• 1. Результаты исследований профессора демографии Юджина М. Кулишера (1943)
  • 2. Замечания о судьбе евреев, напрямую депортированных в восточные области
  • 3. Количество высланных в восточные области евреев и доля непольских евреев среди них
  • 4. Рассеяние польского еврейства в СССР
  • 5. Западноевропейские евреи в оккупированных восточных областях
  • Глава 18. Судьба евреев, депортированных на Восток

    1. Результаты исследований профессора демографии Юджина М. Кулишера (1943)

    Так как англичане и американцы располагали широкой агентурно-информационной сетью во всех странах, оккупированных Германией, крупномасштабные депортации евреев уже с конца 1941 года не могли пройти мимо их внимания. Знали ли западные союзники также и о судьбе депортированных?

    На этот вопрос можно с уверенностью ответить положительно. Прямым доказательством служит вышедшая еще в 1943 году книга канадского профессора демографии Юджина М. Кулишера под названием The Displacement of Population in Europe298 («Перемещение населения в Европе»). При написании своего труда профессор Кулишер опирался на сведения, получаемые им от самых различных организаций — от Американского еврейского объединенного комитета по распределению фондов (он же «Джойнт») до Комитета американских евреев, от Французского до Польского информационных центров. Нас во всей книге интересует лишь глава «The Expulsion and Deportation of Jews» («Высылка и депортация евреев»).299

    Насколько хорошо Кулишер был проинформирован об этих депортациях, доказывает его статистика количества евреев, выселенных из различных стран. Сравним его цифры с цифрами из доклада Корхерра, тоже составленного в 1943 году, однако, разумеется, в то время не известного на Западе.

    Страна__________ Кулишер _______________ Корхерр300

    «Старый Рейх» ____120 000__________________ 100 516

    Австрия____________40 000____________________47 555

    Словакия___________62 000____________________56 691

    Богемия и Моравия__50 000 до 60 000__________69 677

    Всего______________272 000 до 282 000________274 439

    Происходившее с евреями, депортированными из Западной Европы, Юджин Кулишер описывает такими словами:

    «Сначала их отправляют в генерал-губернаторство. Там им приходится «чистить» город, где их разместили. В новом месте их проживания образовывается гетто. Но даже гетто не обеспечивает евреям надежность постоянного местопребывания, и их снова отправляют дальше на Восток. Одновременно действует — в противоположном направлении — еще один фактор, появившийся в 1940 году и сейчас играющий все большую роль, — нужды немецкой военной промышленности. […] Сначала евреев использовали на работах, не требующих квалификации, но потом самые «подходящие» из них получили работу, соответствующую их квалификации. Конечно, евреям не разрешали снова заниматься теми профессиями, которые были для них запрещены. Их мобилизовали для принудительных работ, сначала чтобы «высвободить немецких рабочих для необходимого труда на нужды Рейха», а потом использовали их и напрямую в военной промышленности. В некоторых случаях евреев не переселяли, если они были необходимы как работники, но обычно их целенаправленно выселяли именно туда, где требовалась их рабочая сила. В определенном масштабе характер, даже место, куда направлялась депортация, диктовалась нехваткой рабочей силы. […] В течение 1942 года принудительный труд стал общей судьбой евреев в Польше и на оккупированных Германией территориях. Срок принудительного использования работоспособных евреев уже не ограничивался. […] 20 ноября 1941 года по радио было передано объявление генерал-губернатора Ганса Франка о том, что польские евреи, наконец, будут депортированы на Восток. С лета 1942 года гетто и трудовые лагеря в оккупированных немцами восточных областях превратились в места назначения депортированных как из Польши, так и из Западной и Центральной Европы. Особенно большое количество высылаемых людей, по наблюдениям, направляется через Варшавское гетто. Многих депортированных направляют в трудовые лагеря на русском фронте, других — на работы по осушению пинских болот или в гетто в Прибалтике, Белоруссии и Украине».

    Это описание точно совпадает с содержанием немецких документов времен войны! Профессор Кулишер ни словом не обмолвился о физическом искоренении евреев в «лагерях уничтожения» или о грандиозных массовых расстрелах на Восточном фронте, хотя еврейские организации, от которых он и получил львиную долю этих сведений, уже весь 1942 год непрерывно носились с этими страшилками. Кулишер, очевидно, был достаточно умен, чтобы уметь различать пропаганду и реальность. А то, что знал профессор демографии в Канаде, знали и правители в Лондоне и Вашингтоне. Не зря же ни Франклин Рузвельт, ни Уинстон Черчилль никогда не произносили слов «газовая камера». Не зря же союзники весной 1944 года после начала депортации венгерских евреев в Освенцим не пытались разбомбить железную дорогу, по которой перевозили депортируемых. Они точно знали, что происходило в Освенциме на самом деле, — так же, как двумя годами раньше они знали, что жертвы «крупномасштабной высылки» из Варшавского гетто не погибли в паровых или газовых камерах Треблинки, а были направлены «в трудовые лагеря на русском фронте, другие — на работы по осушению пинских болот или в гетто в Прибалтике. Белоруссии и Украине».

    2. Замечания о судьбе евреев, напрямую депортированных в восточные области

    До конца ноября 1941 года, согласно документам Имперской железной дороги («рейхсбан»), 56 211 евреев из «Старого Рейха», Австрии и Протектората Богемии и Моравии были переселены на Восток (то есть на оккупированные немцами советские территории) напрямую, без промежуточного пребывания в одном из транзитных лагерей. 301 15 114 из них попали в Ригу. Но в одном из документов «айнзатцгруп»302 можно прочесть, что всего в латвийскую столицу было депортировано 25 103 еврея. Это значит, что документы железной дороги как минимум в одном этом моменте неполны. Тем самым общее количество этих депортированных увеличивается до минимум 66 210 человек [56 221 — (25 103 — 15 114) = 66 210].

    В книге «Катастрофа двадцатого столетия» Артур Батц рассматривает случай немецкой еврейки и социалистки Жаннетты Вольф, депортированной в 1942 году в Ригу и описавшей после войны свое пребывание там.303 В вышедшем в 1990 году сборнике приведены свидетельства пяти немецких евреек и двух немецких евреев, тоже высланных в 1941 или 1942 году в Ригу, а оттуда впоследствии депортированных в концлагерь Штуттхоф на восточной окраине Данцига.304

    В связи с этим стоит заметить, что из 48 609 евреев, попавших с 29 июня по 27 октября 1944 года в Штуттхоф, 25 043 человека — то есть больше половины — были направлены туда из Прибалтики (10 549 из литовского города Каунас и 14 585 из латвийской Риги). В их число входили сотни несовершеннолетних детей, отмеченных в депортационных списках как «мальчик» или «девочка». В сохранившихся фрагментарно списках имен высланных из Каунаса людей эти обозначения используются для тех, кто родился в 1929 году или позже, — таким детям в то время было не больше пятнадцати лет. В списке партии депортированных от 12 июня 1944 года содержится 510 имен из общего количества депортированных — 3 098 человек, из них 80 «мальчиков» и «девочек». В почти полностью сохранившемся списке от 19 июля 88 из 1 095 депортированных относятся к этой категории. Но общее количество мальчиков и девочек было существенно больше, ведь 25 июля из Штуттхофа в Освенцим депортировали уже 483 мальчика и 416 девочек.305

    Официальная историография холокоста отнюдь не замалчивает факта высылки немецких евреев на восточные территории. Джеральд Рейтлинджер пишет:

    «Большее количество депортированных попало в Ригу. […] Жаннетта Вольф […] насчитала одиннадцать партий, включая очень большую, с которой она сама 25 января 1942 года с 1 350 другими депортированными из Дортмунда была отправлена в Ригу. […] Потом [то есть после вмешательства Вермахта, нуждавшегося в евреях как в хороших работниках и канцеляристах] в июле и августе 1942 года последовало возобновление русского плана, в ходе которого около 25 000 евреев из Великогерманского Рейха были депортированы в Ригу, Эстонию и окрестности Минска».306

    Отношения между Вермахтом и работавшими на него немецкими евреями были, очевидно, настолько хороши, что обергруппенфюрер СС Рихард Хильдебрандт, руководитель главного управления СС по вопросам расы и переселений, 20 августа 1943 года был вынужден отдать распоряжения, запрещающие какие-либо внеслужебные контакты между военнослужащими Вермахта и евреями и использование военными последних для канцелярских работ и в личных целях.307

    Эти факты никак не совпадают с официальной версией истории. Давайте посмотрим:

    депортации начались в ноябре 1941 года. Согласно истории холокоста, уже в декабре 1941 года заработал первый «лагерь уничтожения» в Хелмно (Кульмхоф). Так как построить лагерь за одну ночь невозможно, создание лагеря в Хелмно должно было планироваться за месяцы до дня его открытия. И если Хелмно действительно был лагерем уничтожения, это значит, что уже тогда существовал план физического уничтожения евреев. (Мы помним, что Хелмно по официальной истории, как и появившиеся позднее лагеря Белжец, Собибор и Треблинка, был чистым лагерем уничтожения, где даже трудоспособные евреи, за исключением небольшой и непостоянной группы «рабочих евреев» сразу же после прибытия без регистрации уничтожались газом.) Почему же тогда начиная с ноября 1941 года немецкие, австрийские и чешские евреи направлялись не в Хелмно для уничтожения газом, а высылались в восточные области?

    Как подтверждает Рейтлинджер, с июля и августа 1942 года двадцать пять тысяч немецких евреев были высланы в Латвию, Эстонию и Белоруссию, где их вовсе не уничтожили, а использовали как рабочих и канцеляристов. Но начиная с того же июля 1942 года, по официальной версии Холокоста, работали уже пять, а с августа даже шесть «лагерей уничтожения». Почему же этих евреев отправили не в эти пять или шесть «лагерей уничтожения», а — мимо них — в Прибалтику и Белоруссию?

    Такие элементарные вопросы официальные историки, похоже, никогда себе не задавали!

    Встреча бывших узников Собибора. Слева направо Е. Литвиновский, А. Вайспапир, А. Печерский, А. Вайцен Н. Плотницкий С. Розенфельд

    3. Количество высланных в восточные области евреев и доля непольских евреев среди них

    а) Количество депортированных через лагеря «Акции «Райнхардт»

    Прежде чем перейти к вопросу о судьбе евреев, депортированных в восточные области не напрямую, а через транзитные лагеря, давайте попробуем хотя бы приблизительно определить общее количество этих людей. При этом мы будем исходить из того, что эти депортированные евреи в общем и целом идентичны тем, кто, по утверждениям ортодоксальных историков, был «без регистрации умерщвлен газом в лагерях уничтожения». Мы не будем и пытаться классифицировать депортированных по странам происхождения, так как такая классификация просто невозможна ввиду совершенно недостаточной документальной базы.

    Сначала рассмотрим лагеря «акции «Райнхардт». Самый важный документ, на который мы можем опереться, это доклад Корхерра. Согласно ему, до конца 1942 года «через лагеря в генерал-губернаторстве» было пропущено 1 274 166 евреев.308 Что касается количества евреев, депортированных на Восток транзитом через эти лагеря в 1943 году, то из-за нехватки соответствующих документов нам придется удовлетвориться приблизительной оценкой. Предпосылки для оценки отдельных лагерей таковы:

    Майданек: о депортациях из Майданека в восточные области в 1943 году у нас нет никаких документов.

    Белжец: этот лагерь закрыли уже в ноябре 1942 года, потому в 1943 году оттуда не могли проводиться никакие депортации.

    Собибор: Ю. Схелфис говорит о 68 795 евреях, попавших в Собибор в 1943 году. Хотя это количество, скорее всего, несколько преувеличено, мы воспользуемся им, чтобы скомпенсировать возможные высылки из Майданека в 1943 году, и округлим это число для простоты до шестидесяти девяти тысяч человек.

    Треблинка: Рауль Хильберг в вышедшем в 2003 году третьем издании своего классического труда называет число отправленных в Треблинку евреев — «до восьмисот тысяч».309 Если мы ради осторожности воспользуемся максимальным числом, названным Хильбергом, как рабочей гипотезой, и вычтем из него 713 555 депортированных, которые, по данным радиограммы Хёфле,310 попали в Треблинку до конца 1942 года, мы получим для 1943 года максимально 86 445 или округленно 86 000.

    Итак, по нашей оценке, в 1943 году из лагерей, задействованных в «акции «Райнхардт», на восточные территории было депортировано не больше ста пятидесяти пяти тысяч евреев (69 000 + 86 000 = 155 000). В сумме с 1 274 166, или округленно 1 274 000, депортированными в 1942 году мы получаем максимальное общее количество примерно 1 429 000 человек.

    Какова была доля непольских евреев среди этих высланных? В книгах, касающихся этой темы, мы находим точные данные о количестве депортированных в лагеря «акции «Райнхардт» евреев из Западной и Южной Европы только для Собибора и Треблинки.

    Собибор: по данным Юлиуса Схелфиса, из общего количества 170 165 (округленно 170 200) депортированных в Собибор около 54 500 было из Польши и около 13 700 из «Остланда» (рейхскомиссариат Остланд включал Прибалтику, большую часть Белоруссии и отдельные районы Польши и Украины).311 Количество евреев, попавших в Собибор из других стран, если цифры Схелфиса верны, составляют, таким образом, около ста двух тысяч человек (170 200 — 54 500 — 13 700 = 102

    Треблинка: по данным «Энциклопедии холокоста» в Треблинку попали непольские евреи в таком количестве: 7 000 из Словакии, 8 000 из Терезиенштадта, 4 000 из Греции, 2 800 из Салоник (по каким-то причинам депортированные из этого города были зарегистрированы отдельно от депортированных из прочей Греции) и 7 000 из Македонии.312 Общее количество получается 28 800 человек. Но так как задокументированное количество евреев, попавших в Треблинку из Терезиенштадта, составляло не 8 000, а 18 004 (округленно 18 000), 313 общее количество нужно увеличить на 10 тысяч — до 38 800 человек.

    Белжец и Майданек: что касается Белжеца, то в «Энциклопедии холокоста» сказано:

    «Некоторые из партий, прибывших в Белжец, состояли из немецких, австрийских и чехословацких евреев, которые до этого были депортированы из их стран в польские гетто». 314

    Польские гетто, о которых тут говорится, находились в Люблинском округе. Нужно отметить, что общее количество депортированных в этот округ немецких, австрийских, чешских и словацких евреев составляло 69 084.315 По словам Ю. Схелфиса, 28 284 (округленно 28 300) словацких, около 10 000 чешских и примерно 23 500 немецких и австрийских евреев были направлены в Собибор,316 таким образом, всего 61 800. «Энциклопедия холокоста», как уже упоминалось, называет число словацких евреев, депортированных в Треблинку, — 7 000 человек. Итак, согласно обоим этим источникам, в Собибор и Треблинку попало 68 800 евреев из вышеназванных стран, что приблизительно соответствует общему количеству 69 084. Если учесть, что определенное количество депортированных в Люблинский округ умерло там, места еще и для евреев, депортированных в Белжец, уже не остается — разве что цифры, названные Схелфисом и «Энциклопедией Холокоста» для Собибора и Треблинки, слишком завышены и часть этих людей попала не в один из этих двух лагерей, а в Белжец. Если немецкие, австрийские, чешские и словацкие евреи из Майданека высылались дальше на Восток, то их прежде интернировали в гетто или трудовых лагерях Люблинского округа, и потому цифры для Собибора и Треблинки нужно, соответственно, уменьшить.

    Приблизительное количество непольских евреев, депортированных на Восток транзитом через лагеря «акции «Райнхардт» составляло, таким образом, 140 800 человек (102 000 + 38 800 =140 800). Соответственно, польских евреев через те же лагеря на Восток проследовало максимум 1 288 000 человек (1 429 000–140 800 = 1 288 200).

    б) Количество депортированных через лагерь Хелмно

    Согласно докладу Корхерра, «через лагеря в Вартегау» транзитом проследовал 145 301 еврей.317 Так как в Вартегау (так немцы называли западную часть Польши, включенную в состав Рейха) был всего один лагерь для этой цели — Хелмно (Кульмхоф), множественное число — «лагеря» в сообщении Корхерра следует признать обычной опиской, сделанной им «по привычке»: как раз до этого он писал про «лагеря в генерал-губернаторстве».

    Ни о каких казнях газом в 1943 году в Хелмно не сообщается, потому число 145 301 (округленно 145 300) полностью соответствует общему числу евреев, проследовавших транзитом через Хелмно на восточные территории.318 Из них примерно одиннадцать тысяч человек были не из Польши;319 таким образом, число польских евреев составляло примерно 132 300 человек.

    в) Количество депортированных через Освенцим

    Значительную часть евреев, попавших в Освенцим и — по версии официальных историков — убитых там газом «без регистрации», составляли выходцы из Венгрии. Но депортации венгерских евреев в Освенцим начались лишь в мае 1944 года, и кроме небольшого количества венгерских евреек, попавших оттуда в Прибалтику (а перед освобождением ее советскими войсками переведенных в Штуттхоф),320 евреев из Венгрии уже не высылали на восточные территории. Причина в том, что в то время из-за успешного наступления советских войск площадь оккупированных немцами земель на Востоке стремительно сокращалась. В связи с этим Венгрию мы вообще можем оставить без внимания.

    Приведенная ниже таблица дает представление о количестве евреев, попавших в Освенцим из других стран — кроме Венгрии, и о процентном соотношении числа «казненных газом без регистрации» (то есть переселенных на Восток), среди них321:

    Страна _____ Депортированные в Освенцим ____ «Казненные газом без регистрации» (т. е. депортированные)

    Франция ___________________ 68 921 ________________________ 39 485

    Бельгия ___________________ 24 906 ________________________ 15 724

    Нидерданды _______________ 60 085 ________________________ 38 231

    Италия _____________________ 7 422 _________________________ 5 661

    Греция _____________________ 54 533 ________________________ 41 776

    Терезиенштадт _____________ 42 454_________________________ 18 396

    Германия вкл. Австрию _____ 23 438_________________________ 17 165

    Югославия __________________ 8 000 (гипотетическая цифра)___ 7 342

    Норвегия _____________________ 532 ___________________________346

    Богемия, Моравия, Словакия _ 21 572 _________________________9 082

    Другие страны ______________ 34 000 _________________________ 7 538

    Неизвестные страны _________ 6 016 __________________________ 4 262

    Польша ___________________ 188 000 _________________________149 000

    Всего ____________________________________________________ 354 008


    Таким образом, всего из Освенцима на Восток было отправлено около триста пятьдесят четыре тысяч евреев, из них около ста сорока девяти тысяч польских и около двухсот пяти тысяч из других стран.

    г) Итоги

    Теперь можно подвести итоги: сколько же всего евреев было депортировано в восточные области?

    Депортировано через лагеря «акции «Райнхардт»: около 1 429 000 человек.

    Депортировано через Хелмно: около 145 300 человек.

    Депортировано через Освенцим: около 354 000 человек.

    Депортировано напрямую — без пребывания в транзитных лагерях: около 66 200 человек.

    Общее количество: около 1 994 500 человек

    Из них польских евреев: около (1 288 200 + 134 300 + 149 000 =) 1 571 500 человек.

    Непольских евреев: около (140 800 + 11 000 + 205 000 + 66 200 =) 423 000 человек.

    Конечно, из этого числа нужно вычесть тех депортированных, кто умер в транзитных лагерях или еще по пути туда. Что касается лагеря Собибор, то мы оценили количество умерших в лагере или по пути туда, а также в ходе эвтаназии (гипотетической, но вполне вероятной, по нашему мнению) примерно в десять тысяч.322 Так как условия в Белжеце и Треблинке вряд ли существенно отличались от положения в Собиборе, учитывая, что число депортированных в эти лагеря было намного больше, количество умерших в этих лагерях или по пути туда тоже, соответственно, было выше. С учетом этих обстоятельств рассчитанное нами количество высланных в восточные области евреев — примерно 1 994 500 — является неизбежно завышенным. Кроме того, мы хотим напомнить, что осторожности ради мы пользуемся цифрами из официальной литературы о холокосте даже в тех случаях, когда они представляются нам чересчур завышенными (особенно в случае в депортированными в 1943 году в Треблинку). Учитывая это, реальное количество попавших в восточные области евреев можно снизить примерно на сто тысяч от рассчитанного нами максимального количества, то есть прийти в результате к максимальной цифре в 1,9 миллиона человек.

    4. Рассеяние польского еврейства в СССР

    Теперь можно приступить и к вопросу, что же произошло с евреями, высланными в восточные области, — если они вообще смогли пережить трудные военные времена, — в 1945 году и позднее. Сначала рассмотрим положение с польскими евреями, составлявшими большую часть депортированных.

    Сразу после войны советское правительство разрешило большому количеству польских евреев вернуться на родину. «Американский еврейский ежегодник» (American Jewish Year Book) сообщает, что около ста сорока тысяч евреев вернулись из Советского Союза в Польшу до конца июня 1946 года, когда репатриации были прекращены.323 Согласно той же публикации, до начала этого возвращения в Польше жило всего восемьдесят шесть тысяч евреев. 324

    Последняя цифра кажется правдивой, хотя бы как порядок величины. 19 июля 1942 года Генрих Гиммлер отдал распоряжение, по которому лица еврейского происхождения в генерал-губернаторстве могли пребывать лишь в «сборных лагерях» (то есть гетто) в Варшаве, Кракове, Ченстохове, Радоме и Люблине.325 Эти гетто одно за другим «распускались», то есть ликвидировались, а их население выселялось. В западных польских землях, присоединенных к Германии под названием «Вартегау», евреи, если их не депортировали на Восток, были собраны в гетто в Лодзи. Из-за его большого значения для экономики это гетто было ликвидировано лишь летом 1944 года. При таких обстоятельствах можно с уверенностью говорить о том, что в бывшем генерал-губернаторстве и в бывшей области Вартегау в конце войны остались только те евреи, которым удалось спрятаться в среде «арийского» населения.

    Названное в «Американском еврейском ежегоднике» количество евреев, вернувшихся из СССР в Польшу, — сто сорок тысяч человек — представляется, напротив, слишком заниженным. К 1946 году история холокоста приобрела уже достаточно четкие очертания. Потому сионисты были очень заинтересованы в том, чтобы как можно больше завысить еврейские потери. Это предположение подтверждается и тем, что по данным англо-американских оккупационных властей в феврале 1946 года в Польше было около восьмисот тысяч евреев, которые, впрочем, большей частью собирались эмигрировать, и каждую неделю они в количестве до пяти тысяч проникали на немецкую территорию.326 Если это число верно, то большая часть этих восьмисот тысяч евреев состояла как раз из тех, кто вернулся в Польшу из СССР.

    Были ли эти евреи, вернувшиеся в Польшу, большей частью или полностью выходцами из тех западных польских земель, которые с сентября 1939 года были оккупированы немцами, которым удалось сбежать оттуда на территории, аннексированные СССР? Количество таких беженцев было очень большим. Профессор Кулишер, чьи статистические данные представляются нам в основном достоверными, указывает их число в полмиллиона человек.327 Как сообщал «Американский еврейский ежегодник», в первой половине 1940 года этих беженцев поставили перед выбором. Они должны были либо принять советское гражданство, либо вернуться на территории, контролируемые немцами. «Многие беженцы», как пишет «Ежегодник», выбрали второй вариант, но Германия категорически отказалась разрешить этим евреям вернуться. В конце июня 1940 года советское правительство приняло решение о переселении этих людей вглубь страны, где им пришлось жить в исключительно тяжелых условиях.328

    Мы считаем весьма маловероятным, чтобы в 1945 или 1946 году этим евреям разрешили из Сибири или Средней Азии переселиться назад в Польшу. Так же маловероятно и то, что речь шла о евреях, принявших в 1940 году советское гражданство, так как для советских граждан эмиграция была практически невозможна. Потому многое говорит в пользу версии, что эти «возвращенцы» были евреями, депортированными немцами за три или четыре года до того в восточные области.

    В середине 1946 года советское правительство запретило репатриацию евреев в Польшу. Три года спустя, по данным «Американского еврейского ежегодника», произошло следующее:

    «Летом 1949 года в еврейской прессе, выходящей за пределами Советского Союза, появились многочисленные сообщения о массовых депортациях евреев из западных пограничных областей СССР, особенно из Белоруссии, Украины, Восточной Галиции, Буковины и Бессарабии. По одному из сообщений, депортации подвергались прежде всего те евреи, у которых были родственники в Америке и Западной Европе; по данным других источников, переселяется все еврейское население некоторых областей. Сообщения очень подробно показывают, как евреев арестовывает тайная полиция, сажает в эшелоны и отправляет в неизвестные места, как предполагается, в Сибирь или в арктические области. В одном сообщении сказано, что из Львова и других галицийских городов было депортировано тридцать тысяч евреев и в этих местах евреев совсем не осталось. В другом сообщении рассказывалось о подобном положении в другом неназванном украинском городе. Косвенным доказательством правдивости этих сообщений является то, что польские евреи, переписывавшиеся со своими родственниками в Белоруссии и Украине, не получают больше ответов на свои письма, а их послания возвращаются обратно с отметкой «Адресат переехал». […]

    Лига американских евреев против коммунизма направила письмо протеста Генеральному секретарю Объединенных наций, в котором число депортированных евреев оценивается в четыреста тысяч человек».329

    Можно не сомневаться, что среди депортированных было много евреев, которых за несколько лет до этого выслали в восточные области немцы, прежде всего польских евреев, но с большой долей вероятности и западноевропейских.

    Но позднее различия между польскими и прочими евреями в СССР размываются. Граница между ними и так не была особенно четкой. До конца Первой мировой войны они все были подданными Российской Империи, за исключением лишь галицийских евреев, — те в свою очередь были подданными Австро-Венгрии до ее распада. После образования в 1918 году польского государства поляки, воспользовавшись слабостью молодой Советской России, отобрали у нее западные области Белоруссии и Украины, но в 1939 году эти территории вернулись в состав России, которая в то время уже называлась Советским Союзом. Еврейское население там говорило на одном или нескольких из четырех родственных славянских языков — русском, украинском, белорусском или польском, а также большинство пользовалось языком идиш. Три волны депортаций перенесли значительную, если не большую, часть польских евреев во внутренние области Советского Союза: в 1940 году туда были отправлены беженцы из захваченной немцами части Польши, не пожелавшие принять советское гражданство; после немецкого вторжения в 1941 году значительная часть еврейского населения из западных регионов СССР была эвакуирована до прихода немецких войск;330 в 1949 году были проведены массовые переселения, описанные «Американским еврейским ежегодником». При таких обстоятельствах польские евреи, переселенные в 1942–1943 годах немцами на оккупированные ими территории СССР, просто растворились в общей массе советского еврейства, почти не отличаясь от него по языку, культуре и традициям.

    Но совершенно иной была ситуация с переселенными в оккупированные восточные области евреями непольского происхождения. Прежде чем рассмотреть ее подробней, мы приведем ряд неопровержимых доказательств того, что «переселение на Восток» этих европейских евреев было не мифом, как утверждает Рауль Хильберг, а исторической реальностью.

    5. Западноевропейские евреи в оккупированных восточных областях

    а) Белорусская гипотеза Штеффена Вернера

    В своей книге «Второе вавилонское пленение»331 Штеффен Вернер приводит много доказательств депортации евреев в Белоруссию. Среди них цитаты Адольфа Гитлера, оправдывающегося в беседах со своими близкими сотрудниками за то, что он послал евреев «на болота». Под болотами Вернер понимает именно полесские топи в районе реки Припять, которые евреям предстояло превратить в территории, пригодные для проживания. Эту гипотезу подтверждают и другие источники. Джеральд Рейтлинджер пишет:

    «Из письма, отправленного ведомством Розенберга, следует, что существовало намерение использовать трудоспособных в тыловой зоне Восточного фронта. Потом возникли слухи о том, что евреи из Лодзи были направлены на болота в районе реки Припять для превращения их в пригодные для заселения области и в сельскохозяйственные еврейские колонии близ Кривого Рога в Украине».332

    То, что это были не просто «слухи», подтверждается следующим отрывком из письма, отправленного руководителем отдела Имперского комиссара по укреплению немецкой народности (Reichskommissar für die Festigung deutschen Volkstums (RKF)) Вальтером Феллем 21 июня 1942 года некому служащему СС (имя его неизвестно):

    «Каждый день мы принимаем эшелоны, в каждом из которых прибывает больше тысячи евреев из Европы; мы обеспечиваем им медицинское обслуживание, временное размещение, и обычно отправляем их дальше, в белорусские болота, и дальше по направлению к Северному Ледовитому океану, где все они — если выживут (а евреям с берлинского Курфюрстендамма или из Вены и Пресбурга (Братиславы) это определенно не удастся) — будут собраны к концу войны, чтобы построить несколько автомобильных дорог (но об этом нельзя говорить)». 333

    Очень интересен следующий отрывок, приведенный Штеффеном Вернером, из вышедшей в 1976 году в ГДР книги о «советских партизанах и немецких антифашистах»:

    «Мужественно сражались с фашизмом в братской семье белорусских партизан чехи и словаки, французы и югославы, греки и голландцы, испанцы и австрийцы, немцы и представители других народов. Коммунистическая партия и советское правительство высоко оценили героическую борьбу этих настоящих интернационалистов. За их антифашистскую деятельность в партизанских формированиях Белоруссии и совершенные ими подвиги 703 поляка, 188 словаков, 32 чеха, 36 греков, 25 немцев, 24 испанца и 14 французов были удостоены орденов и медалей СССР».334

    Если присутствие поляков (как польских евреев, так и просто поляков) в Белоруссии легко объясняется их происхождением из Западной Белоруссии, входившей до сентября 1939 года в состав Польши, факт присутствия представителей других стран так объяснить нельзя. Особенно это касается голландцев, французов, югославов и греков в белорусских партизанских отрядах. Нам представляется, что объяснить их присутствие можно лишь тем, что это были евреи, депортированные из этих стран на оккупированные немцами советские территории. Правда, проблему представляют упомянутые испанцы.335

    Несмотря на все ценные сведения и побуждения к дальнейшим размышлениям, которыми полна книга Вернера, мы не можем закрыть глаза на ее большие недостатки. В самом начале книги автор пишет:

    «Я утверждаю: 1. Окончательное решение еврейского вопроса состояло в расселение евреев в восточной части Белоруссии. 2. Там они до сих пор [то есть в 1990 году] удерживаются властями Советского Союза в своеобразном плену». 336

    Прежде всего невозможно, чтобы все депортированные евреи были расселены в Белоруссии, так как она была лишь одним из многих мест назначения для принудительно переселяемых евреев. Еще невероятнее, что распадающийся Советский Союз, где давно уже царила гласность, в 1990 году все еще мог (и хотел) не только удерживать «в своеобразном плену» сотни тысяч человек, но даже и препятствовать их связям с внешним миром.

    И наконец, следует отвергнуть гипотезу Вернера о том, что немцы хотели расселить евреев на востоке Белоруссии как свободных людей. Вернер пытается доказать это с помощью карт, на которых, по его мнению, показано необъяснимое иными версиями значительное увеличение числа населенных пунктов на этих территориях. Но нужно исходить из того, что оккупационные власти не могли оставить переселенных людей без постоянного и строгого контроля, — а он был возможен только в лагерях и гетто. Будь у переселенных в Белоруссию евреев свобода передвижения, они массово пополняли бы партизанские отряды, а уж в этом немцы точно не были заинтересованы. Потому следует предположить, что упоминавшиеся выше иностранные евреи-антифашисты, присоединившиеся к партизанам, либо сбежали из лагерей и гетто, либо были освобождены из них теми же партизанами.

    б) Два поучительных пассажа из American Jewish Yearbook

    «Американский еврейский ежегодник» за 1943 год так сообщает о ситуации в Польше в предшествовавшем году:

    «За год, о котором идет речь, [1942] десятки тысяч евреев принудительно были депортированы из их домов в больших и маленьких городах. […] К самым большим депортациям относилось переселение всех краковских евреев: кроме 11 000 человек, которых посчитали «важными для экономики» u заперли в гетто, остальные 50 000 отправили в Варшаву, Люблин и другие города. Те, кто попал в Люблин, оставались там очень недолго, потому что большую их часть отправили дальше на Восток, а оставшихся загнали в один из пригородов города. На Восток были отправлены и большинство евреев, проживающих в западных провинциях Польши, присоединенных к Рейху. […] Кроме того, есть и приток немецких, чешских, голландских и французских евреев, депортированных в Польшу — в гетто или в трудовые лагеря».337

    Эти сведения очень важны по нескольким причинам. И из-за них у сторонников официальной версии возникают неразрешимые проблемы:

    1. Согласно официальной истории холокоста, предполагаемые массовые убийства евреев с использованием газа начались в Освенциме в феврале 1942 года. Тогда почему краковские евреи в 1942 году были отправлены не на казнь в сравнительно близко расположенный от Кракова Освенцим, а в далекие Варшаву и Люблин?

    2. Высланные в Люблин евреи вовсе не были уничтожены газом в одном из лагерей «акции «Райнхардт», а большей частью «отправлены дальше на Восток».

    3. Евреи, которые «все еще проживали в западных провинциях Польши, присоединенных к Рейху», были — кроме тех, кого загнали в гетто в Лодзи, — по нынешней официальной версии убиты в «душегубках»-газвагенах в Хелмно. Но об этом «Американский еврейский ежегодник» ни слова не говорит, зато сообщает, что и эти евреи были «отправлены на Восток». И если они действительно до своей депортации в восточные области были отправлены в Хелмно, это означает, что Хелмно был обычным транзитным лагерем, — что полностью совпадает с версией ревизионистов.

    4. Если официальная история все же признает депортацию некоторого количества немецких и чешских евреев в польские гетто, то голландские и французские евреи, согласно ей, все попали прямо в Освенцим, Собибор и в небольшом количестве в Майданек, а вовсе не в какие-то гетто.

    В следующем издании «Американский еврейский ежегодник» упоминает о присутствии голландских и других западноевропейских евреев на оккупированных советских территориях в 1943 году:

    «Есть сообщения о том, что евреи, депортированные из Голландии и других западных стран, были направлены на оккупированные советские территории, чтобы там работать для армии, но их количество и их судьба все еще неизвестны».338

    г) Доказательства присутствия французских, бельгийских и голландских евреев на оккупированных советских территориях

    Ниже мы приведем ряд доказательств депортации французских, бельгийских и голландских евреев в оккупированные восточные земли. Кроме одной партии французских евреев, отправленных в мае 1944 года в Таллинн и Каунас,339 официальные историки ничего не сообщают о переселении евреев из трех вышеназванных стран на Восток. Можно сделать логичный вывод, что этими депортированными были как раз те люди, которых якобы убили газом в Освенциме, Собиборе и Майданеке. На приведенные ниже примеры мы обратили внимание благодаря исследованиям двух достойных историков-ревизионистов — испанца Энрике Айната340 и бельгийца Жана-Мари Буадефё.341

    1. 29 июня 1942 года папский нунций во Франции Валерио Валерии писал из Виши кардиналу Луиджи Малоне:

    «В двадцатых числах этого месяца оккупационные власти с помощью французской полиции арестовали около 12 000 евреев. […] Речь идет преимущественно о неарийцах иностранного происхождения, прежде всего поляках, чехах и т. д., которых предполагается депортировать в Украину».342

    2. В одном из сообщений польского движения сопротивления, точная дата которого неизвестна, хотя можно с уверенностью сказать, что оно было передано во второй половине 1942 года, говорится:

    «Недавно определенное количество евреев из Бельгии было переселено в Гродно [в Белоруссии].343

    3. 16 октября 1942 года швейцарская еврейская еженедельная газета «Israelitische Wochenblatt für die Schweiz» писала:

    «За последнее время в Риге наблюдали эшелоны с евреями из Бельгии и других стран Западной Европы, которые, однако, сразу же продолжали движение в неизвестные пункты назначения».

    До марта 1943 года местом назначения всех депортированных бельгийских евреев был Освенцим,344 так что все эти евреи попадали в Ригу только через этот лагерь.

    4. Еврейский автор Рубен Айнштайн упоминает о присутствии бельгийских и голландских евреев в лагере Янов под Львовом.345 С большой вероятностью можно предположить, что этих евреев депортировали в Украину через Белжец, ведь он находится всего в тридцати километрах к западу от Львова, хотя по официальной истории ни бельгийские, ни голландские евреи в Белжец не попадали.

    5. 15 июня 1943 года газета New York Times опубликовала заявление бельгийского правительства в изгнании о том, что большинство бельгийских евреев были высланы в концлагеря в Германии, Польше и на оккупированных русских территориях.

    6. В апреле 1944 года подпольная газета французских коммунистов Notre Voix («Наш голос») сообщала:

    «Спасибо! Сообщение, которое обрадует всех евреев Франции, было передано Московским радио. У кого из нас нет брата, сестры, родственников среди депортированных из Парижа? И кто не ощутит прилива радости, узнав, что восемь тысяч парижских евреев были спасены от смерти славной Красной армией. Один из них рассказал Московскому радио, как он был спасен, вместе с другими восемью тысячами парижских евреев. Они находились в Украине, когда началось недавнее советское наступление, и эсесовские бандиты хотели их расстрелять перед тем как отступить. Но так как депортированные евреи знали, какая судьба их ожидает, и знали, что советские войска уже близко, они решили сбежать. Их тут же приняла Красная армия, и сейчас они все находятся в СССР».346

    Конечно, далее могут последовать возражения, что этот документ написан французскими коммунистами на основании передачи Московского радио, а и газета французских коммунистов, и Московское радио уже априори вызывают подозрения как пропаганда. Но в свою очередь и на эти замечания можно ответить тем, что само по себе присутствие французских евреев в Украине не могло принести никакой пользы для пропаганды, и нет причин, по которым французским подпольщикам или Московскому радио потребовалось бы выдумывать эту историю. (Пропагандистской выдумкой, скорее всего, является как раз утверждение о том, что СС хотели расстрелять этих парижских евреев, но они все вместе смогли сбежать и найти приют под крылом Красной армии.)

    7. В декабре 1945 года бывший главный руководитель СС и полиции в рейхскомиссариате Остланд Фридрих Йекельн в советском плену свидетельствовал, что в латвийском лагере Саласпилс были интернированы евреи из Германии, Франции, Бельгии, Голландии, Чехословакии и других стран.347

    д) Голландские евреи в Литве. Дневник Германа Крука

    В 2002 году под заголовком The last days of the Jerusalem of Lithuania. Chronicles from the Vilna Ghetto and the camps 1939–1944 [ «Последние дни литовского Иерусалима. Хроники из вильнюсского гетто и лагерей 1939–1944 гг.»] был издан английский перевод написанного во время войны на идиш семисотстраничного дневника. Автором его был еврей из Варшавы Герман Крук.348 После ликвидации гетто в Вильно (Вильнюс по-литовски) в сентябре 1943 года Крука отправили в рабочий лагерь Лагеди в Эстонии, где он погиб 18 сентября 1944 года. Его дневник был найден в Вильнюсе после отступления немцев. Здесь мы приведем несколько особенно интересных отрывков, касающихся нашей темы:

    16 апреля 1943 года:

    «Я узнал, что за две последние недели в Вильно прибыли два поезда, в каждом по двадцать пять вагонов, полных вещей, вероятно, принадлежавших голландским евреям. […] Сегодня прошел слух, что в Виевисе [маленьком литовском городке] находится примерно девятнадцать тысяч голландских евреев» (стр. 518).

    Крука никак нельзя заподозрить в том, что он сам выдумал историю о приезде голландских евреев в Виевис, и поэтому мы рассматриваем этот отрывок как доказательство того, что «убитые газом» нидерландские евреи действительно переселялись в оккупированные немцами области на востоке. Со 2 марта по 6 апреля 1943 года из голландского города Вестерборка в Собибор было направлено шесть эшелонов, которые доставили в лагерь в общей сложности 7 699 человек.349 (Седьмой эшелон покинул Вестерборк лишь 13 апреля и к 16 апреля, дате из процитированного отрывка из дневника, еще не прибыл в Литву.) Учитывая все это, самым разумным выглядит предположение, что эти евреи из Собибора были депортированы дальше в Литву.

    Откуда Крук взял цифру в девятнадцать тысяч находившихся в Виевисе голландских евреев? Можно назвать два варианта. Прежде всего не исключено, что человек, сообщивший Круку это число, просто не обладал точной информацией. Но более вероятно, что в Виевисе были еще и голландские евреи, депортированные в Литву через Освенцим. С 17 июня 1942 года по 25 февраля 1943 года в общей сложности 42 533 еврея были депортированы из Голландии в Освенцим, из которых, если верить литературе о холокосте, 30 413 человек были «убиты газом без регистрации»,350 — а это означает, что они на самом деле попали на восточные территории. Если часть их была направлена в Виевис, то их общее число на 19 апреля 1943 года действительно могло составлять девятнадцать тысяч человек.

    В маленьком городке Виевисе, который находится между Каунасом и Вильнюсом, был рабочий лагерь, о котором существует много сообщений. Бывший житель гетто в Каунасе Аврахам Тори, написал в своем дневнике 2 июля 1943 года:

    «Условия в рабочем лагере в Виевисе жестче, чем в гетто [в Каунасе]. […] Время от времени больных из лагеря отправляют в нашу больницу в гетто. Заключенные из лагеря довольно часто приходят сюда, чтобы попросить помощи при одной или другой проблеме. Мы со своей стороны стараемся им помочь».351

    В вышедшем в 2007 году сборнике воспоминаний «выживших жертв холокоста» можно прочитать о некой «Марии» из гетто в Вильнюсе.

    «Когда [в сентябре 1943] они увидели, что приближаются последние дни гетто, Адаму [брату Марии] удалось добиться перевода в лагерь Жежмаряй, где он работал для немецкой строительной организации «Тодт». Он был там лагерным врачом, а Мария осталась в гетто. Незадолго до большой акции ее брат вместе со своим другом из организации «Тодт» приехал в гетто и спас ее. Тогда она попала в лагерь Виевис. Примерно через месяц ее направили в Милейганы, а оттуда в лагерь Жежмаряй».352

    Это однозначно доказывает, что Виевис был не только рабочим, но и транзитным лагерем.

    19 апреля 1943 года Герман Крук оставил в своем дневнике следующую запись:

    «Европа будет очищена от евреев. Евреев из Варшавы направляют для уничтожения в Малкиню недалеко от Львова или недалеко от Замосця [Малкиня находится недалеко от предполагаемого лагеря уничтожения Треблинка]. Евреев из Западной Европы везут на восток, их переселение продолжается». (стр. 519).

    Последняя фраза невольно повторяет дважды примененную Освальдом Полем в его докладе для Гиммлера от 15 сентября 1942 года формулировку о переселении евреев на восток!

    20 апреля 1943 года Крук снова упомянул голландских евреев:

    «Мы уже писали о депортации 130 000 евреев из Голландии и об их последующей отправке на восток. Мы также упоминали, что вагоны с вещами голландских евреев стояли на вокзале в Вильно. Теперь произошло то, что все объяснило. Сюда привезли красивую старую мебель, чтобы наши столяры в мастерских ее отремонтировали. В ящиках люди нашли голландские документы, включая датированные декабрем 1942 года, что означает, что голландцев депортировали на восток, очевидно, не раньше января или февраля. Таким образом, евреи не знали, что их уничтожат. Богатые голландские евреи брали с собой даже столы для игры в бридж, на тот случай, если — не дай бог! — такие вещи им не удастся достать у отсталых восточных евреев. Теперь ясно, что их перебили. […] По нашей области рассредоточены десятки вагонов, набитых еврейским барахлом, остатками имущества былого голландского еврейства». 353

    Откуда Крук знал, что голландских евреев «перебили», из его дневника понять невозможно. Зато по ходу он приводит доказательство того, что у депортированных в Собибор вовсе не отбирали все вещи. Если местное население в ящиках находило голландские документы, то не может быть никаких сомнений в происхождении этих депортированных, ведь говорящие на идиш жители гетто наверняка могли отличить немецкий язык от нидерландского.

    23 июня 1943 года Крук записал в своем дневнике:

    «В минском гетто сейчас живут три — четыре тысячи евреев. Вблизи этого гетто есть еще другое гетто. В первом живут евреи из Минска, Слуцка, Барановичей. Во втором содержатся всего полторы тысячи немецких и чешских евреев».354

    Эта запись тоже очень интересна. Она доказывает — упоминавшийся и в официальной историографии — факт депортации евреев из Рейха и Протектората на оккупированные немцами территории СССР. А кроме того, она доказывает, что этих евреев не уничтожили.

    Самое пикантное, что дневник Германа Крука очень хвалили два видных еврейских историка холокоста. Для Йегуды Бауэра это «уникальный и очень ценный дневник»,355 а Саул Фридлендер пишет о нем:

    «Дневник Германа Крука представляет собой один из самых важных источников, находящихся в нашем распоряжении, о жизни и смерти евреев в Вильно во время холокоста».356

    Оба знаменитых исследователя холокоста либо просто не читали расхваленный ими труд, либо изначально не рассчитывали на то, что дневник Германа Крука, наносящий сокрушительный удар по официальной версии событий, когда-либо попадет в руки критически настроенным читателям.

    Наверняка дневник Крука читал еще один видный еврейский историк холокоста Ицхак Арад, который, кстати, весной 1943 года был бойцом в партизанском отряде, действовавшем как раз в районе Вильнюса.357 В своей вышедшей в 1980 году книге «Гетто в огне»358 он цитирует опубликованную в 1961 году на идиш оригинальную версию дневника (Hurbn Vilne, «Разрушение Вильны») как раз в качестве источника (сноски 25, 26 на стр. 369). Так как сложно поверить в то, что отрывки о пребывании голландских евреев в Литве прошли мимо внимания Арада, он не позднее 1980 года уже должен был знать о настоящем месте назначения этих евреев. Но эти знания отнюдь не помешали просвещенному ученому в вышедшей семь лет спустя «классической книге» о Белжеце, Собиборе и Треблинке359 рассказывать сказки о «газовых камерах».

    е) Вопрос: где же остались западноевропейские евреи? Наша гипотеза

    Как мы уже видели, присутствие польских евреев на советской территории во время войны и после нее было обычным явлением. Но совершенно иначе обстояло дело с попавшими в СССР евреями из Западной Европы. Наличие большого количества людей из таких стран как Голландия, Франция или Греция не могло бы остаться незамеченным для местного населения, а если они пребывали в приграничных западных регионах страны, то рано или поздно об этом узнали бы и за рубежом.

    Не подлежит сомнению, что уровень смертности среди депортированных во время войны ввиду очень тяжелых условий проживания был чрезвычайно высок. Но количество официально репатриированных на родину людей все равно настолько мало, что этот факт нельзя объяснить лишь высокой смертностью по причине болезней, лишений и т. п.

    По голландской статистике из ста пяти тысяч депортированных из Нидерландов евреев назад вернулось только 4,86 %. При разбивке по отдельным лагерям цифры выглядят так:

    — Освенцим: 60 185 депортированных, 1052 вернувшихся;

    — Терезиенштадт: 4771 депортированных, 1980 вернувшихся;

    — Берген-Бельзен: 3742 депортированных, 2050 вернувшихся;

    — Собибор: 34 313 депортированных; 18 вернувшихся360.

    Из 75 721 депортированного из Франции еврея вернулись по официальной статистике только 2 560 человек, причем из 3 500361 попавших в Собибор, домой вернулись лишь двое.362 В принципе, для этого факта можно подобрать несколько возможных объяснений, которые не обязательно исключают друг друга, но могут быть верными в той или иной степени:

    1. Многие из этих евреев добровольно остались в СССР.

    2. Многие из этих евреев эмигрировали — напрямую или после краткого пребывания в странах, откуда они были депортированы, — в США, Палестину или в другие страны.

    3. Власти стран, откуда происходили эти западноевропейские евреи, очень грубо исказили статистику, чтобы в обвинить немцев в геноциде.

    4. Немцы перед отступлением ликвидировали этих евреев.

    5. Эти евреев после войны против их воли насильно удерживали в СССР.

    Давайте вкратце рассмотрим эти пять вариантов.

    1. Количество западноевропейских евреев, добровольно оставшихся в Советском Союзе, могло быть только очень незначительным. Если не считать исключений вроде браков с местными женщинами, французские, голландские и другие евреи не горели никаким желанием променять свою родину на опустошенный войной тоталитарный Советский Союз.

    2. Эта гипотеза представляется гораздо более вероятной, чем первая, особенно в случае с французскими евреями. Из 67 693 депортированных из лагеря Дранси только 22 691 человек были французскими гражданами, остальные же являлись иностранными (румынскими, немецкими, польскими, русскими и другими) евреями, эмигрировавшими во Францию из своих стран.363 По большому счету этих людей с Францией мало что связывало. Иначе никак нельзя объяснить, что, к примеру, из восьми тысяч парижских евреев, спасенных весной 1944 года Красной армией, почти все эмигрировали в Америку или в другие страны. Во французской специальной литературе нет никаких указаний на возвращение хотя бы одного французского еврея из СССР, что является как минимум косвенным доказательством того, что таких репатриантов либо не было вовсе, либо было совсем мало.

    В случае с Голландией вторая гипотеза совершенно отпадает. Голландские евреи были большей частью лояльными нидерландскими подданными, принадлежали к самой ассимилированной группе европейских евреев, не испытывали никаких сионистских симпатий и не страдали до войны от проявлений антисемитизма. Кроме того, Голландия почти не пострадала от войны и обладала наилучшими предпосылками, чтобы очень быстро снова превратиться в зажиточную страну. Потому у голландских евреев не было ни идеологических, ни материальных мотивов для эмиграции за океан.

    3. У нас нет доказательств умышленной фальсификации статистических данных, проведенной властями западноевропейских стран.

    4. С уверенностью можно исключить возможность того, что немцы перед своим отступлением уничтожили евреев. Как справедливо отмечал Артур Батц, преступление такого масштаба не могло бы остаться незамеченным; страны-победительницы могли бы предъявить немцам достоверные доказательства такого геноцида на Нюрнбергском процессе, и им бы не потребовалось хвататься за чепуху о «газовых камерах».364 (Само собой разумеется, не исключено, что отдельные немецкие солдаты, потеряв самообладание, совершали такого рода эксцессы перед отступлением.)

    5. Как мы убеждены, именно этот вариант правилен, и вот по какой причине. Уже сразу после войны легенда о гибели европейского еврейства в лагерях уничтожения и о шести миллионах жертв была объявлена официальной правдой. На Нюрнбергском процессе мнимое физическое искоренение евреев было одним из главных пунктов обвинения. Польза от этой легенды для победителей очевидна: чем ужаснее представлялись преступления Третьего Рейха, тем убедительнее выглядела претензия антигитлеровской коалиции на спасение Европы от сатаны в человеческом обличье. Правительства США и Великобритании в ответ на критику со стороны правых и антикоммунистических сил, обвинявших их в том, что они отдали половину Европы тоталитарному режиму Сталина, легко могли возразить, что в сравнении с национал-социализмом и его лагерями смерти, газовыми камерами и шестью миллионами погибших евреев коммунизм был все-таки меньшим злом. Кроме того, теми же аргументами англосаксы могли оправдать собственные военные преступления, прежде всего террористические бомбардировки немецких городов, — ведь в сравнении с куда более страшными преступлениями побежденных эти бомбежки выглядели уже не так ужасно.

    Еще важнее было то, что холокост, который, правда, тогда так еще не называли, послужил идеологическим оправданием образования государства Израиль. В 1948 году ООН с 33 голосами «за» и 12 голосами «против» одобрило раздел Палестины. Не только США, но и СССР проголосовали тогда за этот раздел и за создание Израиля. Советский Союз необоснованно надеялся, что это государство из-за симпатий, которые питала тогда значительная часть евреев к коммунистической идее, со временем превратится в опорную базу СССР на Ближнем Востоке.

    Раздел Палестины представлял собой беспрецедентно грубое нарушение прав исконного арабского населения. И для оправдания этого как раз и использовался «нацистский геноцид евреев» с его «шестью миллионами жертв»: народу, который так жестоко пострадал, необходимо собственное государство, даже если для этого придется растоптать права другого народа.

    Для того, чтобы история о физическом уничтожении евреев в «лагерях смерти» была достоверной, депортированные немецкие, французские, бельгийские, голландские, греческие и другие евреи не должны были возвращаться в свои страны и рассказывать там о том, что они пережили в трудовых лагерях и в гетто на Востоке. Потому наша гипотеза звучит так: сталинский режим позаботился о том, чтобы западноевропейские евреи, депортированные немцами на восточные территории и пережившие войну, исчезли без следа и не смогли установить какие-либо контакты со своими родственниками и знакомыми. Для этого прежде всего необходимо было перевезти этих евреев из западных республик СССР вглубь страны на Восток, откуда за границу не просочились бы никакие весточки. Это вполне могло произойти в рамках массовых депортаций 1949 года, о которых писал «Американский еврейский ежегодник» (American Jewish Yearbook). Мы не думаем, что этих евреев убили, но можем предположить, что их отправили в лагеря, из которых они так и не вышли. Этим шагом Сталин как бы «зацементировал» миф об уничтожении евреев в «газовых камерах». А такой миф был ему полезен в двух аспектах. Он позволял ему представлять себя в виде главного спасителя половины Европы от жестокого и бесчеловечного нацистского режима и способствовал основанию Израиля, который Сталин рассматривал — ошибочно, как выяснилось впоследствии — как будущий форпост СССР на Ближнем Востоке.

    Если эта гипотеза верна, то знали ли вожди сионистских организаций о том, что происходило в Советском Союзе? Ответ на этот вопрос может быть только положительным, ведь эти организации всегда располагали широкой сетью информаторов во всех странах мира. Возражения, что, сионисты, мол, наверняка яростно заклеймили бы такую бесчеловечную политику Советов по отношению к евреям, звучат достаточно наивно. Основной целью этих людей, ради достижения которой они готовы были пойти на все, было создание еврейского государства на Ближнем Востоке. Ради этого они могли пожертвовать десятками, даже сотнями тысяч своих единоверцев. Мы хорошо помним, что именно сионисты изо всех сил своими бойкотами разжигали антиеврейские настроения в Германии сразу после прихода Гитлера к власти, прекрасно понимая, какие тяжелые последствия их деятельность будет иметь для немецких евреев. Eврей Йозеф Гидеон Бург так комментировал суть стратегии сионистов:

    «Мне это показалось похожим на ситуацию, как если бы в цирке пара хулиганов начала швырять камнями во льва, как раз тогда, когда дрессировщик засунул свою голову в пасть зверю. Хулиганам ничего бы не угрожало. Ведь между ними и опасностью находится океан, — как прутья железной клетки».365

    Бург был прав: для сионистских главарей простые евреи всегда были и есть лишь обычным «расходным материалом».

    Только наша гипотеза может удовлетворительно объяснить факты. С уверенностью доказать — или опровергнуть — ее можно будет лишь в том случае, если в российских архивах однажды будут рассекречены соответствующие документы. К сожалению, в обозримом будущем на возможность этого ничего не указывает.









    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх