ДИСК И СОВРЕМЕННАЯ НАУКА

Я обещал изложить суть сообщения с использованием современных понятий, по возможности близких научному видению, а между тем уже Истина 1 говорит о "материнской праматери Вселенной" как источнике всего сущего!

Вопреки общепринятому это вовсе не устаревшее утверждение. Куда уж современнее! Нынешняя наука не предлагает нам ни одной достойной доверия гипотезы, которая объясняла бы загадку существования. Концепция Большого Взрыва, с которого якобы началась Вселенная, – всего лишь физико-математическая модель процесса с того момента во времени и месте в пространстве, которые мы в силах представить себе. Да только неизвестно, соответствует ли истине такая картина Вселенной, сжатой в своем объеме до ореховой скорлупы!

А если даже и так, то не следует забывать, что, согласившись с этим – видеть Вселенную бесконечно сжатой, – мы должны отказаться от известных законов физики, пространства и времени, а это поведет нас за пределы науки! И тогда незамедлительно встанет вопрос: а что же было до того, как возникла эта монолитная связанная масса, явно лишенная элементарных частиц, невообразимо горячая, не знающая времени, а возможно, и пространства*, этот клубок энергии неведомого рода? Что сотворило ее столь малой, а затем принудило взрывом так невообразимо увеличить объем?

И вообще, почему бы в таком случае не допустить, что речь идет о клубке размером с булавочную головку, а может, в миллион раз меньшем? Или о идеальной точке, о пространстве, замкнутом в себе до нуля, то есть до несуществования? Тогда что же заставило его перейти в состояние существования и к возникновению с этого мгновения тяготения, взаимодействия частиц, электрических и магнитных полей, что предрешило дальнейшую судьбу Вселенной?…

Вопрошать можно долго. Пожалеем, однако, ученых: по существу, они молчаливо признали, что происхождение мира "ненаучно". Иначе говоря, вера в бесконечно сжатую (ведь такое утверждение – всего лишь вера) ничуть не научнее веры древних в материнскую бессмертную небесную воду, в тонкое поле, в ману, породившую все сущее.

Повторяю, гипотеза взрыва исходит из того, что в долю секунды были созданы все законы природы, действующие до сих пор; они же со временем создали все астрофизические структуры, весь химический котел, а затем уже и жизнь в нем животных, человека, ну и мысль, наконец, разум. Утверждение, что все это лишь результат удачного стечения случайных событий, столь же соответствует истине, как и вера в то, будто взрыв тонны динамита выкинет песок, который, оседая, уляжется по уравнению е = тс2. Древние, незнакомые с теорией вероятности, интуитивно признали в разумной, нематериальной силе источник бытия. Как сообщает Диск, эта сила путем "связи Неба и Земли" по-прежнему анимирует движение жизни.

Что изумляет и заставляет задуматься, так это отсутствие в сообщении Диска знака, символизирующего бога. Явление необычайное для тех времен, когда обращение к богам было общим местом из устных речей и писаных текстов, не говоря уже об иконографии. А придание творящей роли "воде Вселенной", то есть некоей форме всеобъемлющего разумного поля, невероятно сближает содержание Диска с современными уже научными представлениями. Ведь даже библейский Бог должен был потрудиться, чтобы "слепить" Адама! Здесь же действуют совершенно иные, исключительно природные факторы, приводимые в действие нематериальным началом. Ну а процессы? Единство жизни, репликация клеток, ДНК, хромосомы… с таким содержанием сообщение приобретает особую силу и неожиданную достоверность. Здесь я хочу сказать: парадоксально то, что по мере' прогресса в своих исследованиях наука сегодня отнюдь не приблизилась к раскрытию этих извечных загадок бытия. И не потому, что увязла влавиной умножающихся подробностях. Нет, дело в том, что именно эти подробности, объясняя что – что, вдруг приоткрыли особое, неизъяснимое пространство – иное измерение, недоступное научному познанию. Для все большего круга ученых становится очевидной потребность выйти за пределы ограничений, налагаемых традиционной наукой. Фритьоф Капра в своем "Дао физики" показал, что нереальный мир субатомных частиц и их эманирующее поле своими свойствами поразительно соотносятся с "праокеаном" народов Дальнего Востока. А у того много общего с "небесными водами" Мексики и Египта.

Я считаю, что по следу Капры должен теперь пойти кто-либо из биологов и указать то место, где субмикроскопический мир проникает в пространство непостижимых для научного познания явлений. Это пространство открывалось человеку, явилось, и – что особенно интересно, – именно там, где на "связь с Небом" указывают и Диск, и кодексы Мексики. Речь здесь идет о саморепликации ленты ДНК, образом которой у индейцев является символическое изображение вилочки или раздваивающегося шнура, скрученного из двух нитей. А Диск не раз повторяет, что это удвоение является знаком существования – и участия – нематериального фактора!

Биологи описали этот процесс. В ядре клетки двойная гелиса ДНК начинает расплетаться во многих местах одновременно, образуя те самые пары "вилочек"… Расплетение нити осуществляет рои белковых молекул, которые, словно тучи роботов, безошибочно, но вовсе не механически, а эластично добираются туда, где как раз и нужны, и "сотрудничают" друг с другом. При уже расплетенных нитях начинают работу другие молекулы, выхватывая из окружения и укрепляя на нити-образце составные "кирпичики" комплементарной нити. Так первоначальная двойная гелиса воспроизводится в двух дочерних повторениях. Поразительны точность и скорость, а также сложнейший "график" этой работы. Молекулы режут, соединяют, придерживают, перемещают вдоль цепочки, а в это время другие, двигающиеся следом, "распознают"ошибки монтажа, вырезают неправильные "кирпичики" и вставляют на их место нужные.

Когда на автозаводе мы видим монтажный конвейер, обслуживаемый роботами, – нам это понятно. Мы знаем, что за каждым роботом стоят инженеры, программы и компьютеры, гигантское "подсобное хозяйство", поставляющее детали, электроэнергию, газы или жидкости. И каждый робот там напичкан десятками датчиков, электронных глаз, лазерных пальцев, пневматических мускулов и электромоторов, шестеренок и рычагов, приводных ремней, клещей, сверл, хватателей…

У белковой молекулы, представляющей собою всего лишь цепочку аминокислот, всегда свернутую одним и тем же образом, есть только места, которые позволяют ей легко соединяться с определенными частицами. И больше ничего. Не видно датчиков, которые бы сориентировали ее в пространстве; не видно часов, которые бы определяли время операции; не видно привода, перемещающего ее в соответствующее место и в соответствующее положение; не видно контролеров, инженеров, складов. Ничего!

Эти крохи действуют наподобие тех фантастических монтажных ключей, которые без участия руки, свободно перемещаясь в воздухе, сами отыскивали бы в коробочках гаечки, переносили их к нужным болтикам и накручивали в нужной последовательности. "Поведение" естественных роботов клетки слишком сложно, слишком разумно, целенаправленно и скоординированно, чтобы ими могли управлять только межатомные силы, электромагнитные поля, химические или же фотонные импульсы. За ними скрывается программа, некий идеальный план действий, выполняемых молекулами. Проблема в том, что и следа этого эталона нет ни в одной клеточной структуре, и трудно даже себе представить, что он мог быть каким-либо образом "записан" и "введен в действие". Разве если мы признаем истинным утверждение Диска о нематериальном факторе…

Инженер, вознамерившись построить искусственную клетку, которая, подражая естественным органическим процессам, удваивает свои хромосомы и разделяет сама, очень скоро убедится в невыполнимости такой задачи. Количество программ и взаимообслуживающих устройств росло бы в геометрической прогрессии. Компьютеры, энергостанции, плавающие в клеточной плазме, роботы, мостки, решетки, склады, лестницы, химические преобразователи, системы подачи и приема строительных материалов и горючего, внутреннего транспорта, удаления отходов… на все это не хватило бы, вероятно, объема земного шара, потому что каждая механическая структура требовала бы для своего обслуживания по меньшей мере нескольких других, а каждая из этих других- несколько следующих, и так до бесконечности.

Живым клеткам эти проблемы неведомы. Просто иерархия структур обрывается на некоем уровне, за которым нет ничего! Сложные клеточные устройства выполняют свою работу.и… распадаются. Они нужны снова? Нет ничего проще: сквозь завесы клеточной плазмы мелкие составные частички сбегаются, соединяются и восстанавливают "прибор". Так происходит, например, с трубчатыми волокнами, которые перемещают хромосомы к дочерним клеткам (на Диске – символизированное

"удвоение и переход палочек"). Эти волокна не существуют! До поры до времени. В определенный момент они как бы возникают сами – ничто их не создает. Строительные "кирпичики", свободно плавающие в цитоплазме, сами связываются, "знают", когда и что делать, в каком направлении расти и где прицепиться, а потом синхронно потянуть 46 хромосом к одному, а 46 остальных – к другому полюсу клетки. После выполнения своей задачи они опять расплываются.

Вот что можно обнаружить под микроскопом. Если за этой операцией и скрывается какой-то обслуживающий ее механизм – он невидим. Все выглядит так, как если бы некие звенья, свободно рассыпанные по полу банкетного зала, вдруг ожили, соединились в 92 цепи, каждая схватила бы одним концом ножку одного из 46 одинаковых стульев, а другим – одну из двух батарей отопления, после чего, сжимаясь, переместила 46 стульев к одной и столько же к другой стене, а затем эти цепи рассыпались бы снова на отдельные звенья. Если бы удалось доказать, что синхронизированными во времени и пространстве движениями цепей управляет какое-то силовое поле, которое каждому звену назначает путь и направление движения, то тем самым было бы доказано существование духа. А ведь эти духи действуют в любой момент в миллиардах ваших и моих клеток. Действия их – чудо. Выходит, целые коллективы биологов, ежедневно наблюдающих под микроскопами деление клеток, являются свидетелями чудес.

Древние, объясняя генезис жизни и ее процессы, указывали на нематериальную и разумную силу. Но они не утверждали, будто бог своим перстом оживляет мельчайшие частицы материи. Они были убеждены, что бог, – говоря современным языком, – создал образцы, эталоны, разумные и эластичные нематериальные программы, которые управляют всеми действиями природы. Эти эталоны зачастую носили у них имена богов и божеств рангом поменьше. Здесь це место развивать эту тему, а любознательных я отсылаю к моим книгам "Змеепоклонники" и "Жизнь упала с неба".

'На Диске не раз повторяется, что человек и животное – овеществленная энергия Солнца. Сегодня для нас это – общеизвестный факт. С помощью фотосинтеза свет питает растения, которые мы поглощаем. Но ведь тогда, за три тысячи лет до открытия молекул хлорофилла и фотосинтеза, никто не мог об этом знать!

Второй великой темой Диска, повторяемой как рефрен, является внеземное происхождение и прибытие живой клетки на Землю из космоса. Диск, по меньшей мере за 3700 лет до того, как Аррениуас сформулировал теорию панспермии, без обиняков сообщает о том, что жизнь возникла не на Земле…

Если это суждение и неверно, то, во всяком случае, вполне современно! Более того, оно поразительно актуально! Много известнейших современных биологов убеждены в том, что невозможно составить сценарий таких физико-химических событий, которые привели бы к возникновению жизни на нашей планете. Теорию Опарина о возникновении жизни из добиотических соединений в океаническом бульоне, еще бытующую в учебниках, принимать всерьез уже невозможно. В ведущих биологических центрах никто ее не поддерживает.

Фрэнсис Крик, получивший Нобелевскую премию за участие в открытии генетического кода, обосновывает в своей книге " Life Itself" мысль о неправдоподобности земного происхождения жизни. Он усматривает ее возникновение в "управляемой панспермии", как он ее назвал, то есть в засеве планет жизнью некой далекой звездной цивилизацией.

Не менее известные астрономы, Фред Хойл и Чандра Викрамасингха, в книге " The Life Cloud" выдвигают гипотезу возникновения первичных клеток в водных линзочках внутри ледяных ядер комет. Ведь их расчеты, касающиеся физико-химических условий на Земле после ее образования из тучи осколков в пространстве, показывают вероятность возникновения жизни в этих условиях, близких к нулю.

Некоторые другие ученые, правда не предлагая какого-либо решения проблемы, доказывают, что, не выйдя за пределы известных нам законов природы и того, что мы уже знаем о возникновении планеты, генезис жизни объяснить не удастся. Диск дает решение загадки бытия по крайней мере частично: жизнь возникла вне Земли. Невозможно отрицать, что при невообразимом разнообразии условий в космосе где-то они могли в большей степени, нежели у нас, благоприятствовать зарождению жизни. Совсем другое дело, что "запальником" жизни был, по мнению создателей Диска, импульс нематериального материнского начала.

Далее Диск, сообщая о происхождении животных и людей от делящейся яйцеклетки, дает первое в истории человечества изложение теории клеток, и это за тысячи лет до Шванна и Шлейдена (1839). Они тоже установили, что все живое "построено" из маленьких основных единичек, именуемых клетками, и клетки возникают только из других клеток в процессе их деления.

В Диске тоже есть знак о том, что вся земная жизнь берет начало от одной яйцеклетки. Все наши сегодняшние значения о ДНК, добытые в результате кропотливых компьютерных сравнений генетического материала различных видов животных, неотвратимо ведут к подобному же выводу: жизнь возникла только единожды – в одном месте и в один момент. А доказательством тому служит хотя бы единый, универсальный генетический код, общий для всех клеток всех живых существ мира!

Поэтому неудивительно, что Диск представляет все существа как ветви одного Древа Жизни, вырастающего из одного семени. Это Древо не что иное, как аналог родословного древа животного мира Земли, которое так любят составлять палеонтологи.

Недавно мы получили новые указания в пользу такого понимания генезиса. Проведенные у представителей различных человеческих рас исследования генетического материала митохондрий – внутриклеточных телец, вырабатывающих энергию и обладающих собственными ДНК, – привели к поразитель-нейшему выводу: все люди на Земле произошли от одной матери, а возможно, и от одной яйцеклетки! Миф о Еве стал научным фактом. Получается, что не эволюционирование видов животных, а один-единственный экземпляр млекопитающего в какую-то минуту истории породил ветвь рода человеческого на Древе Жизни.

Одним из самых ранних организмов на Диске обозначена рыба: до сухопутных животных и человека. Я считаю, что это указание на океаническое происхождение жизни, что мы давно считаем научно установленным фактом. Однако если диск и имеет в виду некий род "перехода" между рыбой и человеком, то это не обязательно должно означать дарвиновскую эволюцию, которая для нас уже перестала быть аксиомой. В данном случае речь может идти просто об очередности преобразования одних существ в другие.

Выходит, содержание Диска по меньшей мере близко к сегодняшнему видению того, что мы называем жизнью. Оно кружит вокруг одной темы – жизни: засев ее из космоса, единство мира живого, деление клеток, биологическая роль Солнца, роль ДНК и хромосом в процессе размножения. И наиважнейшее тут, быть может, то, что уже выходит за пределы научных рассуждений: существование высшей, нематериальной и разумной силы, стоящей за феноменом жизни.

Остается добавить, что запись на Диске, в целом неупорядоченная (частично в результате неточности ее толкования) и полная повторов, оставляет впечатление скорее мнемотехнических записок, нежели последовательного изложения вопроса.

В те баснословные времена речь была основным способом передачи сведений. Рассказы заучивали наизусть, чтобы множество раз повторять их у родовых костров и на ритуальных сборищах. Колдуны, шаманы племени, а позднее жрецы в храмах обучали свою "паству" текстам, которые следовало хранить в памяти. Это были не только молитвы и заклинания, но и притчи, мифы и деяния героев, а кроме того, объяснения природы вещей, зачастую таинственные или понятные вполне только посвященным.

Содержание Диска имеет характер именно посвящения в "герметичное" знание. Оно составлено с помощью пиктограмм для того, чтобы его можно было повторить точно, без переиначивания. Отсюда многократные, служащие развитию понятий возвращения к одним и тем же вопросам.'

И тут мы подошли к важному утверждению: содержание Диска не должно да и не могло быть выучено наизусть, поскольку оно не представляет собою стабильного текста, выраженного на каком-либо из языков той эпохи. Записывание на Крите в те времена осуществлялось одним из двух видов линейного письма – "А" или "В". А Диск "написан" за пределами Крита, и такими символами, чтобы его можно было прочесть на любом языке мира. Я еще вернусь к этому вопросу, а сейчас остановлюсь на другом, не менее важном утверждении.

Диск достоин величайшего внимания еще и потому, что он – первое в истории сообщение, сознательно адресованное всему миру на все времена: и людям всех живших тогда народов, всем тем, кто будет жить до конца существования планеты. Его символы понятны всем посвященным в любой стране. А теперь и для нас уже не являются тайной. Поэтому нет ничего странного в том, что вот сегодня, по меньшей мере через четыре, а возможно, и двенадцать тысяч лет после того, как был создан Диск, на нем древнюю запись прочитывает "переводчик", не знающий ни одного из древних языков.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх