27. Является ли терроризм только частью замкнутого круга насилия?

Обвинение

Израильская политика агрессивного возмездия терроризму — в том числе, ликвидации, разрушение домов, бомбардировки, в которых гибнут мирные жители, и повторная оккупация палестинских городов и лагерей беженцев — провоцирует замкнутый круг насилия.

Обвинители

«То, что делает Израиль — это увеличение степени ненависти к израильтянам и упрощение задачи тем, кто вербует мирных граждан в боевики, которые охотно готовы отдать жизнь, чтобы нанести хоть какой-нибудь вред Израилю и простым евреям, которые его символизируют». (Эш Пулсифер, колумнист, Dissidentvoice.org[413])

Реальность

При том что здравомыслящие люди могут и не согласиться, что те или иные аспекты израильской антитеррористической тактики достаточно эффективны, история палестинского терроризма ясно демонстрирует, что терроризм возрастает всегда, когда Израиль предлагает мир или готовится к выборам, где среди кандидатов есть известные сторонники мира. Терроризм используется как сознательная тактика с целью расстроить любое движение в сторону мира и образования двух государств. Например, в тот же день, когда Махмуд Аббас принес присягу в качестве премьер-министра Палестинской автономии и всего за несколько часов до обнародования мирного плана «Дорожная карта», палестинский террорист-самоубийца взорвался в кафе недалеко от посольства США в Тель-Авиве. Радикальные палестинские группировки взяли на себя ответственность за убийства и заявили, что они продолжат устраивать террористические акты, чтобы не допустить реализации мирного плана, который подразумевает образование двух государств. Как написала в редакционной статье Нью-Йорк таймс:

Вряд ли было совпадением, что взрыв прогремел сразу же после того, как новый палестинский премьер-министр произнес инаугурационную речь, осуждающую терроризм. Экстремисты, стоящие за терактом в Тель-Авиве, вне всяких сомнений, направляли свою агрессию не только против израильтян, но и против собственного руководства. Нельзя позволить им добиться своего. Это создаст невероятные препятствия на пути достижения мира. Все участники процесса — израильтяне, палестинцы, американцы и европейцы — должны быть готовы выказать решительность, смелость и энергию. Вчерашняя ужасная атака может быть только первой проверкой на прочность.[414]

Израиль не в состоянии сделать ничего, чтобы остановить терроризм, кроме как принять меры для того, чтобы помешать тем, кто решил стать террористом, осуществить свое намерение. Замкнутый круг насилия предполагает, что одна сторона может добровольно остановить этот цикл, если просто перестанет отвечать на насилие с противоположной стороны. Опыт показывает, что, когда Израиль не дает твердого ответа на палестинский терроризм, гремят следующие взрывы, а когда Израиль предпринимает соответствующие военные шаги, число и жестокость новых террористических атак снижается.

Доказательство

Утверждение, в котором подчеркивается наличие замкнутого круга насилия, напирает на то, что терроризм — это эмоционально мотивированный акт мести, осуществляемый разочарованными одиночками, у которых нет другого выхода. История антиизраильского терроризма наглядно отрицает это утверждение и доказывает, что палестинский терроризм — это рациональная тактика, которую избрали палестинские руководители, потому что она доказала свою эффективность.

Может оказаться проще вербовать террористов-самоубийц из числа разочарованных одиночек, которые стремятся к мести, но отдельные террористы-самоубийцы и другие террористы не посылают сами себя на смертельное задание. Их посылают руководители, которые провели прагматичные подсчеты, основанные на затратах и выгодах. Затраты довольно низкие, поскольку радикальные террористические группы получают выгоду от любой смерти, как израильтянина, так и палестинца. Палестинцев считают мучениками, их семьи пользуются почетом и получают щедрые выплаты.

Одна из целей террористов состоит в том, чтобы спровоцировать ответную реакцию израильтян и таким образом споспешествовать увеличению поддержки делу терроризма. Именно это соображение, по всей видимости, было ключевым в хорошо спланированной эскалации терактов с участием самоубийц, которые последовали за отказом Арафата от предложений Барака и Клинтона в Кемп-Дэвиде и Табе в 2000–2001 гг. Международное сообщество, которое отвернулось от Арафата после того, как он отверг эти разумные предложения, вскоре вновь ополчилось против Израиля после израильского ответа на взрывы, устроенные террористами-самоубийцами.

Другая цель — особенно актуальная для радикальных реджекционистов вроде Хамаса — состоит в том, чтобы заставить израильских избирателей настолько сдвинуться на правый фланг, чтобы свести к минимуму перспективы мирных переговоров, которые сохранили бы еврейский характер Государства Израиль. Этот фактор, безусловно, повлиял на усиление террористических актов, которые помогли Шарону прийти к власти, к немалому удовольствию Хамаса и других, кто отвергает право Израиля на существование.

Третья цель состоит в том, чтобы убить как можно больше израильтян и постараться напугать Израиль и привести его к покорности. Четвертая цель — удовлетворить арабскую улицу, которую очень активно наставляли в школах, мечетях и средствах массовой информации, что пролитие еврейской крови — это долг мусульманина. Только первую из этих целей можно как-то поколебать с помощью умеренных израильских ответов, хотя и высокой ценой. Израиль должен сохранять умеренность и пропорциональность в своем ответе на терроризм, поскольку именно так и надлежит поступать. Но верить, что сдержанность Израиля позволит существенно снизить уровень терроризма, означает придерживаться ложного утверждения, что терроризм — это часть замкнутого круга насилия, а не первоочередная тактика, которая срабатывает в пользу палестинцев.


Примечания:



4

Позиция Хомского относительно федеральной модели «по образцу Югославии» выражена в книге Middle East Illusions (Oxford: Rowman & Littlefield, 2003), стр. 105–106. То, что моделью может послужить и Ливан, он говорил в беседе со мной в 1970 г.



41

Abraham Grannot, The Land System in Palestine: History and Structure (London: Eyre & Spottiswoode, 1952), p. 278.



413

Ash Pulcifer, «The Cycle of Violence Begins Again», Dissidentvoice.org, http://dissidentvoice.org/Articles2/Pulcifer_Israel-Palestine.htm.



414

«Mideast Норе Meets Its Enemy», New York Times, April 30, 2003.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх