3. Было ли сионистское движение заговором с целью колонизации всей Палестины?

Обвинение

Даже если Первую алию можно назвать эмиграцией беженцев, которые просто искали в Палестине новый дом, то Вторая алия была началом сионистского империалистического заговора с целью колонизации всей Палестины.

Обвинители

«Моя предпосылка состоит в том, что Израиль развился как социальный строй из сионистского тезиса, гласящего, что колонизация Палестины должна быть осуществлена евреями и для евреев путем вытеснения палестинцев; в этой своей сознательной и открыто заявленной цели в отношении Палестины сионизм сначала пытался свести к минимуму, затем игнорировать и, наконец, когда все остальное потерпело неудачу, полностью подчинить местное население и таким образом гарантировать, что Израиль не будет просто государством всех своих граждан (а к их числу относятся, разумеется, и арабы), а государством всего еврейского народа, и он будет располагать такой властью над землей и людьми, какой не располагало и не располагает ни одно другое государство». (Эдвард Сайд[68])

«[60 тыс. евреев, которые жили в Палестине к моменту окончания Второй алии,] были в большинстве своем настроены антисионистски, а их потомки до сих пор единодушны [в этом мнении]». (Ноам Хомский[69])

Реальность

Вторая алия, хотя и вдохновлялась во многом сионистской идеологией, также была волной эмиграции и бегства от преследований, и она предполагала сотрудничество с местными мусульманами в создании условий для лучшей жизни всем обитателям Палестины.

Доказательство

Вторая алия (1904–1914), если уж на то пошло, была в еще большей степени эмиграцией несчастных, искавших убежища от преследований. Историк Бенни Моррис пишет: «[Российские] погромы 1903–1906 гг. были основным катализатором Второй алии»[70]. Эти инспирированные правительством волны насилия были даже «более ужасны, чем погромы 1880-х гг.»[71]. Первый из погромов XX в., разразившийся в 1903 г. в Кишиневе, закончился убийством 49 евреев, еще больше сотни было ранено, разрушению подверглись более полутора тысяч еврейских домов, магазинов и учреждений. За этим погромом по черте оседлости прокатились сотни других, были убиты и ранены сотни евреев, их жен и детей. Евреи не могли защищаться, чтобы не навлечь на себя еще более суровую расправу. Единственным спасением было бегство. Сотни тысяч человек уехали в Америку и в страны Западной Европы. Десятки тысяч нашли убежище в Палестине. Многие из них были пламенными сионистами, разделявшими мечту Герцля о еврейском национальном очаге. Другие — просто беженцами, готовыми вынести тяготы этой земли, которую они надеялись превратить в социалистический рай.

Вторая алия затронула много представителей рабочего класса, которые создали профсоюзы и рабочие партии, и этим она не отличалась от волны беженцев, приехавших в тот же период в Америку. Эти люди также учредили газеты на иврите и небольшую организацию самообороны, которая должна была защищать евреев от арабской агрессии, мучившей беженцев предыдущего поколения.

В 1905 г. арабский писатель Наджиб Азури опубликовал антиеврейскую статью, которая прогремела по всей Палестине. В ней говорилось о тайном еврейском заговоре с целью учреждения сионистского государства, «которое протянется от горы Хермон до Аравийской пустыни и Суэцкого канала»[72]. Молодой Давид Бен-Гурион беспокоился, что «ученики Азури… посеяли семя ненависти к евреям на всех уровнях арабского общества»[73].

Многие, если не все, еврейские беженцы хотели установить хорошие отношения со своими арабскими соседями. Одна из первых публикаций, изданных сионистской общиной в Израиле, была маленькая книжка Ицхака Эпштейна под названием Невидимый вопрос, в которой предлагалось предоставить местным арабам доступ в еврейские больницы, школы и библиотеки[74]. Другие побуждали еврейских беженцев изучать арабский язык и воздерживаться от приобретения земли, на которой стоят арабские деревни или святыни[75]. Но конфликты усилились по мере того, как возрастало количество еврейских беженцев. В 1913 г. один известный араб опубликовал стихотворение, в котором были такие строки:

Евреи, дети звонкого золота, прекратите свой обман:
Мы не променяем нашу страну на ваши хитрости!
…Евреи, слабейший из всех народов и последний из них,
Торгуются с нами за нашу землю;
Как нам быть равнодушными?

Несмотря на эти провокации и новые волны религиозно окрашенного насилия против еврейских беженцев, попытки добиться дружеских отношений продолжались. В начале 1914 г. один из ведущих сионистских деятелей Нахум Соколов дал интервью каирской газете, где предлагал арабам посмотреть на еврейских беженцев как на братьев-семитов, «возвращающихся домой» и способных помочь им вместе достичь процветания. Еврейско-арабские переговоры были запланированы на лето 1914 г., но начало Первой мировой войны, которая имела огромные последствия для евреев и арабов Палестины, заморозило все подобные совместные попытки.


Примечания:



6

См. Benny Morris, Righteous Victims (New York: Vintage Books, 2001), p. XIV.



7

См. главу 9 этой книги.



68

The Question of Palestine (New York: Vintage Books, 1992 ed.), p. 84.



69

Лекция, прочитанная в Гарвардском университете 25 ноября 2002 г. (видеозапись).



70

Morris, p. 25.



71

Там же.



72

Там же, стр. 57.



73

Там же.



74

Там же.



75

Там же, стр. 57–59.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх