Святая земля после Первого крестового похода

Оставив в стороне идеалы и последующую литературную идеализацию Крестовых походов, исторические документы свидетельствуют о насилии, массовых бойнях и произволе, чинимых христианами в стремлении к наживе и богатству. И это при том, что папа Гонорий II – инициатор Первого крестового похода – решительно отказывал в отпущении грехов тому, кто имел хотя бы малейшие корыстные намерения перед отправкой в Палестину (см. с. 10). Не остались в стороне и итальянские приморские республики: Пиза, Генуя и Венеция, которые, хотя и не принимали участия в прямом насилии, получили значительные торговые выгоды, так как с самого начала предоставили в распоряжение крестоносцев свой флот. Им были отведены «товарные склады» в различных портах, которые они превратили в «кварталы», а затем – в самые настоящие «колонии», где итальянцы пользовались полной свободой действий, вплоть до применения своего законодательства и размещения собственных военных гарнизонов.

Так случилось, что после падения Иерусалима и возвращения на родину большей части крестоносцев немногочисленное вооруженное ядро крестоносцев, оставшихся на Востоке, практически оказалось в осаде на территориях, захваченных мусульманами. Теперь «неверные» не были предрасположены относиться к ним с той же терпимостью, с какой они обычно обращались к христианским общинам до этого страшного столкновения.

Готфрид Бульонский отправляется в Первый крестовый поход. Граф Нижней Лотарингии, независимо от двигавших им причин, был увековечен как образцовый крестоносец в поэме Освобожденный Иерусалим Торквато Тассо (1544-1595).

Дороги к Святым местам Палестины находились под постоянной угрозой набегов, в результате чего подвергались опасности жизнь и имущество паломников из Европы, поток которых увеличился после успешного крестового похода. Следует помнить, что на землях, завоеванных христианами, не было создано прочной и эффективной структуры государственной власти, скорее это была сеть с крупными ячейками, а крепости, в которых находились небольшие воинские отряды, были разбросаны на враждебной территории. Особенно опасности подвергались паломники, которые не могли без сопровождения проехать по дороге от порта Яффа до Иерусалима, от Иерусалима до Хеврона (где находились «могилы Патриархов») и дальше, через Вифлеем, в Галилею, до Назарета, где прошли детские годы Христа.

Осада Иерусалима войсками крестоносцев (миниатюра из манускрипта XV в.). Жертвами насилия и кровавых массовых побоищ, которые чинили крестоносцы, о чем свидетельствуют исторические документы, стали прежде всего арабы, турки, египтяне и евреи, проживавшие в Святом городе.

В Иерусалиме располагалась верховная гражданская власть и высшая церковная власть в лице патриарха, но что касается самой фигуры короля, то не следует воспринимать ее как средоточие подлинной централизации власти по отношению к другим государствам, созданным на Святой земле.

Первым кандидатом на трон, как уточняет Дж. Пуччи (Орден Храма. Рим, 1989), был Готфрид Бульонский: «27 июля трон был предложен Готфриду Бульонскому, который отказался от короны… Вместо нее он принял титул «Advocatus» (т. с. Защитник Гроба Господня), и Дагоберт, архиепископ Пизанский, избранный латинским патриархом Иерусалимским, жаловал Готфриду этот титул от имени Святой матери Церкви», после чего королевская власть перешла к его брату Бодуэну Фландрскому.

Каноники базилики Гроба Господня (восстановленной в том виде, как ее хотел видеть император Константин после разрушения в 1009 г. халифом Египта Хакимом) в 1114 г. выразили свое желание жить в общине и получили благословение от патриарха Арнульфа. А официальное признание ими было получено от папы Калликста II в 1122 г., но к этому времени уже были твердо определены правила проведения литургической службы в базилике, вопросы се содержания и сохранности, а также приема паломников.

В решении этой последней задачи монахам оказывал помощь Орден госпитальеров св. Лазаря, который занимался в основном оказанием помощи прокаженным, и Орден св. Иоанна (будущий Родосский, а затем Мальтийский орден), который также занимался оказанием помощи больным и наиболее нуждающимся паломникам.

Рисунок, воспроизводящий лицевую сторону реликвии – маленькой ампулы с лампадным маслом, горящим в лампадках храмов на Святой земле, которую паломники несли домой в качестве памятного знака. На всех реликвиях была изображена часовня, которую император Константин воздвиг для защиты Гроба Господня.

Идея создания «приюта» в Иерусалиме возникла в 1050 г. у группы богатых и благоверных купцов из Амальфи и была осуществлена с согласия мусульманских властей. Затем Орден был официально утвержден папой Пасхалием II в 1113 г., но госпитальеры к этому времени уже обосновались в Иерусалиме и приступили к выполнению своих особых задач. Молодого человека, который хотел вступить в Орден, предупреждали: «Хорошо, друг, в этом ты по-своему нрав, поскольку много благородных людей изъявляют горячее желание войти в такой священный орден, как Орден госпитальеров, и считают себя очень счастливыми, если им удается это осуществить.

Иерусалим: Дамасские ворота – один из наиболее сохранившихся памятников старого города. Ворота в их современном виде были возведены в 1537 г. над прежними, которые восходят к периоду крестоносцев.

Нo если ты делаешь это потому, что видишь, что мы хорошо одеты, разъезжаем на великолепных лошадях и располагаем всем для нашего удобства, то тогда ты ошибаешься, потому что, когда тебе захочется есть, тебе нужно будет поститься, а когда тебе захочется поститься, то нужно будет есть. А когда тебе захочется спать, то нужно будет стоять в карауле, а когда тебе захочется стоять в карауле, то придется спать. Тебя пошлют далеко от этих берегов, в места, которые тебе не поправятся, по все равно придется туда идти. Значит, нужно, чтобы ты отказался от всех своих желаний, чтобы выполнять желания других и переносить в этом ордене лишения, значительно более тяжкие, чем те, которые могут быть тебе открыты».

Такой была реальная обстановка и жизнь в Святом городе, когда в 1114 г. туда прибыл рыцарь Гуго де Пейнс, точная дата рождения которого, как и дата его смерти, неизвестны. Он родился недалеко от Труа, в Шампани, и принадлежал к феодальному роду де Монбар, как и мать св. Бернара Клервоского (см. с. 22 и 29). После женитьбы у него родился сын, который стал аббатом монастыря Сен-Коломб де Труа.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх