Глава 19

Выходец из семьи собственника и предпринимателя огромных земельных владений Франклин Делано Рузвельт родился в Хайд-Парк, штат Нью-Йорк, 30 января 1882 года, умер 12 апреля 1945 года в Уорм-Спрингс, штат Джорджия. Был президентом США с 1933 по 1945 г. Он получил образование юриста в частной школе Гротона, Гарвардском и Колумбийском университетах. В 1905 г. женился на своей дальней родственнице Элеоноре Рузвельт, племяннице Теодора Рузвельта, президента США с 1901 по 1909 г. В те же годы занялся политической деятельностью, работал в морском министерстве, показывая стремление к усилению военно-морской мощи США. Чем обратил на себя внимание влиятельных джентльменов Ордена; после чего он более не выпадал из круга их интересов.

С 1921 года из-за полиомиелита потерял способность свободно передвигаться, но болезнь не лишила его активности, а, наоборот, способствовала интенсивному формированию его как политического деятеля. Будучи членом демократической партии, он в 1928-м был избран губернатором штата Нью-Йорк.

Выдвижением на этот пост от демократической партии Ф. Рузвельт обязан… сталинской партийной разведке. Далеко не последнюю роль в этом сыграл Александр Евгеньевич Голованов, ставший к тому времени официально «личным пилотом» генсека; тогда как основная работа его всегда заключалась в партийной разведке. Незадолго до выборов губернатора он нелегально прибыл в США и организовал финансирование предвыборной кампании Рузвельта силами действующей агентуры в партии демократов.

После избрания Рузвельта губернатором состоялась их тайная встреча, на которой президент США дал обязательство всецело отстаивать интересы русского генсека Сталина в США, а также способствовать делу укрепления мира между двумя великими народами: американским и русским.

Вся их более чем двухчасовая беседа была зафиксирована в звуковой записи Головановым и доставлена в монастырские тайные недра.

Первым заданием, которое получил Рузвельт через Голованова, было создать предпосылки в американском обществе к так называемой национализации частных банков и предприятий; одновременно резидентура Канкрина в Ордене, практически работавшая уже на сталинскую партийную разведку, провела соответствующую работу среди лидеров Ордена. Подобные манипуляции должны были отвлечь общественное мнение Америки от событий в Европе, и в первую очередь от СССР, помощь американского бизнеса которому становилась слишком явной; о чем стали судачить в среде американских обывателей. А это вызывало гнев в обществе, грозя неприятными последствиями не только для власти, но и для тайных некоронованных королей Америки.

И тогда лидеры Ордена ужесточают 18-ю поправку, принятую в 1919 году, о запрещении производства и продажи алкогольных напитков — вводят так называемый сухой закон. При этом, как всегда, пользуясь гегелевской логикой «помогать и левым, и правым», действуют по отлаженной схеме. Ужесточение поручают осуществлять главе государства и его правительству, а сами нелегальным способом, в основном из СССР с помощью Рыкова, Бухарина, других руководителей советского правительства, осуществляют грандиозные нелегальные поставки водки и самогона в США.

Поставка спиртного из СССР и некоторых других стран Европы в США способствовала не только баснословным прибылям лидеров Ордена, но и создала в стране ситуацию, когда глава государства и его правительство не в состоянии были справиться с растущим уровнем алкоголизма среди своих граждан. Здесь сработал принцип запретного плода, слаще которого нет ничего на свете…

Одновременно с этим не упоминающимся нигде фактом с подачи Забрежнева и работавшей в США агентуры были осуществлены планы в отношении некоторых европейских государств, и в частности Германии, под названием Дауэса, затем Юнга (по сути дела, тот же гегелевский план получения скрытой наживы). Планы поддержал Орден, что обеспечило некоторую стабильность в экономике США, некоторых европейских государств, в том числе в СССР, во второй половине 20-х годов.

Находившиеся у власти республиканцы под руководством президента Г. Гувера столкнулись с искусственно созданным «экономическим кризисом». Орден резко сократил производство, в результате чего число безработных возросло до 15 миллионов человек. Города в результате спада сократили закупку сельхозпродукции, что способствовало банкротству фермеров. Правительство было оставлено без финансов и оказалось не способным изыскать резервы для социальной помощи безработным и фермерам.

С подачи резидентуры партийной разведки Орденом был санкционирован, сенаторами и конгрессменами разработан, а президентом утвержден весьма высокий протекционистский тариф; чуть позже была сформирована финансовая корпорация с целью использования ресурсов государства для поддержки промышленности. Фермеров поддержали т. наз. стабилизационными финансовыми операциями. Но все законодательные акты и предпринимаемые действия были столь неэффективны, что практически не приносили никакой реальной поддержки пострадавшим американцам.

Искомый результат — президент Гувер и его правительство получили запредельно низкие оценки своей деятельности. Что послужило основанием для потери голосов республиканской партией и создало благоприятные условия для демократов, которые и одержали ожидаемую и планируемую победу.

Президентом США в 1933 году стал Франклин Делано Рузвельт; он принял ряд управленческих мер по регулированию экономики с целью ее оздоровления, но действовал в буквальном смысле под бдительным оком.

Несмотря на талант и аналитический ум, Рузвельт ничего бы не сделал, если бы Орден не финансировал свои собственные программы, названные президентом «новым курсом». А что нужно американскому обывателю? Именно тот уровень жизни, который Орден дал им через Рузвельта. Что и обеспечило его избрание в 1936 году на второй срок. А в 1940-м — что случилось впервые в истории США — на третий, и затемф 1944-м, — на четвертый срок.

Это вполне устраивало Сталина, ибо Рузвельт стал марионеткой в его цепких руках.

При этом в Большой Игре учитывались и такие значимые нюансы, как то, что Рузвельт имел мать-еврейку и женился на еврейке Элеоноре (поговаривали, что она была еще и лесбиянкой). После избрания президентом Рузвельт направил в Москву в качестве посла полуеврея Уильяма Буллита, женой которого была Луиза, чьим первым мужем был небезызвестный Джон Рид, похороненный в… Кремлевской стене.

Тогда уже и Сталин приобрел влияние в Ордене как реальная фигура, способная построить в СССР социализм — строй, задуманный Орденом еще при создании 1-го Интернационала. Для Ордена Сталин был просто находкой; человеком, действовавшим на несколько порядков эффективней, чем Троцкий. Получалось как нельзя лучше: Троцкий был основателем переворота, затем вместе с Лениным стоял в начале осуществления нелегкой программы. Они прошли самый трудный участок. Затем, словно из ниоткуда появился грузин — устроило Орден и что он нерусский, и что возглавляет первое в мире социалистическое государство, проще говоря, является надсмотрщиком самой богатой в природном смысле территории Земли.

Итак, в конце 20-х и первые два года 30-х годов в США сработала гегелевская логика по созданию тезиса и антитезиса, породившая синтез в виде правительства и президента, устраивавших общественность США и обывателей, но, главное — Орден и партийную разведку Сталина в Москве.


Следует заметить, что свидетельства деятельности, в том числе и финансирования СССР с целью сделать его могущественным, находятся в архивах «Ласк Коммити» и Госдепа США; но спрятаны за сто семью печатями от американского обывателя и всего общества. А то, что Орден устами администрации президентов Вильсона, Гувера, Рузвельта говорил своим согражданам, можно назвать сплошной ложью. Впрочем, так же всегда было и в СССР.

Для того, чтоб продемонстрировать хотя бы крупицу лжи, возьмем одну из страниц главы «Россия» из документа Госдепа «Отрывок из заявления уважаемого госсекретаря США Фрэнка Б. Келлога» под названием «Внешнее сношение» в Бюллетене № 5 за 1928 год:

«За последние 4 года правительство США придерживалось той позиции, согласно которой вступать в отношения с Советским правительством бесполезно и неразумно до тех пор, пока большевистские лидеры упорствуют в своих целях и действуют на практике в области международных отношений так, что это исключает возможность установления дипломатических отношений на основе общепринятых принципов. Правительство США убеждено, что отношения, сложившиеся на обычной основе между дружественными странами, нельзя установить с реально существующим правительством, которое является инструментом группы, ставящей себе целью добиться свержения существующего политического, экономического и общественного порядка во всем мире и регулирует свое отношение к другим странам соответственно.

На опыте различных европейских правительств, признавших советский режим и вступивших в отношение с ним, видна конечная мудрость политики, которой с постоянством придерживались США. Признание советского режима не привело к какому-либо прекращению вмешательства большевистских лидеров во внутренние дела признающей их страны; не привело и к принятию ими других основных обязательств в международных отношениях. Некоторые европейские государства, вступая в дискуссии с представителями советского режима, пытались достигнуть решения возникших разногласий на базе общепринятой международной практики. Такие конференции и обсуждения оказались совершенно бесплодными. Ни одному государству не удалось добиться выплаты долгов, оставшихся от России при прежних правительствах, или компенсации ее гражданам за конфискованное имущество. В самом деле, есть все основания полагать, что предоставление признания и проведение переговоров послужило только делу поддержки нынешних правителей России в их политике изъятия и конфискации, а также в их надеждах, что можно установить рабочий базис, принятый другими нациями, при помощи которого они могут продолжить войну с существующим политическим и общественным порядком в других странах.

События сегодняшнего дня показывают, что Москва неуклонно продолжает добиваться главной цели — мировой революции, и практически это проявляется в таком виде, что делает невозможным установление нормальных отношений с Советским правительством. Нынешние правители России, стараясь направить ее развитие по политическому, экономическому и социальному пути таким образом, чтобы это стало эффективной «базой мировой революции», продолжают проводить через Коммунистический Интернационал и другие организации со штаб-квартирами в Москве, в границах других стран, включая США, обширные и тщательно спланированные операции с конечной целью произвести переворот в таких странах.

Масса сведений относительно деятельности, проводимой в США различными большевистскими организациями под руководством и контролем Москвы, была представлена Госдепартаментом подкомитету Сенатского комитета по внешним сношениям в январе 1924 года».

В одном из своих лживых выступлений госсекретарь США Келлог заявил: «…Правительство США придерживалось той позиции, что было бы бесполезным и неразумным вступать в отношения с Советским правительством».

В действительности же Орден и его марионеточное правительство, сенат и конгресс осуществляли, финансировали и планировали… первый пятилетний план в СССР!

Американские корпорации и фирмы проводили весьма активную деятельность в этом направлении, получая баснословные дивиденды.

Это и известный на весь мир Днепрогэс, строительство которого проектировалось и управлялось группой американских инженеров во главе с полковником Купером.

Это и автомобильный завод в городе Горький, еще называвшийся «русским Детройтом», спроектированный инженерами Генри Форда и запускавшийся на деньги этого магната.

И знаменитая Магнитка была профинансирована и спроектирована американской «Макки-компани» из Кливленда. И так далее…

Если говорить словами Гегеля, то строительство социалистического «диалектического рычага» в СССР продолжалось на протяжении второй половины 20-х и в 30-х годах XX века, вплоть до начала Второй мировой войны.

Госсекретарь США Келлог за свои лживые заявления и документы, звучавшие так искренне, получил от влиятельных людей из Ордена благодарность в виде приличного денежного вознаграждения, обеспечившего ему и его семье безбедное существование.


А Аверелл Гарриман — к тому времени довольно влиятельный в Ордене человек, и к тому же большой друг товарища Сталина — просил советского вождя не реагировать на заявления некоторых чиновников администрации президента Рузвельта. Советский вождь с пониманием отнесся к этой просьбе.

Тогда же Гарриман хорошо отозвался о мистере Литвинове, который был в свое время участником советской делегации во главе с Г. В. Чичериным на Генуэзской конференции. Особенно отметив, что Литвинов не только блестящий дипломат, но и с успехом справляется с функциями члена коллегии Народного комиссариата Рабоче-крестьянской инспекции (НК РКИ) и с ответственной должностью заместителя председателя Главконцесскома.

После встречи с Гарриманом Сталин пригласил к себе «свои глаза и уши» в Совнаркоме и Наркомате иностранных дел (НКИД) Вячеслава Михайловича Молотова. А к концу их беседы был вызван еще и Георгий Максимилианович Маленков.

В разговоре с Молотовым Сталин спросил:

— Американцы хотят, чтобы мы оставили наркомом иностранных дел Литвинова, как ты на это смотришь? Не пойти бы нам навстречу американцам?

Тот уже длительное время работавший с генсеком, мало говорил не столько потому, что заикался, сколько из-за того, что в глубине души знал, чувствовал, что товарищ Сталин ведет с США чудовищную и неподдающуюся какому-нибудь здравому осмыслению игру. И когда Сталин его спрашивал о чем-либо, дожидаясь ответа, то это означало одно: вождь уже давно все решил, а ему, Молотову, отдает приказ жестко отслеживать деятельность того или иного высокопоставленного чиновника Советского правительства. Поэтому Молотов интуитивно понимал, что надо ответить, но прежде делал короткие паузы.

— Ты, товарищ Сталин, как всегда прав. Я думаю, что это решение правильное и еврея Литвинова следует оставить наркомом иностранных дел, вот и реакцию Гитлера посмотрим.

— Тебе, Вячеслав, контролировать его работу. Сейчас к нам зайдет молодой и толковый специалист Георгий Маленков. Ему мы поручим контроль за органами безопасности, внутренних дел, а еще контроль за прокуратурой, судом и партийными кадрами. Пусть он в ЦК этим занимается. А ты его, Вячеслав, подучи. Очень толковый человек.

Как только Сталин закончил фразу, дверь отворилась и секретарь генсека Александр Николаевич Поскребышев пропустил вперед себя молодого видного мужчину с полнеющей фигурой, с черными блестящими волосами и аккуратным пробором. Вошедший Маленков вежливо поприветствовал их сочным голосом, а затем по жесту генсека сел на стул.


Максим Максимович Литвинов, настоящее имя Баллах Макс Финкельштейн; партийные псевдонимы: «Папаша», Максимович, Феликс, Яков и другие. Родился 05.07.1876 (ст. ст.) в городе Белостоке, умер в Москве 31 декабря 1951 года. В РСДРП вступил в 1898 году.

Родился Баллах в семье еврейского коммерсанта, ставшего позже банковским чиновником. В 1901–1902 гг. находился за рубежом, где прошел подготовку в Заграничной лиге русской революционной социал-демократии — одном из филиалов центра подготовки агентов для России. После 2-го съезда РСДРП в 1903-м по приказу резидентуры Ордена примкнул к большевикам. В 1907-м прошел подготовку в Штутгартском отделении 2-го Интернационала по организации агентурных и боевых структур Ордена в России. Выполнял ряд секретных заданий, находясь в Лондоне, Амстердаме и других городах Европы.

В 1918 году был назначен представителем НКИД РСФСР в Великобритании. Но… настолько увлекся выполнением своих обязанностей, что, нарушив прерогативы дипломата, был лишен аккредитации в Лондоне, а затем по тайному решению одного из резидентов Ордена в Британии был задержан полицией Скотленд-Ярда и обвинен в аферах. Но то был всего лишь спектакль, одну из главных ролей в котором должен выполнить Литвинов. Кратко это выглядит так: Орден с помощью британских дипломатов и большевистского ЧК разыграл спектакль по «разоблачению» антисоветского заговора Брюса Локкарта, которого ЧК и Советское правительство обвинили в шпионской деятельности против советской власти. Как же? — Орден хорошо понимал, что Советскому правительству и его карательному аппарату необходимо было зарабатывать очки в глазах своего революционно настроенного народа как борцов с английским капиталом, с жестокими акулами империализма.

К этому фетишу привязано и организованное Орденом и Группой совместно с троцкистско-ленинским Совнаркомом и ЧК убийство германского посла Мирбаха.

Под занавес спектакля предусматривался обмен «задержанного в Лондоне советского полпреда Литвинова (еще раз Напомню читателю: агента Ордена в большевистской стране) на британского дипломата.


В 1930 году Литвинов был назначен наркомом иностранных дел СССР; работал на этой должности до 1939-го. Его роль во внешнеполитической деятельности Советского правительства сводилась к тому, что он… всегда бежал вслед уходящему поезду. Так он «содействовал» установлению дипломатических отношений с США (мы уже хорошо знаем, что задолго до этого де-юре обмена послами отношения между Сталиным и Орденом достигли апогея). «Содействовал» принятию СССР в Лигу Наций. Это тоже фикция, ибо у истоков создания Лиги Наций стоял все тот же Орден и все тот же Сталин. Но зато советские историки назовут Литвинова, этого верного агента Ордена и марионетку Сталина в правительстве, «выдающимся советским дипломатом, умело проводившим ленинскую внешнюю политику». Впрочем, энциклопедическая фраза по заслугам: Ленин — резидент Ордена, а Литвинов — агент Ордена.

Когда началась Вторая мировая война, Сталин счел нужным сохранить эту марионетку в коллегии НКИД в качестве заместителя наркома (находился на должности с 1941 по 1943 г.). И в 1942 году отправил его послом СССР в США. А кого еще? — Возьмите своего агента, господа из Ордена…

Агент Ордена был удостоен ордена, носящего имя своего резидента Ленина, и еще ордена Трудового Красного Знамени.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх