• 1. Список литературы о Собиборе в «Энциклопедии холокоста»
  • 2. Мириам Нович и ее свидетели
  • 3. Научный шедевр Барбары Дистель
  • 4. Приезд Генриха Гиммлера в Собибор: его историческая подоплека и отображение этого события в литературе о лагере
  • Глава 4. Лагерь Собибор в изображении официальной историографии

    1. Список литературы о Собиборе в «Энциклопедии холокоста»

    Если вспомнить те ужасы, которые, по мнению правоверных историков, происходили в Собиборе, то можно предположить, что об этом лагере написано множество научных исследований. Но это вовсе не так. Литературы о Собиборе на самом деле очень мало, и большинство из написанных на эту тему книг — романы. В «Энциклопедии Холокоста», вышедшей в 1993 году, к статье «Собибор» прилагается список рекомендуемой литературы,80 включающий всего четыре книги: Ицхак Арад «Белжец, Собибор, Треблинка»,81 Мириам Нович (ред.) «Собибор — мученичество и восстание»,82 Ричард Рашке «Побег из Собибора»,83 Адальберт Рюкерль «Национал-социалистические лагеря уничтожения в свете немецких уголовных процессов».84

    Книга И. Арада о Белжеце, Собиборе и Треблинке долгие годы считалась классическим трудом об этих лагерях, но с появлением книги Юлиуса Схелфиса «Лагерь уничтожения Собибор» уступила ей эту роль. Потому мы можем отказаться от ее рассмотрения; вместо этого в следующей главе мы проанализируем куда более подробную книгу Схелфиса. Книга Ричарда Рашке «Побег из Собибора» основана на беседах с бывшими узниками лагеря, которые большей частью и сами написали мемуары о своем пребывании там, потому в ней практически нет действительно ценной дополнительной информации. С книгой А. Рюкерля о проходивших в ФРГ процессах над «нацистскими преступниками» мы познакомимся подробнее в одной из следующих глав. Сейчас же мы обязаны тщательно проанализировать книгу Мириам Нович «Собибор: мученичество и восстание».

    2. Мириам Нович и ее свидетели

    Сборник «Собибор: мученичество и восстание», вышедший под редакцией Мириам Нович в 1980 году, состоит из введения и воспроизведенных без всяких комментариев свидетельств двадцати пяти бывших узников лагеря, причем год, когда эти свидетельства были сделаны, в большинстве случаев не указан. Свидетельства эти, впрочем, удивительно коротки и обычно не превышают одной-двух страниц. Исключением является последняя глава книги — свидетельство Моше Бахира, в нем целых двадцать четыре страницы (стр. 139–163). Представление о правдивости высказываний этого суперсвидетеля дает, к примеру, следующий пассаж:

    «В феврале 1943 года Гиммлер во второй раз посетил Собибор. (…) Спустя два дня после его визита я услышал разговор Бекмана и Бредова. Один говорил другому, что целью посещения было празднование завершения уничтожения первого миллиона евреев в Собиборе». (стр. 155, 156)

    Как вы помните, до конца 1942 года в Собибор было депортировано ровно 101 370 евреев,85 а «депортированные» отнюдь не значит «уничтоженные».

    По словам М. Бахира, смертоносный газ подавался в газовую камеру по трубам душа, а в камере был раскрывающийся пол, который открывался после каждой «газации», чтобы тела погибших проваливались в стоявшие в подвале камеры вагонетки.86 Если госпожа Нович с совершенно серьезным видом предлагает такие россказни своим читателям уже в 1980 году, это доказывает лишь то, что она, похоже, не обладает и минимумом критического мышления.

    М. Нович совершенно не смущает и то, что свидетельства бывших узников Собибора в основных вопросах постоянно противоречат друг другу. Вот характерный пример. Несколько свидетелей утверждают, что местные поляки предупреждали евреев перед прибытием в Собибор о грозящей им там смертельной опасности.

    Ицхак Лихтман:

    «Мы шли из Жолквы до станции в Красныставе. Все могли видеть, что мы евреи. (…) Много детей бежало за нами, и пока мы проходили, поляки говорили: «Hey, Zydzi, idziecie na spalenie (Эй, евреи, вы идете на сожжение)». (стр. 81)

    Айцик Роттенберг:

    «От Влодавы до Собибора было примерно восемь километров. Польские крестьяне, идущие на рынок, говорили нам: «Евреев, старых и молодых, сжигают в Собиборе». (стр. 103)

    Йехуда Лернер:

    «По дороге в Собибор поезд остановился в Хелме. Один поляк ходил от одного вагона к другому, чтобы записывать количество [людей в вагонах]. Мы спросили его, куда нас везут. Он ответил: «В Собибор, где заключенных сжигают». (стр. 112)

    А теперь сравните с этим рассказ Гершеля Цукермана:

    «Газовые камеры были так хорошо замаскированы, что я десять недель думал, что заключенные, приехавшие сюда вместе со мной, находились в другом рабочем лагере. На нашей кухне мы готовили еду для лагеря III, а украинцы-надзиратели забирали и приносили посуду. Однажды я засунул в одну из клецок записку на идиш: «Братья, дайте знать, что вы делаете». Ответ я нашел на дне кастрюли: «Ты не должен был спрашивать. Людей убивают газом, а мы должны их хоронить». Я сказал об этом моим двум друзьям — Леону Фельдхендлеру и Шломо Гольдштейну. Но мы решили молчать об этом, потому что не хотели, чтобы другие узнали правду». (стр. 107)

    Итак, по словам Ицхака Лихтмана, Айцика Роттенберга и Йехуды Лернера, местные поляки прекрасно знали об уничтожении евреев в Собиборе, тогда как по рассказу Гершеля Цукермана двое евреев-заключенных лишь спустя десять недель после попадания в лагерь, да и то случайно, узнают о массовых убийствах в соседнем лагере III.

    Составить представление об уровне этой книги помогают и глупые страшилки, которые свидетели рассказывали М. Нович. Вот парочка примеров для «дегустации».

    Бер Фрейберг:

    «Тогда нацисты придумали еще одно развлечение. Они зашивали снизу штанины узников и запускали туда крыс. Жертвы должны были сидеть неподвижно — стоило им пошевелиться, как их нещадно избивали до смерти». (стр. 75)

    Эда Лихтман:

    «Шауль Штарк ухаживал за гусями, он их ежедневно кормил и взвешивал. Однажды один гусь заболел и умер. Френцель, Бредов, Вагнер и Вайсс забили Штарка плетями до смерти. Последними словами его были: «Отомстите за меня, товарищи, отомстите за меня». (стр. 57)

    Моше Бахир:

    «Первым, кого я встретил в лагере после прибытия, был обершарфюрер Вагнер. (…) Он любил вырывать младенцев из рук их матерей и разрывать их на куски руками». (стр. 149)

    Моше Бахир:

    «Иногда Грот позволял себе пошутить: он хватал какого-нибудь еврея, давал ему бутылку вина и колбасу весом не меньше килограмма и приказывал ему проглотить все это за минуту. Если «счастливчику» удавалось выполнить этот приказ и он шатался под действием выпивки, Грот приказывал ему широко открыть рот и мочился прямо туда». (стр. 150, 151)

    Моше Бахир:

    «Обершарфюрер Пауль Бредов, сорокалетний берлинец, был настоящим зверем в человеческом обличье. Его прямая обязанность состояла в том, что он отвечал за лазарет, но у него была и другая работа в лагере. Его любимым хобби была стрельба. Его ежедневная квота составляла пятьдесят евреев, которых он расстреливал, — всех из автомата, с которым он не расставался ни на минуту за целый день». (стр. 153)

    Если уж «Энциклопедия Холокоста» называет этот «документальный труд» в числе четырех рекомендуемых книг о Собиборе, то задаешься вопросом, каков же уровень других опусов, которые «Энциклопедия» не включила в число рекомендованных!

    3. Научный шедевр Барбары Дистель

    До 2008 года ни один историк в ФРГ не сумел написать хотя бы большую статью о лагере Собибор, не говоря уже о книге. Это смогла сделать лишь Барбара Дистель, многолетняя руководительница мемориала в Дахау. В 2008 году в восьмом томе издающейся под ее и профессора Вольфганга Бенца редакцией серии она разместила тридцатистраничный текст под названием «Собибор».87 Статью Б. Дистель можно назвать ярким свидетельством интеллектуального и морального упадка в литературе об этом лагере

    Касаясь жертв Собибора, госпожа Дистель пишет в начале статьи, что «по оценкам, их было от ста пятидесяти до двухсот пятидесяти тысяч» (стр. 375), но в конце статьи она лично решает выбрать наконец цифру двести пятьдесят тысяч (стр. 402). Даже если полностью согласиться с догмой ортодоксальных историков, согласно которой все, за малым исключением, депортированные в Собибор узники погибли там, все равно цифра госпожи Б. Дистель абсолютно нереальна. Благодаря расшифрованной радиограмме Хёфле, опубликованной, кстати, на семь лет раньше статьи Дистель, мы знаем, что до конца 1942 года в Собибор было направлено 101 370 евреев. Все без исключения исследователи согласны с тем, что число депортированных в 1943 году было намного меньше, нежели в 1942. Либо Б. Дистель понятия не имеет о существовании радиограммы Хёфле, либо она умышленно молчит о ней, чтобы максимально завысить число жертв. Первое предположение свидетельствует о вопиющей некомпетентности, второе — о беспрецедентной нечестности.

    По вопросу способа убийства Барбара Дистель высказывается так:

    «В лагере III было каменное здание с газовыми камерами. […] Рядом стоял деревянный сарай, в котором находился дизельный двигатель мощностью 200 л. с, выхлопные газы которого по трубам направлялись в герметично закупоренные камеры». (стр. 378)

    Так как всем давно известно, что выхлопные газы дизеля не подходят в качестве орудия убийства, можно лишь удивляться, что Б. Дистель без особой нужды выбрала для упоминания в своей статье именно этот метод уничтожения. Как мы помним, большинство авторов ничего не пишут о типе (якобы) применявшегося в Собиборе мотора, а Рауль Хильберг четко говорит о бензиновом двигателе.88

    Б. Дистель без раздумий повторяет самые примитивные выдумки пропаганды ужасов. Она не постеснялась повторить глупейшую историю о стаде гусей, которых «вспугивали, чтобы они своим громким гоготаньем заглушали предсмертные крики жертв» (стр. 381). На стр. 389 она, ссылаясь на свидетельство Ады Лихтман, пишет:

    «У каждого эсесовца был свой метод убийства. […] Все они ждали прибытия эшелонов. Бредов высматривал молоденьких девушек, которых всегда садистски стегал плетью. Гомерски убивал заключенных палкой со вбитыми в нее гвоздями. Грот и Болендер приходили со своими собаками. Когда они говорили какому-то заключенному: «Ах, так ты не хочешь работать?», псы разрывали жертву на куски».

    Этих примеров достаточно для этой статьи, точно отражающей общий уровень немецких исследований Холокоста.

    4. Приезд Генриха Гиммлера в Собибор: его историческая подоплека и отображение этого события в литературе о лагере

    Документы неопровержимо свидетельствуют, что рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер посетил лагерь Собибор в 1943 году. 13 апреля 1943 года руководитель СС и полиции Люблинского округа Одило Глобочник в письме группенфюреру СС фон Херфту писал, что Генрих Гиммлер в ходе своего визита (в Люблин) посетил «учреждения, связанные с «операцией «Райнхардт».89 В тот же день оберштурмфюреру СС Куно Теру было направлено другое письмо, подпись автора которого неразборчива. В письме говорилось: «Рейхсфюрер СС после посещения лагеря Собибор в принципе согласился с повышением по должности заслуженных офицеров и солдат».90 Итак, посещение Гиммлером Собибора, о котором данный документ не сообщает никаких подробностей, должно было состояться в марте 1943 года.

    Одило Глобочник посещает транзитный лагерь Собибор

    Опираясь на свидетельства «очевидцев», историки начиная с 1946 года неустанно твердят о том, что Гиммлер якобы лично наблюдал в Собиборе за массовой «газацией» группы еврейских девушек и женщин. В томе «Документов и материалов» 1946 года об этом можно прочесть следующее:

    «Гиммлер посетил Собибор, как и другие лагеря смерти. В его честь былоубито газом триста (по другим данным пятьсот) еврейских девушек, которых специально доставили туда ради этого торжественного повода. Гиммлер сам стоял у окошка и наблюдал, как девушки умирали под действием газа».91

    В том же томе были приведены свидетельства бывших узников Собибора Леона Фельдхендлера и Зельды Метц, которые тоже высказывались по поводу этого не происходившего в реальности события.

    Сначала свидетельство Л.Фельдхендлера:

    «Особенным событием был приезд в лагерь Гиммлера в марте 1943 года. В этот день из Люблина привезли двести женщин. Их на два дня заперли в специальном бараке, чтобы устроить с их участием спектакль для самого главного палача. […] В бане, служащей газовой камерой, наверху было окошко, через которое Гиммлер с удовлетворением наблюдал за действием нового газа». (стр. 206)

    З. Метц сообщает:

    «В конце лета 1943 года в Собибор прибыл Гиммлер. Чтобы показать ему, как эффективно работает лагерь уничтожения, из [еврейского лагеря] на Липовой улице доставили семь с половиной тысяч молодых красивых девушек, которых казнили на его глазах». (стр. 211)

    Если Л. Фельдхендлер правильно датирует приезд Гиммлера мартом 1943 года и удовлетворяется двумястами убитых ради этого случая женщин, то З. Метц говорит о визите рейхсфюрера «в конце лета 1943» и указывает совсем другое число «казненных» — семь с половиной тысяч человек! Эта история, с разными датами и числом погибших, встречается почти в каждой книге о Собиборе. Опираясь на свидетельства очевидцев, Барбара Дистель92 и Юлиус Схелфис93 называют датой посещения 12 февраля 1943 года, хотя из приведенных документов видно, что оно было в марте. Этот случай кажется символичным — на его примере хорошо видно как работают официальные историки. Рассказ о визите Гиммлера, во время которого Рейхсфюрер СС наблюдал за убийством газом молодых еврейских девушек, встречается, кстати, и в истории Треблинки. «Исследовательница Холокоста», польская еврейка Рахель Ауэрбах рассказывает об этом так:

    «Говорят, что в честь приезда Гиммлера в Треблинку в конце февраля 1943 года был подготовлен особенный аттракцион. Группу молодых специально отобранных для этого женщин — голых, чтобы Рейхсфюрер СС смог получить эстетическое удовольствие от вида их тел — загнали в «баню», которую они потом покинули уже в виде трупов».94

    Западногерманским и прочим историкам отнюдь не делает чести тот факт, что подобные порождения больных мозгов они принимают за чистую монету!








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх