Религиозно-магическое очарование

В то время как Обряд Строгого Тамплиерского Послушания (см. с. 117) практически контролировал все немецкое масонство, Иоганн Август Штарк сделал новые открытия, касавшиеся тайной организации средневековых тамплиеров. Сын протестантского пастора, он принял католицизм, но затем снова вернулся к своей вере, став, в свою очередь, пастором. Его очевидный интерес к религии сочетался с интересом к Востоку и его оккультным традициям. Он считал, что не рыцари, непосредственно исполнявшие воинские обязанности, а те из тамплиеров, которые выполняли функции «клириков», являвшихся своего рода параллельным и независимым орденом, были хранителями секретных знаний, полученных в результате контактов с Персией, Сирией и Египтом. Сохранением и передачей этих тайных знаний на протяжении всей истории занимались маги. Штарк, таким образом, обосновал необходимость создания новой организации – «Духовной ветви тамплиеров», добился ее признания со стороны масонов «Обряда Строгого Тамплиерского Послушания» в 1772 г. и заключил с ними братский союз, который распался через четыре года, когда немецкие ложи отказались от концепции фон Хунда (см. с. 117). «Духовная ветвь тамплиеров» также просуществовали не более одного года.

Характерной чертой деятельности Штарка была поддержка, оказанная им магии, в то время как фон Хунд высказывался в пользу алхимии; а также подчеркнутая религиозность, умаление престижа «рыцарей» в пользу повышения авторитета «клириков», активная заинтересованность в поддержании тесных связей с сильными мира сего и аристократами в Германии, где политическая ситуация отличалась территориальной раздробленностью и неопределенностью.



Останавливаясь на значении Бафомета, Элифас Леви безусловно имел в виду работу востоковеда Йозефа Хаммер-Пургшталя Раскрытая тайна Бафомета (изображение которого воспроизводится), опубликованную в 1818 г. в самый разгар Реставрации. Приписывая тамплиерам поклонение божеству-гермафродиту, фаллические культы и оргиастические практики, а также тайный союз с ассасинами, Хаммер-Пургшталь не упускает случая для утверждения: «Как на Западе революционные общества возникли из сердца масонов, так на Востоке ассасины вышли из секты исмаилитов».

Другим выдающимся лицом, изучавшим миф о тамплиерах, был французский аббат Альфонс-Луи Констан, литературный псевдоним Элифас Леви. История его жизни отмечена громкими событиями: он родился в 1808 г., сначала вступил в католический орден францисканцев, до 1848 г. пользовался известностью в рядах французских радикалов и придерживался псевдосоциалистических идеалов; затем он оставил политику и занялся оккультизмом, чтобы синтезировать, с ученой точки зрения, весь опыт человечества, накопленный в этой области. Его усилия вылились в написание в 1860 г. Истории магии, в которой тамплиеры описываются двойственным образом: наследники гностического оккультизма, якобы перешедшие затем к пантеистическому поклонению природе. Между тем Орден получил доступ к высшей мудрости, представленной в символах Азота, египетского бога Мендеса в образе козла, философском камне и символе того же Бафомета (см. с. 70-73).

Воображаемая реконструкция церемонии создания Ордена тамплиеров в Иерусалиме. Штарк, считая, что существовал отдельный орден клириков или священнослужителей, тем самым создал историческую фальшивку: среди тамплиеров действительно были священнослужители, которым было позволено совершать церковные Таинств начиная с 1112 г., когда Иннокентий III своей буллой дал на это разрешение, но и рыцари, и сержанты, и светские братья входили в единую орденскую структуру, во главе которой стоял один и тот же Магистр.

Хотя Элифас Леви склонялся к мысли, что они были заговорщиками, как считал иезуит Августин де Баррюэль еще за шестьдесят лет до этого (см. с. 121), он утверждал, что самая большая вина Ордена лежит на Жаке де Моле, который передал оберегаемые им секретные знания средневековому масонству, слишком невежественному, чтобы хранить их.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх