ИНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

После этих двух вероятных поговорим о третьей, не менее правдоподобной гипотезе происхождения записи на Диске. Чтобы ее умозрительно построить, я обратился к трансцендентальным способностям или свойствам человека. Доказательство положений этой гипотезы имело бы гораздо более важные, масштабные последствия, нежели подтверждение факта визита космитов или мифа об Атлантиде. Ибо оно означало бы, что человек в себе самом несет средство познания, столь же могущественное, как электронные микроскопы и прекрасно оборудованные лаборатории ученых XX века!

О каком "средстве", однако, речь? Достоверность явлений телепатии, а также предвидения событий, относящихся во времени и пространстве, доказана. Проверено множество раз и не подлежит сомнению, что какой-то слой человеческого разума может проникать в такое измерение Вселенной, в котором время и пространство теряют свое значение. Однако не каждому и не всегда это удается. В мире существуют исключительно одаренные личности – такие, как медиумы иди ясновидцы. В прошлом ими были и остаются сейчас ворожеи, шаманы, колдуны, маги. Хорошо известно (это достаточно полно описано этнологами), что эти люди, помогая себе танцем, пением, одурманивающими напитками или наркотиками, различными способами погружают себя в особое состояние измененного сознания, которое сами они именуют "переходом в мир духов". И делают это они для того, чтобы получить совет у предков, духов растений и животных, духов – покровителей племени. Так они это объясняют. И часто возвращаются с ответом, который поразитель-нейшим образом подтверждается потом.

Народы Мезоамерики очень широко использовали галлюциногенные средства, причем делали это не только шаманы, но и простые люди, и не только во время, сборищ, но и индивидуально, в быту. Применять эти средства приучали даже детей, поскольку вхождение в экстаз, позволяющий проникнуть в мир "духовных существ", требует многолетней тренировки, необходимой подготовки и тела, и психики.

Религиозные таинства – контакты с сакральным – для людей Запада ограничиваются словесной молитвой или религиозными переживаниями. Для индейцев же, кроме того, это приобретало вид чувственного восприятия иного мира, реальность существования которого во время транса подтверждали слух, зрение, обоняние, осязание и обостренное сознание. Поэтому обыкновенные в нашей литературе словесные формулы вроде: "индейцы верили" или "вера индейцев" или "индейские верования" – во многом ошибка. Индейцы не столько "верили" в двойственную природу мира, сколько о ней знали! Причем благодаря этим неустанно и в течение всей жизни повторяемым трансам. То был повсеместный и неизменный обычай, к тому же столь широко распространенный, что уже в 1620 году инквизиция издала декрет, запрещающий использовать кактус peyotle в качестве "пророческого" растения. Более того, без специального разрешения священники не могли "отпускать греха", связанного с его применением. Все это говорит о широком его использовании. Об этом же свидетельствуют обильные материалы процессов по обвинению индейцев, мулатов и метисов священнослужителями в использовании галлюциногенных снадобий в целях – как это им инкриминировалось – "идолопоклонничества" и "предсказательства". Однако все это не очень-то помогло!

Ведь даже в наше время, когда, казалось бы, все уже познано, сенсацией в антропологии культуры стало открытие того факта, что в Мексике до сих пор сохраняется культ галлюциногенных грибов, используемых в религиозно-магических целях, при проведении психического оздоровления и – для проникновения вмир сверхъестественного!…

Большие группы индейцев уичоли и тараумара продолжают почитать и использовать кактус peyotl, называя его "divino luminoso"- "светозарным ворожеем",-несущим в себе знание о всем сущем. А индейцы племени масатека по-прежнему жуют teonanacatl – священные грибы. С той же целью другие племена используют отвары из листьев, коры, сока, косточек и кореньев различных растений с аналогичным действием. Все это – обыкновенная практика и обитателей Амазонии. Она была всегда и существует поныне и у африканских, и у азиатских народов.

Феномен шаманства и использования галлюциногенных средств, известный давно, был поверхностно описан антропологами, со знаменитым Мирче Элиаде во главе. Они не поняли его истинного значения, решив, что "вторая реальность", в которую погружается сознание под влиянием галлюциногенного вещества, – это нечто исключительно в пределах коры головного мозга… Такая точка зрения, однако, претерпевала изменения. В настоящее время полагают, что транс через подсознание позволяет заглянуть в иной, обычно недоступный нам план объективной реальности.

Лишь в середине XX века началось систематическое изучение действия галлюциногенных препаратов. Оказалось, что различные субстанции вызывают различные эффекты в восприятии реальности, времени и пространства. Человек, не теряя сознания, погружается как бы в мир снов, которые обыкновенно кажутся ему более реальными, нежели привычный мир. Краски набирают необычайную яркость, предметы становятся как бы независимыми, начинают приобретать некую индивидуальность. Под воздействием галлюциногенного средства человек покидает привычный мир и начинает существовать в ином времени и окружении, в ином измерении.

Надо сказать, что те вещества, о которых идет речь, отнюдь не наркотики, ставшие чумой "цивилизованных" обществ в конце XX века. Они не вызывают зависимости от них человека и не истощают его организм ни психически, ни физически, и, хотя некоторые эффекты их воздействия подобны наркотическим, ощущения и восприятия при их использовании имеют иной характер и значение. Тем не менее если эти вещества принимает духовно или ритуально не подготовленный к тому человек, их действие может оказаться губительным. Недаром шаманы практикуют посты, сексуальное воздержание, умерщвление плоти и другие формы аскезы, готовясь к экстазам.

Сегодня уже ясно, что психодислептические средства использовались (и используются) для установления контакта со "священным пространством" посредством химически вызванного экстаза. Семена xiabenun, узелки peyotl, грибы teonanacatl, листья matul и toloatzin, picietl и yauhtli и многие другие растения и грибы для индейца населены божествами, которые приходят, чтобы освятить его и слиться с ним и придать ему сверхчеловеческие силы. Эти силы – способность видения далеких в пространстве или будущих событий, понимание и лечение болезней и другие неожиданные знания. Поэтому неудивительно, что такие растения "силы" всегда почитались индейцами и как средства общения с миром духов, и как бесценный для них дар этого мира.

А теперь, когда мы уже знаем, насколько повсеместно и с какой целью индейцы используют "измененное состояние сознания", попробуем выяснить, насколько достоверно, объективно значение их опыта. Мирче Элиаде, один из крупнейших авторитетов в области истории религии, доказал принципиальную тождественность шаманских процедур во всем мире, но уверовал в силу шаманов не до конца. Он описывал их эксперименты, основываясь на их же не поддающихся проверке рассказах о том, как "душа покидает тело", о "посещении неба полмира", о "создании жизни на Земле духами, прибывшими с небес".

Но позже нашлись исследователи, решившиеся проверить на себе, что именно дает человеку "измененное состояние сознания". Наибольшее доверие вызывает антрополог Майкл Харнер, изучавший культуру индейцев конибо в Перуанской Амазонии. Когда он достиг понимания их религиозного мироощущения, ему сказали, что если он действительно хочет что-то знать, то должен выпить растительный отвар ауапиаБса. Он согласился не без страха, потому что был предупрежден, что эксперимент будет жутковатым. Под наблюдением шамана он выпил треть бутылки страшно горькой розовой жидкости – и…

"В течение нескольких часов после того, как я выпил отвар, я находился, хотя и не спал, в мире, буквально выходящем за пределы моих самых диких снов. Встречал птицеголовых людей, драконоподобных существ, утверждавших, что они – истинные боги того мира. Я получал содействие других духовных помощников в моей попытке перелететь в самые удаленные участки Галактики. Перенесенный в трансе, в котором сверхъестественное казалось мне естественным, я понял, что антропологи, а в их числе и я сам, серьезно недооценивали значение наркотиков в формировании мировоззрения туземцев ".

Харнер повторял этот эксперимент. В одной из книг он рассказывает, как в трансе прибыл в "небесный грот", где неистовствовал умопомрачительный карнавал демонов. Увидел две плывущие по воздуху удивительные лодки с огромными драконоподобными клювами, вроде тех, что были у кораблей викингов. На палубах толпилось множество людей с головами голубых соек и человеческими телами – такими изображены птицеголовые божества на стенах древнеегипетских усыпальниц.

Другой антрополог, который пожелал лично проверить, может ли, как утверждают индейцы, "измененное состояние сознания" быть источником объективного знания, был швейцарец Иеремия Нарби, проживший два года в Перуанской Амазонии у индейцев конибо на реке Пичис. Там, будучи серьезнейшим образом подготовлен шаманом, утверждавшим, что "духи явятся ему и все объяснят", он выпил отвар ауапиаБса, и тогда…

"Меня затопили глубокие галлюцинации. Неожиданно я оказался между двумя гигантскими, как мне казалось, пятнадцатиметровыми боа-констикторами. Я был исполнен ужаса. Эти гигантские змеи – здесь. Глаза у меня закрыты, но я вижу ошеломляющий мир блестящих огней, и среди моих взбаламученных мыслей змеи начинают обращаться ко мне без слов. Объясняют, что я всего лишь человеческое существо… Я понимаю безбрежное невежество своих обыденных убеждений… Мне кажется, что я все понимаю, что здесь я в более могущественной реальности, которой не знал вообще и даже не подозревал о ее существовании. Я готов плакать перед лицом этого откровения… Я вижу зеленый лист со всеми прожилками, а потом человеческую ладонь с ее сосудами. Суть этого ясна: мы состоим из того же вещества, что и растительный мир…

Через день после опыта с ауапиазса я почувствовал себя новорожденным, слившимся с природой, гордым тем, что я – человек – часть необъятной сети жизни, оплетающей Планету ".

Майкл Харнер не прекратил своих экспериментов. В ходе одного из трансов он обнаружил, что его видения исходят из гигантских змееобразных существ, лежащих на дне его мозга. Они начали демонстрировать-перед его глазами изображения.

"Вначале показали мне планету Земля, какой она была множество миллионолетий тому назад, еще до появления на ней жизни. Я увидел океан, пустынную сушу и яркое синее небо ".

А теперь посмотрим, подтверждают ли эти сообщения возможность обретения миштеками вот таким путем биологических знаний, записанных ими символами на 36-й странице кодекса Нутталь *.

* См.: "Змеепоклонники".

Послушаем мексиканского исследователя Хосе Чика, которому индианка Инее из племени масатеков прописала лечение галлюциногенными грибами.

"Грипп усиливался… Началось воспаление бронхов. Я с трудом дышал… Тогда меня поглотила картина: неожиданно все стало ощущениями и существованием в форме легких. Я переживал что-то очень странное: мне казалось, что я вижу свои легкие спереди и одновременно что я сам есть суть этого видения… Я был очень испуган… Я мог видеть внешние и внутренние ткани легких…"

А цитированный выше Нарби видел в трансе зеленый лист с прожилками, а потом человеческую руку с ее сосудами. Харнер же видел первозданную Землю. Есть другие многочисленные свидетельства о видении того, что напоминает препараты, рассматриваемые под микроскопом. Поэтому представляется верной гипотеза, высказанная Нарби: будучи в трансе, сознание проникает на молекулярный уровень и обретает доступ к информации, связанной с ДНК. Там оно обнаруживает двойные гелисы и хромосомные палочки. Именно здесь шаманы черпали знания о том, что всем существам присуща одна "суть жизни", имеющая форму "скрученных змей".

Пора подвести итог сказанному. Древние жрецы и вообще посвященные люди у многих народов, как и индейцы Мезоамерики, использовали для своих целей "измененное состоянием сознание". Их разум в таком состоянии проникал в обычно скрытую сферу мира, о физической или метафизической природе которой мы по-прежнему ничего не знаем. Там они видели существа, ведущие себя весьма разумно, именуемые "предками", "духами природы", "духами-покровителями", "божествами", "злыми духами", и общались с ними. Существа эти имели подчас фантастическое обличье, передавали им информацию "прямо в мозг", минуя слова, или индуцировали обучающие изображения, "минуя глаза". Содержанием этих изображений были основные биологические структуры, принципиально необходимые для жизненных процессов. Демонстрация сопровождалась пояснениями их роли. Особое место в этих "картинах" занимала ДНК, изображаемая или в действительной форме двойной гелисы, или в символической – змеевидной.

В свете современных научных знаний исключить возможность всего сказанного нельзя. Нам еще слишком мало известно о свойствах ДНК и ее роли в созидании жизни. Напомню, что уже начаты исследования с целью выяснить материальное, физическое основание для такого рода видений. В начале 80-х годов благодаря использованию сложного, чувствительного измерительного прибора Фриц А. Попп с коллективом показали, что клетки всех организмов излучают фотоны в количестве ста единиц в секунду на квадратный сантиметр. Одновременно было доказано, что источником этого излучения является ДНК, которая в химическом смысле представляет собою апериодический кристалл. Длина волн излучаемых фотонов точно соответствует узкой полосе видимого света, от инфракрасного до ультрафиолетового. Излучение столь же слабое, как свет свечи, наблюдаемый с расстояния в 10 километров; однако оно обладает особым свойством: чрезвычайно когезионно. Эти слабые розблески отличаются когерентностью, равной лазерной, а эффектом, всего этого является восприятие ярких красок, люминесценции и голографической объемности.

Следовательно, благодаря видению во время галлюциногенного транса индейцы получали информацию о таких вещах, о которых они, не достигнув уровня современной науки, "не должны были знать". И это сильный аргумент в пользу того, что наряду с научным существует иной путь познания!…

Думаю, именно таким образом древние жрецы, собравшиеся в храмах, вне суеты повседневной жизни возносились мыслью ввысь, пытаясь найти объяснение всему сущему. Им хорошо была известна техника "погружения в себя": достаточно сформулировать особым образом вопросы. В этом состоянии они начинали вопрошать о строении человека и других живых существ, а когда узнали о клеточной природе жизни, стали заглядывать глубже, внутрь клетки. Так возник определенный канон знания, которое, будучи изображенным графическими символами, проделало путь от созерцаний глубин человеческих тканей до изображений на дворцовых стенах и храмовых рельефов.

Это было знание не полное, до конца не понятое. Оно давало общее представление о жизненных процессах. Поэтому его нельзя сравнивать с содержанием наших ученых трудов. Однако оно указывало на факты настолько истинные, что индейский автор кодексов, живший тысячи лет до нашей эры, или критский художник, писавший свои фрески почти 4 тысячи лет назад, могли бы свободно побеседовать с современным биологом. И как знать, не была ли бы эта беседа полезной в первую очередь именно для биолога! Древние мудрецы могли бы указать ему на некоторые зависимости там, где он их не видел, подсказать направление исследований, которое он проглядел.

Впрочем, не в этом сейчас дело. Не имеет также значения, сколько они, в конце концов, знали и в каком центре эти знания были сосредоточены. Достаточно, например, одного их знания о двойной гелисе в клеточном ядре или удвоении в том же ядре хромосом (рис. 21), чтобы повергнуть нас в изумление. И еще их способность доказать (а речь именно об этом), что возможно познание путем иным – не только научным, опирающимся на достижения сложнейшей техники и методики исследований.

Древние символы с биологическим значением – вот неожиданное свидетельство о том, что люди обладают способностью получать знания без помощи органов чувств. Они показывают также реальность существования некоего духовного измерения в мире людей и всего сущего. Для древних это было непреложным фактом.

Разумеется, я не призываю отвергнуть технику и технологию научных исследований. Заменить их чем-либо иным невозможно, поскольку практическое использование каждого открытия требует выяснения мельчайших подробностей связанного с ним процесса. Но если бы технология была поддержана многократно усиленной интуицией, мы бы шли кратчайшим, прямым путем к сути проблем! Когда знаешь, где и что искать, и даже в общих чертах знаешь решение, то выйти на него гораздо легче, и при этом удается избежать ошибок и блужданий. Это гарантировало бы прогресс и чрезвычайно ускорило бы оптимальность решений.

Думаю, здесь есть смысл привести несколько замечательных примеров. Российский ученый, двадцатишестилетний Дмитрий Менделеев, как и многие современные ему химики, безрезультатно работал над приведением элементов в логичную научную схему. Атомы представлялись ему творениями хаотичными и капризными, с непредсказуемыми свойствами и поведением. Но вот 1 марта 1869 года, утомленный неудачным поиском, с головой, забитой этой проблемой, Менделеев заснул на диване. Во сне он увидел атомы, расположенные восемью вертикальными колонками, в зависимости от их атомного веса. Когда он проснулся – хватило нескольких минут, чтобы набросать то, что сегодня мы называем Периодической системой элементов Менделеева.

Немецкий химик фон Штрадониц работал в 1865 году над объяснением пространственной структуры сложных органических молекул. Соединение, именуемое бензолом, сопротивлялось всем его толкованиям. Но однажды фон Штрадониц, едучи в омнибусе, заснул и увидел атомы, расположенные в форме вращающегося кольца. Голова такой "змеи" заглотала собственный хвост. Химик очнулся с готовым ключом для открытия и описания целой группы кольцевых молекул – теории, играющей важную роль в современной органической химии.

Кольридж, английский композитор прошлого столетия, написал, а точнее, "услышал" своего "Кубилай-Хана" во сне. А проснувшись, только перенес его на нотную бумагу. Вот и Моцарт создавал свои лучшие произведения, подсказанные ему как бы "сном наяву", записывая музыку так, словно он ее переписывает из головы сразу в готовом виде на нотный лист.

Множество примеров говорит о том, что, когда ум чего-то ищет, концентрируется на чем-то, создает определенную потребность, – он может найти решение особым путем, приходя из сферы, в которую, как мы считаем, имеет доступ наше подсознание. Однако это всегда требует временного перерыва в логическом мышлении, торможения мыслительного монолога, размягчения контуров сознания и свободного плавания на волне интуиции, рассеяния внимания.

Парадоксально, хоть этого мы и не замечаем, но такой способ осознания является нашей повседневной практикой. Если бы развитие цивилизации зависело только от сухих логических расчетов и одних бесконечных опытов – мы все еще пребывали бы в железном или бронзовом веке. По сути, именно интуиция или инстинкт лежат в основе самых замечательных достижений человека. А ведь стоит воскресить эти стыдливо замалчиваемые способности, которые нашим пращурам, за сотни поколений до нас, позволили обрести уникальные биологические знания.

Следует ли делать отсюда вывод, будто источником знания, зафиксированного на диске, было видение древних индейцев Мексики? И что же, отбросить гипотезу об Атлантиде? Отнюдь! И даже совсем наоборот. Ибо я полагаю, что если мы имеем дело с трансцендентальным познанием, то действительные условия для его проявления могли возникнуть не где-нибудь, а именно на Атлантиде. Почему?

Как мы убедились, древние "биологические школы", мексиканская и эгейская, не были первыми. Миштеки рисовали кодексы в первом тысячелетии нашей эры. Критские дворцы построены за две с половиной тысячи лет до них. Но гораздо раньше появились диск и неисчислимые петроглифы по всему миру. А в доисторическое время нам неизвестен ни один центр, способный разработать и распространить такого рода знания. Неизвестен, может быть, потому, что его-развалины лежат на дне Атлантического океана…

Но действительно ли должен был существовать такой центр? Думаю, это условие обязательное. Как я уже говорил, необходимо было действие группы посвященных – магов или жрецов, – которые дискутируют, формулируют проблемы, упорядочивают информацию, ищут ответы, записывают их и в результате получают круг знаний. Отдельные племенные, сельские шаманы, маги не способны на это. Даже если они проникают в "иное измерение", даже если выносят из него знания, то это, скорее, разрозненные озарения, которым не сложиться в стройное знание, способное распространяться по свету и воздействовать на сознание и воображение множества народов.

Сообщение с такой силою воздействия должно было исходить от могущественной культуры высшего порядка. Ее представители должны были повергать в изумление и трепет и своей внешностью, и силой, и оружием, и кораблями, и знанием о мире. Такой мощью воздействия в те времена могла обладать только погибшая культура Атлантиды. Ее духовные семена жили в течение тысячелетий после катастрофы и давали изумительные всходы там, где оказывалась благодатная почва: где были посвященные, которые хотели, могли и умели повторять опыты с "измененным состоянием сознания" и искать повсюду подтверждения этому пришедшему к ним знанию. Так было на Крите, потом у миштеков, а сегодня, в несравненно меньшем масштабе, у уичоли.

Поразительно высоким развитием Атлантида была обязана достижениям не техники, а духа. Быть может, именно там трансцендентальное познание получило такое развитие, что повело к возникновению гармоничного общества.

Объяснение феномена Атлантиды надо искать в прошлом, в котором высокий уровень знаний и морали неустанно порождал материальные достижения и благополучие. Ведь то были времена магии и всеобщей убежденности в иной духовной реальности, скрывающейся под маской внешних явлений и материальных объектов и приводящей их в движение. Люди в ту пору были эмоционально связаны с этим "иным измерением", чувствовали его существование и воздействие, а многие умели в него проникать, чтобы участвовать в испытаниях, недоступных обычному действию.

Поэтому, Читатель, если где-то во время своих путешествий ты увидишь выбитые на скале изображения спирали или окружности с кружочком в середине – символы энергии и жизни, – знай: перед тобой свидетельства существования в прошлом необычных способностей человека, а еще – не стертые временем следы Атлантиды…


Змеепоклонники.

ПЕРВОЕ,

что позвало меня в глубь Древней Мексики, было изображение рыцаря Орла, вырезанное на боевом деревянном барабане ацтеков. Мне, дилетанту, как обычно, сразу же показалось, что я обнаруживаю в этом предмете совсем не то, что ученые исследователи. Правда, они бесспорно доказали, что в Государстве Священной Войны, царстве ацтеков, существовали кланы рыцарей Орла и рыцарей Ягуара, шедших в бой под этими регалиями. Но здесь-то что за рыцарь? Ведь сразу бросается в глаза, что тут человек появляется из клюва птицы, а туловище ее – двойная спираль, согнутая подковой. Так что человек как бы явлен из какого-то спиралевидного создания.

Какие ассоциации мог вызвать этот символ индейцев у нас, живущих в эпоху, когда Уотсон и Крик * в 1953 году открыли уже структуру дезоксирибонуклеиновой кислоты? Ну конечно же символическую хромосому, в которой на собранных в ней генах записана вся программа строения и жизнедеятельности человеческого организма! Так это я и понял. Передо мной было краткое изложение нашего генезиса, аллегория происхождения человека.

* Уотсон Д. Д. (р. 1928) – американский биохимик, вместе с Криком Ф. X. (р. 1926) создал модель пространственной структуры ДНК (двойная спираль).

Орел в Древней Мексике был символом Солнца и именно в качестве такового присутствовал на барабане. Он представлял здесь энергию, позволившую появиться жизни на планете, а может быть, и фактор, вообще присущий Вселенной, некое ее внутреннее свойство, дающее материи возможность преобразовываться из неживой в живую. Христиане называют этот фактор Духом Святым и тоже изображают в виде птицы – правда, не орла, а голубя. Но это я так, к слову.

Первое сомнение – а не является ли двойная спираль самым обычнейшим декоративным элементом – легко было отбросить. Что это за орнамент, если она занимает центральное положение в столь многозначительной композиции? Ведь именно ей, спирали, приданы солнцевидные, лучистые орлиные крылья, хвост и голова! Выходит, из нее выглядывает человек!

Носителем подобной спирали предстает перед нами и каменный орел из Перу. Встречается она и на печатях шумеров как объект почитания жрецов, что говорит нам об особом ее значении, а вместе с тем и о том, что связанное с нею значение некогда принадлежало многим народам мира.

Второе замечание – о всеобщности знания – относится к характеру спирали в изображении: известно, что ДНК представляет собою двухисходную винтовую линию, так называемую гелису*, которая идет двумя параллельными нитями, опоясывая некий цилиндрический объем. Я принялся просматривать школьные учебники и биологические труды, увидевшие свет вскоре после присуждения ученым- открывателям структуры ДНК Нобелевской премии. И что же оказалось?! Бесчисленные авторыэтих книг, повторяя определение ДНК как двойной спирали, нередко именно так, схематично, переносят ее проекцию на плоскость. Что ж, можно простить подобную неточность ацтекским ваятелям и их заказчикам – жрецам, возможно, знавшим саму идею, но уж никак не в ее геометрически точном, объемном виде. И это еще не все! На шумерской печати и на плечах орла из Перу две полоски идут параллельно друг другу, и при этом зигзагами, что можно считать как бы намеком на винтовую линию, которую в миниатюре трудно изобразить иначе.

* Гелиса – понятие из начертательной геометрии, которое М. Кучиньский счел более точным для передачи пространственного строения молекулы ДНК вместо традиционного в биохимии термина "двойная спираль". – Прим. перев.

Что же касается двух переплетающихся лент, видимых на всех трех изображениях, то тут не могло быть никаких сомнений. ДНК построена из двух нитей. Таким образом, остался только вопрос, почему ленточки на ацтекском барабане разделены на три полоски? Структура ДНК подсказывает сразу два объяснения. Первое: каждая нить спирали построена из трех составляющих ее компонентов – Сахаров, оснований и фосфорных остатков*. Второе: эти элементы расположены именно поясками.

* Точнее, cахаров (дезоксирибоза), азотистых оснований (аденин, гуанин, цитозин, тимин) и остатков фосфорной кислоты.

Оставалось только понять, почему спираль изогнута в виде литеры "и"? Многое говорило за то, что это не случайность. Подобные "рогачики", подковы, ярма, согнутые в дужку палочки, часто встречаются по всей Америке. В неисчислимых наскальных рисунках, рельефах, керамике, тканях, а прежде всего в рисованных книгах миштеков- кодексах.

Дело в том, что форму "согнутой палочки" как раз и принимает хромосома в так называемой анафазе, одной из стадий деления клетки (рис. 6). Конечно, могут спросить, а почему хромосома именно в этой, а не в какой-либо другой фазе обратила на себя особое внимание человека? Ответить нетрудно: и другие фазы хромосомы в клеточном ядре тоже были объектом искусства и почитания, приобретая силу символа. Возможно, тут представление не столько о форме, сколько о хромосоме вообще. О том, до сих пор толком не изученном веществе, которое в различных количествах присутствует в ядрах клеток всех растений, животных и людей.

Биолог мог бы предъявить мне еще одно опровержение: "хромосомы" на барабане ацтеков и печати шумеров изображены совершенно неверно, поскольку в действительности нить ДНК во много тысяч раз длиннее самой хромосомы и умещается в ней только благодаря своему микроскопичному сечению и плотной "упаковке". Конечно, хромосому можно было бы назвать "мотком" или "шпулей" из нитей ДНК, не забывая, однако, что эти нити отнюдь не упакованы наматыванием на ось.

Да, оба изображения очень упрощенно и тем не менее правильно говорят о том, что наиважнейшей наряду с белком в составе хромосомы является двойная гелиса нити ДНК. Заложенная по всей ее длине генетическая информация есть потенциальная основа жизни того или иного организма.

Но только животворящая основа жизни – Солнце, с "орлиных крыльев" которого льется вечная энергия, выводит неодушевленную материю из бездействия в состояние живого, деятельного организма.

И вот по мере того как, исходя из биологических знаний, я старался понять символику этих знаков, приходит и понимание того, что мое понимание вовсе не противоречит признанному в наше время их историческому толкованию.

Да, это был все-таки рыцарь Орла!

Человек не вылезает из клюва. Орел-хромосома только накрывает его, и из-под орлиных перьев виднеются его руки и ноги. Барабан был необходим в бою: его звук своим мерным магическим воздействием придавал отваги и вел к победе на поле брани. Эти ацтекские войны, получившие название "цветочных", имели во многом ритуальный характер, с мыслями о Вселенной. Ацтеки верили вто, что для продления жизни Солнца необходимо приносить на алтарь человеческие сердца. Многочисленных пленников для жертвоприношений добывали профессиональные солдаты, объединенные в кланы рыцарей Орла и Ягуара*. В этом воспринимаемом ими космически двуединстве Ягуар символизировал все земное.

* Когда ацтекским жрецам недоставало пленников для жертвоприношений, Верховный правитель повелевал городам начать войну, в которой один из противников был вооружен игрушечным, ненастоящим оружием и захваченные столь варварским способом пленники приносились в жертву богам.

А почему создатель боевого барабана представил рыцаря в виде орла- это понятно. Половина армий мира по сию пору имеет в своих эмблемах изображения орлов, демонстрировавших когда-то особую храбрость и силу. Но сегодня это всего лишь один из символов культуры народа, давно оторвавшийся от своих исторических пракорней и замененный новыми значениями. Например, сомнительно, чтобы уже римские легионеры знали что-нибудь о древнейших толкованиях своих знаков с орлами. Скорее всего, последними народами, которые связывали с такого рода символом особое исконное значение, были египтяне с их священным соколом и шумеры, изображавшие раскинутые над миром крылья, а значительно позже – древние мексиканцы.

Вырядившись "орлами" или "ягуарами", индейцы отправлялись в бой, думал я, уже не как люди, а как две силы, созидающие жизнь в холодной, мертвой Вселенной. Рыцарь и посылающий его в бой жрец- в этом я был уверен, ибо нашел убедительные тому доказательства, знали о существовании процессов, в котором солнечная энергия, взаимодействуя с гелисообразной структурой, создает жизнь, земные организмы, в том числе и человека. И кому же еще мог служить рыцарь, как не своему созидателю?

Хромосома, дезоксирибонуклеиновая кислота. Итак, эти слова произнесены. Я не мог не понимать, куда пытался с ними проникнуть. Да нет – пробиться, вторгнуться, ворваться в замурованный веками словник культурных понятий; в мир саг, былин, мифов, преданий, историй, письменных и устных пересказов, ритуалов, религий, верований, предрассудков, магических танцев, табу, тотемов, обычаев; в мир, опирающийся на материальную историю народов с их огнем, кремневыми топорами, обожженной глиной, тканями, бронзой и железом; шпильками и гребнями, челнами, зерном и оливками. И вдруг – хромосома! Разве этакая наглость не должна была вызвать сильнейшего противодействия? Это же не просто варварство, каким могут показаться поиски буквальных значений в символических знаках, и не просто насилие, учиненное над хорошим вкусом столкновением искусно сотканной, старательно присыпанной пылью веков эстетики иного мира с обнаженным, холодным, не затемненным иными значениями творением биохимиков, детищем лаборатории – некоей хромосомой! Это еще и вызов простому здравому смыслу: ну откуда вдруг взялось понимание хромосомы в Шумере, а потом и в Мексике минимум за четыреста лет до изобретения микроскопа в Европе?! Уже один этот резонный вопрос должен был раз и навсегда провести для меня черту, через которую я не смел переступать.

И все-таки я переступил ее. Не стоило задумываться – почему: обычное человеческое свойство. Ведь наш мозг позволяет нам создавать концепции, совершенно оторванные от достоверной, проверенной информации о мире. Он разрешает мысли перескакивать через преграды или пустоты, ею же самою созданные. И я совершил этот прыжок: воссоздал мир, существовавший, по моему разумению, тысячелетия тому назад, чтобы проникнуть в него.

В своих поисках я опирался в основном на наследие народов, населяющих центральную и восточную части Соединенных Штатов Мексики. Этот район я не совсем правильно с исторической точки зрения называл "Древней Мексикой". Мексикой во времена, предшествовавшие ее завоеванию, называли только земли вокруг теперешней столицы государства, а тогда столицы ацтеков – Теночтитлана.

Иногда я пользовался понятием "Мезоамерика", поскольку то, о чем я говорю, было присуще всему этому региону, а на востоке выходил за пределы современной Мексики, охватывал Гватемалу, Гондурас – до Коста-Рики.

Вскоре я убедился, что моя исходная мысль о том, что в этом регионе народы владели неким объемом биологических знаний, хотя и могла показаться полнейшей нелепицей, действовала на меня магически. Единожды использованная, она привела к тому, что в моем внутреннем взоре начали раскрываться наглухо замкнутые в себе изображения, непонятные символы власти и священнейшие знаки. И вот что еще: их прежнее толкование не утрачивало своей силы, и мне не приходилось подвергать сомнению ничего проделанного до меня! Просто объяснения изображений становились для меня более глубокими, корни их как бы уходили к более ранним прапричинам.

И все же, хотя бы ради сохранения собственного спокойствия, я вынужден был задать себе вопрос, касающийся этой исходной мысли: а не была ли она совершенно ложной.

Но это позже. А тогда передо мной открылась страна с предметами культа древнего мира и с клочками современных биологических знаний. И я прошел по ней для того, чтобы, как впоследствии оказалось, через окно, открытое древними мексиканцами, неожиданно заглянуть внутрь человека.

Мне; однажды настроившемуся на определенную волну, достаточно было увидеть золотое изваяние фараона, чтобы понять, что и Египет тоже…

Вот перед нами Тут-анкх-амон, мальчик-царь, захороненный три тысячи триста с небольшим лет назад в золотом саркофаге, выполненном в виде полихромного портрета. В скрещенных на груди руках- знаки божественной власти: два жезла. Две золотые регалии: одна именуемая цепом, вторая – посохом или пастушеской палкой. Первая в виде цифры "1", вторая похожа на цифру "2" или, скорее, на знак вопроса. Я не вникал в суть их подобий, хотя не исключено, что здесь можно бы попытаться усмотреть исходные формы для знаков, используемых нами в математике до сих пор. Существенно другое: обе регалии – ритуальных посоха воспроизводят форму хромосомы. И какой!…

В ядре каждой соматической клетки растений и животных содержится совокупность хромосом, характерная для данного вида. 46 у человека, 48 у кошки, 40 у мыши, 20 у кукурузы и так далее. Это- комплекс всех ген данного организма, план, код строения его тела и выполняемых им функций.

В таких совокупностях одна из хромосом организует работу всех остальных, как бы "запускает" все хромосомы. По мнению биологов, уже совершенно ясно, что и у растений, и многоклеточных организмов обязательно есть доминирующая, организующая хромосома.

Такая хромосома у саламандры амбистомы в последовательных фазах деления клетки принимает различные формы, в том числе и две, известные нам по регалиям фараона!

Древние египтяне, как и мексиканцы, почитали Солнце и птицу, священного сокола Нехбет – так, может быть, они знали кое-что и о хромосомах? А если так, то что в большей мере символизирует власть фараона-бога, организатора и созидателя всей жизни в стране, как не эта главная хромосома, которой подчиняются все жизненные процессы: она руководит тем Высшим Советом, коим для человеческой клетки является синклит из ее сорока шести мудрецов-хромосом, знающих все о жизни с самого ее возникновения, ибо их век есть век самой жизни?

Помимо формы регалий фараона еще кое-что достойно особого внимания: они раскрашены поперечными синими и золотыми полосками. А ведь полосчатость – об этом стоит знать – есть характерное свойство и хромосом! Их палочки органически расцвечены не равномерно, а как раз полосками. При этом расположение полосок, разделенных неокрашенными участками, постоянно для каждой хромосомы. Вот это навело меня на мысль, что полосы на скипетрах фараона не были случайностью.

Продолжая свой поиск, я неожиданно попал на дальний север Европы, где чуть ли не сразу убедился, насколько серьезна моя мысль о наличии у народов уже много веков назад замечательных биологических знаний. Не успел я осмотреть весь пантеон скандинавских богов, а уже увидел ее - небольшую скульптуру ееверогерманского повелителя молний и бурь. Бог Тор в конической шапке сидел на стуле, держа обеими руками свой непременный атрибут – так называемый "молот Тора".

Я тотчас подумал, что форму этого вот "молота" можно почерпнуть оттуда, где хромосомы – из живой клетки. Я смотрел на предмет в руках божка – поразительно похожий на модель одной очень важной молекулы – транспортирующей, переносящей рибонуклеиновую кислоту, сокращенно – тРНК.

Эти молекулы выполняют ключевую в жизни роль. Они соединяются с рассеянным в цитоплазме клетки строительным материалом, кирпичиками, то есть аминокислотами. И выстраивают их в белковые цепочки. Это происходит в соответствии с "указаниями", "записанными" в гене.

Но в чем же я усмотрел тождественность "молота Тора" и молекулы тРНК в ее упрощенной биохимической модели? А вот в чем: в их общем виде – четырехплечего креста с тремя плечами, похожими друг на друга, и четвертым, отличным от них; в близких пропорциях обеих фигур, длине плеч и форме их окончаний – шаровых. Двойное плечо подобия креста в молекуле тРНК образуют две нити. Тор обеими руками, сжатыми в кулаки, тоже держит две "рукояти" молота.

Последнее, в сочетании с шарообразными окончаниями двух других плеч, превращало крест Тора в объект столь необычный среди всех крестов мира, что возможность случайного совпадения его формы с молекулой тРНК казалась уже по меньшей мере сомнительной…

Правда, и схема модели вряд ли бы походила на саму молекулу тРНК, увидь мы ее под микроскопом: двухнитевые отрезки ее "плеч" в действительности сплетены в двойную винтовую линию, но это не помешало биохимикам представить схему.

Однако я продолжал свои сопоставления, потому что мог подкрепить их рядом наблюдений. И снова я вернулся к Тутанхамону. Это царское имя – по-египетски Тут-анкх-амон – переводится как "Живой портрет Амона" или "Прекрасна жизнь Амона". В данном случае разночтения египтологов не существенны – важно другое: не вызывает сомнения второй элемент имени, в египетском написании – "анкх", что значит "ключ жизни". Графическое начертание его есть не только иероглиф для понятия "жизнь", но и один из наиболее часто встречающихся знаков в древнеегипетской иконографии. Его воспроизводили на рельефах, картинах, в инкрустациях, драгоценностях, украшениях. С ним связаны священные, магические значения. Не потому ли это, что "анкх", как и "молот Тора", является более древним – египетским – изображением молекулы тРНК с ее двумя нитями четвертого "плеча"?…

И эта вот фигура так странно похожа на одну их регалий бога Шипе-Тотека в Древней Мексике. Ее условное изображение я нашел на четырнадцатой странице доиспанского рисованного манускрипта, известного под названием "Бурбонского кодекса". Да, поразительно похоже на египетский "анкх"…

Еще раз, и не последний, я натолкнулся на "хромосомное", знакомясь с культурным наследием Древней Мексики. Это были изображения погребальной керамики сапотеков- народа, населявшего горную страну к югу от центрального плоскогорья в Мексике. Антропоморфные уны и барельефы из обожженной глины выполнены в виде фигур божков, сидящих на земле и наряженных в фантастические одежды. Некоторые из них держат в вытянутой правой руке иксобразный предмет. Такая явная демонстрация, как и у покойных католиков, держащих в окостеневших пальцах крестик, только подтверждает особое значение этого предмета, какую-то его высокую связь с таинством веры.

На Монте-Альбане, горе со срезанной вершиной, застроенной десятками дворцов, пирамид, святилищ, урны заполняют подземные склепы, вырубленные в скалах, – это места захоронения вельмож сапотеков.

У многих народов мира склеп есть место, где человек совершает переход в мир иной, в царство мертвых, в обитель духов. Чтобы обеспечить умершему достойный прием там – в будущей его внеземной жизни, – производят церемониальное погребение и еще снабжают усопшего не только предметами обихода, пищей и напитками, но и записанными и изображенными на коре, глиняных табличках, папирусе, бумаге и олеографиях, молитвами, заклинаниями и символами, благодаря чему, по верованию, Боги (бог) отнесутся благосклонней к посвященному в их таинства.

Именно к таким, я полагаю, символам относится делящаяся хромосома, которую держат в руке божки, изваянные в виде урны.

Жизнь на Земле непрерывна благодаря нескончаемому делению клеток организмов. Ничто не рождается из ничего. Новые клетки, строящие тело – растения или животного, – возникают исключительно этим, единственным способом: капля цитоплазмы, окруженная оболочкой, – клетка распадается на две новые и, омоложенная таким раздвоением, живет в двух дочерних, до следующего деления. А начало делению дают хромосомы.

Каждая из сорока шести хромосом клетки человеческого организма копирует самое себя. Вдоль ее длинной, змеевидной нити синтезируется другая, новая хромосома, во всем подобная исходной. Ясно, что удваивается не только форма, но и генетическая информация, содержащаяся в хромосоме, и это самое главное.

Некоторое время обе хромосомы соединены еще одна с другой в месте, называемом центромерой, и носят общее название – бивалента. Перед делением бивалента извивается и съеживается, принимая форму двух палочек, после чего центромера разделяется и позволяет палочкам начать свой путь к двум половинкам клетки. Теперь оболочка клетки перехватывается в одном месте, как у рыбьего пузыря, и образуются две дочерние клетки, каждая из которых содержит идентичный набор из сорока шести хромосом.

Так развивается и идет жизнь. Это настоящая тайна, которую стоило унести с собою в могилу. Но не для того, чтобы спрятать ее от живых – они ее знали, – а чтобы вечно преисполняться бодрости из сознания разделенного с богами понимания того, что люди всего лишь недолговечные их творения, результат непонятной деятельности животворных палочек.

Именно они находились в сапотекских могилах – хромосомы, удвоившихеся в творящем акте умножения информации о жизни, еще связанные центромерой, но по концам уже расходящиеся, каждая в свою сторону, в стремлении начать самостоятельную жизнь.

И не только в могилах. Я без труда отыскал их на страницах миштекских кодексов – рисованных книг. Когда и те, и другие я сравнивал со снимками хромосом, сделанными под микроскопом, то в миштекских изображениях не нашел ничего такого, что могло бы поколебать мое мнение. Ну а если и были еще какие-то сомнения, то тотчас рассеялись, когда я взял в руки новейший труд по биохимии: ученый смело представил центромеру как своего рода поясок или застежку, хотя в действительности это место хромосомы выглядит иначе – как всего лишь сужение. По-видимому, автор вот так хотел выразить идею связи двух палочек. И сделал это, не ведая, что за много столетий до него то же самое запечатлел миштекский художник.

Потом мне пришло в голову, что идея разделяющихся хромосомных палочек объясняет и происхождение иероглифа оллин (ollin) – "движение", "землетрясение", – применявшегося в Древней Мексике для обозначения одного из двадцати дней тогдашнего календарного месяца.

Этот иероглиф в многочисленных его стилизованных вариантах и видах значений встречается на керамике, каменных рельефах, фресках в святилищах и дворцах. Кроме двух палочек он часто включает одну или две окружности с еще меньшей окружностью в их центре, что напоминает схему клетки с ядром.

Но что еще, кроме этих чисто внешних подобий, свидетельствует о возможной связи иероглифа с бивалентой и клеткой?

Во-первых, этот знак – подобие клетки на языке науа назывался чалльчиуитль (chalchiyitl) - "драгоценный камень" – и был синонимом понятия "жизнь". Во-вторых, название иероглифа ollin происходит от корня ol, означающего "нечто круглое", а глагол olini применялся уже для обозначения не только "вращение вокруг", но – это особенно важно для моих выводов – и "движения, перемещения больших количеств людей". В сапотекском языке название иероглифа звучало шоо (хоо) – "огромный" и "Землетрясение". Майяские же племена цоциль-цельталь (tzotzil-tzeltal) называли его чик (chic), что означало "лишаться"! И наконец, майя с Юкатана имели очень похожий знак для слова кабан (caban) - "то, что находится снизу".

И тогда я пришел к заключению, что этот иероглиф, по форме так мало общего имеющий с "землетрясением", идеально объясним в биологическом контексте: как "то, что находится снизу", то есть укрыто в теле; что "огромно"; что "лишается, разделяется", чтобы "перемещаться большими количествами", и притом имеет вид двух палочек и круглого, как схема клетки, драгоценного камня – чалъчиуитлъ, и его скорее всего следует считать знаком бивалентной хромосомы – образования, которое, будучи укрытым в теле, отделяется от своего подобия, и оно, несомненно, огромно, могуче по своему генетическому воздействию и, наконец, перемещается соединением в двадцать три палочки в свою дочернюю клетку и несметными полчищами – из поколения в поколение. Последний момент толкования находил поразительное подтверждение в рисунке из миштекского рисованного манускрипта, где оллин-бивалента шагает на двух человеческих ногах!

И наконец, что уже совсем удивительно, символы, подобные оллин, были известны даже в каменную эпоху и при этом в разных частях света – в Азии, Европе, Северной Америке, – нарисованные или выцарапанные на камне, они напоминают тот, что мы обнаружили в Армении, а обозначают, по мнению ученых,"идею человека". Да, возможно, о человеке, но только в фазе хромосомы! Еще одним красноречивым подтверждением сказанному были антропоморфные рукоятки кельтских мечей из Центроальной Евопы!

Наряду с оллин - движением, другими знаками, обозначающими движение времени – дни, были окелотл (ocelotl - "ягуар", а также куаупыи (сиlаutlа) – "орел", смыслы которых, похоже, тоже связаны с основами жизни. Тремя этими символами, как я убедился, проблема бытия мексиканцев не исчерпывается. Связь времени и жизни в древней Центральной Америке имела особое значение.

И если было какое-то место, где я мог бы отыскать эту истину обнаженной, то это был прежде всего







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх