Глава 16

В какой-то момент Сталин пришел к осознанию, что одной из форм выживания любой страны является торговля. Возможно, здесь свою роль оказало и внимательно изученное им письмо Эванса Кларка, перехваченное резидентами графа. В послании говорилось о деятельности Бюро информации Советской России, расположенного на Бродвее, 299, в комнате № 1812. Речь шла о бурном 1919-м; тогда же, к примеру, все предприятия России и транспорт были остановлены.

Эванс Кларк обратился к членам Ордена, и 29 мая 1919 года Пинчот отписал ему ответ, а также уведомил своего коллегу, члена «Черепа и костей» Уильяма Кента о снятии блокады с Советской республики.

Кент, находящийся в рядах Ордена с 1888 г., был членом Тарифной комиссии США; после некоторых раздумий он обратился с письмом к сенатору Ленруту с просьбой взять интервью у Эванса Кларка. Отец Эванса Кларка — Альберт, являвшийся членом Ордена с 1853 г., женился на дочери Томаса Тэчера, члена Ордена с 1835 г. (тогда, когда организация скрывалась еще под названием священный союз).

Два члена одной и той же тайной структуры — Кент и Пинчот — быстро нашли общий язык и представили сенатору Ленруту видного деятеля большевистского режима, являвшегося агентом Ордена. Ни тот ни другой не уведомили сенатора о том, что Кларк является руководителем Советского Бюро.

Анализируя роль торговли и денежных потоков в развитии государства, Сталин установил, что члены Ордена принимали активное участие в начальном развитии СССР. В проект «советская страна» вкладывали огромные средства:

— Браун Бразерз, Гарриман (до 1933 г. У. А. Гарриман энд Компани),

— В. Аверелл Гарриман (в Ордене с 1913 г.),

— Е. Роланд Гарриман (с 1917 г.),

— Эллере С. Джеймс (с 1917 г.),

— Рей Моррис (с 1901 г.),

— Прескотт Шелдон Буш (с 1917 г.),

— Найт Вулли (с 1917 г.),

— Мортимер Сибери (с 1909 г.),

— Роберт А. Ловетт (с 1918 г.).

Впоследствии, по истечении нескольких лет, благодаря усилиям Голованова и Пономарева Сталин имел полные сведения о новых «партнерах» из Ордена, которые сотрудничали с СССР в течение Второй мировой войны и после нее:

— Юджин В. Стетсон (в Ордене с 1934 г.),

— Уолтер X. Браун (1945),

— Стивен Й. Хорд (1921),

— Джон Беквит Медден (1941),

— Грейндж К. Костикян (1929).

И еще был активный партнер, не состоящий в Ордене, — Мэтью С. Браш (масон 32-й степени). С помощью этого резидента Ордена и осуществлялась финансовая поддержка «враждебной» страны из другого лагеря через: Американскую международную корпорацию, Международную корпорацию Барнсделл и Марганцевую компанию в Грузии. В двух первых корпорациях Браш являлся председателем, а в последней — директором.


И вновь вернемся в начальный период построения СССР, чтобы узреть события с точки зрения экономики.

Между 1917 и 1921 годами кровавый троцкистско-ленинский режим распространился по европейской части России, Сибири и Кавказу. Орден посредством вооруженных сил США, как уже указывалось, контролировал территорию Сибири вдоль Транссибирской магистрали.

Но с целью заведения мировой общественности в заблуждение Джордж Кеннон, аналитик Ордена, во всю трубил об интервенции США в большевистской России. Но… никакой интервенции не было! А было четкое исполнение резидентами Ордена Троцким и Лениным распоряжений по контролю сего региона России ввиду еще слабости советского правительства. Орден разместил американские войска с одной целью — не пустить на железную дорогу Японию, равно как и большевиков.

Перед правительством Ленина встала острейшая задача восстановления стоящих русских предприятий, которым необходимы были сырье, квалифицированная рабочая сила и оборотный капитал. Важнейшую роль в русской послереволюционной перестройке должны были сыграть нефтяные месторождения Кавказа и Татарстана.

Кавказские месторождения на тот момент были основной частью природных ресурсов России, которые разрабатывались. К примеру, бакинская нефть начала разрабатываться еще в 70-х годах XIX века. А к началу XX века добыча сырой нефти в Баку в несколько раз превышала добычу нефти в США. А вскоре — стала превышать половину сырой нефти, добываемой во всем мире! Именно нефть Кавказа стала основным финансовым критерием в восстановлении экономики России, составляя 20 % от всего экспорта.

Большевики захватили Кавказ в 1920–1921 годах. В течение полутора лет скважины прекратили свою работу; и процесс остановки нефтепромыслов продолжался. Техническое их состояние стало удручающим. Именно установленная советская власть во главе с Шаумяном в Баку, получившая название Бакинской коммуны, полностью разрушила такую важнейшую отрасль, как нефтяная. К началу XX века Россия была первейшим и самым крупным в мире производителем и экспортером сырой нефти, добываемой только из недр Каспия и Кавказа.

Чтобы восстановить прежний уровень, требовалось провести огромный фронт работ. Был создан советский трест по добыче нефти «Азнефть», который возглавил инженер из евреев Серебровский, выдвинувший программу, опубликованную в газете «Правда».

Вся его программа испещрена цифрами, и при этом Серебровский указывает, что трест не располагает техническими возможностями и что русская промышленность поставить их не может. Всё — как ожидали в Ордене. Замечу при этом, что к концу XIX века перерабатывающие и перегонные предприятия России были в техническом смысле самые эффективные в мире.

Автор писал так: «И как раз в этом американский капитал поддержит нас. Американская фирма «Интернэшнл Барнсдалл Корпорейшн» сверстала график… Отсутствие оборудования не позволяет нам увеличивать добычу продукции нефтяной промышленности Баку своими силами. Американская фирма… поставит оборудование, начнет бурение на нефтепромыслах и организует добычу нефти глубинными насосами в техническом плане…» («Правда», 21 сентября 1922 г.).

И уже в ближайшие годы «Азнефть» и компания «Люси Мануфэкчуринг» вместе с иными компаниями, производящими технологическое оборудование для иностранных нефтепромыслов, выполнили эту программу. Оборудование в СССР ввозилось из США в больших объемах; буровые бригады «Азнефти» были ознакомлены с оперативными характеристиками турбобурения, и добыча была реорганизована путем бурения глубоких скважин с применением электронасосов.

Первая концессия была создана по договору в октябре 1921 года, а в сентябре 1922-го подписали еще два соглашения. Американскую сторону представляла компания «Барнсдалл».


Сталин, изучая материалы, предоставленные ему агентами из недр Ордена и Госдепартамента США, убедился в том, что собой представляет компания «Барнсдалл Корпорейшн»; ее председателем являлся Мэтью С. Браш, который, по мнению резидентов Канкрина, являлся подставным лицом Ордена.

Тогда как компанией владели «Гаранти Траст», «Ли», «Гарриман Компани и У. А. Гарриман», а «Интернэшнл Барнсдалл Корпорейшн» на 75 % принадлежала компании «Барнсдалл Корпорейшн» и на 25 % «X. Мэйсон Дей». Интересы «Гаранти Траст» представлял Юджин В. Стетсон (одновременно он являлся вице-президентом «Гаранти Траст»; его сын Юджин В. Стетсон-младший был принят в Орден в 1934 г.).

Интересы «Ли», «Хиггинсон» представлял Фредерик Уинтроп Ален, член Ордена с 1900 г.

Таким образом, Орден контролировал компанию «Барнсдалл Корпорейшн», которая — в свою очередь — контролировала и финансировала «Азнефть». А так как этот проект со стороны Советской республики координировал А. И. Рыков, то резидентурой Сталина в Ордене было подтверждено, что и Серебровдкий, и Рыков являются резидентами Ордена в экономике Советской страны.


Другим существенным источником получения Советской республикой иностранной валюты в начале 20-х годов были крупные залежи марганца в стране.

К 1913 году Российская империя поставляла 52 % мирового экспорта марганца, около 76 % которого, или 1 миллион тонн, добывалось из месторождения в Чиатури (территория Самцхе-Джавахети) в Грузии.

Но в 1920 году добыча марганца на Кавказе была сведена на нет. А к 1924 году Чиатури стал давать около 300 тысяч тонн в год. Главная проблема, как сообщал Рыков, было то, что «примитивное оборудование, считавшееся крайне неадекватным даже по довоенным стандартам, серьезно мешало дальнейшей разработке». Правда, Рыков не указывал, что падение высокоразвитого до 1913 года производства произошло прежде всего в результате государственного переворота в России.

Чиатурские месторождения находятся достаточно высоко в горах и на значительном удалении от морского порта Аджарии — Батуми.

В первые годы советской власти месторождение разрабатывалось примитивным способом. Сырье доставлялось с гор на ослах, а далее — по железной дороге. В Батуми руду из вагонов переносили ведрами, что было и неэффективно, и очень трудно для рабочих. США — по просьбе Рыкова — установили второсортное оборудование для разработки залежей марганца и его доставки в порт.

Советская власть получала иностранную валюту на основе деловых соглашений по займам Советскому Союзу с «У. А. Гарриман энд Компани» и «Гаранти Траст».

Сталин внимательнейшим образом изучил 350-страничную документацию, полученную из Ордена и Госдепа США, имеющую цифровой гриф 316-138-12/331 (можно удостовериться, что это за документы, к примеру, в публичной библиотеке в Лондоне, библиотеке Королевского университета Бангкока).

Не ускользнул от его интереса и развернутый контракт под названием «Соглашение о концессии между правительством СССР и «У. А. Гарриман энд Компани» в Нью-Йорке». Это соглашение было подписано 12 июля 1925 г.; включало в себя концессию по эксплуатации Чиатурского месторождения марганца и развитие экстенсивного применения современных методов его добычи и транспортировки. По подписанному соглашению с Гарриманом на механизацию шахт и исключение ручной добычи с переводом ее в механическую было потрачено 4 миллиона долларов. Построили горнообогатительную фабрику, погрузочный элеватор в Поти мощностью 2 миллиона тонн, железнодорожную рокаду вместе с воздушным трамваем для перевозки руды. Расходы распределились следующим образом: 2 миллиона — на железную дорогу; 1 миллион — на механизацию ручного труда, еще 1 миллион — на фабрику и элеватор.

Председателем грузинской Марганцевой компании (компании Гарримана!), работающей на этом участке советской — России, являлся не кто иной, как… подставное лицо Ордена Мэтью С. Браш.


Находясь в одиночестве, Сталин несколько часов пребывал в раздумьях над дальнейшими ходами. Важна была не только игра, казавшаяся игрой в поддавки с одной — советской стороны (а этих правил надо было придерживаться), но и ответные серьезные ходы…

Назрела необходимость приступать к действиям; тем более что с помощью Канкрина и под непосредственным руководством Забрежнева была создана разветвленная сеть высокопрофессиональных специалистов в различных сферах деятельности, которую и возглавили Голованов и Пономарев.

Сталин принимает решение о командировке в США Голованова и еще двоих сотрудников, но под прикрытием — с паспортами сотрудников Коминтерна, а также паспортами подданных Болгарского царства (для проезда по территории Европы). По прибытии в США Голованов имел встречи с княгиней Е. Мещерской, с другими резидентами Канкрина в Ордене.

Затем он был представлен Уильяму Авереллу Гарриману, члену Ордена с 1913 года.

Эта важнейшая фигура представлялась чрезвычайно важной в дальнейшем формировании политического мировоззрения Сталина на процессы в СССР и в мире.

Родился Уильям Аверелл Гарриман в 1891 году; в 1913 г. окончил Йельский университет. В существующих его официальных биографиях ни Орден, ни «Череп и кости», ни «Рассел Траст» никогда не упоминаются. Как и другие члены этой секретной организации, Гарриман нигде и никогда не афишировал свое членство в ней.

Чтобы понять сущность этого человека, Сталину пришлось много потрудиться над огромными массивами информационно-разведывательного характера с самого начала замыслов священного союза в отношении Российской империи, то есть с начала действий 1-го Интернационала.

Его отец Эдвард Гарриман имел в XIX веке кличку Барон-разбойник. Как утверждали агенты Имперской разведки, его биография, написанная Джорджем Кеннаном, была «взята напрокат». Кстати, Кеннан служил в Госдепе и был автором «Документа 68», изданного впоследствии Советом Национальной Безопасности (известный аналитик того времени, эксперт Госдепа Хаутон Миффлин поясняет, что «Документ 68» предусматривает создание легенд членам Ордена для «очищения» их биографий и возвышения их деятельности в глазах общественности).

Эдвард Гарриман начал работать в 14 лет, не имея даже среднего образования. Его карьера начала меняться после удачной женитьбы на Мери Аверелл, дочери банкира из Нью-Йорка и президента железнодорожной компании. К 23 годам Эдвард уже купил место на фондовой бирже Нью-Йорка и, проявив недюжинную изворотливость, стал работать в компании «Юнион Пасифик», захватив ее после искусственно созданного им банкротства. Он являлся автором ряда афер в результате которых стал владельцем 60 миллионов долларов! Это вызвало неудовольствие властей; и к расследованию этого дела привлекли членов «Межгосударственной Торговой Комиссии». В расследовании указывалось, что Гарриман являет пример того, как… железную дорогу можно «истощить в интересах обогащения членов компании». После чего Гарриман, получив популярность в США, издал ценные бумаги номинальной стоимостью 80 миллионов долларов. И через фирму «Кун, Леб и К°» осуществил аферу, принесшую лично Э. Гарриману еще более 65 миллионов долларов!

Сталин, ознакомившись с этими сведениями, сделал удивительную запись (на взгляд того, кто оценивает эту личность по привитым канонам) на одной из бумаг: «Это просто пройдоха, вор, мошенник и преступник…».

…Уже на склоне лет вождь СССР несколько раз слышал от своих опричников, что некоторые арестованные в гневе называют его, товарища Сталина, «вором и грабителем банков», имея в виду времена его бурной революционной молодости, когда тот был еще простым Coco Джугашвили. На что Сталин всегда иронично реагировал: «Что вы говорите, Сосо — вор… Вы бы знали, какими деньгами ворочали в молодости наши заокеанские друзья

Конечно, не сравнить юность Coco с молодостью Эдварда Гарримана. В той стране совсем другие нравы, другие взгляды; там хищение, афера — благо, коли ты своевременно «подмазал»: пожертвовал деньги в пользу политической организации или политиков; о, в Российской империи подобные «нормы» даже не представлялись возможными!

Даже биограф Эдварда Гарримана, уже упомянутый Джордж Кеннан, подчеркивает, что в 1904 г. тот по просьбе президента Теодора Рузвельта выделил 250 тысяч долларов для Республиканского Национального Комитета. Для чего был создан ряд фондов, введенных в комитет другом и адвокатом Гарримана — судьей Робертом Скоттом Ловеттом. Одновременно он являлся генеральным юрисконсультом компании «Юнион Пасифик Рейлроуд». Сын же известного судьи Ловетта, Роберт Аберкромби окончил Йельский университет вместе с двумя сыновьями Эдварда Гарримана — Роландом и Авереллом и был принят в Орден в 1918 г.

Забегая вперед, следует отметить, что Роберт Аберкромби Ловетт появится на политической сцене в конце 1944 года (а с 1950 г. он — министр обороны США) в качестве партнера в компании «Браун Бразерс, Гарриман». Причем как фигура ключевая: он через президента США Рузвельта, а позднее — Трумэна будет влиять на политический курс США в большинстве регионов мира.

И если расценивать клан Ловетта в связке с кланом Гарримана и участием в этой общей структуре советского вождя Сталина, то это будет сверхгигантская, над всеми стоящая сила, вершащая судьбы мира…

Но пока об этом говорить рано…


Итак, вернемся к истории Эдварда Гарримана.

Что касается упомянутых выше 250 тысяч долларов, то они не изменили мнение Теодора Рузвельта о дарителе — ни в лучшую, ни в худшую сторону. Ибо установка для президента одна: любому представителю Ордена, в том числе и Гарриману, противоречить не следует — никогда и ни в чем.

Для обоих сыновей Гарримана отец был примером для подражания. Уильям Аверелл Гарриман за свою долгую жизнь и карьеру сумел сделать немало важных дел, к которым, безусловно, следует отнести и его женитьбы. В 1915 г. — на Китти Ланье Лоуренс; в 1930 г. — на Мери Нортон Уитни; а в 1971 г. — на Памеле Черчилль Хейуорд.

У. А. Гарриман окончил сначала школу в Гроттоне, затем Йельский университет и с 1913 года, как член Ордена, начал работу в компании отца «Юнион Пасифик Рейлроуд». В 1917 году он стал основателем судостроительной компании «Мерчант Шипбилдинг Корпорейшн», все акции которой продал в 1925-м, став в том же году директором «Гаранти Траст». Его капитал в семье достиг трети; часть средств еще ранее он вложил в предвыборную кампанию Дж. П. Моргана в 1912 г.

В 1920 г. он, по рекомендации Ордена, с целью оказания финансовой поддержки советской власти основал «У. А. Гарриман энд Компани», в которую вице-президентом назначен его брат Роланд (96 документов, говорящих о клане Гарримана и его коллегах по Ордену, были опубликованы в конце 70-х годов Госдепом США за № 861.6364–6461).

В то же время резидентурой Сталина было выявлено, что именно по этой компании проходят в качестве агентов Ордена члены советского правительства Семашко, Каменев, Рыков, Зиновьев, Томский, а также военачальники Тухачевский, Якир, Уборевич, что подтверждало и ранее поданную информацию резидентуры Канкрина в Ордене (сведения еще за 1910–1912 гг.) о разработке в качестве возможных агентов либо резидентов вышеназванных лиц в Российской империи.

В 1923 году с помощью Рыкова и Зиновьева Гарриман образовал Марганцевую компанию в Грузии.


В результате переговоров с У. А. Гарриманом, проведенных Кэт Уитни (княгиней Мещерской) и сопровождавшим Голованова членом его группы В. В. Оболенским, стороны договорились о том, что в интересах действий 3-го Интернационала (в СССР — Коминтерна) следует не допускать и не Посвящать президента США, Госдеп и другие государственные органы власти в планы Ордена.

После перерыва в комнату для переговоров был приглашен Голованов; невзирая на молодость, буквально с первых минут он очень понравился Гарриману. Возможно, лестной оценке послужили важные вести, которые принес молодой посланник; возможно, свою роль сыграл его выдающийся талант располагать к себе людей. Голованов, строго выполняя инструкцию, данную ему Сталиным, коротко и внятно сообщил, что деятельность Троцкого, как основателя 3-го Интернационала, отныне и навсегда более не заслуживает внимания, в особенности же после смерти Ленина. Потому как все рычаги власти по управлению Интернационалом находятся В руках Генсека ЦК ВКП(б) Иосифа Виссарионовича Сталина. Поэтому дела с целью дальнейшего финансирования экономики СССР и модернизации его предприятий следует вести с реальным руководителем страны.

В свою очередь, Гарриман осторожно заметил, что для того, чтобы делать ставку на кого-либо в СССР, ему следует обсудить эту тему со своими коллегами. Но Голованов решительно пресек попытку Гарримана таким образом предупредить и защитить своих резидентов, находящихся в руководстве сове&ким правительством, заявив, что если Гарриман и его сотоварищи будут и впредь основную долю по оказанию помощи СССР осуществлять через некоторых руководителей правительства СССР в обход генсека, то в таком случае… участь тех будет решена. И в первую очередь дальнейшая судьба Троцкого.

Понимая, что молодой человек не уступит, выполняя волю своего босса в Москве, Гарриман решил ослабить напряжение в переговорах; вежливым тоном он попросил Голованова за Троцкого, указав, что к господину Троцкому желательно быть более снисходительным, предоставив свободу выбора для жительства. На что Голованов ответствовал, что если Гарриман и его коллеги будут максимально лояльны к Сталину и с ним будут решать вопросы модернизации и финансирования СССР, то подобное отношение, как просит того господин Гарриман в отношении Троцкого, возможно. Но Троцкому следует забыть о своем славном прошлом и оставаться в тени (…впрочем, впоследствии тот сам не выполнил условие, гарантирующее ему безбедную, тихую и спокойную жизнь).

Далее в разговоре Александр Евгеньевич проявил, к удивлению собеседника, глубокие знания нюансов и событий, предшествующих этой встрече. К тому же он заявил, что предоставление займов Советскому Союзу со стороны некоторых компаний… надо полагать, резидентами, которые являются друзьями Гарримана… есть грубейшее нарушение законов США.

Как известно, в то время американские граждане посещали Россию по своему личному усмотрению, ибо не существовало ни дипломатических отношений, ни правительственных связей, не было также и договора между двумя странами о коммерческой деятельности.

Голованов подчеркнул, и с этим вынужден был согласиться Гарриман, что настроение рядовых американцев и самого правительства США по отношению к советскому правительству является крайне негативным. И это связано как с кровавыми событиями в годы Гражданской войны, так и с жестокими расправами в первые месяцы революции. Гарриман, хорошо поняв замысел Голованова, реагировал:

— А что если мы с вами, то есть мои коллеги и я — с одной стороны, и вы, ваши коллеги и господин Сталин — с другой, будем в действительности по-деловому решать все вопросы, связанные с модернизацией России… А официальную сторону предоставим президенту и Госдепу США — с одной стороны, и вашему президенту Калинину и правительству — с другой…

Голованов отреагировал:

— Подобная позиция, мистер Гарриман, мною будет лично доложена товарищу Сталину, и вам по соответствующим каналам будет сообщено о его решении. Но должен заметить, что товарищ Сталин, и я в этом не сомневаюсь, скорее всего позитивно отнесется к вашим предложениям. Между прочим, ваш синдикат «Гарриман Гаранти», представляющий ваших коллег, не поставил Госдеп в известность о своих планах…

Гарриман, видя, что разговор в присутствии княгини Мещерской и Оболенского заходит слишком далеко, предложил Голованову пройти в следующую комнату; тогда как гости вслед за слугой удалились на ланч.

Хотелось бы сделать отступление и сказать несколько слов о князьях Оболенских; в их роду сын тульского губернатора декабрист Евгений Петрович Оболенский, а декабристов, как известно, причисляют к мистикам и масонам. Упоминаемый здесь представитель рода князь В. В. Оболенский; был далеко не платоническим другом Ленина и финансировал; его преступную деятельность, одновременно являясь пассивным педерастом и перманентным революционером. Об этом, кстати, хорошо пишет профессор Пассони в книге «Ленин» и Конквиста в книге «Великий террор». Взяв себе революционный псевдоним В. В. Осинский, князь превратился в ярого левого коммуниста и еще до октября 1917 г. был кандидатом в члены ЦК. Дорос до уровня кандидата в члены Политбюро ЦК ВКП(б); во время сталинской великой чистки в 1938 году расстрелян.

Скрываясь от властей по заграницам, В. В. Оболенский-Осинский уделяет время прекрасному: переводит стихи известного французского поэта-декадента и педераста Верлена. При этом значительное внимание уделяет гомосексуальным связям, считая это явление… величайшим вкладом в революцию. По возвращении в Советскую республику в 1921-м голодном году занимает должность наркома земледелия и, как пишет Луи Фишер в книге «Ленин», был наркомом голода 1921 года. Не могу подтвердить, но этот же автор указывает, что наш князь кривой, хромой, с ярко выраженным косоглазием.

Добавлю только, что именно встреча в Америке в присутствии княгини Мещерской, Голованова и Гарримана будет стоить наркому жизни (а все потому, что педерасты часто не могут удержать язык за зубами).

Хозяин дома, проводив Голованова в другое помещение, предложил полюбоваться шедеврами изобразительного искусства из «Метрополитен-гарден». Тот, взглянув на часы, позволил себе рассматривать шедевры в течение ровно 10 минут и, немного раздосадованный тем, что не удалось больше полюбоваться творениями великих художников, неожиданно для Гарримана продолжил разговор так, словно и не было такой прекрасной паузы.

— Нам известно, что посольство США в Лондоне сообщило, что сделка о марганцевых рудниках на Кавказе сделана в обход правительства. И это сообщение взято из лондонской газеты «Тайме» за 21 декабря 1923 года. Таким образом, вы, мистер Гарриман, и ваши коллеги осуществили нелегальный бизнес-проект, не уведомив правительство США. Если это не безответственный поступок, то, как говорит товарищ Сталин, это есть игнорирование главы государства и правительства. Значит, мистер Гарриман, по мнению товарища Сталина, ваш президент и правительственные чиновники всего лишь мелкие исполнители-марионетки.

Гарриман, улыбнувшись, показал рукой на столик, где стояли в ряд прохладительные напитки, но тот только бросил:

— С вами лично хотел бы встретиться и ближе познакомиться товарищ Сталин, и желательно это сделать в Москве.


По истечении месяца после этой встречи из департамента торговли США пришло письмо с просьбой подтвердить сведения о концессии Гарримана на Кавказе. И дать как можно больше информации по этой теме. По имевшимся сведениям партийной разведки Гарриман не считал нужным информировать департамент торговли о своем бизнесе.

А между тем сделка приобретала максимальный размах.

Правительство США действительно не было поставлено Гарриманом в известность о намерении его компании вложить 4 миллиона долларов в разработку кавказских залежей марганца. По мнению некоторых специалистов, этот шаг имел очевидные стратегические последствия для США. В то время экономической разведкой в США занимался Госдеп; но нам уже было известно, что чиновники администрации президента и правительства США всего лишь служащие и не проявляют особого рвения в разного рода расследованиях. Путем логических размышлений в стенах монастыря в Москве пришли к выводу, что правительство США не является уполномоченным, а потому не в состоянии провести нужное расследование; в силу чего Сталин, после анализа со своими доверенными аналитиками Головановым и Пономаревым, решил воспользоваться ситуацией, расширив свое личное влияние в недрах Ордена.

Игра продолжалась.


Ясней ясного ситуацию описывают два коротких послания, датированных январем 1925 года (печатаются по книге Энтони Саттона «Как Орден организует войны и революции», М., 1995).

«Департамент торговли.

Бюро внешней и внутренней торговли.

Вашингтон, 23 января 1925 года.

Уважаемому Уилбургу Дж. Карру, помощнику госсекретаря, Вашингтон, дипломатический корпус

Дорогой мистер Kapp!

Мы располагаем копией депеши № 2565 госсекретарю от мистера Ф. В. Б. Коулмана в Риге, Латвия, в отношении разговора с мистером Фридлендером по поводу России.

На странице 7 этого сообщения имеется абзац, в котором говорится следующее: «Меграф является агентом Имперской и Иностранной корпорации, которая представляет капиталовложения Гарримана, Стиннеса, и его собственные в чиатурскую марганцевую концессию. Из отчета мистера Фридлендера явствует, что они объединили свои капиталовложения и представляют собой единый фронт».

Вопрос о чиатурской марганцевой концессии представляет большой интерес для американской горнодобывающей промышленности, и ее контроль американским концерном окажет значительное влияние на сталелитейную промышленность США. Поэтому мы заинтересованы в получении самой надежной информации по этому вопросу, насколько это возможно, и потому просим, чтобы вы по возможности получили для нас подтверждение вышеупомянутого сообщения. Мы бы хотели знать немного больше о достоверности заявлений мистера Фридлендера и о любых других доступных вам фактах по этому делу.

Весьма искренне ваш P. C. Миллер».

Буквально через несколько дней поступил ответ.

«Государственный департамент.

Сектор восточно-европейских дел.

29 января 1925 года

Дорогой Kapp!

Относительно прилагаемого письма офицера департамента торговли мистера Миллера имеются некоторые весьма определенные причины того, почему я считаю очень нецелесообразным, чтобы госдепартамент начал какое-либо расследование в отношении упомянутой марганцевой концессии. Если Вы того пожелаете, я буду рад объяснить Вам эти причины устно.

Иван Е. Янг».

Тем временем из неофициальных источников (в подобных случаях обычно говорят так: от доброжелателей) из США пришла копия письма, направленного Иваном Е. Янгом из сектора по восточноевропейским делам помощнику Госсекретаря Карру, где напечатаны эти строки: «…имеются некоторые весьма определенные причины того, почему я считаю очень нецелесообразным, чтобы госдепартамент начал какое-либо расследование в отношении упомянутой марганцевой концессии». Сверху была лаконичная виза Kappa: «Я уступаю Вашему суждению об этом».

Лишь спустя несколько недель Голованов выяснил, что, прежде чем подобная депеша могла стать достоянием Сталина, состоялся устный обмен мнениями между Янгом и Карром и что эта информация была… слита Гарриманом, чтобы Голованов, как помощник Сталина по закулисным делам, заглотил эту фальшивку. Но Гарриман преследовал и еще одну цель: он давал понять, что официальным деятелям американского истеблишмента пытаться выяснять что-либо о закулисной игре не следует, это смертельно опасно.


Еще через несколько месяцев Гарриман нелегально посетил Москву, где имел тщательно законспирированную встречу со Сталиным. Переводил их диалог Борис Пономарев.

После чего в Ордене был принят «собственный» план.

Уточню: почти все основные пункты этого плана были разработаны в недрах монастыря Сталиным, Головановым и Пономаревым, после чего были доведены до сведения У. А. Гарримана.

Итак, Орден контролировал все неправительственные стратегические направления, имеющие прямое отношение к СССР.

Если провести аналогии, то выходило, что эти неправительственные стратегические направления составляли более 90 % всей деятельности США в XX веке по отношению к России, начиная со времени установления там советской власти.

Что же остается правительству и президенту США? Ответ однозначный: несущественные 10 % разговоров о мифических правах человека.

Но в чем же заключалась суть собственного плана закрытой от глаз людских структуры?

Суть собственного плана Ордена на ближайшее время заключалась в создании депрессии в экономике США с целью привода к власти нужного Ордену и Сталину человека — Ф. Д. Рузвельта.

Большая игра становилась еще интереснее…


Известная с начала XX века англо-русская торговая палата, юридическое создание которой относится к середине 1920 года, стремилась развивать торговлю с Россией, но, естественно, не с николаевской, а с советской республикой Троцкого. Объяснение русскому народу СНК давал такое: торговая палата стремится восстановить бездействующую промышленность.

Вот так, ни много ни мало: вначале разрушаем, а затем восстанавливаем, но с явной выгодой для себя…

Характерно, что пост председателя исполкома палаты занимал член Ордена с 1884 г. Сэмюэль Р. Бертрон — вице-президент «Гаранти Траст» и бывший член миссии Рутта в России с начала переворота в 1917 году. Элих Рутт, председатель миссии палаты в России, одновременно был адвокатом члена Ордена с 1863 г. Уильяма Коллинза Уитни, который был свекром княгини Мещерской, Кэти Уитни. Сам Уитни — ключевая фигура Ордена; он — человек, создававший террористическую резидентуру в России под прикрытием 2-го Интернационала и непосредственно организовавший убийство Александра II.

Одной из важных фигур в Ордене был и сам Бертрон, который действовал по испытанной схеме: одной рукой через федеральные власти США инициировал торговлю русскими кредитами, а другой — финансировал не только революцию в Российской империи, но и карательные акции против русского народа в годы Гражданской войны.

И что удивительно: С. Р. Бертрон одновременно являлся еще и председателем американо-русской торговой палаты! Ярчайшее объединение интересов в разрывании жирного российского экономического пирога в интересах Британии и США.

В поле зрения Бертрона попали русские банки, которые он счел прямо-таки своим долгом уничтожить. Доказательством для Сталина послужил предоставленный резидентурой в Ордене документ следующего содержания:

«Американо-русская торговая палата.

Госдепартамент. Русский сектор.

Вашингтон, дипкорпус

Господа, не могли бы нам ответить на следующие вопросы?

1. Когда именно нижеперечисленные банки в России были захвачены советским правительством:

Международный банк торговли, Петроград;

Русский банк внешней торговли, Петроград;

Коммерческий Волго-Камский банк, Петроград;

Коммерческий банк Азов-Дон, Петроград.

2. Когда именно федеральные власти запретили торговлю русскими кредитами?

Мы будем весьма благодарны за любую помощь, которую вы сможете оказать в этом деле. Искренне ваш, Американская Торговая палата, секретарь…(подпись)».

Если учесть, что банки «в России были захвачены советским правительством», то это следует понимать, что банки, благодаря которым эффективно существовала финансовая система и экономика Российской империи, созданная в немалой степени талантом графа Егора Францевича Канкрина, были уничтожены резидентурой Ордена (Совнаркомом Троцкого — Ленина). Именно эти четыре банка (и другие) и создавали финансовую и экономическую независимость государства Российского и благосостояние русского и других народов великой империи.

А вкупе это и есть действие Ордена по схеме Гегеля, ибо Ордену хорошо известно, что «кредиты» Советскому Союзу поставлялись ими нелегально.

И стали «законными» лишь после привода членами Ордена и Сталиным к власти президента Франклина Делано Рузвельта в 1933 году.

Именно с целью его привода к власти вплоть до конца второй половины 20-х годов XX века Голованов и Пономарев чуть ли не постоянно находились в США, организовывая с помощью высокопрофессиональных экономистов партийной разведки Сталина процесс… по разрушению экономики США; действенную помощь в этом деле им оказывал сам Орден (!)

Отныне между Сталиным и Орденом действовали партнерские соглашения; в мировой игре свои правила, но: кто кого?

В сложившейся ситуации была до конца определена ключевая фигура в лице Рузвельта, способная вывести якобы разрушенную экономику США из стагнации. И тем самым образу президента придавался чуть ли не божественный флёр, его умышленно делали фигурой, спасшей 150-миллионный народ США от катастрофы.

Но настоящей-то катастрофы не было!

Она была придумана так же, как когда-то революция (подобная ситуация была разыграна после Второй мировой войны с целью создания восточного блока из стран так называемой народной демократии под эгидой Москвы; а в 1991 году так же — ударом в первую очередь по экономике — был разрушен Советский Союз вместе с восточным блоком с единственной целью: богатства бывшего СССР и стран соцлагеря отныне полностью переходят под контроль Ордена, а народы этих стран превращены в неквалифицированную дешевую рабочую силу).


Во время воплощения операции, тщательно разработанной в недрах монастыря под руководством генсека, и осуществленной Орденом, удалось привести к власти в Белый дом человека, невольно (вольно) ставшего марионеткой Сталина до конца своих дней!

Именно благодаря Сталину Орден вынужден был, в нарушение Конституции США четырежды (!), без перерыва, держать президентом Франклино Делано Рузвельта.

И это не просто желание Ордена, а точный расчет, глубокий анализ и перспективное видение Иосифом Виссарионовичем Сталиным политических ходов. Вот именно в течение этих лет (1925–1929 гг.), с благоволения ключевых фигур Ордена Гарриман и предложил советскому вождю стать резидентом Ордена, каковыми были Троцкий, Ленин и многие другие.

Сталин, услыхав предложение, среагировал очень резко:

— Вы за кого меня принимаете, я что, тот жид, от которого надо спасать Россию?!

Опешивший было Гарриман тут же поправил:

— …тогда членом нашего Ордена.

Сталин усмехнулся, раскурил свою знаменитую трубку и сказал:

— Господин Гарриман, передайте своим коллегам по ремеслу, что Сталин не ремесленник, как некоторые считают его, потому что отец у него был сапожник. Это для дураков — сапожник и для дураков — ремесленник. Сталин может быть только над Орденом, и вы хорошо понимаете почему. А если не понимаете, тем хуже для вас.

Подобным заявлением Иосиф Виссарионович поставил в крайне затруднительное положение руководство Ордена и лично Аверелла Гарримана.


Еще за 18 месяцев до обращения Бертрона насчет российских банков «Гаранти Траст» развернул не только торговлю русскими кредитами. Он заключил банковское соглашение с правительством Ленина и назначил вице-президента «Гаранти Траст» Макса Мея директором созданного на основе соглашения иностранного отдела советского банка «Рускомбанк».

Во второй половине 20-х годов резидентура графа Канкрина, существовавшая в Ордене, практически была заменена на резидентуру партийной разведки Сталина, которая уже имела достаточно сильное влияние на главные фигуры Ордена.

Орден поручил правительству США продолжать уверять общественность своей страны в том, что Советы, и в частности созданное Лениным и продолжавшее функционировать после его смерти правительство, состоят из подлых убийц, грабителей и разбойников с большой дороги. И министерство юстиции продолжало высылать «красных» в Россию. Политики уверяли своих сограждан, что США не будут иметь отношений с большевистским правительством, пока «этот лживый поток обрушивается на одураченных несчастных людей» (вот бы они о себе так же высказались…).

А тем временем структура Ордена — «Гаранти Траст» — продолжала осуществлять через отдел советского банка финансирование и модернизацию промышленности Советского Союза.

А советские лидеры революции и «полководцы Гражданской войны» — Тухачевский, Якир, Уборевич, Путна и другие — горячо приветствовали американскую армию за помощь в деле защиты революции.

а лживый поток все обрушивается и обрушивается на головы одураченных несчастных людей по обе стороны океана


По прошествии более чем полувека со дня разрушения Российской империи практически ни одному советскому правительству, сменяющему друг друга, нельзя доверять. По причине того, что от этих правительств невозможно получить какие-либо ключевые документы, помогающие установить истину. Если кто-то, назвав себя независимым исследователем, решит докопаться до сути, то этот человек просто ничего — никаких искомых данных и документов — не получит. Более того, он может попасть под колпак спецслужб; и тогда в лучшем случае лишится элементарного источника дохода, в худшем случае его ждет гибель.

К тому же здесь есть свои серьезные нюансы.

После декабря 1952 года большинства существовавших в сталинском руководстве серьезных документов не сохранилось. Немалая их часть позже оказалась в Лондоне, Нью-Йорке (на Бродвее, 120) и Вашингтоне. Вот один из тех документов, который относится к категории ключевых в истории отношений между Нью-Йорком и Москвой во второй половине 20-х годов XX века. Между прочим, опубликован в ряде исследований независимых ученых на Западе, упоминается в том числе и в названной уже книге Э. Саттона.

«Симпсон, Тэчер и Бартлетт,

120, Бродвей, Нью-Йорк, 21 июля 1927 г.

Уважаемому Р. Е. Олдсу,

помощнику Госсекретаря,

Вашингтон, дипкорпус.

Сэр! Государственный Банк СССР несмотря на то, что, по нашим данным, весь его капитал принадлежит министерству финансов (Народному комиссариату финансов) советского правительства, сам по себе не является частью советского аппарата, а представляет юридическую реальность, включенную в систему государства в ноябре 1921 г. указом советского правительства. Госбанк СССР имеет право возбуждать дело, а также преследовать судебным порядком в советских судах, как отдельная личность.

Этим банком уже вложены крупные суммы денег в различные банки США. Ввиду увеличения торговли между компаниями нашей страны и СССР, а также желания СССР расширить эту торговлю Госбанк хотел бы увеличить свои вложения в банках США. Перед тем как разрешить Госбанку увеличить свои вклады в желаемых размерах, нам бы хотелось, если вы все так же поддерживаете нас, получить ваше мнение по этому поводу, подтвердив традиционное отношение нашего правительства к таким депозитам. Практически, если мы правильно понимаем ваши взгляды, то нам кажется, что препятствий к увеличению вкладов Госбаннет, несмотря на непризнание СССР нашим правительством.

С большим уважением Ваша

«Симпсон, Тэчер и Бартлетт».

Этим и иными документами подтверждается и факт того, что Генуэзская конференция и заключенный в 1922 г. Рапалльский договор — не что иное, как очередной спектакль для все той же «благородно-исторической» цели: завести общественное мнение Европы, граждан СССР и США в заблуждение.

А вот удастся ли снять нам всем когда-нибудь пелену с глаз?

И через какой срок?


Деятельный Орден создал ряд юридических фирм, львиная доля которых осуществляет тесные связи с банками не только США, но и всего мира. И в особенности с теми компаниями, которые считаются «рычагами» революций, в частности революции в России.

Взять ту же фирму «Симпсон…», находящуюся на Бродвее, 120, и основанную Томасом Тэчером в 1884 году. Его сын Томас Дей создал семейную юридическую фирму после завершения обучения в Йельском университете и вступления в Орден в 1904 году. Томас-младший работал у Генри Л. Симпсона члена Ордена с 1888 г., ставшего к концу XIX века одной из ключевых фигур Ордена и непосредственно осуществлявшего организацию войн: Англо-бурской, Русско-японской и Первой мировой.

Тэчер, словно приняв эстафету от Симпсона, занялся свержением императора Николая II и утверждением Троцкого и Ленина лидерами Советской России. Он через своих резидентов — Феликса Франкфертера и Раймонда Робинсона — осуществлял координацию государственного переворота в России. После захвата власти Троцким они координировали потоки существенной помощи советскому правительству.

Еще одним звеном, связывающим кровавый переворот 1917-го и компанию «Симеон…», была принятая в Орден в 1885 году дочь Томаса Энтони Тэчера, которая вступила в брак с Уильямом Кентом, членом Ордена с 1887 года. Оба активно участвовали в создании «Союза борьбы за освобо ждение рабочего класса России» во главе с Плехановым, на базе которого и была создана в конце 90-х годов преступная партия РСДРП.

Но, к несчастью для нас, в те годы успех был на стороне многих членов тайной заокеанской организации.

Одновременно с членом Ордена Томасом Пинчотом действия дипкорпуса правительства США в период интервенции в Россию координировал Кент. Член Ордена Сэмюел Бертрон принимал участие в 1917 году в миссии Рутта в России.

Были и другие люди с громкими именами, ведущие свои опасные игры…

Томас Ф. Тэчер, член Ордена с 1904 года, или член миссии Красного Креста Аллан Уордвелл, сын Томаса Уордвелла, члена Ордена с 1887 г., казначея «Стандарт Ойл». Последний имел тесные партнерские отношения с другой юридической фирмой «Стетсон, Дженнингс и Рассел», руководитель этой фирмы Юджин Стетсон-младший в Орден был принят в 1934 г. В начале 30-х годов он был активно разработан Александром Головановым в качестве агента партийной разведки.

«Симпсон, Тэчер и Бартлетт» были представителями Госбанка СССР в США, и являлись тем механизмом, который — во исполнение требований Сталина — использовался Орденом для подачи дозированной информации Госдепу США. Это подтвердилось в 1927 году, когда правительство США получило информацию о систематическом увеличении СССР своих вложений в банки США. Подобное внедрение советской банковской системы было спланированной крупномасштабной операцией по перекачиванию гигантских сумм денег в избранные компании США с целью создания финансовой базы для выполнения планов первой советской пятилетки.

Советской партийной разведке была поставлена ясная задача: посредством внедренной резидентуры направлять Деятельность влиятельных чиновников Ордена и их устами управлять президентом и Госдепом США.

В сложившихся обстоятельствах члены Ордена склонны были утверждать, что «не может быть причин, которые препятствовали бы Госбанку СССР увеличивать свои вклады независимо от того, признает ли наше правительство советское правительство и СССР». Это и есть факт того, что даже отсутствие дипломатических отношений между СССР и США, а соответственно и отсутствие связей на правительственном уровне двух государств, совершенно не мешает иметь самые что ни на есть реальные деловые отношения, которые и формируют на деле теорию Гегеля…





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх