Глава 6

В конце XVII — начале XVIII веков шведы хозяйничали в Белом море. Однако начало XVIII века ознаменовалось сильнейшим воздействием на этот регион России мощной созидательной энергии Петра I, который, побывав здесь самолично, дал весьма высокую оценку жилым домам поморов, живших по побережью Белого моря. Вполне резонно государь решил, что эти люди способны обустроить северный край, сделав его морскими — крепкими, основательными — воротами державы.

На очередной ассамблее в Санкт-Петербурге Петр I потребовал от Сената взять под личный контроль жилищные условия крестьян и работных людей России. Как раз эта проблема, казавшаяся на первый взгляд сложной, решилась довольно просто; издавна в России строительство жилья ее подданными велось добротно и основательно. Этому русских научили естественные условия природы: суровые зимы, дождливая осень, поздние весны.

Народная архитектура была поистине уникальна, что и подметил государь. Обычно нижний этаж каменного или деревянного жилого дома был нежилой (назывался подклет), служил кладовой, иногда тут зимовал скот.

В России с конца XVII века чаще строили деревянные избы на каменных подклетах. Кстати, подклеты еще в XIV веке сооружались и в некоторых русских церквах. Служили они не только кладовой, а и предназначались для хранения имущества, иногда настоятели приходов использовали подклет церкви для проживания прихожан, оставшихся одинокими пожилых людей. Бывало, устраивали в них усыпальницы, а то и сооружали печи для обогрева церквей.

Именно в таких добротных домах жили семьи крестьян и работных людей по всей необъятной матушке-России. К концу XIX века в стране практически не было нищих и побирушек.

Если говорить о последствиях войн, то есть об инвалидах, то еще со времен Петра Великого были созданы инвалидные дома, содержавшиеся на пожертвования офицеров армии и флота. Следует пояснить, что с петровского времени и вплоть до 1917 года офицеры были не только интеллектуальной военной силой империи, но и весьма состоятельными людьми. Существовало неписаное правило: если офицер имел земли, имение, то, как правило, для него делом чести было отказаться от положенного денежного жалованья в пользу инвалидных домов. А так как в рядах офицерского корпуса большинство — дворяне из состоятельных семей, то сама собой решалась судьба офицеров и унтер-офицеров, оказавшихся к старости в одиночестве, и забота о них.


Для Ордена подобная забота империи о своих подданных — и не только о воинах, но и обо всех без исключения жителях — представлялась весьма и весьма опасной.

Потому что психология людей, строивших такие дома и так заботившихся о ближних, была такова, что эти люди умели созидать, создавая блага в тех регионах, в которых родились, проживали и где лежал прах их предков. Они не просили царской милости или помощи, они работали для себя и вместе с тем — во благо и для процветания всей страны. Страны, которая семимильными шагами обгоняла иные страны и вот-вот могла стать недосягаемой: в науке, искусстве, медицине, сельском хозяйстве, других отраслях. Не говоря уже о том, что она и так обладала несметными природными богатствами. А значит, могла бы диктовать условия всему остальному миру.

Дома… Казалось бы, к чему упоминать это? Говорить том, что в добротных домах жило практически все крестьянское население и работные люди России? Да потому, что именно Орден поставил задачу уничтожить и эти дома. Кажется невероятным, мелким? Ан нет!

В одной из инструкций 2-му Интернационалу так и говорилось: после свержения царя и захвата власти подлежат уничтожению путем сожжения срубы и путем применения аммонала каменные дома. А чтобы вытравить из памяти потомков знания о достойной жизни предков и уникальном быте, пропагандисты проведут «просветительную» работу, что население России жило в лачугах без тепла и удобств, вбивая в сознание из поколения в поколение, что вся Россия была голью перекатной и буквально помирала от голода…

Эта инструкция выполнялась на протяжении 70 лет существования советской власти; действует она и ныне…

Как доказательство могу привести такой простенький пример: в учебнике «Родная речь» для младших классов в 50-е годы XX века (возможно, и позже) были помещены две картинки. На левой изображены несколько жалких лачуг и разбитая подводами грунтовая дорога; отчего-то эти разрушенные лачуги высотой не доходили и до половины роста человека (?). А рядом с этими убогими строениями виднелась веранда помещичьего дома, на которой сидела толстая барыня, с презрением смотревшая сквозь пенсне на служанок, обихаживавших ее. На картинке справа был тот же помещичий дом, но на веранде стояли счастливые пионеры с горнами и барабанами, а между колонн празднично краснели флажки. На месте лачуг возвышались домики в два окна, аккуратный штакетник около них и асфальтная дорога. Под первой картинкой была надпись: так жили в России до революции. Под второй: так живем мы при советской власти.

Они добились, чего жаждали: психология самостоятельного, свободного русского человека погибла, победила психология иждивенца — убогого и зависимого.


Орден рассчитал грамотно: прежде чем выкачивать из недр России природные богатства, необходимо уничтожить элитные слои общества.

Понятное дело, что с офицерским корпусом и солдатами будет покончено в Русско-японской, а затем в Первой мировой войнах. Остатки перемелются в горниле Гражданской. Затем будут уничтожены следующие жертвы — слой купечества и мещане, разумеется, в основном русские по национальности.

Но и это еще не решало проблемы. Были такие тонкости в нелегкой задаче передела мира, о которых следовало подумать заранее.

Необходимо было создать некую структуру во главе с очень одаренным человеком и прекрасным управленцем-организатором, который соберет под свое начало самых талантливых ученых России, обеспечит их высокой оплатой труда, роскошными коттеджами для проживания, спецпайками (на фоне искусственно созданного голода!), в задачу которых войдет создание или совершенствование уже созданных на конец XIX — начало XX века новейших технологий.

Итак, эта сторона тоже была обдумана, люди подбирались

После переворота под руководством Лейбы Троцкого создали правительство, возглавить которое по решению Политбюро РКП(б) был назначен В. И. Ульянов-Ленин. Действенным в то время лидером партии был Троцкий, но в Ордене сочли целесообразным такую расстановку сил, чтобы не он стал главой новосозданного государства либо номинальным руководителем законодательного органа — ЦИК (во главе его поставили Якова Михайловича Свердлова).

И тогда же в советской России было создано нужное подразделение во главе с очень одаренным человеком и прекрасным управленцем-организатором — Специальный отдел ВЧК; на самом деле это было структурное подразделение ЦК партии.

Об этой структуре достаточно много и подробно (хотя и не все) написано в книге Олега Шишкина «Битва за Гималаи»; и надо сказать, его писательский труд заслуживает уважения.


Еще в 70-е годы XIX века некоторые ученые США и России пришли к выводу, что вокруг нас существуют не только электрические волны, но и существует явление, которое иначе как невидимой энергией не назовешь. Причем эта таинственная энергия находилась в самом человеке. А коль энергия излучается индивидуумом, то надо полагать, размышляли ученые, человек может ей управлять сам. Но если так, то этой энергией может управлять… другой человек посредством электромагнитного излучения либо большей энергией другого индивида.

В те годы это было серьезное открытие.

В 1887 году в Оксфорде было образовано общество психических исследований, в которое вошел ряд видных ученых. Необходимость этого подразделения Группа осознала очень быстро и начала щедро финансировать.

В России идентичными разработками еще несколько ранее занялся профессор Бехтерев. Он изучал проблемы телепатического общения, и именно он в 1901 году возглавил русское общество нормальной и патологической психологии. Помимо исследований профессор стал издавать журнал «Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма». Его последователем был известный профессор Александр Васильевич Барченко. А в канун Первой мировой войны в лаборатории, возглавляемой ученым, появился недавно защитившийся совсем молодой доктор медицины Алексей Алексеевич Грейг, который в 1905 году окончил медицинский факультет Дерптского университета, а в 1907 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора медицины. Еще в начале учебы в университете он проходил стажировку на кафедре физиологии в Московском университете, заведующим которой был основоположник русской физиологической школы и научного направления в психологии профессор Иван Михайлович Сеченов (1829–1905). Отметивший, кстати, что если молодой человек не оставит медицину, то его Ждет большое будущее как ученого.


Алексей Алексеевич Грейг (псевдонимы Дитрих, Кумминг, Линг) родился в 1883 году (по некоторым иным сведениям в 1882 г.). Его предками были выдающиеся русские адмиралы из шотландского рода Сэмюель Карлович Грейг и его сын Алексей, у которого в браке с Юлией Сталенской родились 6 детей. Один из них — Василий, родившийся в 1832 г., впоследствии женился на Марии-Элен Кумминг. Василий Алексеевич Грейг — дед нашего героя — имел воинский чин капитана и был председателем Казенной палаты в Риге. За верную службу императору и государству Российскому был удостоен звания действительного статского советника (что соответствовало генерал-майору), а также придворного звания камергера Его Императорского Величества.

В этой семье родились 4 детей: 2 сына и 2 дочери. Старший сын Алексей-Якоб, появившийся на свет 6 ноября 1859 г., станет отцом Алексея Алексеевича Грейга. В канун Первой мировой войны он работал мировым судьей в Фридрихштадтском уезде в нескольких километрах от Риги.

Алексей, обучаясь в университете, в 1904 году прошел испытания, сдал экзамены и был зачислен в Имперскую разведку, вначале в качестве агента, затем слушателя, кандидата, стажера и, наконец, агента влияния. Участвовал в командировках в связи с симпозиумами, проходившими в Европе и США.

В марте 1914 года был командирован Имперской разведкой в Германию, куда еще ранее его приглашали в качестве приват-профессора в один из институтов немецкого общества имени Бланка. Там он по поручению графа Канкрина создал сеть возглавляемой им резидентуры. С ним на связи был руководитель направления Имперской разведки В. Г. Забрежнев.


Владимир Георгиевич Забрежнев (он же Владимир Владимирович, он же Владимир Николаевич) происходил из семьи мелкопоместного дворянина, отставного подполковника русской армии Георгия Забрежнева, женатого на одной из внучатых племянниц екатеринбургского губернатора.

Отец Владимира приложил максимум усилий, чтобы сын поступил в Александровское военное училище, которое в свое время окончил и сам. Юноша стал кадетом, но учиться там ему не пришлось; так сложилось, что по прибытии на вступительные экзамены он встретился с генерал-адъютантом Его Императорского Величества Клейнмихелем, которому этот недоросль понравился. После прохождения испытаний генерал пообщался с юношей и пообещал устроить его Пажеский Его Императорского Величества корпус. Свое обещание генерал-адъютант императора сдержал. Владимир не только блестяще окончил корпус, но и на последнем курсе стал кандидатом на должность, которую ему предложили в Имперской разведке.

Еще с юности Владимир свободно владел тремя языками: французским, немецким, итальянским. В корпусе он не только отшлифовал языки, но и довольно сносно освоил английский. Он был принят на службу в чине подпоручика и зачислен слушателем специальных курсов, по окончании которых работал агентом разведки в ряде стран за рубежом. В частности, вначале в Италии, затем во Франции.

По заданию разведки создавал группы анархистов; вступил в ряды итальянской и французской компартий.

Длительное время состоял на специальной связи с агентами Имперской разведки в Ордене.

Руководитель Имперской разведки граф Александр Георгиевич Канкрин весьма высоко оценивал его службу.

В 1911 г. Забрежнев по заданию графа вступает в масонскую ложу La Grand Orient. Затем появляется в Италии, где вступает в очень близкие отношения с главным редактором газеты итальянских социалистов «Аванти» Бенито Муссолини. Известно, что тот в то время неоднократно официально заявлял об изгнании из рядов итальянских социалистов франко-масонов. Но после установившихся теплых отношений с Забрежневым Бенито словно забыл о существовании франкмасонов.


Все научные исследования, проводившиеся во второй половине XIX и в первом десятилетии XX века, Имперская разведка тщательно отслеживала, систематически информируя об этом императора. В том числе и о том, что происходило в науке не только в Европе, но и США и Юго-Восточной Азии.

После осуществленного в России переворота начальник Имперской разведки генерал-адъютант Его Императорского Величества, вице-адмирал граф Александр Георгиевич Канкрин вынужден был покинуть Россию, но свои связи с ней благодаря тщательно законспирированной сети своей агентуры не терял.

Одним из его информаторов оставался Владимир Забрежнев, который и получил от графа рекомендации на предмет отслеживания деятельности созданного в ВЧК Спецотдела, возглавляемого Глебом Ивановичем Бокием. В частности, ученых, которых Бокий привлек; в свое время часть из них тесно сотрудничали с аппаратом Имперской разведки, а некоторые и лично с графом Канкрином. Поэтому отслеживать работу Спецотдела для Забрежнева не составляло труда.


На территории научного объекта в Краскове продолжала функционировать биофизическая лаборатория, в которой работали А. В. Барченко; профессор, физик и математик Петроградского университета Б. Л. Розинг; специалист в области электромагнитных волн профессор А. Михайловский; специалист в области генетики профессор К. Шварц.

Ими были составлены списки акушерских пунктов и родильных домов бывшей Российской империи, а оказавшаяся в их руках картотека Третьего отделения МВД предоставила им возможность узнать практически обо всех повитухах по всей стране.

Спецотдел и его начальник Бокий получили от Троцкого личный приказ о… подключении всех роддомов и акушерских пунктов к местам нахождения электрических станций, а если таковых не было вблизи медучреждений родовспоможения, то эти учреждения… подлежали уничтожению! Естественно, с помощью органов ВЧК на местах.

В районах с наиболее плотным населением и высокой рождаемостью в России были сосредоточены:

— в Дальневосточном и Забайкальском регионах вдоль Транссибирской магистрали — подразделения карателей-китайцев;

— в Восточной и Западной Сибири — карательные части чехословацкого корпуса;

— в Средней Азии — китайские и венгерские каратели;

— в Европейской части — в основном китайские карательные части.

На Тамбовщине они возглавлялись Уборевичем и Якиром; в Белоруссии операции осуществляли под командованием Тухачевского поляки, латыши и частично финны.

На Дальнем Востоке руководил спецоперациями 1-й Краснознаменной Дальневосточной армии (Красной армии Дальневосточной республики) Василий Константинович Блюхер; в Средней Азии карательные части подчинялись командующему Туркестанским фронтом Михаилу Васильевичу Фрунзе.

Главной задачей перечисленных военачальников Советской республики или их доверенных приближенных было с помощью подготовленных так называемых интернациональных бригад и сотрудников Спецотдела на местах подвергать рожениц и беременных женщин электромагнитному облучению (!) с целью поражения мозговой и психической деятельности младенцев (!).

Эта работа велась настолько высокопрофессионально, без сучка и задоринки, что не вызывала ни у кого никаких сомнений. Какие могут быть сомнения, если местная ЧК заставляет установить в районе больниц подстанции для освещения, необходимого для родов и операций.

А там находился мощный излучатель-электродвигатель направленного действия.

С помощью инженеров-электротехников Спецотдел и его подразделения по стране монтировали передвижные электростанции на железнодорожном ходу. Привлекая минимальное количество людей, электростанции делали всего за 1,5–2 месяца в ремонтных мастерских депо. В качестве электростанций при необходимости использовались и паровозы, которые работали на местном топливе: дровах, угле, мазуте. Паровозный котел использовали так же, как паровую машину, наверх которого монтировали генератор, вырабатывающий электроэнергию.


Тогда как, к примеру, в задачу Тухачевского на протяжении всего рейда его армии — помимо химического и газового отравления населения — входило подвергнуть население регионов еще и бактериологическому отравлению.

Ныне хорошо известно, что достаточно изменить или вмешаться в генетику растений либо животных, как в результате начавшейся мутации нарушается деятельность всего вида. Нарушение же деятельности хотя бы одного-единственного вида нарушает стройную систему естественного существования природного равновесия.

Впервые в нашей стране это божественное природное равновесие было нарушено интервенцией на биологическом уровне Орденом, и исполнителями его являлись Троцкий, Ленин и вышеназванные руководители военных (карательных) формирований.

В буквальном смысле вся территория бывшей Российской империи была подвержена жестокой биологической обработке с начала Первой мировой войны, с 1914 и по 1927 год — время фактического управления страной Троцким как резидентом Ордена в России.

И изгнание Троцкого из страны уже не могло остановить запущенного страшного механизма — биологического разрушения русского общества.


Только за время боевых действий с 1914 по 1921 год в России погибли десятки миллионов…

Восполнение же потерь осуществлять практически было нечем, за этот период наступила физиологическая пауза; а начиная с 1919 года началось рождение людей с явными физиологическими и генетическими отклонениями.

Взрослое население СССР на протяжении всего XX столетия, находясь под влиянием многомиллионной агентуры Ордена (об этой своей роли подозревали немногие) в советской стране, существовало в стрессовом состоянии, в постоянном страхе за свои семьи, за свое будущее. Главной проблемой становилось элементарное выживание в мире лжи и оболванивающей пропаганды…

Нервные стрессы разрушают здоровый климат общества и способствуют сокращению полноценной жизни каждого индивида.

Чего и добивались заинтересованные силы.

Итог Гражданской войны можно характеризовать как сокрушительный удар по физиологии и генетике русского и других народов, живших на территории недавней Российской империи. Остатки здоровых, здравомыслящих людей вынуждены были бежать на Балканы, во Францию, в Австралию; возможно, коренные, исконно русские оставались только на русской Аляске.

Но русские люди, бежавшие от геноцида в оккупированной России, попадали не туда! Не следует забывать, что Европа, в которой осели последние представители элиты России, была насквозь нашпигована центрами и резидентурами Ордена.

И тут же последовало распоряжение 3-го Интернационала начать широкомасштабную кампанию по уничтожению лидеров русской эмиграции за рубежом силами ВЧК-ОГПУ.

Оставшаяся часть уцелевших русских эмигрантов на протяжении последующих десятилетий просто ассимилировалась.

Так уничтожалась нация.


Кратко описанное в этой главе и было наиглавнейшей задачей Спецотдела ВЧК, возглавляемого Г. И. Бокием. Все остальное, описанное в отечественной и зарубежной литературе, представляет собой не что иное, как информацию, отвлекающую общественное мнение от реальной действительности, о чем сами авторы и не подозревают, ибо такова была первоначальная цель появления загадочного проекта. Еще раз отдавая должное г-ну Шишкину, хочу сказать, что блестяще им исследованная тема Шамбалы являлась на деле отвлекающей операцией, проведенной под видом Коминтерна партийной разведкой, созданной Сталиным, официально известной еще как Отдел международной связи или Секретариат товарища Сталина.

Датой основания партийной разведки можно было бы называть сентябрь 1920 года, но говорить об этом можно только с известной долей натяжки и только по той причине, что именно в это время наиболее активно начал действовать бывший сотрудник Имперской разведки, а затем — сотрудник Отдела международных связей В. Забрежнев.

Скорей всего, временем создания этой сверхсекретной организации следует считать год назначения И. В. Сталина (апрель 1922 г.) на пост Генерального секретаря ВКП(б).


Время с апреля по июль 1922 года понадобилось Сталину для изучения всех материалов 1-го и 2-го Интернационалов, а также многих информационных и аналитических материалов Имперской разведки, которые ему (тогда еще не полностью) предоставил В. Забрежнев.

Ознакомившись с материалами, открывающими истину, Иосиф Сталин пришел к выводу, что в составе руководства партии необходимо создать свою, не зависимую от кого-либо, кроме него, личную разведку.

Одним из тех компетентных специалистов, кого Сталин видел на посту куратора новой структуры, был Забрежнев.

А вскоре Владимир Забрежнев лично представит ему двух совсем юных людей, которые на протяжении последующих лет и создадут одну из самых мощных в мире деятельных секретных организаций. Это Александр Евгеньевич Голованов и Борис Николаевич Пономарев.

Пожалуй, с этого времени — июля 1922 года — и следует начать реальный отсчет деятельности партийной разведки, в которой свои первые шаги совершали два уникальных человека.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх