Глава 17

Значительная часть документации Имперской разведки хранилась в Великом Новгороде и Нижнем Новгороде. Тогда как второстепенные документы тщательно сберегались в секретных архивах Смоленска.

Но ни Троцкий, ни Совнарком Ленина даже не предполагали, что какие-либо архивы империи могли храниться вне двух российских столиц. Оттого поиск ценнейших бумаг не велся…

Граф Александр Георгиевич Канкрин после установившейся прочной связи со сталинской партийной разведкой и лично генсеком счел необходимым сообщить о местонахождении архивов Имперской разведки. С этой целью он направил в Россию под именем Ивана Саврасова своего дальнего родственника графа Ивана Канкрина, который и указал местонахождение архивов Голованову и Пономареву. А также сообщил на словах, что граф не возражает, чтобы ими пользовались, но при этом просит передать Сталину, чтобы тот не допустил убийства барона Врангеля и его соратников со стороны ВЧК-ОГПУ.

Однако Сталин в 20-е годы и первой половине 30-х годов не сумел воспрепятствовать зарубежным действиям ИНО ОГПУ и Региструпа штаба РККА. И в период с 1927-го по 1930-й погибли многие единомышленники барона и генерал-лейтенанта П. Н. Врангеля.

А в предместье Копенгагена в 1928 году отошла в мир иной вдовствующая императрица Мария Федоровна, бывшая принцесса Дагмар, мать Николая II. Встречи которой с сыном, низложенным императором Николаем II, находившимся руках Сталина как объект 17/17 — до последних своих дней и налаживал граф Александр Георгиевич Канкрин.

Николай Александрович Романов Сталину был нужен, как в свое время и Троцкому — на крайний случай, с целью шантажа влиятельных лиц Ордена, если те вздумают брыкаться и не подчинятся замыслам советского вождя. Тогда Сталин грозился предоставить им реального собственника (кстати, подобная демонстрация имела место!) украденных богатств, а также русских земель Аляски и Алеутских островов. Ну а собственность для господ из Ордена священней Господа Бога.

Но послушным при этом должен был быть и гражданин Союза Советских Социалистических республик — Николай Александрович Берёзовиков, в действительности — последний император Российской империи Н. А. Романов.

Все эти обстоятельства наложились друг на друга и привели к гибели в 1929 году руководителя Имперской разведки Его Императорского Величества Николая II, графа Российской империи, генерал-адъютанта Его Императорского Величества вице-адмирала Александра Георгиевича Канкрина.


После передачи данных об архивах Иван Саврасов через одно из пограничных «окон» партийной разведки покинул территорию СССР.

Однако он еще не единожды вернется…


А теперь необходимое отступление. Известно, что прототипом главного героя романа лауреата Нобелевской премии, дважды Героя Социалистического труда М. Шолохова «Тихий Дон» Григория Пантелеевича Мелехова послужил реально живший на Дону казак, хорунжий, полный кавалер солдатского Георгия Харлампий Васильевич Ермаков. Был он родом с донского хутора Базки. Ермаков был расстрелян по приговору ОГПУ в 1927 году… и Шолохов сыграл в этом не последнюю роль. Естественно, автор не мог в своем художественном произведении описать действительные мотивы гибели главного героя; а его участие в борьбе против советской власти по окончании Гражданской войны свел к участию в мелких бандах казаков, разгромленных силами Красной армии.

За сокрытие истинных фактов происходившего в то время на Дону и Кубани Михаил Шолохов и был замечен Сталиным, а позже удостоен нескольких орденов Ленина, двух золотых звезд «Серп и Молот»; более того, получил Нобелевскую премию.

О событиях после Гражданской войны — с 1921-го по 1927-й — Шолохов свидетельствует как о борьбе органов ОГПУ с мелкими, разрозненными бандами. Тем самым он опускает действительно имевшее место организованное и хорошо финансируемое, а значит, сильное вооруженное сопротивление казаков еврейско-большевистской власти, насажденной в России.

Граф А. Г. Канкрин и в силу своего характера, и в силу занимаемой прежде должности, обдумывая различные ходы во имя будущего России, ставит за цель объединить находящуюся в Галлиполи более чем 100-тысячную русскую армию во главе с генералом Врангелем с донским и кубанским казачеством.

Решаясь на воплощение этого, он понимает, что делает тем самым тайный вызов Сталину… И — всё поздно, слишком поздно!


Еще в годы Гражданской войны среди казаков выдвинулся и талантом, и храбростью П. Н. Краснов, участник двух войн, он блестяще служил еще в лейб-гвардии Императорском казачьем полку, был удостоен ордена Св. Георгия 4-й степени; командовал корпусом. В годы Гражданской войны Краснов был удачливым генералом, особенно когда стоял во главе 3-го конного корпуса. Известно, что ему покровительствовали генерал от инфантерии Лавр Георгиевич Корнилов, Генерал-лейтенант Антоний Иванович Деникин, другие выдающиеся русские полководцы.

Во время казачьего Круга, решавшего вопросы спасения Дона, его делегаты в количестве 130 казаков избрали Краснова своим атаманом. Но от этого поста он отказался, имея на то свои причины. Но как только казачеством были приняты основные законы, Краснов дал согласие на атаманство. На его мнение повлияли законодательные акты «Об атаманской власти», «О вере», «О правах и обязанностях казаков и граждан», «О праве собственности», «О неприкосновенности личности и жилища», «Об обязанностях по защите Русского Отечества», «Об уплате пошлин», «О законах: восстановление юрисдикции на основе свода законов Российской империи, существовавших до 25 февраля 1917 года», «О совете управляющих», «Об отделе финансов», «О войсковом суде», «О Донском флаге и о символах русского государства: флаге, гербе, гимне». Интересно, что последним актом вводился трехцветный символ Дона — сине-желто-красный флаг. Герб имел изображение голого казака, сидящего при вооружении верхом на винной бочке; гимном служила старинная казачья песня «Всколыхался, взволновался православный Тихий Дон». Символами Русского государства должны были стать сине-черно-красный триколор с двуглавым орлом посередине; гимн — известное «Боже, царя храни»; герб — двуглавый орел, а посередине красный щит с изображением Георгия Победоносца на белом коне, поражающего копьем змею, вокруг которого были изображены гербы русских губерний.

Исходя из сложившейся военно-политической ситуации, атаман Краснов в 1918 году обратился к двоюродному брату Николая II императору Германии Вильгельму II. Которому он сообщает о своем избрании атаманом и, подчеркивая, что Войско Донское не находится в состоянии войны с Германской империей, просит того о признании Русского государства, донского и кубанского казачеств. Прося также не продвигать немецкие войска в сторону Дона и Кубани, а помочь оружием в борьбе с жидо-масонским режимом большевиков. Было также выказано предложение об установлении торговых отношений, что, безусловно, устраивало не только кайзера, но и всех граждан его страны. Прежде каких-либо политических или агрессивных военных интересов на Дону и Кубани, в том числе и в России, еще недавно принадлежавшей двоюродному брату, лично у Вильгельма не было.

Император признал власть казачества на Дону и начал поставки всех имевшихся у него видов вооружений на коммерческой основе. За винтовку с 30 патронами Германия получала от казаков 1 пуд (16 кг) отборного зерна; к тому же оружие было русским, но захваченным германской армией на фронтовых складах на западе Российской империи.

Курс германской марки был установлен в 75 копеек донской валюты; в Ростове-на-Дону создана Доно-Германская экспертная комиссия по товарообмену.

А затем последовало второе письмо П. Н. Краснова императору Вильгельму, в котором он просил признать право на суверенитет не только Дона и Кубани, но и регионов Кавказа, а также просил содействия у Вильгельма в том, чтобы Украина вернула Дону Таганрогский округ.

Но обстоятельства на сей раз были на стороне врагов; письмо, оказавшись в руках большевистского ОГПУ, стало достоянием Советов. Что, конечно же, не могло способствовать замыслам донского и кубанского казачества по освобождению русского народа от ига большевиков.

С завершением Гражданской войны, казалось бы, и погибло казачество.

Но это далеко не так…


Все эти и иные обстоятельства и учитывал граф Александр Георгиевич Канкрин, имея к тому же в своем распоряжении необходимый и веский нюанс: мощное финансовое Влияние в лице отдельных финансовых кланов Юго-Восточной Азии и отчасти Новой Зеландии.

Канкрин принял роковое для себя решение: он посчитал, что способен, произведя грамотные ходы, воодушевить и поднять на борьбу находящиеся в Галлиполи на Балканах русские элитные, закаленные в боях войска под руководством барона Врангеля, объединив их с донским и кубанским казачеством.

С этой целью он и отправил своего дальнего родственника графа Ивана Канкрина (как указывалось, под именем Ивана Саврасова) в стан большевиков; и во имя этой благородной миссии, разыгрывая свою секретную партию, пожертвовал имевшимися у него в резерве архивами, спрятанными в старинных русских городах.

О графе Иване Викторовиче Канкрине известно, что с 13 мая 1913 года был он зачислен в качестве казака Мариинской станицы в лейб-гвардии Его Императорского Величества Атаманский полк. Во время Первой мировой войны был переведен в лейб-гвардии Его Императорского Величества Казачий полк. После революции находился в эмиграции, время от времени нелегально возвращаясь на родину… В Кубанско-Донской армии был военным следователем, имел чин войскового старшины.

…Иван Канкрин сумел выполнить задание.


В финансировании проекта по созданию Кубанско-Донской казачьей армии и обеспечению ее вооружением и продовольствием были задействованы находящиеся в зарубежных банках деньги русских промышленников: Мамонтовых, Морозовых, Кузнецовых, Прохоровых, Рябушинских и др. Интересный и многозначительный штрих, подтверждающий все ту же простую истину: ничто не происходит просто так, всё в мире, все события и нюансы происходят во взаимосвязи, — начало становления и процветания финансовых кланов русских родов, чьи потомки, живущие в разных странах, участвовали в названном проекте, заложил министр финансов императора Николая I граф Егор Францевич Канкрин.

В результате была создана хорошо вооруженная и оснащенная казачья армия в количестве более 140 тысяч штыков. Отмобилизованная и скрытно размещенная в станицах, она к концу мая 1927 года должна была выступить и рассредоточиться вдоль Дона, начиная от хутора Татарского.

Объединенными силами казаков и русской армии в Галлиполи (предполагалось, что к ним присоединятся и русские с Аляски) должен был командовать давший на это согласие генерал-лейтенант и барон Петр Николаевич Врангель, за что и был убит.

Одним из тех, кто имел отношение к службе в этой армии, был… Михаил Шолохов. Который, словно невзначай, впоследствии вывел себя в романе в образе Мишки Кошевого. Шолохов был также одним из тех, кто информировал органы ОГПУ в Ростове о надвигающейся беде для большевистского режима.

Получив ряд подобных донесений, кремлевское руководство тем не менее понимало, что собрать в кратчайшие сроки под ружье истощенную Гражданской войной армию не представлялось возможным.

И тогда в ЦК партии был вызван М. Н. Тухачевский, который — по приказу Сталина (!) — осуществил (после Тамбова и Варшавы) свой новый «героический поход», применив хлор в районе дислокации казачьей армии. Подобные сведения не содержит ни один архив советской власти; об этом походе не сообщает ни один источник…

Операция по уничтожению 140-тысячной казачьей армии была осуществлена с 2 до 4 часов ночи. Боевой хлор густым туманом расстилался в воздухе, растворяясь над лабазами и хатами, проникая во все щели и поры, лишая шансов проснуться любую живую душу, будь то взрослый человек, младенец в люльке, коза ли, курица, лошадь… все едино… Майская ночь закончилась скоро. К рассвету помимо казаков удушены были и все жители района дислокации огромной армии.

Об этом чудовищном геноциде казаков узнали в той же Америке. Там прошли акции протеста простых американцев, но движение не могло получить должного развития из-за противодействия Ордена, и всякая информация о трагедии была извлечена из сознания не только деградированного народа России. Более 40 тысяч американцев, попытавшихся добиться правды и справедливости или просто услышавших о трагедии на юге России, так или иначе пострадали…

После сколь простого, столь страшного уничтожения казачьей армии начались жестокие расправы над теми, кто был Причастен к событиям.

А командующий армией Харлампий Васильевич Ермаков был в первые же минуты ареста расстрелян чекистами. Его дети, близкие и дальние родственники в течение ближайших двух-трех суток были найдены и уничтожены; а в архивы легла информация, что 17 июня 1927 года решением коллегии ОГПУ X. В. Ермаков был приговорен к расстрелу.

Всех очевидцев жизни этого незаурядного человека тоже извели, а ОГПУ с помощью талантливого Михаила Шолохова создало «свидетелей воспоминаний», которые и вспоминали… подробности контрреволюционной деятельности и метаний Харлампия Ермакова. Которому местные органы приписали участие в восстании против советской власти в 1919-м; пожурив при этом за то, что… большевики не проявили должного внимания, когда он в 1920 г. оказался в Красной армии. Правда, большевистские агитаторы забыли простую вещь: далеко не по доброй воле Ермаков оказался в рядах армии Троцкого. Он нужен был большевикам как символ казачества, как блестящий офицер Первой мировой войны. Это был поистине командарм от народа… и с целью привлечения его в свои ряды большевики поставили вопрос ребром (цитирую дословно): «либо, Харлампий, ты служишь нам, либо мы порешим твою семью». Свидетельства этого, оставленные графом Иваном Канкриным, до сих пор находятся в одном из архивов, в том числе и личное письмо Харлампия Ермакова, адресованное его детям! Я лично читал все эти документы…

Михаил Шолохов — за участие в разгроме казачьей армии и за сокрытие правды — был обласкан товарищем Сталиным; он занял достойное советского писателя место в кремлевской партноменклатуре, удачно подменив истинного героя Харлампия Ермакова на Григория Мелехова, пригладив события, измельчив масштабы, превратив трагедию всего русского народа в героизм небольшой кучки…

А Сталин, между тем, отдает приказ… об убийстве графа Александра Георгиевича Канкрина и его родственника графа Ивана Канкрина, действительного статского советника, камергера Двора Его Императорского Величества.

Александра Георгиевича убивают в 1929 году на севере Африки, около городка Летуан в Марокко.

Ивану Викторовичу удалось исчезнуть. Он умер 17 июля 1961 года в США.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх