Глава 21

К 1932 году партийная разведка товарища Сталина представляла собой сверхмощную, тщательно законспирированную структуру, которую, между тем, нельзя было отнести ни к системе Советского государства, как порождению Ордена, ни к структурам самого Ордена, как внутри его, так и за пределами.

Эта организация не была похожей ни на какую другую структуру, не имела аналогов в мире, будь то знаменитые своей секретностью масонские ложи, которые резиденты и агенты Ордена — через своих доверенных людей и общественные организации — называют виновниками разрушения российской государственности и превращения непокорного русского народа в советский народ. В подтверждение Орден (открещиваясь от ответственности) через своих людей заявляет, мол, многие политические деятели Российской империи, начиная с постпетровского времени, часто являлись членами масонских лож: каменщиками, мастерами и магистрами. И как яркий пример называют магистра Мальтийского ордена императора и самодержца всероссийского Павла I.

Но не следует забывать: невзирая на то, что Павел I называл себя правнуком Петра Великого, это не соответствует действительности из-за отсутствия родственных генетических связей между ними (что впоследствии было доказано в секретных лабораториях партийной разведки). Екатерина II родила своего сына, ставшего Павлом I, от любовной связи с графом Ростопчиным. А потому, чтобы ни утверждали по этому поводу авторитетные историки мира (а о советских и говорить нечего), это сверхзначительный аргумент; коль Павел I являлся магистром Мальтийского ордена, то это его человеческое право, но! — Помазанником Божьим он числился по должности самодержца, а не по рождению.


Но что эта тайна в сравнении с теми таинственными открытиями и мистическими чудесами, которыми владел ближайший помощник Сталина Борис Николаевич Пономарев? Человек, сформулировавший основы партийной разведки в условиях именно советской системы и небезуспешно манипулировавший ею практически до конца своих дней…

В первые десятилетия их взаимоотношений у Бориса Пономарева чуть ли не девизом стали простенько-невесомые слова, произносить которые он впоследствии избегал, но так и не смог отделаться от въедливой привычки. Впрочем, в них был заложен удивительный смысл. Почти все свои встречи со Сталиным и любые их разговоры он открывал фразой:

— Все начинается с простого…

Все начинается с простого, даже то, как, к примеру, нейтрализовать доктора Семашко, заставить работать на себя, да так, чтобы он об этом не догадывался и продолжал свято верить в то, что работает на Орден! И так же проделать с каждым из резидентов и агентов Ордена в руководстве страны. Но этим простым «перво-наперво» должно быть разрушение научных исследований Семашко, а также физиологов, микробиологов и генетиков, работающих в Спецотделе Бокия.

Все начинается с простого; и Пономарев с согласия Сталина открывает в монастыре лабораторию антропологии, считая не без оснований, что у людей, проявляющих сверхактивность, должны быть какие-то сигналы на теле. И эти сигналы, а точнее рисунки, все время находящийся в поиске, настырный искатель Пономарев обнаружил в исследованиях профессора И. М. Сеченова и у его некоторых учеников, среди которых был и талантливый ученый Дитрих.

Скажем, у людей, которым требуется максимальное свершение какого-то важного дела в сверхкороткое время, индивидуальные рисунки на пальцах простые, а количество завитушек внутри рисунка минимальное. А у тех, кто склонен быть организатором, скажем, управленческих процессов, рисунки усложненные, но в них больше завитков и минимальное количество петель и нет совсем дугообразных связей. И так далее.

Пономарев пришел к мысли, что нужно создать картотеку или, как сейчас говорят, банк данных различных по рисунку на пальцах людей. Этот метод был им апробирован с работающими у него медицинскими специалистами Андреем Мироновым, Андреем Черкасовым, Луизой Савиных. Результаты их исследований были столь впечатляющими, что Пономарев убедил Сталина в необходимости увеличения финансирования лаборатории в десятки раз. Л. Савиных проводила свои исследования по дактилоскопическим отпечаткам пальцев, по которым стала читать невероятное: возможности подбираемых людей для дальнейшей работы в необходимых партийной разведке сферах деятельности. Это направление науки получило вначале название дактилоскопическая дерматология, затем — дерматоглифика.

В лаборатории научились определять… будущее своих «пациентов».

Подобным еще столетия назад занималась хиромантия. Правда, хироманты работают с так называемыми белыми линиями ладоней, которые в течение жизни человека основательно меняют свои формы. Интересно, что рисунки кожи на кончиках пальцев человека проявляются у плода уже на третьем месяце беременности. О чем впервые сказал профессор Сеченов, а Дитрих описал это явление в одной из своих монографий.

Трудно сказать, к счастью или к несчастью, — это уже дело эмоций, но сотрудникам антропологической лаборатории удалось отыскать многие материалы профессора Сеченова, а также использовавшиеся им приборы и инструменты и формулы растворов. Все это сохранилось в заброшенной лаборатории Военно-медицинской академии; благо еще, что не попало в руки Спецотдела Бокия (хотя там имелись иные уникальные для того времени медицинские чудеса и проводились сверхвыдающиеся опыты на живом человеческом материале).

Родившаяся в начале XX века наука открывала большие возможности для партийной разведки, хотя бы потому, что рисунки кожи на кончиках пальцев уникальны в своей индивидуальности и неповторимости, подобно генетическому коду человека.

Позже были обнаружены старые монографии Дитриха, где нашлись записи, что подобными качествами обладают рисунок на радужке глаз и голос человека. Благодаря проведенным в секретных лабораториях исследованиям было подтверждено и это мнение доктора медицины Дитриха, который одновременно в то же время занимался этими (и другими) проблемами в одной из лабораторий недавно созданной системы закрытых институтов «Аненэрбе» в нацистской Германии.


Время показало, что многие исследования связаны с другими параллельными явлениями, уводящими ученых с главного направления. Но новые направления были также уникальны и требовали новых исследований. Что породило необходимость создания других лабораторий и выделения немалых средств.

Так появилась лаборатория (на взгляд обывателя 20–30-х годов, человека неосведомленного, ее создание звучит неправдоподобно: этого не может быть, потому что быть не может…), занимающаяся сверхъестественными способностями индивида.

Когда Пономарев принял решение о создании этой лаборатории, он начал свой разговор с генсеком словами:

— Товарищ Сталин, вы всегда очень внимательны ко мне, и я бы просил вас не перебивать, пока я буду вам говорить и показывать.

Генсек молча кивнул головой и раскурил трубку.

А Пономарев продолжил:

— Пусть не покажется вам странным это, но мы пришли к осознанию, что то, что мы сейчас открываем, должно касаться непосредственно… вас и ваших отношений с хорошо известными людьми у нас в стране и в Западном полушарии. Обратите внимание: на протяжении многих и многих лет, возможно даже миллионов, птицы всегда летят вдоль магнитно-силовых линий планеты. Это явление о многом может поведать орнитологам. Но и нам тоже… это позволило уходить в глубину столетий. Мы осуществили несколько экспериментов и, использовав технику самогипноза, погружались в далекое прошлое, до 150 тысяч лет назад. Мы посетили места первых появлений человека в Юго-Восточной Азии, в Северной Америке и Скандинавских странах. Мы заходили в жилища и обнаружили там людей. И тогда пришли к выводу, что если мы благодаря технике самогипноза сумели несколько раз входить в прошлое, то, может, мы в силах взглянуть в наше будущее. Мы сделали эту попытку и обнаружили ужасающие явления, которые возможны на нашей планете. Сегодня я могу вам сказать, что не все у нас будет благополучно в отношениях с Орденом. Конечно, меня и моих коллег можно упрекнуть, что прогнозы — дело неблагодарное. Однако во время экспериментов оказалось, что люди, занимающиеся этим, не имеют права давать прогнозы в сфере будущего политического устройства любой страны. Когда задавались подобные вопросы человеку, находящемуся в состоянии глубокого гипноза, то он при этом отворачивал голову и четко отвечал, что говорить об этом ему запрещено! Вопрос, кем запрещено, пока открыт.

Еще мы пришли к выводу, что каждый индивид, прошедший у нас соответствующую проверку, я хочу подчеркнуть, товарищ Сталин, не ту проверку, которую делает ГПУ, а, если можно так сказать, биологическую проверку… этот человек должен получить у нас возможность, скажем, проявить себя, проявить то, что в нем заложено Природой и Разумом, а он и не знал об этом. То, чем мы сейчас занялись, это технологии… прошлого-будущего. Цивилизация окружающего нас Космоса это уже проходила давно и не однажды. В своей структуре мы должны создать разветвленное подразделение по проблемам гипноза, которое во всем мире будет отслеживать людей, склонных к этой биологической форме воздействия на иного человека, и раскрывать их возможности по максимуму здесь, у нас; в общем, готовить из них своих специалистов. Подумайте только: этих людей можно использовать совершенно без расчета на провал в структурах Ордена, вплоть до его штаб-квартиры. Мы пришли к выводу, что осуществлять подобное в наших советских управленческих структурах сегодня нецелесообразно по причине того, что аналитики Ордена сразу высчитают, что мы знаем об их реальных намерениях и что мы владеем значительно большей силой, чем они. Пусть же те господа и дальше считают, что они добились своего и могут управлять Советской страной и ее гражданами, как им заблагорассудится. Тем внезапнее будет наш удар по их центру.


Пономарев посмотрел, как реагирует Сталин на его слова, но вождь оставался спокоен, лишь прищур глаз выдавал его глубокую заинтересованность.

Помощник продолжил свой странный монолог:

— Еще мы разработали системы о совместимости людей, и в этом помогли имеющиеся у нас астрологические таблицы. В наши задачи необходимо внести аспект, который позволит совмещать людей, которым поручается выполнение заданий чрезвычайной важности, заданий сверхответственных. Для этого необходимо не только знать, но и управлять психологическими свойствами каждого индивида, учитывая, какие свойства заложены в него изначально. Еще за три тысячи лет до нас такой метод использовался при отборе сотрудников в египетских и китайских агентурных подразделениях. Получается, во всем новом всегда можно найти крупицы прошлого. Например, древние китайцы утверждали, что лучшие разведчики — те, которые родились, согласно астрологическим таблицам, в год Обезьяны. Подчеркивая, что у этих людей феноменальная память, сочетающаяся со способностью к размышлениям, только все это надо максимально развить.

Да, нам предстоит создать подразделения различных направлений. Работы впереди очень и очень много. Вы, товарищ Сталин, давали задание разобраться: что можно использовать из опыта Имперской разведки в русских научных, исторических, технических и иных обществах. Полагаем, такие подразделения, отчасти по подобию российских обществ, нами обязательно должны быть созданы. Нужно и подразделение, которое будет заниматься диаграммами, графиками, картами расположения звезд, подразделение парапсихологии, сатрологии и предсказаний. Мы должны научиться общаться с окружающим нас Космосом обо всех проблемах, которые заботят людей. Мы уже основательно изучили мантры и научились их читать, мы способны исправлять кармы. И в этом нам существенную помощь оказывает наш агент в Спецотделе Александр Васильевич Барченко. Благодаря ему мы во многом сумели не только познать суть кармы определенного человека, но и найти точки, при которых определили, что, к примеру, кармическое состояние самого профессора Барченко во многом не разделяет задач, которые ему ставит Бокий. И что сотрудничает он с ним по причине того, что он — ученый. Кроме того, мы выяснили: пытаться его в чем-либо переубедить — значит противопоставить свою карму его карме.


Александр Васильевич Барченко родился в 1881 году в городе Елец Орловской губернии. Фамилия его прадеда Барченков. Из русских, получил высшее образование, руководил лабораторией в Институте экспериментальной медицины. В основном работал в подмосковном поселке Сокол.

Со смертью Барченко (расстрелян 30.04.1938 года) не было больше смысла возвращаться к отвлекающему внимание ВЧК — ОГПУ от деятельности партийной разведки проекту «Шамбала», исследователем которой он являлся. Как не было смысла возвращаться к тому, что им была изменена карма Иосифа Джугашвили, родившегося 18 декабря 1878 года и ставшего Иосифом Сталиным, родившимся 21 декабря 1879 года.


Иосиф Виссарионович постучал трубкой о хрустальную пепельницу, и это было единственным звуком в наступившей звеняще-кроткой тишине.

Его собеседник, человек невысокого роста, с каждым словом казавшийся все более значимым, вслушался в негромкий стук, затем втянул в легкие витавший в комнате приятный табачный дым и продолжил. Он говорил и говорил, и время словно остановилось… А он говорил и говорил, обгоняя время…

— Чрезвычайно важно, чтобы вокруг лидера общества, лидера государства было создано благоприятное энергетическое поле. Нужно в помещениях, где находится лидер, определить теллурическое излучение, чтобы знать, где поставить стол для повседневной работы, стол для заседаний, где разместить комнаты для деятельности, для сна и отдыха. Думаю, вы, товарищ Сталин, обратили внимание на то, что наилучшим местом для работы или творчества служат православные монастыри. Вы сами не раз это подчеркивали, бывая здесь, в монастыре. Отсюда вы уезжаете просветленным, здоровым, усталость снимает как рукой, хотя работаете вы здесь ночи напролет не сомкнув глаз.

Товарищ Сталин слегка кивнул головой в знак согласия. Но не перебил говорившего.

— Мы уже знаем, скажем, что произойдет в недалеком будущем, правда, в общих чертах. И если сказать прямо, вас подставят перед историей. Но мы бы не хотели, чтобы вы этому процессу резко и внезапно воспрепятствовали, ведь тем самым нарушится «плавное» развитие советской власти, как детища Ордена. А вы обнаружите свои цели и задачи. В общем, разоблачите себя перед Орденом.

Вы же понимаете, что политики и политические силы лезут на Олимп власти самыми изощренные путями, чаще прибегая к запрещенным приемам. Скажем, к таким, какие использовал Орден при создании Интернационала с целью разрушения русской нации и захвата русских территорий, богатых ресурсами. Поэтому любой лидер стремится создать службу своей собственной безопасности, но у умного руководителя эта служба — видимая и не главная сила, своего рода отвлекающий барьер на пути негативных воздействий на власть. Поэтому мы разработали для вас новую схему.

Мы предусматриваем, что службы безопасности — как поверхностный слой, препятствующий воздействиям извне, — должны входить в структуру ГПУ. Само ГПУ при этом должно иметь разветвленную сеть по всей территории страны, обеспечивая безопасность на всех этажах советской власти. Но, с другой стороны, в состав ГПУ входит Иностранный отдел, или, как мы его впредь будем называть, внешняя или политическая разведка, которая должна — в силу особенностей советского строя — разоблачать за рубежом происки империалистов и всякого рода отщепенцев, бежавших из СССР. Назовем это одной карательной рукой советской системы. Другой карательной рукой мы сделаем Региструп — военную разведку Красной армии. Да, не будем забывать, что Красная армия далеко не армия Российской империи, а… троцкистский сброд, преспокойно проливающих реки крови. И нагло заявляющий, что все они герои Гражданской войны и выдающиеся полководцы.

Нам придется позволить этим условным первой и второй карательным рукам частично использовать в своей деятельности современные знания и разработки для воздействия на политических вождей. Да, надо сделать их самостоятельными настолько, чтобы они не почувствовали что и над ними кто-то стоит. Мы позволим им создавать и вести внутри своих структур ряд направлений работ по противодействию и защите от зарубежных технологий влияния на сознание охраняемых вождей советской власти. Пусть работают! Создадим иллюзию осознания и в карательных структурах, и в подразделениях охраны вождей, что их задача — самая наиважнейшая. Пусть сотрудники системы защиты и кары уверуют, что им оказана высочайшая честь охраны вождей первого в мире социалистического государства.

Надо будет проводить тщательную селекцию подбора и расстановки кадров в этих организациях. Отслеживая, допускать в их ряды одаренных и способных людей, но людей, совершенно не подготовленных в сфере психотехнологий.


Пономарев уловил искру удивления во взгляде Сталина. Но большим, чем удивление, был интерес вождя к этой теме, которую, судя по всему, они обсуждали не раз в том или ином ключе.

Для этих людей не было странных тем. Ни сейчас, ни после этого разговора.

Они вершили Мировую Политику и владели Мировыми Секретами. Наука и передовые технологии были положены на алтарь их Власти. Но об этом многие десятилетия не знал никто. В монастырях, лабораториях, секретных институтах делались открытия, воплощающиеся в жизнь, а планета мирно дремала, не подозревая, какая мощь создается и накапливается в сверхсекретных укрытиях, подземных бункерах, испытывается в самых укромных уголках островов и континентов… Но это будет, будет… А пока только начало. Подготовка к всплеску в науке; разговор о сокрытии секретов; создание структуры, о существовании которой даже в XXI веке имеются лишь крупицы разрозненных сведений.

— Почему среди массы тупиц появляются единицы очень умных, даже талантливых людей? Все очень просто: это небольшое количество умных, в силу незнания ими психотехнологий, в карательных органах и охране будут невольно представлять собой личностей из ряда вон выходящих, непонятных, а значит, неприятных и неприемлемых. Чем дадут повод большинству недалеких людей, среди которых работают, удовлетворять свои личные амбиции и страсти. Ведь туда идут в основном тунеядцы, не желающие созидать на земле, а у тунеядцев амбиций всегда поболе, чем у других. Так что это большинство со своим убогим мышлением будет занято поиском врагов среди умников в своих рядах. Посудите сами, товарищ Сталин, им разоблачить «происки империалистов» не под силу, ведь они тупы. А чтобы показать преданность советской власти и ее вождям, они легко и просто будут находить врагов в лице этих самых умников. Что, в конечно итоге, устроит не только пролетариев и советское крестьянство, но и Орден, делающий ставку на деградирующих личностей, которые и являются становым хребтом советской власти в ГПУ, политической и военной разведках.

Да и мы не можем допустить, чтобы какая-то из этих так называемых рук стала бы умнее нас, то есть нашей структуры. К тому же, думаю, вам ясно, что в процессе «совершенствования» этих механизмов власти эти две организации станут руками партийной разведки.

Наверняка вы сейчас подумали о Гегеле. Мы будем создавать им условия для формирования тезиса, а деятельность вашей партийной разведки будет являться своего рода антитезисом. В случае провала той или иной нашей международной акции эти две службы через НКИД будут поднимать ажиотаж и шум о происках империалистов, вмешательстве во внутренние дела СССР и так далее. А мы с вами, товарищ Сталин, будем знать, кто нам помогает, а кто мешает. И если даже нас постигнет… что практически исключено… какой-либо провал, мы всегда назначим виновных среди этих двоих. И потом, товарищ Сталин, кого щадить и жалеть? Эти люди в большинстве своем одурманенные, сами того не понимают, что играют в интересах того же Ордена.

И потом, если нам понадобится скомпрометировать того или иного вождя, нам это будет вовсе не сложно сделать. И в этой игре те структуры нам пригодятся. Через них мы сможем использовать наши разработки психического воздействия на сознание не только карателей, но и охраняемых ими вождей, что скажется на поведении индивида в нужном нам ключе.

Мы будем воздействовать различными способами, товарищ Сталин. В том числе и теми, которыми на протяжении последней четверти XIX века занимался Орден, подвергая спецобработке наиболее видных русских деятелей и наиболее крепкие слои общества в Российской империи. С началом XX столетия эта практическая работа достигла своего совершенства, обретя максимальные обороты, когда Троцким был создан Спецотдел и поставлен его начальником Глеб Бокий.

Врага, товарищ Сталин, надо бить его же оружием. При надобности будем использовать химическое оружие, воздействовать психопрепаратами или электромоторами, работающими по принципу направленного электромагнитного излучения, которое превращает людей в олигофренов. Яд, товарищ Сталин, уже не является актуальным и главным оружием. Зато электродвигатель, излучающий частоты, можно устанавливать в соседней комнате или даже соседнем доме, что очень удобно.


Вождь больше не сидел, он встал и, мягко ступая, прохаживался вдоль стола. Иногда он проходил за спиной говорившего, и тогда того накрывала легкая тень, плавно движущаяся за своим хозяином.

И хотя вождь молчал, Пономарев знал, что говорит не в пустоту.

— Мы провели несколько экспериментов, более того, осуществили несколько практических мероприятий с некоторыми сотрудниками Спецотдела, погрузив их в состояние мягкого гипноза. Находясь под его воздействием, люди даже не догадались об этом. Довелось усовершенствовать технологию, предложенную еще профессором Сеченовым. Мы продолжаем беседовать, а подсознание собеседника затормаживается и получает команды на откровенность и установку на конкретное психическое поведение. В результате чего сознание и поведение полностью изменяются. Подобными методами, конечно, пользовались подручные Семашко и специалисты Бокия.

В этом направлении немало поработали скандинавские и британские ученые. Мы изучали все, что могли. После проведенных исследований пришли к выводу, что мы в состоянии каждого человека погружать в мягкий гипноз не только посредством вербальных установок, то есть, товарищ Сталин, словесного внушения, а и просто одним прикосновением руки, движением взгляда и звуками дыхания. Человек думает, что собеседник совершенно случайно коснулся плеча или локтя в момент разговора, а он, оказывается, уже воздействует. Но, конечно же, недостаточно произнести конкретные фразы и сочувственно вздохнуть, чтобы человек «вплыл» в состояние мягкого гипноза. Здесь, как вы понимаете, нужны обученные специалисты.

Мы планируем в ближайшее время подготовить несколько таких специалистов, чтобы через 2–3 года заслать их в Америку. И уже подобрали несколько работников театра, которые хорошо владеют сценическим искусством и психологией сцены. Хорошему актеру всегда удается поглотить публику, делает он это с помощью психотехник, определенного набора поведенческих действий, мимики лица, голосовых звуков, взглядов. Которые в комплексе влияют на зрителей, погружают их в определенное состояние. Вот и мы разработали инструкции по использованию психотехники во всех сферах нашей деятельности. При этом, товарищ Сталин, многое взяли на вооружение у шаманов, колдунов, разных ворожеек и прочих магов, с которыми долго работали наши люди. Они ведь тоже используют ту же психотехнику, но при этом умеют включать глубинные процессы в подкорковом сознании.

Думаю, мы резонно считаем, что отныне сможем воздействовать не только на своих государственных чиновников, но и на государственных деятелей США, Великобритании, Германии, Италии, Испании, Франции. Методами психотехники мы также постараемся расширить возможности Имперской резидентуры, внедренной графом Канкриным в Орден, в том числе и в самом его центре.

Даже сейчас у нас имеется уже достаточное количество специалистов в сфере изменения состояний сознания и поведения. Применив психотехнику, мы можем подвергнуть ее воздействию реальных руководителей Ордена, заложив им в подкорковое сознание, что нам будет выгодно в ближайшие годы.


…Впоследствии уникальные спецы из партийной разведки действительно осуществят ряд системных психотехнических воздействий с помощью обученных женщин, работающих в качестве личных секретарей, возлюбленных или в ином качестве среди влиятельных лидеров Ордена. Общее руководство этим процессом будет возложено на Александра Евгеньевича Голованова. Он магически воздействовал на отобранных для спецзаданий девушек не только благодаря своей внешности и фактуре, но, прежде всего, благодаря мощнейшей энергетике своего мозга.

Также будет обработано и подкорковое сознание около десятка влиятельных лидеров в Группе. Эту же работу не без успеха станет выполнять в Германии резидент доктор Дитрих…


Борис Николаевич сделал паузу. Он взял в руки бумаги, лежавшие перед ним на столе, и стал их перебирать. На некоторых листах были выведены диаграммы, на иных шли только сплошные тексты…

— Мы разработали, исходя из знаний прошлого, и апробировали на практике с учетом знаний Имперской разведки, кто наиболее неэффективен в использовании в том или ином качестве. Мы можем просчитать ходы буквально каждого человека при условии, если он нам интересен. Опять же посредством психотехники.

Многое из того, о чем я вам говорю, товарищ Сталин, с успехом применялось нашими далекими предками. Приемами психотехники русские владели едва ли не с времен Рюрика. Особого совершенства же достигли в XIV и XV веках, когда колдун или знахарь, имеющиеся почти в каждом селе, обладали приемами дистанционного контакта с сознанием и подсознанием другого человека.

Как видите, товарищ Сталин, благодаря нашим знаниям у нас появляются неисчерпаемые возможности: можно сохранить человеку жизнь, а можно отнять, не прибегая к видимому насилию. Достаточно знать, на каком виде транспорта он путешествует, в благоприятный или не благоприятный для себя день, заторможен или у него высшая степень активности, и мы, товарищ Сталин, создадим предпосылки к катастрофе или поможем избежать ее.

Сейчас мы работаем над технологиями, которые смогли бы спрогнозировать развитие ситуации у нас и в интересующих вас структурах в США. Но все это требует достаточно больших финансовых вложений и кропотливых серьезных исследований.

Мы полагаем, товарищ Сталин, что так или иначе наши действия в стане противника возымеют свои видимые последствия. Поэтому там будут предприниматься противодействия на предмет локализации непонятных событий. И аналитики Ордена начнут упорно искать причины и как им противодействовать; конечно же, в итоге они поймут, что к чему, и начнут действовать против нас. Поэтому, чтобы упредить подобное и не раскрыть себя и свою реальную силу, мы разрабатываем проект и уже почти близки к его завершению. Вскоре вы с ним ознакомитесь. Через доверенных людей предложим Ордену внедрить в практику в нескольких университетах США изучение новейших технологий в этой сфере. Разумеется, во главе различных участков этих спецпроектов будут стоять наши люди. Нельзя исключать, что ученые США, достаточно хорошо финансируемые Орденом, рано или поздно откроют известное нам. Поэтому этот процесс нужно вести под нашим наблюдением, чтобы направлять дальнейшие исследования американских ученых. Наиболее перспективными в этом отношении являются университеты Гарварда, Массачусетса, Калифорнийского университета в Санта-Крусе, Йельского и Итонского. К примеру, первой темой, которую мы можем им предложить, могут быть, скажем, проблемы измененного состояния сознания на расстоянии. Затем, усовершенствовав свою часть, мы предложим им проработать проблемы дистанционного управления психикой. Так мы будем всегда идти на шаг впереди.

И вот еще. Нами изучены многие приемы, которые используются в США при выборах. Понятное дело, что мы рассматриваем это с позиций того, как квалифицированно и незаметно Орден направляет любые предвыборные кампании и затем успешно дирижирует из-за кулис. Это интересная методология, мы постараемся в совершенстве ее освоить и через нашу резидентуру в Ордене взять инициативу в свои руки…


Закончив длинный доклад, Пономарев замолчал, не убирая в папку информацию и аналитические расчеты, которыми изредка пользовался во время монолога. Он видел перед собой посеревшее лицо молчавшего Сталина, прикрывшего веками тусклые с желтизной глаза. Борис Николаевич даже мысли не мог допустить, что Сталин чего-то не понял. Скорее, титанический мозг этого невзрачного человека, обладающего сверхинтеллектом, сейчас активно переваривал сказанное и формировал какую-то свою модель. Но какую? Пока Иосиф Виссарионович не говорил.

Молчание затянулось настолько, что в какое-то мгновение Пономареву пришла мысль осторожно, но настоятельно нарушить тишину, и тут же до его сознания донеслось неожиданное, сказанное чисто по-русски, без кавказского акцента:

— Вы правильно мыслите, товарищ Пономарев, у меня в сознании формируется определенная модель сказанного вами. Я не научное светило, но и меня не следует выводить из молчания… О своем решении я скажу вам позже.

Сделав короткую паузу, Сталин раскурил трубку и уже с Привычным акцентом произнес:

— Хорошо, работайте. Когда приму решение, я приеду в монастырь.


Спустя несколько дней после доклада Пономарева в партийной разведке начало функционировать еще одно подразделение — лаборатория биохимии. В этом научно-исследовательском учреждении трудились биохимики, физиологи, математики и некоторые другие специалисты.

В структуре лаборатории были разработаны и осуществлены на практике мероприятия, позволяющие прошедшим подготовку специалистам трудиться в самых невероятных, просто-таки экстремальных условиях. Началась подготовка суперпрофессионалов высшего класса, способных осуществлять самые сложные работы на всех этажах управленческого аппарата.

Основа подготовки подобных людей строилась на генетических разработках. Уже тогда (!) — в 20–30-е годы XX века — много было расшифровано в генетике такого, о чем ученые иных стран могли только мечтать…

Изучалось это следующим образом: человеку создавались экстремальные условия, при которых он практически выкладывался. После чего брали на анализ кровь, слюну, слизь. В химическом составе были клетки слизистой оболочки, содержащие ДНК, — их выделяли, затем идентифицировали гены, определяя конкретный генотип. В результате было сделано открытие: все мы подразделяемся на два основных генотипа, условно их обозначили буквами латинского алфавита P и AA, по которым определялась возможность человеческого сердца приспосабливаться к физическим сверхнагрузкам. Пройдет время, и откроется секрет приспосабливания к сверхнагрузкам умственным.

Работающие в партийной разведке профессионалы будут уметь то, что не под силу самым тренированным и умным сотрудникам всех иных секретных структур

Ученые выяснили, что люди группы P отличались исключительной выносливостью, упорством, поэтому их можно определять на конкретный вид деятельности, связанный с длительным пребыванием в сверхсложных или экстремальных условиях. Причем их упорство и способность в этих условиях оказались почти в 10 раз выше, чем у людей, относящихся к группе AA. Последние не созданы к длительным сверхнагрузкам, зато в короткий промежуток времени они способны совершить сверхчудеса, и эта способность была названа сверхвсплеском. Естественно, всем профессиональным достижениям этих двух явно выраженных категорий людей могут помешать два существенных недостатка: 1) тяжелое наследственное или приобретенное заболевание; 2) элементарная обломовщина. Впрочем, тщательный отбор нужных людей проводился по методикам и других лабораторий партийной разведки.

Впоследствии подобный подход позволил полностью сформулировать тесты и методы подготовки важнейших специалистов в той или иной сфере человеческой деятельности; это можно отнести к естественному отбору, но в рамках секретной структуры.

Эти и другие научные открытия позволяли выбирать людей для особого вида деятельности не вслепую, осуществляя отсев в самом начале. Безусловно, такой подход способствовал минимизации провалов (впрочем, в партийной разведке их и не было — вот отчего об этой разведке НЕ известно никаких подробностей!).

Ученые лаборатории биохимии спустя два десятилетия после начала своей деятельности провели генетический анализ всех работавших на высоких постах за рубежом сотрудников партийной разведки. Почти 100 % из них оказались в отличной физической форме, отличаясь по-прежнему чрезвычайной работоспособностью. При этом те, кто подбирались только по принципу преданности делу партии и Советскому правительству (это касается сотрудников ИНО и Региструпа и проч.), по истечению двух десятилетий напряженнейшей работы в экстремальных условиях (причем выполняли они эту работу уже чудовищным усилием воли) оказались предельно изношенными и больными. Что ж тут странного: эти люди преодолевали не внешние препятствия, а природу самих себя…





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх