С процессов на костер

Решение об аресте тамплиеров во Франции было принято Филиппом Красивым на секретном совещании со своими сановниками 22 сентября 1307 г. В тот же день король назначил вернейшего Гильома Могаре премьер-министром, который официально был еще отлучен от Церкви в связи с событиями в Ананьи (см. с. 49). Это событие не могло не усложнить положение Климента V который, с одной стороны, должен был ответить на открытое и подстрекательское нарушение церковного права перед лицом всего христианского мира, а с другой – нe хотел ухудшать свои личные отношения с королем.

Теологи Парижского университета признали законным арест тамплиеров, поскольку он был продиктован чрезвычайными обстоятельствами, но считали, что окончательный приговор мог быть вынесен только церковным трибуналом. Филиппу Красивому удалось получить от папы разрешение, чтобы дела арестованных тамплиеров расследовал Великой инквизитор Франции. В октябре и ноябре было допрошено сто тридцать восемь человек, из которых тридцать шесть не выдержали пыток, и только трое не признали себя виновными. В феврале 1308 г. папа объявил недействительным расследование, которое вел Великий инквизитор Франции, и решил передать его в высшую инстанцию.

В течение всего следствия поведение папы было лишено логики и твердости, колеблясь на грани протеста и подчинения королевской воле. После того как Филипп Красивый в марте 1308 г. собрал Генеральные штаты для того, чтобы все христиане требовали вынесения приговора тамплиерам со стороны Церкви, Климент V согласился (в мае) встретиться в Пуатье с королем и его сановниками для обсуждения проблемы, которая стала очень щекотливой. В этот трудный момент на встречу с папой были доставлены магистр ордена Жак де Моле и другие раскаявшиеся тамп лиеры для того, чтобы сам глава христианства убедился в святых намерениях, которые подвигли Филиппа и его эмиссаров начать аресты. Во всяком случае создается впечатление, что колебания папы в большей степени были вызваны возникшим юридическим конфликтом и осознанием угрозы, нависшей над собственностью церкви, чем судьбой самого Ордена.

Только в конце процесса, который привел его на костер, Магистр Жак де Моле (на илл.), отказался от ранее сделанных признаний, заявив, что они были получены под пыткой.

Уже 22 ноября 1307 г. он написал послание монархам Европы с призывом арестовывать тамплиеров и брать под свою опеку их состояние в ожидании окончательного приговора. В том же 1307 г. папский двор отдал распоряжение церковным трибуналам начать судебные процессы против членов Ордена на Кипре и в Шотландии. Более того, после передачи полномочий по дальнейшему ведению расследования во Франции Великому инквизитору только в конце 1309 г. комиссии, приступившие к своей работе 12 августа предыдущего года для заслушивания и оценки доводов в защиту тамплиеров, начали вызывать на свои совещания наиболее видных представителей Ордена, начиная с Жака де Моле. Вопреки принятому обычаю и действующим правилам на допросах было разрешено присутствие королевских чиновников. Однажды произошло прямое столкновение Жака де Моле, с одной стороны, и Гильома Ногаре и Гильома Плезиана, – с другой, которые предъявили Магистру, твердо отстаивавшему правоверные позиции Ордена, серию новых обвинений, в том числе и сговор с Саладином с целью нанесения поражения христианам. В течение всего этого времени все тамплиеры находились в королевских тюрьмах.


Папский дворец в Авиньоне. Сюда Климент V после своего избрания, которое произошло в Лионе в 1309 г., перенес папскую резиденцию, положив тем самым начало так называемому Авиньонскому пленению, унизительному подчинению папы воле и планам французской монархии, за последствия которого пришлось трагически расплачиваться тамплиерам.

Весной 1310 г. некоторые члены Ордена, относившиеся к очень узкому кругу образованных людей (культура не могла и не должна была быть прерогативой монаха-рыцаря), решили организовать свою защиту и им было позволено встретиться вместе в Париже за пределами тюрьмы, под присмотром королевских стражников. Но сразу же возникли споры, касавшиеся числа адвокатов-защитников, которых Орден имел право представить. Из-за затягивания решения этого вопроса и откровенной позиции по срыву договоренностей, занятой архиепископом Санским Филиппом де Мариньи, ему удалось собрать провинциальный церковный собор, который и вынес окончательный приговор пятидесяти четырем представителям Ордена. Поводом для того, чтобы не ожидать, как условились, окончательных решений комиссий, созданных папой, послужил отказ тамплиеров от ранее сделанных ими признаний на допросах. Наказанием за такой проступок было сожжение на костре, и этот приговор был в точности приведен в исполнение 12 мая 1310 г.


Предсказательница несчастий – важный персонаж в истории колдовства в Англии (демон якобы украл ее в момент погребения). В Средние века обвинения в ереси, черной магии и колдовстве представляли собой единое целое и заслуживали одно наказание – костер. Инквизиция, призванная бороться против этих преступлений, начала действовать в 1184 г. и была централизована в 1225 г. (папой Григорием IX). Иннокентию IV (1243- 1254) мир обязан введением пыток во время допросов Инквизиции.

Между тем Филипп Красивый приказал снова арестовать тех членов Ордена, которым он против своей воли был вынужден позволить организовать защиту. После этого исчезают все следы и самих тамплиеров, и их предприятия: по всей видимости, они потеряли всякую надежду на спасение, а сожжение их товарищей на костре стало еще одним средством устрашения, заставившим их отказаться от этой попытки.

В этот момент всем стало совершенно ясно, что для решения судьбы тамплиеров необходимо созвать экуменический Собор католической церкви: Климент V созвал его и открыл работу Собора 16 марта 1311 г. во Вьенне, близ Лиона. По этот Собор не оправдал надежд ни папы, ни Филиппа Красивого, высказавшись за то, чтобы Ордену была предоставлена полная возможность защиты. Работа Собора продолжалась до марта 1314 г., при этом кардиналам, верным французской монархии, удалось затянуть решение, чтобы дать возможность королю, занятому военными действиями, предпринять решающие шаги. Наконец, король прибыл 20 марта 1312 г. во Вьенн в сопровождении брата, трех сыновей и небольшой армии с целью запугать прелатов и папу. И действительно, Климент V два дня спустя объявил в консистории решение об упразднении Ордена «во всей полноте его полномочий». Через некоторое время он публично объявил и о решении передать госпитальерам всю собственность тамплиеров, однако прошло много времени, прежде чем это решение стало выполняться.

Фасад резиденции Магистра госпитальеров на о. Родос. Этому ордену, занявшему остров в 1309 г., на основании папского декрета перешли все права собственности на владения тамплиеров, но Филипп Красивый потребовал, чтобы госпитальеры выплатили мнимый и несуществующий долг тамплиеров (французской короне, который якобы появился, когда они управляли королевской казной, и присвоил себе значительную часть их имущества.

Судебные разбирательства закончились только в 1314 г. приговором о пожизненном заключении, вынесенным трибуналом из благосклонно настроенных к королю церковников, четырем наиболее видным представителям ордена: Магистру Жаку де Моле, генеральному смотрителю Ордена и командорам Аквитании и Нормандии. Командор Нормандии и сам Магистр Ордена в момент вынесения приговора заявили о своей невиновности и о верности Ордена устоям католической веры, публично объявив, что признания были сделаны под пыткой. Это поставило их в положение «отказчиков», и поэтому они были отданы в руки королевских стражников, которые в тот же день (18 марта) сожгли их заживо на небольшом островке Камышовом посреди Сены.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх