Таинственный Бафомет

Одним из аргументов обвинения тамплиеров было предполагаемое их поклонение во время тайных ночных капитулов голове бородатого языческого идола под названием Бафомет. Не представляет никакого труда угадать в этом слове имя Мухаммед (Магомет), как оно стало звучать на провансальском языке, что подтверждается различными документальными свидетельствами.

Для того чтобы показать, насколько само имя пророка ислама вызывало ужас в христианской Европе, достаточно авторитета Данте Алигьери, который помещает его в Ас), страшно обезображенного, вместе с виновниками раздоров, скандалов и схизмы (церковного раскола). В народе Магомет постоянно рисовался в образе чудовища, как Антихрист и «Зверь», о котором говорится в Апокалипсисе, разверзавший пасть только для того, чтобы хулить и поносить имя Бога. В действительности, ни один рыцарь не подписался под обвинением в идолопоклонстве и собранные свидетельства относительно Бафомета были получены от сержантов или прислуги, которые могли заметить «нечто», подсматривая за церемониями, доступ на которые был им заказан. При внимательном рассмотрении оказывается, что их свидетельские показания очень отличаются друг от друга: одни говорили о каком-то черепе, другие о реликвии, кто-то – о кошке (дсмоническом животном), а кто-то о голове человека с длинной бородой… Но обвинители тамплиеров не были заинтересованы в более глубоком рассмотрении вопроса: достаточно было усилить подозрение, что тамплиеры заодно с исламом, к этому добавлялась навязчивая идея о демонических способностях. С другой стороны, можно предположить, что для удовлетворения болезненного любопытства инквизиторов и прекращения пыток обвиняемые добавляли фантастические измышления к тем немногим фактам, которыми они располагали, а другие обвиняемые, которым предъявляли подобные фантазии, прибавляли к ним не менее запутанные детали.

Персидская миниатюра, на которой изображена встреча Магомета с Буддой, символ религиозной дискуссии, подобия которому мы не встречаем на средневековом Западе. К непониманию и ненависти к исламу примешивалась убежденность, что, несмотря на то что за Пророком частично признавалась благодать откровения слова Божьего, он все же исказил его самым извращенным образом.

Некоторые исследователи подошли к рассмотрению данного вопроса в иной плоскости, изучая изображения бородатого существа с рогами на здании Сен-Бри-ле-Винё, недалеко от Оксера, которое принадлежало тамплиерам, а также на портике церкви Сен-Мери в Париже. В результате изучения пришли к выводу, что «монстр» церкви Сен-Мери связан с алхимической символикой. Поэтому было высказано предположение, что тамплиеры владели этими тайными знаниями и даже использовали их, изготовляя золото для увеличения своих богатств, накопленных известными способами. Таким образом, Бафомет не был ни пророком ислама, так ненавидимого христианами, ни демоном, а всего лишь символизировал своим безобразным видом первичную материю, которая служит началом Великого Делания.

Действительно, тамплиеры в воображении современников и в легендах, которые появились в последующие столетия, постоянно ассоциировались с представлением о необыкновенных «сокровищах». Принимая во внимание огромные богатства, накопленные и управляемые Орденом, вполне естественно было бы думать о богатствах материальных. Но в средневековой христианской культуре, и не только на народном уровне, не было больших ценностей, чем реликвии, являвшиеся живым и осязаемым свидетельством Ветхого и, прежде всего, Нового завета. Такие вещи были бесценны, поскольку, по единодушному убеждению, они обладали чудотворными способностями и придавали огромный авторитет тому, кто стал их обладателем, а также церквам или другим институтам, где они хранились.

Алхимическое изображение Первичной Материи, датируемое концом XIV в. Черты безобразного и бесформенного присутствуют во всех показаниях о Бафомете, но очень неопределенно и весьма разноречиво.

В многочисленных средневековых источниках говорится, что в Константинополе хранилось самое богатое собрание святых реликвий: там находились крест и его фрагменты, тростник, в насмешку вложенный в руку Христа вместо скипетра Царя Иудейского, губка, которую солдаты пропитали уксусом и поили его на кресте, копье, пронзившее грудь Иисуса, терновый венец, саван, в который он был завернут в гробу, столовые предметы с Тайной вечери… Список бесконечен.

Захватив Константинополь во время Четвертого крестового похода, победители, начиная с предводителей экспедиции, соревновались между собой, кто больше присвоит святых мощей, которые таким путем попали в Европу. На основании этих данных было выдвинуто предположение, что «богатством» тамплиеров могла быть одна из этих бесценных реликвий. Но исследователи пошли еще дальше: неопределенность и двусмысленность описаний Бафомета, в которых говорилось о бородатом лице и реликварии, натолкнули на мысль, что речь идет о Мандилионе, т. е. о куске ткани с изображением лика Христа. Об этой необычной реликвии источники того времени сообщали, ч то она входила в сокровищницу императорского дворца в Константинополе, откуда попала в Венецию, а затем была продана королю Франции Людовику IX, после чего следы ее полностью теряются. До наших дней сохранилась одна реликвия, которую можно было бы отождествить с Мандилионом из Генуи, в монастыре Сан-Бартоломео дельи Армени.

Набросок с Мандилиона, который хранится в Генуе. Представляет собой сложенную в несколько раз Плащаницу, так что была видна только голова Христа. (П. Байм Болоне. Изображение Бога. Милан, 1985).

Однако имеются еще более существенные свидетельства, позволяющие предположить, что речь идет об исключительном «сокровище»: Синдонской плащанице (она же Туринская). Хотя имеется в виду ткань, а не портрет, известно, ч то она всегда хранилась сложенной вчетверо, так что на передней части было видно только лицо, а не вся фигура в полный рост. Также имеются сведения, что после разграбления Константинополя она была вывезена крестоносцами, а потом оказалась у тамплиеров. Отождествление Плащаницы с Бафометом в какой-то мере подтверждается находкой в Англии, Темплкомбс, доме человека, который в свое время был прецептором тамплиеров, дубовой доски с написанным на ней изображением головы мужчины. И в этой связи вполне разумно предположить, ч то это и был тот идол, которому поклонялись на тайных капитулах Ордена. О подлинной Туринской плащанице имеются документальные сведения, что в 1353 г. она находилась в Лирее, Шампань, и принадлежала Жоффруа де Шарне, однофамильцу, а возможно, племяннику прецептора тамплиеров Нормандии, сожженного на костре в Париже вместе с Жаком де Моле. Родство могло бы объяснить передачу реликвии по наследству.

Если же этот Бафомет, предмет поклонения, был пи чем иным, как отпечатком лика Иисуса, отмеченного Страстями, то это не только отметало все обвинения в отступничестве, за что тамплиерам пришлось так дорого заплатить, но и подтверждало их особую преданность личности Христа. Однако это противоречило другому важному обвинению, которое основывалось на показаниях, полученных в ходе следствия: в момент принятия в Орден кандидат должен был трижды отречься от признания божественной сущности Христа и столько же раз плюнуть на Распятие.

Этому пытались дать самые разные объяснения, начиная с того, что ритуал, в своем первоначальном значении, должен был повторить тройное отречение Петра, о котором упоминается в Евангелии, подчеркивая тот факт, что даже самая крепкая вера может быть поколеблена в минуты страха. Было также отмечено совпадение разных показаний в том, что требовалось отказаться не от Креста, а от того, кто на нем изображен. Поэтому возникло предположение, что кому-то из находившихся на самой вершине Ордена каким-то образом стало известно из документов, оставшихся в Палестине со времен земной жизни Христа, что человек, распятый на кресте в период прокураторства Понтия Пилат, в действительности является не Сыном Божьим, а лжепророком, подстрекателем, стремившимся захватить трон Давида не в духовном, а в земном смысле. Строжайшее соблюдение этой тайны, которая в случае се разглашения могла в буквальном смысле взорвать политическое, религиозное и культурное устройство Запада, привело к тому, что со временем о ней забыли, за исключением некоторых следов, сохранившихся в непонятных ритуалах посвящения.

Лик на Туринской плащанице. Реликвия, принадлежавшая сначала аристократическом у семейству де Шарпе, куда она, вероятно, попала от тамплиеров, проделала долгий и сложный путь, прежде чем оказаться в Турине, где она хранится с 1694 г. в Дуомо (Капелле Гуарини).

В дебрях различных предположений, сделанных в попытках объяснить некоторые обескураживающие признания, полученные в ходе следствия по делу тамплиеров, появилась гипотеза, что Орден занимался алхимией (см. с. 71). Это может объяснить предполагаемый эзотеризм Ордена в познавательном и религиозном смысле, а также наводит на размышления, в какой мере и в каком смысле алхимия может быть связана, помимо процессуальных обвинений, со сложным и разветвленным миром магии.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх