Богоматери Умиление быстро стала наиболее почитаемой в стране, и русские не раз призывали ее на помощь в час опасности. На Руси икона служила образцом для изображений Богоматери с младенцем, и многие художники в дальнейшем создавали с нее списки.

Шли годы, и Успенский собор стал сокровищницей предметов церковного искусства. Его сияющий иконостас был подобен великолепной выставке прекраснейших икон русских и византийских мастеров средневековья, привезенных князьями в Москву из Великого Новгорода, Пскова, Киева и Константинополя. Образа помещали в золотые и серебряные оклады, их украшали золотыми ожерельями и подвесками из бриллиантов. В нимбы святых вставлялись тысячи драгоценных каменьев, сверкавших, как звезды, и искрящихся яркими огнями. В венце чудотворной Владимирской Богоматери, к которой верующие приближались, преклоняя колени, сияли изумруды величиной с грецкий орех, а плечо ее украшал огромный бесценный бриллиант.

В Успенском соборе хоронили митрополитов и патриархов. Серебряный ларец, в который царь после венчания на царство помещал свое завещание, также хранился в храме, как и деревянный трон под балдахином, предназначенный для коронационных торжеств русских правителей. Легенда гласит, что этот трон был изготовлен для Владимира Мономаха, но скорее всего, он был заказан для коронации Ивана Грозного. Трон изначально был позолоченным; он отделан двенадцатью панелями орехового дерева, украшенных искусной резьбой с изображением сцен из жизни Владимира Мономаха; его ножками служат резные фигурки мифических существ, и этот трон по праву считается одним из прекраснейших образцов средневековой резьбы по дереву.

Всего в нескольких метрах от Успенского собора, на месте существовавшей здесь ранее церкви, псковские зодчие построили новый храм — Благовещенский собор с белокаменными стенами и пятью золочеными куполами. Этот собор был предназначен для крещения и венчания царей. Небольшой и уютный, храм стал любимой церковью жен и сестер московских правителей. Мозаичные полы здесь набраны из яшмы и агата, стены покрыты фресками, а иконостас украшен работами великих мастеров Феофана Грека и Андрея Рублева. Иконы и иконостас в церкви были столь изумительны, что бывший здесь в семнадцатом веке священник Павел Алеппский, дьякон сирийского митрополита Макария, написал: «Ни один золотых дел мастер не смог бы оценить эти крупные каменья, бриллианты, изумруды, рубины, украшающие иконы и святые нимбы Спасителя и Богоматери. Драгоценные камни мерцают в темноте церкви, как угольки. Ризы на иконах изготавливались из чистого золота. Многоцветные эмали, выполненные с непревзойденным мастерством, вызывают восхищение у тонкого ценителя. Иконы, хранящиеся в церкви, могли бы наполнить не одну сокровищницу».

Это было время строительного подъема в Москве: возводились не только новые церкви, но и дворцы. Марк Фрязин приступил к сооружению Грановитой палаты, и в 1491 году Антонио Соларио завершил его работу; Теремной дворец закончили в 1508 году. Название «Грановитая» связано с тем, что фасад палаты облицован граненым камнем; такое оформление здания вызывает в памяти флорентийское палаццо Питти и замок Кастелло Сфорцеско в Милане. Занимавший весь второй этаж, огромный, предназначенный для приемов парадный зал, длиной 23 и шириной 21 метр, с единственным массивным золоченым столбом в центре, поражал всех посетителей Грановитой палаты. Основание столба окружали полки, на которые выставлялись во время пиров и приемов старинные сокровища, богатые золотые и серебряные блюда и кубки, принадлежавшие царской семье. Здесь проходили важные церемонии, принимали послов, праздновали большие победы.

В 1505 году Алевизио построил на месте существовавшей церкви Архангела Михаила новый Архангельский собор, который стал усыпальницей московских правителей. Здесь предавали земле русских князей и царей вплоть до восемнадцатого века; тело каждого помещали в обитый медью гроб с нарисованной на нем фигурой в длинной белой одежде и нимбом, символизирующим «богоизбранность» правителя.

Кроме этих трех величественных соборов, в Кремле было построено еще семь других церквей, мужской и женский монастыри, Патриаршие палаты, Оружейная палата и здание Сената. Влиятельные бояре возводили в пределах Кремля собственные часовни и строили великолепные деревянные терема.

Окруженный стенами Кремль со своей сложной системой укреплений, арсеналов, дворцов, соборов и монастырей достиг расцвета в шестнадцатом-семнадцатом веках, и великолепие этого «малого города в городе» было поразительным. Множество куполов, золотых и разноцветных, стояли тесно друг к другу, подобно связке воздушных шариков. Золото, серебро, а позже в семнадцатом веке — цветные изразцы, сверкавшие, как блестящие рыбные чешуйки, украшали стены кремлевских сооружений. Когда солнце поднималось над этими позолоченными кровлями, яркими разноцветными луковичками и шатрами, было трудно разглядеть издалека, то ли это и впрямь творение рук человеческих, то ли стая жар-птиц со сверкающим опереньем опустилась на землю, и чудо-птицы распустили свои дивные перья, чтобы понежиться в теплых лучах солнца.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх