БИОЛОГИЧЕСКИЕ СИМВОЛЫ

Очень красноречиво их географическое бытование. Чтобы охватить это одним взглядом, я воспользовался картой, составленной в XIX веке И. Донелли. Принимая во внимание его заслуги в сборе доказательств и фанатичную приверженность идее, его называли "Платоном современной атлантологии". Донелли нанес на карту те области, которые, по различным источникам, находились под влиянием атлантов или были ими колонизированы. Я стал перебирать все те места, где были обнаружены знаки биологических символов. Они почти полностью совпали с отмеченными Донелли местами.

Я пометил для себя правдоподобное местонахождение Атлантиды и других островов, служивших мостом между двумя побережьями океана. Тут я опирался на новейшие открытия, в свое время не учтенные Донелли (рис. 30).

Рас. 30. Незачерненными показаны те части континентов, на которых мы сегодня обнаруживаем следы влияния одной и той же – атлантической – пракулыпуры: легенды о происхождении народов из затопленного континента и гигантской катастрофе; этнические, языковые, архитектурные, культовые подобия, а также общие биологические знания, выражающиеся в идентичных пиктографических сообщениях, сохранившихся на скалах, в пещерах в виде орнамента на одежде, в татуировке, полихромиях, металлопластике, скульптуре или на керамике.

Чтобы показать достоверность сообщения Платона о цепи островов, идущей к противолежащему континенту, то есть к Америке, я обозначил точками те районы Атлантики, в которых несколько десятков тысяч лет назад значительные пространства сегодняшнего дна выступали над водой. Это было во время последнего оледенения, когда уровень океана был ниже теперешнего примерно на 120метров, так как великие массы воды были связаны ледниками. Двумя параллельными штриховыми линиями обозначены Северо-Атлантический и Южно-Атлантический хребты, проходящие вдоль рифта – разлома коры океанского дна. Из него выливалась полужидкая масса оболочки Земли, постоянно пополнявшая урон, наносимый передвижением плит литосферы, которые отдаляли Американский континент от Евразии и Африки. Зона рифта и сейчас чрезвычайно активна в сейсмическом отношении; там наблюдаются сильные горизонтальные и вертикальные смещения дна. Это открытие последнего десятилетия объясняет механизм катастрофы, описанной Платоном. Если сюда добавить еще и вероятный удар гигантского метеорита в тонкую океаническую поверхность, то станет понятным, что результатом могло быть погружение острова даже с тысячекилометровыми размерами, тем более что он лежал недалеко от рифта – там, где теперь Азорские острова

Атлантида лежала в центре приатлантических областей, а влияние ее культуры почти равномерно распространялось на восток и запад. Составляя карту, Донелли учитывал "атлантические" легенды, подобия в архитектуре и искусстве, древнейшие руины с невыясненным происхождением, а также языковые и этнические следы (как, например, "белые индейцы"). В этих областях широко распространены знаки символов, известные нам по Диску и кодексам, а именно: цветы-солнца, энергетические спирали, древа жизни, змеи и двойные змеи, клетки с ядрами и делящиеся клетки, удваивающиеся двойные и зигзагообразные ленты, воспроизводящие двойные гелисы ДНК, и, наконец, двойные палочки хромосом. Как я уже показал, источником, распространявшим эти сведения, была Атлантида. Диск был переправлен на Крит.

Невероятно наглядна эта карта. Ибо если в том, что касается Старого Света, взаимные влияния можно легко объяснить каботажным плаванием, а также завоеваниями, которые известны нам по историческим источникам, то в отношении Америки этого сделать невозможно. Мы ничего не знаем о судоходстве и завоеваниях – на 'запад от Геркулесовых Столпов. Вот разве…

Разве что принять как истину, что они "имели место" во времена, для нас доисторические, – 11 тысяч лет назад, – и исходили от Атлантиды. Тут следовало бы согласиться, что до расцвета культуры Ближнего Востока, а затем Средиземноморья, с их сильным влиянием, вначале была эра Атлантиды и ее могучее влияние. Это ее "посев" мог повести к росту Урарту и Вавилона, к изумительным цивилизациям Черной Африки и государствам фараонов, финикиян и греков, а на другом побережье океана – к цивилизациям ольмеков и майя, Тиаунако в Боливии и теотиуакану в Мексике.

Частицей этого "посева" из Атлантиды было сокровенное знание о жизни. Наиболее полное его изложение содержат кодексы и другие памятники культуры Древней Мексики. В них более всего подробностей, особенно выразительно связно представленных. Но почему бы не посчитать, что этот канон знания был выработан в Мексике и распространился по свету? Конечно, можно, но за моряками ость другой центр культуры: Крит и Санторин. Их керамика, дворцовые фрески, мозаики вместе с Диском из Феста содержат тот же круг сведений, что и у древних мексиканцев!

Тут надо обратиться к хронологии, чтобы решить вопрос о том, где колыбель этого древнего знания. Мексиканские кодексы (те, что уцелели: огромное их количество было сожжено на кострах вначале ацтеками, а потом испанскими монахами) возникли около 1000 года до новой эры и позже. Фрески же дворца в Кноссе с "биологической" тематикой были созданы за 1700 лет до нашей эры. Вроде бы стрелка указывает с востока на запад? И разрыв во времени вполне подходящий – 2700 лет!

Чтобы обойти мели, на которые, похоже, относит наше рассуждение, скажу сразу, что и кодексы, и фрески Кносс – лишь наивысшее, наиболее рафинированное выражение этого знания. Но – не единственное! И до Мексики, и до египетской цивилизации, за тысячи лет до них, мир людей на нашей планете был наводнен изображениями знаков с аналогичным значением. Уже палеолит знал "пернатых змеев" и "двойные палочки". Неолит дал нам знаки клеток и схему их деления. Так что вывод может быть только один: не мексиканские жрецы и не мудрецы Крита добыли это знание первыми. Это сделал кто-то другой, за тысячелетия до них. А они только приняли "сообщение" – знание, давным-давно ходившее у людей, поняли его, расширили, обогатили и записали наново.

Распространением знания в страны обоих полушарий занимались ученые Атлантиды. Они овладели им ранее чем 11 тысяч лет назад. Их адепты, вместе с флотами, плыли на восток и на запад. Этому знанию обучались индейские шаманы, африканские колдуны, европейские и азиатские чудотворцы, монахи, жрецы и друиды.

Возвращаясь к Диску, представим себе, как один из многочисленных портов Атлантиды покидает корабль, чтобы разведать острова и побережья Средиземного моря, заселенные кланами родов и племенами охотников и рыболовов, крестьян и пастухов. Атлантида, возможно, ведет с ними торговлю, или ей необходимы люди для строительных работ, или она закупает продукты кожи.

Встречи носят дружественный характер. Атланты оделяют местных жителей своими сосудами, оружием и одеждой, чертежами более совершенной техники, кораблей, навигационных приборов. И – своими знаниями! О внешнем море, о континентах вокруг него, о звездах и планетах, об измерении времени, а еще – о природе жизни, происхождении животных и человека…

В составе экипажа нашего воображаемого корабля – ученый, один из.мудрецов Атлантиды. Он плывет, чтобы учить. После нескольких недель путешествия, миновав Геркулесовы Столпы, корабль причаливает к берегу. Может, это" Сардиния, а может, какой-нибудь залив в Тунисе? Ученый-посланец вступает в переговоры с местным жрецом, пробует посвятить его в сокровенное знание о природе. И вот тут понимает, сколь летучи, эфемерны его речи, как быстро, уже через несколько часов, то, что он рассказал, стирается из памяти людей, как переиначивается ими при попытке повторить его точные слова. А ведь их ожидают сотни повторений.

Тогда посланцу Атлантиды приходит в голову мысль изготовить постоянную запись. Он придумывает код из легко понимаемых знаков, некоторые из них заимствует из местной символики. Изготавливает печатки и оттискивает знакомую запись на глиняных кружках внутри спирали – символа жизненной энергии, чтобы придать записи силу. Один диск оставляет своему новому ученику и последователю, с другими плывет дальше. Прибывает на Крит и здесь начинает обучение. Истины, закрепленные на Диске знаками, получают пространное устное пояснение и гораздо легче запоминаются. Глядя на знаки, легко повторить их суть, ничего не добавляя от себя и не переиначивая. Они останутся неизменными на многие тысячелетия.

Корабль выполняет свою миссию и уплывает. Увы, на обратном пути застигнутый бурей, он идет ко дну, а вместе с ним – и мешочек с горстью печаток. Но глиняный кружок остается на Крите под неусыпным надзором. Его хранят и оберегают как сокровище племени, магический ключ к знанию о жизни. А это знание дает власть над духами природы, над миром растений, животных и людей. Возможно, Диск хранят в тайнике, доступном только избранным. Но со временем символы понемногу просачиваются в коллективное сознание и начинают свою особую жизнь, хождение и применение. Один попадает на глиняный горшок, или на амфору, чтобы "оживлять" переносимую в них влагу, другой – на потолочную балку, чтобы "стеречь" дом. Третий – на подол одежды или рукоять меча, чтобы крепить руку и тело. Они появляются на валунах и стенах пещер, куда "приходят духи". Каждый что-либо означает. Спираль- это солнечная сила, извечная энергия, заключенная в вибрациях атома. Раздвоенная лента – самоорганизующаяся информация о способе существования всего живого.

Проходят тысячелетия. Череда событий приводит к тому, что Диск попадает в царский дворец на Крите. Его хранят как древнейший, изначальный источник знания, уже прекрасно известного властителям и жрецам. Это по их отнюдь не прихотливому желанию и "солнца", и "спирали", и "удвоенные ленты" украсили колонны и стены их дворцовых покоев.

Одним из нагляднейших примеров того, как естественнонаучные знания отразились в древнем искусстве, может служить известное по Кноссу изображение птиц и яйца (см. рис. 68а из книги М. Кучиньского "Змеепоклонники"). Насколько же необычно это яйцо! Оно вовсе не разукрашено цветными полосками наподобие пасхального, а поразительно точное воспроизведение важнейшего процесса, происходящего в яйцеклетке: репликации ДНК, то есть удвоения ленты для переноса "записанных" на ней генов на дочернюю ленту, а с нею – и в другие клетки, созидающие птенца. Шеи птиц над яйцом изображены так, словно одна является отражением другой, подчеркивая тем, что речь тут идет об органической зависимости генотип – фенотип. Гены, копирующиеся в яйце, приводят к тому, что один организм создает дочерний, представляющий собою его отображение.

Другой мексиканский рисунок иллюстрирует ту же идею (см. рис. 686 из книги М. Кучиньского "Змеепоклонники"). Ленты, копирующиеся в яйцеклетке, обеспечивают рост Древа Жизни – всех, всех организмов Земли. И на Диске мы видели делящееся яйцо – начало созидания человека – удваивающиеся ленты, а также "кожу", как бы отраженную от "кожи". Все это, вместе взятое, отображает копирование генов.

Я с полной уверенностью могу сказать, что искусствоведов и археологов ждет огромная работа по новой интерпретации древнего искусства!

Но возвратимся на Крит. Диск, сохраняемый с надлежащим пиететом, пожилыми жрецами передается их младшим последователям и конечно же с пояснениями о том, что он много веков назад завезен с острова в Атлантике, а остров ушел в море во время великой катастрофы.

Проходят века, превращаются в руины критские дворцы. Заваленный обломками камней, Диск ждет своего часа. Проходят еще столетия, и этот час настает. Извлеченный из руин, Диск становится объектом новейших исследований. Археологи устанавливают, что ему по меньшей мере 3700 лет, а может, и в два-три раза более, и что привезен он, явно издалека: ведь глины, из которой его создали, на Крите нет. Решают, что он несомненно уникум, единственный пока в мире образчик письма такого рода.

И странно: почему-то никто не замечает сходства его символов с орнаментами на стенах дворца, храмов, жилых домов, на одеждах и сосудах, на украшениях и.оружии, на изображениях богов всего этого региона, и соседних, и дальних, и во всем древнем мире: от Урарту до Вавилона, до Альп и Валь-Камоника с тысячами наскальных рисунков до Черной Африки, до Скандинавии и, наконец, до Америки.

Но теперь мы уже знаем, что имеем дело с монотематическим, понятным сообщением глобального значения, высланным в будущее неведомой цивилизацией. Если это Атлантида, то Диск может оказаться единственным ее научным памятником, уцелевшим после ее гибели.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх