25. Является ли точечная ликвидация террористических лидеров незаконной?

Обвинение

Израильская политика точечной ликвидации террористических лидеров — это убийство, запрещенное международным правом.

Обвинители

«Ликвидации были частью политики безопасности Израиля многие годы. Израиль — единственная демократическая страна, которая считает такие меры легитимным способом действия. Такая политика абсолютно незаконна в соответствии как с израильским, так и с международным правом, ее применение чревато высоким риском ранить стоящих рядом. Эта мера не имеет обратной силы, если впоследствии будет выявлена ошибка. Израиль обязан немедленно прекратить убийства палестинцев». (Яэль Штайн, представитель израильской правозащитной организации Бе-Целем[408])

Реальность

Тактика точечной ликвидации военных лидеров врага во время столкновений, к которой прибегает Израиль — а также Соединенные Штаты и другие демократические государства, — полностью соответствует законам войны.

Доказательство

В определенном смысле полная противоположность коллективному наказанию — это точечная ликвидация. Эта тактика призвана предотвратить будущие террористические акты, выводя из строя тех, кто планирует их осуществить, но недоступен для других методов обезвреживания, например ареста. Деспотические режимы широко применяли крайнюю форму точечной ликвидации против тех, кого они считали внутренними и внешними врагами. Гитлер безнаказанно истреблял своих соперников. Сталин развернул кампанию по точечной ликвидации по всему миру, даже в Мексике, где его люди убили Льва Троцкого.

Соединенные Штаты, несомненно, в течение многих лет делали попытки ликвидировать зарубежных лидеров. В список их предпочтений входили Фидель Кастро и Патрис Лумумба, Муамар Каддафи и Саддам Хусейн. Хотя Соединенные Штаты не убили напрямую Сальвадора Альенде или Нго Динь Зьема, но они активнейшим образом помогали другим отправить его на тот свет. Недавно США выбрали своей мишенью Саддама Хусейна, его детей и его военачальников, а также назначили вознаграждение за головы Усамы бен Ладена и Муллы Мухаммеда Омара. Другие демократические страны также выдавали своим агентам «лицензию на убийство» в экстремальных ситуациях.

Точечная ликвидация, как и коллективное наказание, — понятие растяжимое. На аморальном конце спектра находится активная ликвидация всех политических оппонентов, вроде той, что практиковали Гитлер и Сталин. На моральном — то, что практикуют сейчас Соединенные Штаты и Израиль: ликвидация отдельных террористических лидеров, которые активно участвуют в планировании и подготовке террористических атак и которых невозможно арестовать. В качестве примера такой цели можно назвать Яхие Аяша по прозвищу Инженер, главного производителя бомб для Хамаса, которого израильские агенты убили в январе 1996 г., подложив взрывчатку в его мобильный телефон. Другой пример — ракетная атака Израиля в апреле 2003 г. на машину, в которой был убит лидер Исламского джихада Махруд Затме. Его организация обнародовала заявление, в котором «осуждала убийство», но похвалялась, что «мученик был изготовителем бомб и поясов со взрывчаткой, которые убили десятки и ранили сотни сионистских оккупантов»[409], имея в виду еврейских детей и других мирных граждан. В ходе нападения на Затме больше никто убит не был.

Недостаток точечной ликвидации состоит в том, что те, кто выносит приказ, становятся в одном лице обвинителем, судьей и присяжными — и апелляции не подразумевается. В Израиле решение о том, кто будет ликвидирован, выносят высокопоставленные чиновники правительства, которые несут политическую ответственность. Достоинство точечной ликвидации, если цель выбрана внимательно и трезво, состоит именно в том, что она точечная и обычно не несет с собой нанесения ущерба и коллективного наказания. «Праведник» или «праведный убийца» Альбера Камю совершал точечную ликвидацию злодея, но он отказался выполнить задачу, столкнувшись с необходимостью одновременно покарать юных племянника и племянницу злодея. Но даже когда попутные жертвы имеют место, их меньше, чем в результате обычных военных вылазок.

Согласно международному праву и законам войны, абсолютно легально убивать вражеского бойца, который не капитулировал. Палестинские террористы — как те, кто сам становится самоубийцей, так и те, кто набирает их, организует операции или командует террористическими группировками, — без всякого сомнения, являются вражескими бойцами, вне зависимости от того, носят ли они официальную форму или костюм-тройку. Законно убивать вражеского бойца, даже когда он спит, как пытались сделать Соединенные Штаты с Саддамом Хусейном, до тех пор пока он не сдался. Не обязательно давать ему возможность сдаться. Он сам должен проявить инициативу в этом вопросе; в противном случае солдаты противоположной стороны рискуют быть обстрелянными. Израильское правительство обычно ликвидирует только террористов, а не политических лидеров, свидетельством чему может служить тот факт, что оно постоянно защищает жизнь Ясира Арафата, который является одновременно политическим лидером и террористом. Израиль также заявил, что он перестанет ликвидировать террористов Хамаса, если Палестинская автономия начнет их арестовывать.

Главный вопрос в оценке точечной ликвидации состоит в том, насколько она действительно точечна и имеет своей целью только террориста, а не подвергает ненужному риску жизни невинных (хотя иногда не таких уж невинных) людей. Например, когда Соединенные Штаты пытались точечно ликвидировать Каида Салима Синана аль-Харети — главу «Аль-Каиды» в Йемене, — они взорвали машину, в которой он ехал, убив его и других пассажиров этой машины. Единственный важный вопрос заключается в том, нужно ли было убивать этих людей. Аналогичным образом, когда Израиль бомбил штаб-квартиру террористов в Газе в надежде убить Мохаммеда Дейфа, крупного террориста из Хамаса, звучала уместная критика — к которой я присоединился, — что операция была недостаточно точечной и существовала вероятность, что погибнут или пострадают невинные люди. Многие израильтяне разделяли мой скептицизм относительно этой конкретной ликвидации, и израильские военные сообщили, что в случае подготовки этой операции плохо сработала разведка. Когда Соединенные Штаты намеревались захватить Саддама Хусейна и в процессе убили много мирных граждан, вопрос был тот же самый.

Я полагаю, что точечная ликвидация может использоваться только как последнее средство, когда нет возможности арестовать или задержать убийцу (хотя законы войны не требуют этого, если убийца является боевиком), когда террорист участвует в многочисленных смертоносных операциях и когда сама ликвидация может быть проведена без ненужного риска для случайно оказавшихся рядом невинных людей. Пропорциональность — это ключ к любой военной операции, и точечную ликвидацию следует оценивать с этих же позиций. По всем разумным стандартам, израильская политика по отношению к точечным ликвидациям «заряженных террористов» не заслуживает такого осуждения, как то, что существует, в особенности по сравнению с другими народами и группами, обусловленные законом действия которых гораздо менее пропорциональны тем опасностям, с которыми они сталкиваются.


Примечания:



4

Позиция Хомского относительно федеральной модели «по образцу Югославии» выражена в книге Middle East Illusions (Oxford: Rowman & Littlefield, 2003), стр. 105–106. То, что моделью может послужить и Ливан, он говорил в беседе со мной в 1970 г.



40

Цит. по Morris, p. 111.



408

Yael Stein, «Israel's Assassination Policy: Extra-Judicial Executions», B'Tselem, January 2001, доступно по адресу www.btselem.org.



409

Ibrahim Barzak, Associated Press, May 31, 2003.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх