МЕНГИРЫ, ДОЛМЕНЫ, КРОМЛЕХИ

Когда я впервые увидел доинкскую крепость Саксауаман, вздымающуюся высоко на каменной вершине над Куско; когда оказался у основания трех линий ступенчатых стен, сложенных из глыб размерами с дом, которые словно кубики лего были подогнаны одна к другой, – я понял, что передо мной тайна величайшая, в которой сокрыты такие колоссальные возможности человека, о которых мы сегодня можем только мечтать (рис. 5).

В поисках раскрытия этой тайны я прошел по различным странам и континентам и вскоре убедился, что обречен всего лишь на домыслы, пытаясь понять то необычайное, что знали наши забытые предки. Специальная археологическая литература не дает ни одного убедительного объяснения приемам того труда, размеры и необычность которого невозможно переоценить.

Но сначала – подробности. Стены Саксауамана, возведенные неизвестным народом, в седой древности, задолго до того, как здесь появились инки, сложены из тысяч каменных глыб весом от 2 до 7 тонн, которые можно было передвинуть примитивным способом: на катках из стволов деревьев или камней, а тянуть силою множества людей с помощью канатов из растительных волокон. Это задача вполне выполнимая, хотя каменоломня, удаленная от сооружения на километр, и лежит на 150 метров ниже стен. Однако есть здесь множество блоков весом от 20 до 60 и даже 150 тонн, поднять которые наверх этим способом просто невозможно. Своим весом они сначала вдавили бы катки в дерн, а потом измочалили бы их на неровностях каменного ложа.

Невыполнимо это и по той причине, что тянуть такую махину должны были бы примерно три с половиной тысячи человек – в расчете по сорок килограмм на каждого, что тоже вовсе не мало, – а на практике невозможно сделать синхронной работу такой массы людей: этот споткнулся, тот плохо ухватился за веревку, третьему необходимо передохнуть, четвертый только прикидывается, что работает… приставленные по четыреста сорок человек к каждому из восьми канатов в полутора метрах друг от друга, они заняли бы поле протяженностью семьсот метров. В Саксауамане перед стенами вообще нет такого пространства! А если б и было, то ведь еще надо поднять камень на возводимую стену. Как смогут его толкать вверх три с половиной тысячи человек? Как поставить его вертикально? Как, подняв на два метра, вставить на нужное место в стене? Как, наконец, проделывать то же самое с десятками других, не на многим более легких камней? И главное, зачем все это, коли стена из однотонных камней ничуть не хуже защищает от нападения копейщиков, лучников и пращников, нежели из десяти- или стотонных? Не проще ли было раскалывать камни на части поменьше, транспортировать и укладывать их на стены самым обыкновенным образом?

И еще одно существенное замечание: собрать для работы в каменоломнях, для транспортировки камня, возведения стен и снабжать пищей, водой и топливом по меньшей мере 10 тысяч мужчин и множество женщин было в те времена делом не менее проблематичным. Окружающие горы, гиганты Анды, и сегодня-то мало заселены, если не считать города Куско, который возник здесь через сотни лет после возведения этих циклопических стен. Там и сям, на склонах и в глубоких долинахпритулилось несколько домиков, слепленных из камней и глины. Получается, что все мужчины древнего Перу должны были там работать…

Все это весьма и весьма сомнительно, поэтому стоит, и не без оснований, предположить, что те строители смотрели на свой труд совершенно иными глазами. То, что мы воспринимаем как предел человеческих усилий – для них таковым не был!

В действительности самые крупные камни отбирались ими умышленно – понял я это там!… Но только спустя годы, после долгих путешествий смог ответить себе – почему…

Стоунхендж в Англии, возможно, самый известный мегалитический памятник в мире (рис. 6). Совершенно не похожий на перуанские стены. Однако, стоя в тени его семиметровых камней-гигантов, я не сомневался, что породили его тот же самый дух, та же самая потребность и то же самое знание.

Самые древние работы велись здесь примерно в 1900 году до н. э. Тогда был вырыт кольцевой ров и обрамлен двумя валами. Около 1750 года до н. э. начался второй этап строительства, предпринятый уже другим племенем или племенами. Двумя концентрическими окружностями установили не менее 82 долеритовых блоков из зеленовато-голубого крупнозернистого камня весом по 5 тонн каждый. Их переместили сюда с гор Пресцелли в Уэльсе на расстояние 384 километра, из них около 40 – по суше. Были использованы, как полагают, плоты и деревянные сани, двигавшиеся по каткам из стволов деревьев. Опыт, проведенный в 1954 году, показал, что 32 молодых, сильных мужчины могут передвигать камень весом в 1600 килограммов вверх по грунту склона с наклоном четыре градуса. Значит, для перемещения одной тонны потребуется человек шестнадцать, способных преодолевать полтора километра в день. Подсчитано, что все работы, в том числе вспомогательные, требовали затраты 200 тысяч человеко-часов.

Примерно в 1500 году до н. э. начался третий период строительства. Оно шло под некоторым влиянием культуры Средиземноморья вследствие оживленных торговых контактов с

Мальтой. Был создан кромлех в виде подковы из трилитов – двух вертикально стоящих камней, накрытых третьим, линтелем, – а также из окружающего "подкову" кольца вертикальных столбов, накрытых непрерывным рядом балок-линтелей. Камни соединялись замком, для чего делали гнезда в одном камне и выступ в другом. Стоявший вне круга камень играл роль "визира" для определения места на горизонте, где всходит солнце в самый долгий летний день.

Трилиты в "подкове" имеют высоту вместе с линтелями от 5,4 до 7,2 метра и в среднем весят по 45 тонн, а самый тяжелый 50 тонн. Камни круга – высотой 5,4 метра, при ширине 2,1 и толщине 1,05 метра. Их вес – по 25 тонн, линтели весят примерно по 7 тонн. Камень доставляли теперь из места, отстоящего на 32 километра. Нужны были монолитные глыбы из песчаника. Их не привелось добывать в скальном массиве: они лежали свободно, их надо было только обработать. Для передвижения одной глыбы требовалось 800 человек и 200 помощников, перекладывавших катки, вырубавших кустарник и направлявших сани. В общем, тысяча человек должны были здесь работать на протяжении семи лет. Неимоверного труда требовала обработка глыб каменными молотами. Им придавали нужне линии и сечение блоков, так что смотрящий снизу видел четкие вертикали и округлости. Огромных усилий потребовала вырубка сотен древесных стволов и возведение лесов для установки блоков и подъема линтелей на семиметровую высоту. Затем, еще плетение сотен метров толстых веревок, и обеспечение пищей, одеждой, орудиями, и планирование работ, и организация самих групп работников, наконец надзор за точностью исполнения замысла, поскольку строили в своем роде астрономический прибор – для вычислений, в частности, сроков затмений Солнца и Луны.

В итоге объем всех работ составил 1 300 000 человеко-часов. Если допустить, что каждый день трудились бы 1000 человек, то на все это дело теоретически потребовалось бы четыре года непрерывной работы…

Все население Англии не превышало тогда 300 000 человек. Это были полуоседлые, полупастушеские племена, разбросанные по обширной территории. Мужчин в расцвете сил было не больше 70 000, а значит, реально каждый седьмой из всего островного населения был занят на строительстве. Это совершенно невероятно. А ведь Англия прямо усеяна подобными объектами, возведенными из огромных глыб, а еще – гигантскими курганами, надгробиями из мегалитов, мегарельєфами лошадей наизвестняковых склонах… Всетов 26 километрах от Сюунхенджа установлено 100 камней весом по 20-40 тонн! (рис. 7) Кто же мог заниматься всем этим тогда, если для того, чтобы только выжить- охотиться, ловить рыбу, собирать, заниматься примитивным земледелием, добывая пишу и одежду, – требовалось гораздо больше времени, чем сейчас. Не было ни хранилищ, ни ледников. Значительную часть пищи приходилось добывать чуть ли не ежедневно.

Все это заставляет усомниться в возможности перемещения монолитов описанным способом. Да и, в конце-то концов, блоки можно было составлять из нескольких глыб поменьше и полегче! Почему же выбрали самые большие из всех, какие только удалось отыскать? Я считаю – потому, что был открыт метод, позволявший переносить их легко, без принуждения тысяч людей к каторжной работе. Вероятно, это посланцы с Мальты принесли великий секрет и – не исключено – научили местные племена чему-то такому, что обладало всеми признаками сверхъестественного действия, свидетельствуя о сокрытых, магических силах, послушных человеку. Археологи уже почти согласились с тем, что Стоунхендж возник под влиянием эмиссаров из района Средиземного моря. Но они считают, что те прибыли сюда как миссионеры какой-то религии или тайного учения, которое якобы так взбудоражило островитян, что они сломя голову кинулись передвигать монолиты.

Не думаю, что было так. Ну какие слова заставили бы целый народ на долгие годы заняться переносом каменных глыб ради какой-то отвлеченной цели? И это в то сугубо практическое, требовательное, жестокое время? Нет, это более чем сомнительно. Поэтому я все-таки считаю, что Стоунхендж построили необычайным, "сверхъестественным" способом, который сам по себе потряс островитян, открыв им существование тайных сил, управляющих миром и милостивых к людям. Только такое "откровение" с далекой Мальты могло возбудить их сознание и подвигнуть на небывалое, великое дело.

Перенесемся за Ла-Манш, во французскую Бретань. Здесь, в районе Карнака, расположен самый большой в мире "мегалитический парк": в нем свыше 3 тысяч вертикально стоящих камней, многочисленные каменные круги и могильные курганы. Считается, что здесь размещены самые древние каменные объекты, выполненные людьми, – например, погребальная камера, которой шесть тысяч семьсот лет.

Четыре отдельные вереницы менгиров – вертикально установленных камней – растянулись на 8 километров, пересекая сосновые лесочки и вересковые заросли. Когда стоишь между ними, глядя вдоль их шеренг, то кажется, будто это какая-то окаменевшая армия, застывшая на марше. У местных жителей бытует предание о том, что это римские легионеры, заклинаниями их предков превращенные в камень; в рождественскую ночь они оживают и спускаются к реке испить воды. Сегодня жители Бретани ничего не знают о чудесных событиях, разыгравшихся здесь, когда их далекие предки возводили эти каменные ряды.

Сотни менгиров весят по 12-15 тонн при высоте 3,7 метра. Самые высокие достигают 7 метров и весят до 50 тонн. А самый большой среди них – менгир, именуемый Эль Гра - Волшебный камень, который стерег могильный курган неподалеку от Локкарьяквера. Землетрясение 1722 года повалило этот колосс высотой 20 метров, и он рухнул, треснув на четыре части. По французским археологическим источникам, его вес составлял 360 тонн!

Вот и Эль Гра является веским доводом в пользу нашего предположения относительно особого способа перенесения громадных камней. Его двигали из места, удаленного по меньшей мере на километр. Это была бы явно непосильная работа для людей в ту пору. Как мы уже знаем по Стоунхенджу, если на одну тонну приходилось 46 человек, значит, здесь их потребовалось бы 5 тысяч. Невозможно разместить и содержать такую армию, невозможно и скоординировать в деле движения всех. Одни только веревки весили бы столько, что их трудно было бы поднять. Не выдержали бы никакие полозья и катки, а установить этот гигант в вертикальное положение с применением деревянных лесов вообще – это совершенно ясно – невозможно. А чтобы сосредоточить на многие месяцы в одном месте тысячи людей – потребовалось бы собирать их с половины территории той Франции, что тоже нереально.

Нет, камень был перенесен и установлен иным способом.

И наконец, тяжелейшее из тяжелейшего: мегалиты, из которых возведена знаменитая Баальбекская платформа, или терраса, в Ливане, созданная в скалистом районе на высоте 1150 метров над уровнем моря (рис. 8).

Впервые Баальбек упоминается в ассирийских источниках в 804 году до н. э. Сегодня мы видим там руины греческих и римских храмов, возведенных на каменной платформе, созданной в незапамятные времена неизвестно кем и как.

Но платформа существует, ее можно измерить и вычислить ее вес. В кладку одной из ее сторон входят три более чем 20-метровых блока, весом каждый выше 1 тысячитонн. Каменоломня, в которой их вырубили, – в 400 метрах от платформы, у подножия возвышенности. А там лежит четвертый блок, вырубленный из монолита в форме неправильной призмы и известный под названием Камень Юга, или Миди (рис. 9). Его длина 21,72 метра, сечение с одного конца 4,25x4,35 метра, а с другого – поменее. Вес – нетрудно подсчитать – около полутора тысяч тонн.

Любители древностей и археологи, взглянув на этот блок-гигант, отринут всякую мысль о том, что люди способны передвинуть его вручную. Это исключено! Поднять блок в полторы тысячи тонн по неровному и крутому склону невозможно и сегодня без прокладки железобетонного пути и применения системы гидравлических подъемников. На склоне в Баальбеке нет и следа от работ такого масштаба.

Мегалитические постройки высятся- и вдоль южных берегов Средиземного моря. Есть они и в Израиле, Сирии, Иране, в Индии и Пакистане. Есть в Скандинавии, Северной Германии и Испании.

Теперь обратим немного более внимания на Египет. Пирамиды возводили из блоков весом от 1 до 15 тонн. Великая пирамида в Гизе состоит из 2 миллионов 300 тысяч обработанных гранитных блоков, вздымается на высоту 146 метров, а некогда была облицована еще 10-тонными полированными блоками из белого известняка.

Чтобы поддержать иную точку зрения на возможность выполнения такой работы, проделаем несложные вычисления. Прочтенные археологами египетские источники сообщают, что строительство пирамиды продолжалось 20 лет. Итак, за дело:

365 дней х 20 лет = 7300 дней;

2 300 000 блоков: 7300 (дней) = 315 блоков в день;

315 блоков: 12 (часов) = 26,25 блока в час;

60 минут (то есть 1 час): 26,25 (блока в час) = 2,28 минуты на 1 блок.

Выходит, один блок укладывали каждые 2,3 минуты по 12 часов в день на протяжении 20 лет! Это невозможно. Так можно складывать кубики, ну, кирпичи, но никак не 4- и 10-тонные гранитные блоки.

Сохранились египетские рисунки, показывающие транспортировку этих блоков по горизонтали на влекомых множеством людей санях по грунту, который поливали водой или маслом. Да, такое возможно, но на просторной, ровной местности. Другое дело – наклонная платформа и ограниченная поверхность пирамиды. Возведение четырех пандусов с четырех сторон пирамиды надо сразу же исключить. Насыпать миллионы тонн земли – на одно это ушла бы половина всех лет строительства.

Ну, ладно, пусть будет пандус длиной около 800 метров и наклоном в 4 градуса. Но такой пандус был бы слишком узким местом для такого строительства – блоки пришлось бы двигать гуськом, один за другим. Попытаемся, однако, подсчитать. Опять же по Стоунхенджу мы помним, что втаскивать 1 тонну по наклону в 4 градуса могут 16 человек. Значит, при среднем весе блока 4 тонны, на подъем его потребуется 64 человека и 3 каната: по 21 человеку на каждый.

Итак:

1,5 метра (примерный интервал между людьми) х 21 (чеяовек) = примерно 30 метров;

Длина саней – 2 метра

интервал сани – люди – 2 метра

интервал между группами людей – 6 метров

всего на один блок – 40 метров

В подходящих условиях – в пустыне, например, – одним махом можно было бы переместить такой груз на 40 метров за 2,3 минуты. Но для того, чтобы преодолеть наклонный 800-метровый пандус, требуются остановки. А потом, уже на пирамиде, особенно когда ее стороны сократятся с 240 метров до 50, передвижение таких сорокаметровых верениц вообще было бы невозможно. Да и на всех площадках возводимой пирамиды перемещение блока вблизи края невообразимо, разве если люди не взлетали в воздух.

Положим, применяли другой способ. Блок перемещали с саней на катки и толкали к назначенному месту; там убирали катки, приподнимая блок "домкратами" из жердей, а потом плотно подгоняли его к другому блоку, проверяя, соответствует ли наклон боковой плоскости пирамиды 51,5 градуса и точно ли выдержана ориентация относительно сторон света. И все это за неполные 2,5 минуты?! А если блок весит 10 или 15 тонн? А как быть с сооружением камеры для саркофага, ее потолка, наклонных ходов, коридоров, вентиляционных каналов? И все это в 2,5-минутном ритме в течение 20 лет?…

Вывод может быть только один: если все верно относительно срока строительства пирамиды, ее размеров, веса и количества гранитных блоков, то придется согласиться, что строители применяли совершенно неведомый нам, более того – не вообразимый для нас способ укладки блоков.

И сегодня такой ритм не выдержать, даже если поставлять блоки флотилией вертолетов-кранов, подлетающих к пирамиде один за другим с подвешенными на них блоками.

Покинем Египет и перенесемся в Новый Свет. Идея пирамиды преодолела Атлантику и распространилась по всей Центральной Америке. В одной только Мексике их 100 тысяч – огромных, больших и маленьких. Однако в большинстве случаев они созданы насыпью камней. Вообще самые крупные камни, какие мне довелось видеть в святилищах и дворцах, не превышают весом 10 тонн. Зато на побережье Мексиканского залива я созерцал вытесанные ольмеками гигантские головы диаметром 3 метра и весом 18 тонн. Их перемещали сюда многие километры.

В Сильюстани, в Перу, я увидел, как два кольца огромных менгиров образуют комплекс, во многом подобный Стоунхенджу (рис. 10).

И наконец, остров Пасхи. Его длина – 22,5 километра, и по всему периметру его некогда стояло 886 статуй тоаі весом по 15 тонн каждая, вынесенных из одной каменоломни, где их вытесывали из вулканического камня каменными топориками (рис. 11). Сотни статуй были перенесены на расстояние в 7, 10, 15 или 20 километров, целыми соединениями, по меньшей мере в 250-300 человек. Если в среднем путь для одной статуи составлял 10 километров, то в общей сложности вместе все они преодолели 8860 километров. Если люди передвигались по одному километру в день – на все эти километры ушло 8860 дней, то есть 24 года! И это еще при условии, что передвижение было идеально организованным и непрерывным.

Можно и согласиться, что все это грандиозное дело было совершено исключительно мускульной силой людей и заняло, быть может, даже не 24 года, а 50 или 100 лет – установить этого не удалось. Но вот вопрос: к чему столь неимоверные усилия? Какая цель могла оправдать их – привлечение к работам всего населения острова в течение одного или даже двух поколений? А может, вместо усилий была только чудесная, магическая демонстрация мощи? Ответ на эти вопросы, по-видимому, следует искать там, откуда островитяне приплыли: на островах Тихого океана, где подобные вертикальные каменные столбообразные фигуры стоят с незапамятных времен.

Тут нельзя обойти молчанием утверждение туземцев. Они сообщали и первым мореходам и, посмеиваясь над экспериментом Хейердала, использовавшего для перемещения статуй катки, до сих пор говорят, что все они из каменоломни "пришли своим ходом".

Уже беглый обзор этих древних памятников наводит на мысль, что существовало какое-то сокровенное согласие между их строителями или общий для всех источник очень сильного воодушевления. И затем, где бы ни устанавливали эти "камни", их обрабатывали каменными молотами или топорами, хотя обыкновенно тогда уже давно были в ходу более производительные бронзовые или железные орудия. Поразительна и схожесть орнаментов, выбитых на мегалитах. По сути это все спирали – извечный у людей символ созидательной праэнергии Вселенной.

Поразительно, однако, что столько разных народов несколько тысяч лет тому назад испытывало общую всепоглощающую страсть к перемещению великих тяжестей. И было это навязчивое устремление чертовски заразительным, если распространилось на такие обширные – и за океаном! – пространства. Можно подумать, что везде, где тогда жили люди, их основным делом вдруг стало вырубание из скал и перемещение гигантских блоков для возведения несокрушимых памятников. И дело это явно превышало их возможности, тянулось годы, отвлекало от жизненно важных занятий, истощало силы целых сообществ. Были ли для всего этого достаточные мотивы?

А может, все выглядело совсем иначе? Может, передвижение этих глыб было столь легким и одновременно столь поражающим сознание занятием, и так много говорило воображению, и так возбуждало чувство и мысль, что тот, кто хоть раз увидел это и участвовал в этом, уже не мог остановиться?…

Тяжелый камень всегда был тяжелым, так что если вдруг появился способ лишить его веса, это должно было подействовать как гром средь ясного неба, это должно было восприниматься как проявление божественной силы, к которой человек получил доступ. Поэтому камни не разбрасывали где попало и как попало, лишь бы только потешиться неожиданно обретенной особой силой, но из них возводили храмы, святилища и астрономические сооружения, чтобы воздать должное откровению и чтить потом в этих местах тайны природы.

Короче говоря, мегалитические культуры могли возникать потому, что люди открыли способ переноса тяжестей, не используя мускулы и механизмы. Ведь только так можно объяснить этот феномен. А происхождение его – на Мальте. На этом острове самые древние, построенные в наиболее первобытной форме мегалитические сооружения.

За три тысячи лет до нашей эры остров был центром развитой культуры. В бесчисленных святилищах обретались прорицатели, – оракулы, совета у которых просили даже египтяне. И сейчас там можно увидеть множество гигантских камней – древних надгробий и менгиров. У многочисленных подземных камер и коридоров, облицованных многометровыми камнями, столь замечательная, намеренно достигнутая акустика, что и тихий шепот в одном месте слышен в самых удаленных уголках. Здесь, на Мальте, камни стали покрывать изображениями спиралей, обозначавших священную энергию, непрерывно порождающую жизнь.

То было время интенсивного мореплавания, и не только по Средиземному морю, но и за пределами Геракловых столпов. Корабли вдоль атлантических берегов Испании и Франции добирались до Англии и Ирландии. Мегалитическая "лихорадка" охватила более примитивные, чем мальтийцы, народы и… канула в Лету. Поэтому есть основание полагать, что посвящение в тайну особой силы явилось с чужестранцами, но не с проповедниками какой-то веры, а с эмиссарами "мегалитического" чуда. Смотрите же: камни можно перемещать! Поэтому перемещали самые крупные и самые тяжелые из всех камней, какие только можно было найти. Чудо со временем было изжито. Но не совсем…

Тут мы не обречены на чистые домыслы. Известен арабский текст, сообщающий о способе постройки Великой пирамиды: "Под камни подкладывали большие листы папируса, на которых было начертано множество тайных слов; потом по камню ударяли палочкой, и он передвигался по воздуху на расстояние полета стрелы. Таким образом в конце концов он достигал пирамиды".

Есть и более близкое к нам указание. В западной части Индии, на пути из Пуны в Сатару, в деревне Шиапур возведена небольшая мечеть, посвященная суфийскому святому дервишу Куамару Али. Перед входом ее лежат два округлых гранитных валуна. Тот, что побольше, весит шестьдесят килограммов, поменьше – сорок пять.

Ежедневно к мечети являются паломники и всякий раз повторяется одна и та же таинственная церемония поднятия камня.

По какой-то теперь уже неизвестной причине ровно одиннадцать человек встают вокруг большего камня, каждый направляет, на него указательный палец правой руки, и все вместе громкими, звучными голосами начинают ритмично напевать: "Дервиш Куамар Али…" В какой-то момент камень отрывается от земли, несколько секунд висит в двух метрах над нею, а потом с громким стуком падает на прежнее место. То же повторяют с камнем поменьше – вокруг него встают девять человек.

Участвующие в поднятии камней, приверженцы различных религий – магометане, брамины, буддисты, христиане, – а также неверующие не считают, что вызываемая ими левитация камней каким-то образом связана с их верой и молитвой. Явление столь очевидно, а опыт так легко повторить, условия его так просты, что ни у кого не возникает сомнений в том, что за этим стоят какие-то физические законы, а не мистические силы. Несомненно и сознательное или подсознательное участие разума человека. Нам это не представляется чем-то невероятным.

Влияние мысли на материальные явления давно пытаются объяснить современная физика и биология, отмечая бесчисленные его проявления. Известен связанный с этим научно подтвержденный феномен мальчиков и девочек в возрасте созревания, которые одним своим присутствием вызывают перемещение предметов на расстоянии в несколько метров. Чашки и тарелки со столов и полок летят в их сторону, выскакивает из шкафов металлическая утварь, падают со стен портреты и зеркала, умывальники "срываются" со стен. Эти вещи нередко проникают даже сквозь стены и потолки.

Нельзя исключить, что та же самая сила, но использованная целенаправленно и под контролем, помогала некогда переносить монолиты. Из всех этих своеобразных, чудесных явлений в прошлом, которых зафиксировано великое множество, вырисовывается картина самобытийной, особой духовной культуры, распространенной на Земле несколько тысяч лет тому назад. Возможно, ее истоки в Атлантиде, а то, что знали народы Мальты, Перу или Стоунхенджа, было только осколком, отзвуком тех изначальных знаний.

С приходом эпохи бронзы и железа человек стал превращаться в раба технологии, отошел от природы и естественного и в чем-то "инстинктивного" сосуществования с окружающим его гармоничным миром. Он перестал чувствовать природу, понимать ее, разучился вслушиваться в себя и в себе самом находить ответы на загадки мира.

Думаю, теперь психологически легче будет допустить, что в том давнем мире было место и для биологических знаний, которые опередили свое время. Но для истинного знания любое, время – свое. Оно всегда доступно людям. Просто мы оторвались от естественных источников, когда изобрели науку.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх