Загрузка...


ЗАГРОБНАЯ ЖИЗНЬ ПО-ХРИСТИАНСКИ

Наш предок стремился установить справедливую жизнь на земле. Поэтому он не готовил на том свете умершим никаких специальных, изощренных мук. Он допускал, что в загробный жизни может быть все — и холод, и мрак, и многое другое малоприятное. Собственно, как и на земле.

После крещения Руси в народ хлынула разная литература христианского толка. Хлынуло все, чего как раз и не надо было. Самого учения Христа, изложенного в четырех Евангелиях, среди этой литературы, конечно, не было. Отцы церкви хранили Библию только для себя. Не странно ли, что, проповедуя учение Христа, отцы церкви так тщательно прятали это учение от народа? Нет, не странно. Потому что если бы отцы церкви поступали в соответствии с учением Христа, то они не позволяли бы себе применять насилие над собственным народом. А без насилия они не могли. Они применяли не только физическое насилие, но и духовное. Они поливали грязью все то, во что тысячелетиями верил народ, чему поклонялся, что позволяло народу сохранить свое единство, свой дух, свою нравственность и доброту. Народные (языческие) обычаи и праздники были объявлены бесовскими, а боги, божки и берегини — бесами.

Литература, которая хлынула на Русь, по вопросу загробной жизни была столь же низкопробной. И она помогала отцам церкви размывать традиции язычества, а на самом деле размывать основы народа. Чем больше это удавалось, тем печальнее были результаты. Народ, в конце концов, оказался порабощенным очень изощренным способом. Цари указами отменяли обряды, праздники, верования народа. Не только отменяли, но и следили, чтобы их указы выполнялись. Ослушавшиеся платили за это не только свободой, но и жизнью. Указы предписывали принимать все иноземное. Чего только стоят хваленые реформы Петра в этой области.

Сейчас можно прочитать и услышать, что русское православие сильно тем, что оно является сплавом христианства и язычества, то есть народной традиции. Но это не так. Во-первых, русское православие уже не сильно и вряд ли оно таковым станет в будущем. Оно застыло в своем развитии, как застыли последние полмиллиона лет термиты. Видимо понимая свою безысходность, русское православие даже не хочет говорить со своим народом на родном языке. Когда патриарху Алексию задали вопрос, почему богослужения в храмах проводятся на языке, который никто не понимает, то он ответил, что этот язык является богоугодным. Надо ли это комментировать?

Если вернуться к язычеству, то можно сказать, что христианство ни огнем, ни мечом не смогло его задушить. Во многом христианство выжило благодаря язычеству, благодаря здоровому представлению народа об окружающем его мире. Здесь о христианстве мы говорим как о церкви, а не как об учении Христа. Учение Христа уже присутствовало в правилах общежития наших предков, в их морали, в их взаимоотношениях. Ведь, по учению Христа, любить Бога это значит любить ближнего, как самого себя, помогать ему даже тогда, когда он в силу обстоятельств оказался твоим врагом («Возлюбите врагов ваших»). По церковной доктрине во имя служения Богу с ближним можно поступать как угодно, наказывать его, сажать в тюрьму, избивать и даже убивать. И все это во имя веры в Бога. Поэтому-то отцы церкви и прятали от народа истинное учение Христа, а народу насаждали то, что обеспечивало бы полную неограниченную власть их и князей-царей над народом. Поэтому главным средством был кнут и страх. Кнут здесь на земле и страх перед тем, что ждет неверного там, на том свете. Этот страх церковники внушали на каждом шагу. Они в продолжение столетий сумели деформировать представления о загробной жизни именно в сторону страха. Тем не менее народная (языческая) традиция и тут сумела смягчить, насколько это было возможно, кровожадные представления церковников. Рассмотрим это конкретнее.

Представления в народе о рае и аде под давлением церкви менялись очень медленно. Собственно, еще и сейчас церковные представления воспринимаются как противоестественные, нежелательные. По умершим на севере причитают в таком духе:

Видно нет тебе там вольной этой волюшки.
Знать за тридевять за крепкими замками
находишься.

Слова «видно» и «знать» здесь не случайны. Не хотелось бы мириться с тем, что там мы будем находиться под крепкими замками, без вольной волюшки.

Навязываемые церковью мучения в загробной жизни пытались как-то обосновать с точки зрения справедливости. Рассуждали, что рожденный на смерть человек должен получить в загробном мире «по заслуге почет, а по работе плату». Полагали, что «чья душа в грехе, тот и в ответе» или «каково до Бога, таково и от Бога».

У наших предков был только рай. Церковники выселили оттуда грешников, и в рае остались одни праведники. Мы думаем, что при таком делении рай вообще должен был остаться пустым.

Рай церковный описывается в многочисленных духовных стихах. Например,

В раю — винограды — дерева зеленые;
Стоят дерева кипарисовы;
На деревьях сидят птицы райския,
Поют песни царския,
И гласы гласят архангельски.

Но в этот рай попадают только те, которые

Когда жили на вольном свету
Охочи были ходить в Божии церкви,
Утрени не просыпывали,
Обедни в обедах не прогуливали;
На исповедь к отцу духовному хаживали,
Грехов своих не утаивали,
Святые Тайны приимывали;
Посты и молитвы соблюдали,
Божьи книги читывали,
Ушами слушивали;
Голодного накормили,
Жаждущего воспоили,
Нагого приодели;
В горах, в вертепах, в пустынях
Бога находили;
Во темных во темницах
Бога просвещали;
Терпели слова неудобныя
Сто всякого злого человека.
Во гробе умерших со свечами спровождали
До Божьей до церкви, до сырой земли
И клали низкие поклоны полуночные.

В раю:

Будет птица райская различная,
Одежда — риза вовек неизносимая,
а Ангелы — Архангелы будут веселить
души праведных.

Как мы видели раньше, место «жития» для усопших было определено не четко. Сейчас же говорится, что рай однозначно находится на небе. Жизнь в раю является наградой за добрые дела. Но многие детали остались прежние. Так, рай по-прежнему отделен от остального мира водным пространством. Туда переправлялись с помощью проводника. Так, ангелы, которые сопровождают душу умершего грешника, плывут по водному пространству.

По морю, по синему Хвалынскому.
Тут и шли пробегали через кораблики.
В этих корабликах святые ангелы сидят.

В другом духовном стихе «О Михаиле Архангеле» говорится об огненной реке:

Протекала тут река огненная,
Да тут судит Михайло-Архангел-царь,
Перевозит он души, да души праведные,
Через огненну реку ко пресветлому раю.

Огненная река (молнии в дождевых тучах) была в язычестве. Так она и осталась. Но ее роль изменилась, она не пропускает души грешников в рай. Праведники преодолевают огненную реку:

Они идут ровно посуху и ровно по земле,
Огнем их пламенем лице не пожирает.

Им на помощь приходят ангелы:

Подойдут праведные к огненной реке,
Сошлет Господь святых ангелов,
Ангелы возьмут душу за правую за руку,
Переведут через реку огненную,
Провожают их до раю до пресветлого,
До раю до пресветлого, до царства до небесного.

Просто перевозчик в язычестве стал Михаилом Архангелом:

Да тут ездит Михайло Архангел — царь
Перевозит он души, да души проводи…
Церезь огненну реку ко пресветлому раю,
Ко пресветлому, да ко пресолнысьнему.

Грешников никто не соглашается перевезти в рай. Они просят:

Святой Михаил Архангел со архангелами!
Перевозите нас через реку огненную.

Но просят они тщетно:

Подойдут грешные к реке огненной,
Уж грешные-те души да расплацются,
Они вопят и кричат — перевозу хотят
Увидали эти грешники Михаила Архангела.

Закричали эти грешные:

«Уж ты ой еси Михайло-Архандель — царь!
Уж ты ишто нас не перевозить церезь огненную реку,
Церезь огненну реку, да ко пресветлому раю,
Ко пресветлому раю, да ко пресолнысьнему?»
Они сами то к Михайле приближаются,
Золотой казной спосуляются:
«О свет, грозен наш Михайло, судья праведная,
Перевези ты нас церезь огненну реку,
Церезь огненну реку ко пресветлому раю
Возми с нас злата и серебра,
И силья наши имения и богатство!»
Отвечал им Михайло Архангел судья провергая:
«Ах вы грешные, беззаконные рабы!
На что же вы ко мне приближаетесь
И золотой казной своей посуляетесь?
Не надобно нам ваше золото, серебро,
Ни силья, ни именья, ни богатства».

Но грешные души не сдаются. Они по совету Михайла Архангела ищут «броду мелкого». Он им говорит:

А йдуте вы, души грешныя, да униз по реке,
Ищите себе броду мелкого,
Броду мелкого, переходу себе чистого.

Души грешников идут.

Все плацюци, узридаюци,
На себе й одежду обрываюци.

Но такого чистого перехода на самом деле нет. Михайло Архангел по сути их обманул. Когда они это поймут, то бросятся в отчаянии на землю и будут осуждать родителей за то, что те их плохо воспитали. Они каются в своей греховной жизни. Но деваться им некуда. Тут Михайло Архангел велит ангелам и архангелом «брать прутья железные и гнать злых — окаянных через огненную реку». Далее:

Побрели, как души грешны церезь огненну реку,
Тела те у них да опаляются,
А власы те на главах да загораются,
Не My суть яны перейти церезь огненну реку.
Идут же яны, грешныя, на веки вечцьныя,
На вечки вечцьныя яны мучитися».

Церковники не сумели искоренить у народа и представление о мосте на пути в неведомую страну (рай). Осталось и представление о сторожах, которые охраняют царство мертвых. Сторожем рая выступает в христианстве апостол Петр. Ссылались на слова Христа к Петру: «Дам тебе ключи царства небесного». Что касается ада, то его у язычников не было. Ад появился вместе с христианством. Но народные представления его несколько сглаживают. У язычников не было того слащавого рая, который придумали церковники. Просто были нормальные условия существования в неведомой стране. Там, как и на земле, бывало не только хорошо, но и плохо. Там был и туман, тьма, холод и жар, зной. Эти неблагоприятные условия вполне подходили для того, чтобы стать адом по церковному. Поэтому ад стали называть местом тьмы, пеклом. Ад находится там, где скрывается солнце, — на западе. В духовном стихе так и сказано: «В западной стороне — место адовое». Но церковники, чтобы нагнать страху, сгустили краски. Появляются земляные пропасти, где владычествует вечная тьма и нестерпимый холод, текут смоляные реки, пылает страшное пламя и т. п. Ад — это возмездие за грехи. Сюда идут (распределяются) души, которые:

Как жили на вольном на свете,
Воли Господней не творили,
Заповедь Божию преступали,
За хрест, за молитву не стояли;
Ко Божьей церкви не прихаживали,
Колокольного звона не слыхивали,
Заутреню просыпывали,
Обедни в обедах пробедывали,
Вечерни на улицах прогуливали,
К отцам духовным на исповедь не хаживали,
Грехов своих не объявлевали,
Себе вольнаго причастия не сприемливали;
Со слезами Богу не маливались,
Постов, молитв не знавали,
Земляных поклонов не кладывали,
На Божий престол свечей не приузнашивали,
Не имели ни среды, ни пятницы, —
Великого дня — понедельничка,
Ни того воскресенья тридневного;
Великого говенья не гавливали;
Пенья церковного не понимали,
Писанью Божию не веровали,
Божье писанье ложно читали;
Попов и дьяков ни во что чтили;
Отца духовного в дом не водили;
Отца с матерью не почитали,
Друг друга не любили,
Нищую братию обижали,
Святой милостыни не давали,
Нагого не одели, Босого не обули,
Гладкого не накормили,
Жаждущего не напоили,
В темной темнице не просвещали,
Заблудшим дорогу не показали;
У мертвого тела не сиживали,
И мертвых в гробах не провожали;
Красную девицу из стыда не выводили,
Свою волю творили,
Дьявольские помышления
Завсегда помышляли;
В гусли, во свирели играли,
Скокали, плясали,
Сатану споспешали.

Грешников в аду ожидает очень неприятная жизнь. Об этом в духовных стихах сказано так:

Иным будет грешникам
Огни неугасимые, огни любые,
Иным будет грешникам зима зла-студеная,
Сы морозами с лютыми,
С морозами все тлящими;
Иным будет грешникам смола зла кипящая,
Которым грешникам
Печи будут медныя,
Заслоны железные;
Иным будут грешникам черви ядовитые,
Черви лютне;
Иным будет грешникам — тьма несветимая,
Иным будет грешникам — пропасти глубокия и место темное,
Иным будет грешникам — скрежет зубовный.

Но это не все страсти. Иных посадят в котел с кипящей смолою, повесят за язык, ребро или ногу, станут бить раскаленными прутьями и мучить на страшном ложе, составленном из острых игл и ножей, снизу которого пылает жгучий огонь, а сверху капает расплавленная сера. Иные из грешников будут ввержены в колодцы, наполненные змеями, жабами, лягушками и другими гадами.

По церковным представлениям наказание в аду зависит от профиля «прегрешений». Так, «змеи ядовитые поедающие» предназначаются

Мужам — беззаконникам,
Женам — беззаконницам
И младенческим душегубцам,

а также «чародеям», клеветниками еретикам. Другое наказание — «неусыпный червь, черви лютые» предназначалось сребролюбцам — ростовщикам, барышникам и пьяницам. Муки в реке огненной предназначались прелюбодеям и блудникам, волхвам, чародеям и пьяницам, ворам и разбойникам. Смола кипучая в аду предназначается глумотворцам — пресмешникам, сквернословцам, пьяницам, душегубцам. Пропасти неисповедимые, глубокия в аду предназначаются сребролюбцам — грабителям, душегубцам, пьяницам, клеветникам. Преисподний ад в земле был предназначен еретикам-колдунам. Смрад — чад горький был заготовлен для пьяниц, корчемников, чародеев. Жаркий огонь неугасимый, терзание пламени были уготовлены священникам-сводникам, ворам и разбойникам, подорожным грабителям, скоморохам и плясунам, а также чудотворникам. В духовном стихе сказано:

Печи каменные,
Затворы железные:
Татям разбойникам,
Ворам и грабителям.

Это же наказание предназначалось и для недостойных попов и дьяконов.

Полки горячие предназначались субботникам-банщикам.

Морозы лютые,
Места все студеныя,
Погреба глубокие:
Немилостивым — гордым
Душегубцам-разбойникам
Иереям-священникам
И судиям неправедным.

Скрежетание зубов предназначалось двуязычникам, глумотворцам, смехотворцам и убийцам, а также

Книжникам и учителям
Да неправедным читателям.

Страшное наказание — повешение за язык предназначалось клеветникам, ябедникам, доносчикам, злоязычникам. Отцы церкви сюда относили и просто весь народ, в той или иной мере придерживающейся языческих обычаев. Поскольку они язычники, поэтому их должны были вешать за язык.

В аду вешали не только за язык, но и за хребты. Этих вешали над калеными плитами и над железньм надгвоздьем. Это наказание предназначалось плясунам и волынщикам. Свирельщикам же предназначались плач и рыдание. Так же наказывались и другие:

Плясунам-гудочникам
И веселым волынщикам,
Смехотворцам и глумотворцам.

В аду имеется и еще одно страшное наказание — выгребание из печи жара голыми руками. Этим должны заниматься ростовщики. Печь надо топить. Возку дров для подтопки адских горнов, а также своды для приготовления кипятка должны были выполнять опившиеся от пьянства (опойцы). Так что каждому свое, кто что заслужил, то и будет иметь.

Вся приведенная выше детализация не имеет ничего общего с истинным христианством, с учением Христа, с Евангелиями. Она была завезена на Русь с многочисленными апокрифическими сочинениями — домыслами, такими как «Хождение Богородицы по мукам» или «Хождение апостола Павла по мукам». В таких апокрифах все наказания разложены по полочкам. В этих «Хождениях», в частности, сообщается, что змеи ядовитые будут в аду для блудников, блудниц, а также для тех, кто читал святые книги и объяснял их другим, но не творил волю Божию.

Черви лютые ожидали в аду ростовщиков, творящих блуд и оскверняющих святой крест, дьяконов, берущих недостойные приносы, немилующих вдов, сирот и нищих, отрицающих Воскресение Христово.

В реку огненную до верха погружены — «иже крьест чьнъш держаще кльноуться лъжами». До шеи погружены в огненную реку те, кто ел человеческое мясо. До пояса погружены дети, которые прокляты своими родителями. До колен в огненную реку погружены те, кто в неположенное время разговаривал в церкви и (или) рано выходил из нее. Такое же наказание уготовано епископам, которые не ходили в благочести и не творили праведного суда, не миловавшим вдов и сирот и не призиравшим странных и убогих. Огненное озеро предназначалось для тех, кто крестился, но продолжал делать дела дьявольские. Смола кипучая в аду предназначалась для жидов, мучивших Иисуса Христа», а «также для блудивших с кумами, матерями и детьми, для отравителей, разбойников и детоубийц». Повешение за язык ожидало в аду клеветников и тех, кто разлучает брата с братом и мужа с женой. Пропасть огненная в аду уготована для поганых, которые сотворили милость, но не признали Бога. Для черноризцев неправедных, похотников и не миловавших сирот в аду уготовано пекло, преисподняя и жаркий огонь. Одр огненный уготован для тех, которые в святую неделю к заутрени не вставали по лености. Столы огненные уготованы для тех, «иже попов не чтут, то ни встают им, егда приходят от церкве Божые».

Раз имеется рай и ад, то должен быть и суд, позволяющий одних посылать в рай, а других в ад. Такая система позволит вознаградить добродетель и наказать грех. Все начинается с того, что душа по смерти восходит на небеса к Богу,

К самому Христу, Сыну Божию,
К Сыну Божию, к Судье Праведному.

Христос спрашивает явившуюся душу:

Слышала ль она звону колокольнаго,
Перенимала-ль читальце церковное,
Слышала-ль пение Господнее,
Почитала-ль отца духовного,
Имела-ль среду и пятницу,
Великого дня — понедельничка?
Одевала-ль нагого,
Одевала-ль босаго,
Кормила-ль голоднаго,
Указывала-ль слепому дороженьку?

Каждый грех «записан в книги светлые», в «книги евангельские», поэтому «нельзя грешным грехов потаить». На одну чашу весов полагаются добрые дела, а на другую — злые. Что перевесит — то и определит дальнейшую судьбу души (рай или ад).

По древнерусским представлениям еще до суда душа должна была пройти мытарства. Первые два дня после смерти душа блуждает по земле «ищущи, яко горлица гнезда». На третий день душа идет на поклонение к Богу. И только после этого она водится по мытарствам. В мытарствах душа «истязуется показателем всех дурных дел, совершенных человеком при его земной жизни». В мытарствах душу сопровождает светлый дух. Он старается защитить душу. Он показывает добрые дела, которые душа (человек) совершила при жизни. На четвертый день душа снова является к Богу на поклонение. В это время душе показывают рай. По раю душа ходит до двадцатого дня. На двадцатый день душа в третий раз является на поклонение к Богу. Только после этого душе показывают ад. Здесь она видит разные ужасы, муки сорокового дня. А в сороковой день душа в последний раз показывается Богу. В этой день Бог окончательно определяет ее дальнейшую судьбу, где ей дальше предстоит жить — в раю или в аду. Это зависит от того, что «уготовала душа себе при жизни».

Представление о мытарствах души распространилось по всей Руси с книжной литературой. Главную роль в этом сыграло «Житие Василия Нового». Оно было распространено очень широко и «переиздавалось» многократно (рукописно). Эти представления получили право гражданства в русских синодиках. Это выражено в духовных стихах. Сказано:

Возьмут душу грозные ангелы,
Понесут они душу грешную
Да по воздуху по небесному —
Пронесут мытарства многии,
Пронесут ее по мукам разным,
По мытарствам различным.
На первую ступень ступила:
И вот встретили душу грешную
Полтораста врагов,
На вторую ступень ступила,
Вот и двести врагов;
Вот на третью ступень ступила,
Вот две тысячи врагов возрадовался!
Ты была наша потешница!
Ты была наша наставница!

Именно эти враги, встретившие душу, рассказывают все ее грехи.

Вот несут они письма, да раскатывают,
Да раскатывают, все грехи рассказывают.
«Постой, — говорят они, — душа грешная:
Ты наша сродница: Ты нашу волю творила,
Бранилася, да не простилася!»

Сопровождающие душу ангелы душе

Покажут царство небесное,
Праведные радость и веселие неизлеченное;
Грешным плач неутешный.

Если душа праведная, то после мытарства

Господь душеньку встречает,
Златой ризой облокает,
Злат венец на голову ей надевает.

Если душа грешная, то ее

Велел Господь Бог
Сверзить…
Сверзили душу грешную,
Засадили душу грешную
Во тьму во кромешную.

Мы привели только некоторые фрагменты о том, как христианство деформировало представления о загробном мире. Авторитетный исследователь А. Н. Соболев об этом сказал так: «Наш предок хотя и принял новую религию с ее новым учением, но сущность его представления о загробном мире мало изменилась. Он полнее стал представлять себе загробный мир, но в этих представлениях он оставался язычником. У него много осталось чисто языческих представлений о загробном мире, которые дожили даже до сего времени и хранятся в народных обрядах и их представлениях загробного мира».

Сюда следует добавить и такие слова А. Н. Соболева:

«Язычество только присоединило к себе христианство, дало ему как государственной религии первое место. Оно во многом изменилось, но не дало вырвать себя с корнем, а продолжало проявлять себя и в христианстве».

Иллюстрации загробной жизни по-христиански приведены на рис. 37–52.



Рис. 37. «Рассказ Тязиота, воскресшего из мертвых, о своих муках». Хронограф, XVIII в., из собрания Императорской публичной библиотеки.



Рис. 38. «Человек, поражаемым косой смерти». Рукописный сборник с Синодиком из собрания Ф. И. Буслаева, XVII в.



Рис. 39. «Рождение и смерть человека». Рукописный сборник с Синодиком из собрания Ф. И. Буслаева, XVII в.



Рис. 40. «Бесы волокут грешников в ад». Рукописный сборник с Синодиком из собрания Ф. И. Буслаева, XVII в.

Рис. 41. «Бесы волокут грешников в ад». Рукописный сборник с Синодиком из собрания Ф. И. Буслаева, XVII в.



Рис. 42. «Прение живота со смертью». Рукописный сборник с Синодиком из собрания Ф. И. Буслаева, XVII в.



Рис. 43. «Кончина святой Федоры». Рукописное Житие Василия Нового из библиотеки И. Е. Забеотша, XVII в.



Рис. 44. «Дьявол протягивает жене Ноя ветку хмеля». Лицевая Библия из библиотеки графа А. С. Уварова, XVII в.



Рис. 45. «Бесы волокут грешников в ад». Рукописный сборник из собрания Ф. И. Буслаева, XVIII в.



Рис. 46. «Бесы волокут грешников в ад». Рукописный сборник из собрания Ф. И. Буслаева, XVIII в.



Рис. 47. «Смерть и бес по сторонам трона». Рукописный сборник с Синодиком из собрания Ф. И. Буслаева, XVII в.



Рис. 48. «Адские муки для волхвов». Рукописный сборник из собрания Ф. И. Буслаева, XVIII в.



Рис. 49. «Адские муки для славалюбцев». Рукописный сборник из собрания Ф. И. Буслаева, XVIII в.



Рис. 50. «Юноша спасает свою мать из смрадного адского озера и отправляет в рай». Рукописным сборник из собрания Ф. И. Буслаева, XVIII в.



Рис. 51. «Дьявол пляшет перед старцем». Рукописным сборник из собрания Ф. И. Буслаева, XVIII в.



Рис. 52. «Рассказ Тязиота, воскресшего из мертвых, о своих муках». Хронограф, XVIII в., из собрания Императорской публичной библиотеки









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх