• 1. Структура «первого здания для проведения казней с помощью газа»
  • 2. Вместимость и «производительность» «газовых камер»
  • 3. «Первая газация в Собиборе»
  • Глава 8. «Газовые камеры» Собибора в свете «свидетельских показаний» и «исторических исследований»

    На процессах против ревизионистов, подвергающих критике общепринятую версию судьбы евреев в годы Второй мировой войны, судьи и прокуроры регулярно как молитву, повторяют, что Холокост является «общепризнанным фактом» и больше «не требует доказательств». Эти судьи и прокуроры ссылаются при этом на «результаты исторических исследований» и на приговоры, вынесенные западногерманским правосудием на процессах «нацистских преступников», проводившихся в «строгом соответствии с принципами правового государства».

    Каково качество этих «результатов исторических исследований» и какой объективной ценностью обладают судебные приговоры, вынесенные на процессах нацистским преступникам, мы постараемся разобраться на примере лагеря Собибор. Мы рассмотрим три важных момента:

    1) структуру «первого здания для проведения казней с помощью газа»;

    2) вместимость и «производительность» «газовых камер»;

    3) обстоятельства «первой газации в Собиборе».

    1. Структура «первого здания для проведения казней с помощью газа»

    Франц Штангль, комендант Собибора, позднее переведенный в Треблинку, согласно литературе о Холокосте наблюдал не только за строительством лагеря, но и за первыми «газациями». В 1971 году он описывал «первое здание для проведения казней с помощью газа» такими словами:

    «Это было новое кирпичное здание с тремя помещениями размером три на четыре метра каждое».131

    Но этому совершенно противоречат слова предполагаемого «мастера газаций» в Собиборе Эриха Бауэра, сказанные им 6 октября 1965 года на «Собиборском процессе» в Хагене:

    «Кода мы прибыли [в Собибор], лагерь III еще не был полностью огражден. […] Газовые камеры были уже готовы — деревянное здание на цементном фундаменте размером примерно с этот зал, но намного ниже, высотой с обычную квартиру».132

    Первый комендант Собибора и «мастер газаций», который согласно решению немецких органов правосудия провел бесчисленные «газации»,133 противоречат друг другу даже в таком фундаментальном вопросе, как было ли первое здание для проведения «газаций» в Собиборе построено из кирпича или из дерева! И как же решил эту щекотливую проблему ведущий специалист по истории Собибора Юлиус Схелфис, который не мог в своих исследованиях обойти показания ни одного из этих двух ключевых свидетелей? В вышедшем в 1998 году немецком переводе, основанном на одном из предыдущих голландских изданий, Схелфис цитирует приведенное выше заявление Бауэра, но замечает в сноске:

    «Бауэр ошибался по поводу деревянного строения. Это был каменный дом».134

    Через две страницы можно прочесть:

    «Несколько месяцев спустя оказалось, что газовые камеры как в Белжеце, так и в Собиборе требуют замены. Деревянные стены и крыша оказались сильно повреждены из-за воздействия пота, мочи и экскрементов жертв».135

    Ага, значит, Бауэр все-таки не ошибался, и газовые камеры на самом деле были из дерева! Вот и в вышедшем в 2008 году исправленном и дополненном издании этой же книги (Vernietigingskamp Sobibor) свидетельство Бауэра от 6 октября 1965 года тоже цитируется (стр. 121), но на этот раз без сноски, в которой говорилось прежде о заблуждении Бауэра. И в книге также присутствует отрывок о том, что деревянные стены газовых камер пришли в негодность, что потребовало их замены (стр. 123). Но если верить этому, то ошибался или врал как раз Штангль, — и чего тогда стоят все прочие его свидетельства? А если «ошибался» все же Бауэр, как утверждал Схелфис в сноске в издании своей книги от 1998 года, тогда как можно опираться на все остальные свидетельства этого человека, которые Схелфис в главе о газовых камерах цитирует целых одиннадцать раз?

    2. Вместимость и «производительность» «газовых камер»

    Под эгидой Ойгена Когона, Германа Лангбайна, Адальберта Рюкерля и других в 1983 году был выпущен сборник под названием «Национал-социалистические массовые убийства с использованием отравляющего газа»,136 считающийся с тех пор классикой литературы о Холокосте. В тексте на суперобложке редакторы негодуют по поводу тех, «кто пытается оправдать национал-социалистическую систему» или «лгут о массовых убийствах беспрецедентного масштаба», но при этом не называют таких авторов и их произведения. Чтобы эффективно бороться с такими тенденциями, «нужно раз и навсегда неопровержимо установить всю историческую правду». Исходя из такой честолюбивой цели составителей книги можно было бы предположить, что авторы статей сборника работали с особой тщательностью, но как раз этого-то и не произошло! К примеру, в разделе под названием «Создание лагеря уничтожения Собибор» мы читаем:

    «Первые газовые камеры в Собиборе находились в капитальном кирпичном здании с бетонным фундаментом в северо-западной части лагеря. Внутри его размещались три газовые камеры, каждая размером четыре на четыре метра. В каждую камеру можно было поместить от ста пятидесяти до двухсот человек». (Стр. 158)

    Стало быть, в каждую камеру можно было впихнуть минимум девять, а максимум двенадцать человек на квадратный метр площади. Первая цифра, вероятно, еще в какой-то степени теоретически возможна, но последняя — однозначно нет. Через семнадцать страниц цитируется обершарфюрер СС Курт Болендер, показавший на допросе под протокол следующее:

    «По моей оценке в одну газовую камеру помещалось примерно сорок — пятьдесят человек. (Стр. 175)

    Но если это было так, откуда тогда взялась упомянутая вначале вместимость сто пятьдесят — двести человек в одной газовой камере?

    Еще через одиннадцать страниц мы наталкиваемся на следующий пассаж:

    «В новом [т. е. расширенном в 1942 году] здании было шесть газовых камер, по три с каждой стороны, и оно было устроено так же, как в Белжеце и Треблинке, где из центрального коридора двери вели в каждую газовую камеру. Новые помещения были не больше прежних, а именно четыре на четыре метра. Но производительность умерщвления увеличилась до 1 200 — 1 300 человек». (Стр. 186)

    Таким образом, якобы стало возможно впихнуть на один квадратный метр газовой камеры больше тринадцати человек! Источник этого странного утверждения авторы не приводят.

    Редакторы-составители сборника заверяют, что в трех лагерях — Белжеце, Собиборе и Треблинке погибло не менее полутора миллионов человек (стр. 192), но им и в голову не пришла мысль потребовать проведения судебной экспертизы территории бывших лагерей, чтобы поискать там следы этой гигантской бойни. Об обращении этих «исследователей истории» с документами свидетельствует помимо прочего их заявление о том, что Гиммлер 5 июля 1943 года приказал «преобразовать лагерь уничтожения Собибор в концентрационный лагерь», хотя на самом деле в это распоряжении Гиммлера Собибор назван не «лагерем уничтожения», а «транзитным лагерем».137 Но мало того: даже показания свидетелей господа Когон, Лангбайн, Рюкерль сотоварищи при необходимости «корректируют», что видно на примере вместимости газовых камер. Хотя единственный цитируемый в этой связи свидетель Курт Болендер четко называет ее — «примерно сорок — пятьдесят человек», в двух местах книги указана намного большая вместимость, пусть даже эти цифры и не подтверждаются свидетельскими показаниями! Только простаки могут поверить в то, что этот сборник, как хвастливо уверяет читателя текст на суперобложке, может «раз и навсегда неопровержимо установить всю историческую правду».

    3. «Первая газация в Собиборе»

    По словам коменданта Собибора Франца Штангля, первая газация в лагере происходила так:

    «Однажды во второй половине дня меня нашел помощник Вирта Оберхаузер: мне нужно было прибыть к газовой камере. Когда я пришел туда, Вирт стоял около здания, он был взбешен и вытирал пот со лба. Позднее Михель рассказал мне, что он появился совершенно внезапно, осмотрел газовую камеру, в которой все еще шли работы, и сказал: «Хорошо, мы опробуем ее прямо сейчас на этих двадцати пяти рабочих-евреях; загоните-ка их внутрь». Двадцать пять наших евреев привели туда, затолкали внутрь и пустили газ. Михель рассказывал, что Вирт разволновался как сумасшедший, набрасывался с плеткой на своих собственных подчиненных, чтобы поторопить их. А потом он побледнел, потому что двери не работали правильно».138

    В 1969 году Штангль дал такие показания о захоронении жертв первой газации:

    «Я думаю, трупы закопали вблизи кирпичного здания. Там не было подготовленной заранее могилы. Я могу с уверенностью заявить, что мертвых не хоронили обнаженными, на них была их одежда». 139

    Но другой «преступник», бывший унтершарфюрер СС Эрих Фукс запомнил «первую газацию в Собиборе» совсем иначе:

    «После этого [т. е. после установки двигателя для проведения казни газом] провели пробную газацию. Я припоминаю, кажется, что в камере были убиты газом тридцать — сорок женщин. Этих евреек заставили раздеться снаружи, под выстроенным навесом в посадке недалеко от газовой камеры, после чего эсесовцы и помощники-украинцы загнали их в газовую камеру».140

    Если у Штангля жертвами первой казни газом были «двадцать пять рабочих-евреев», принадлежавших строительной бригаде, причем все они были мужчинами, то Фукс говорит о тридцати — сорока женщинах. Согласно Штанглю, рабочих-евреев убили в одежде (раз уж их похоронили одетыми), а у Фукса евреек заставили раздеться. По Штанглю, первую газацию проводил и контролировал Кристиан Вирт, инспектор Белжеца, Собибора и Треблинки, которого за необузданный нрав до смерти боялись собственные подчиненные, прозвавшие его «диким Кристианом». А вот Фукс ничего не знал о присутствии Вирта на первой газации, хотя, учитывая необычные обстоятельства, описанные Штанглем («Вирт с плетью набрасывался на своих подчиненных, чтобы поторопить их), он, конечно, никак не смог бы его забыть.

    Но раз Штангль и Фукс в своих свидетельствах о первой газации полностью противоречат друг другу, это значит, что как минимум один из них лгал. Предположим, что фантазером был Штангль, — тогда насколько правдивы прочие высказывания первого коменданта Собибора, на которых основывается большая часть знаменитой книги Гитты Серени «В пропасти» (Am Abgrund)?141 А если, наоборот, именно Штангль говорил правду, то вруном оказывается Эрих Фукс. И что же тогда делать с другими показаниями этого ключевого свидетеля, которому немецкая историческая наука должна быть благодарна среди прочего за информацию о том, что немцы в Собиборе использовали для казней не дизельный двигатель (технически непригодный для этой цели), как в Белжеце и Треблинке, а бензиновый (технически пригодный) мотор?142

    Совершенно ошеломляющие сведения о «первой газации в Собиборе» сообщает другой «преступник» Хайнрих Барбль:

    «С отобранными для этого [т. е. для казни газом] женщинами, которых привезли на автобусе, приехали и медсестры Красного креста. Они помогали их раздевать».143

    Соучастие немецких сестер милосердия из Красного креста в холокосте в Собиборе, похоже, до этого ускользало от внимания борцов за преодоление прошлого. Мы можем лишь надеяться, что наше указание направит их по верному пути, чтобы необходимая работа по скорби и покаянию была, наконец, закончена и в этом основополагающем моменте! Процитированное выше высказывание Барбля мы, кстати, взяли из самого последнего голландского издания книги Схелфиса, а в вышедшем десятью годами ранее немецком переводе оно по непонятным причинам отсутствовало.

    Какими средствами западногерманское правосудие заставило бывших эсесовцев Штангля, Фукса и Барбля сделать такие нелепые признания, мы рассмотрим в двух следующих главах. В них мы исследуем условия, в которых проводились в ФРГ «Собиборские процессы», а также другие суды против бывшего персонала «лагерей уничтожения».

    : слева направо: Kurt Bolender, Wemner Dubois, Karl Frenzl, Erich Fuchs, Alfred Ittner, Robert Jurhs; Задний ряд: Erich Lachman, Erwin Lambert, Hans-Heinz Schutt, Heinrich Unverhau, Franz Wolf








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх