23. Отказывал ли Израиль палестинцам в государственности?

Обвинение

Израиль отказал в государственности палестинскому народу, который заслуживает своего государства больше, чем другие лишенные этого и находящиеся в оккупации народы.

Обвинители

«Цели Израиля ясны, ведь сионистские и израильские лидеры нескольких поколений откровенно заявляли, что палестинские национальные притязания неприемлемы и неправомерны… Вместе с Израилем идее национального самоопределения противятся США». (Эдвард Сайд и Кристофер Хитченс[398])

«— Почему европейцы не симпатизируют тибетцам, чеченцам или курдам так, как палестинцам?

— Это еще одно заблуждение, потому что если бы Запад сделал для палестинцев то же, что он сделал для иракских курдов, то Ясир Арафат был бы очень счастливым человеком. Кроме того, ни Саддам Хусейн, ни Китайская коммунистическая партия не приезжают каждые два месяца в западные столицы, чтобы выпрашивать (точнее даже, вымогать) деньги, чтобы субсидировать свои машины подавления и обездоливания курдов и тибетцев.

Но даже если бы этот аргумент работал и Запад молчал бы о преступлениях других угнетенных народов, разве действия Израиля стали бы от этого менее преступными?

В этой извращенной логике парадоксальным образом присутствует стимул действовать аморально. Те, кто поддерживает Израиль, признают, что израильское общество участвует в аморальной попытке подчинить, обездолить и поработить палестинцев. Они знают, что то, что они делают, аморально и незаконно, и они предпочитают, чтобы ими руководил известный военный преступник, который даже не скрывает своего намерения использовать исключительно силу, чтобы навязать свою волю пленному населению.

Когда указывают на эти простые факты, защитники Израиля кричат: „Расизм!“ Критика этих преступлений превращается якобы в расизм, а согласие с ними, даже их защита превращается в правильное отношение. Аморальность становится моральным поведением, а весь мир становится „преступным миром“, братством преступников». (Абдельвахаб эль-Аффенди, старший научный сотрудник, Центр изучения демократии, Вестминстерский университет[399])

Реальность

Палестинцы никогда не стремились к государственности в период иорданской и египетской оккупации. Исторически они хотели быть частью Сирии. Претензии на палестинскую государственность начались как тактический прием, имеющий целью уничтожение еврейского Государства Израиль. Более того, притязания палестинцев на государственность и независимость не сильнее, а во многих случаях намного слабее, чем притязания тибетцев, курдов, басков, чеченцев, турецких армян и других не имеющих своего государства групп.

Но претензии палестинцев обскакали другие гораздо более убедительные претензии по одной важнейшей причине: палестинцы привлекли к себе внимание всего мира, убив тысячи невинных людей, тогда как тибетцы никогда не прибегали к терроризму, а другие группы использовали только эпизодические теракты местного значения и не получили такую щедрую награду от мирового сообщества, как палестинцы. Успех палестинцев в привлечении внимания всего мира к своей проблеме тем не менее не принес им государства, потому что ни Израиль, ни Соединенные Штаты не желают вознаграждать терроризм так, как желают ООН, Европейский союз, Ватикан и другие.

Доказательство

По существу, палестинские претензии выглядят гораздо слабее, чем претензии многих других не имеющих государства народов. Почему же крайне левые, особенно европейские левые, вместе с крайне правыми отстаивают интересы палестинцев, но в существенной степени игнорируют гораздо более достойные претензии тибетцев, курдов и других безгосударственных народов? Руководствуясь любыми объективными стандартами морали, жалобы тибетцев и курдов — если сосредоточиться только на двух группах, претендующих на государство, — гораздо более убедительны, чем жалобы палестинцев. Не имеющих своего государства тибетцев и курдов гораздо больше, чем не имеющих государства палестинцев. С тибетцами и курдами их оккупанты обращались куда более жестоко, чем с палестинцами. Уже существует одно государство, где палестинцы составляют большинство населения, тогда как ни у тибетцев, ни у курдов своего государства нет.

Тибетцы использовали только один законный и легитимный способ требовать компенсации, курды тоже полагаются прежде всего на этот способ, тогда как палестинцы с самого начала прибегли к преступлениям против человечества, выбирая своей жертвой самых уязвимых мирных жителей. Тибетцы и курды всегда стремились к обретению независимости, тогда как у палестинцев было много возможностей обрести государственность, в их числе Доклад Комиссии Пиля, план раздела, разработанный ООН, иорданская и египетская оккупация и предложения, сделанные в Кемп-Дэвиде и Табе. Палестинцы никогда не стремились к государственности на самом деле, это был лишь тактический ход, чтобы уничтожить Израиль.

Претензии курдов и тибетцев намного более обоснованны с точки зрения международного права, чем претензии палестинцев. Палестинцы поддерживали проигравшую сторону во всех войнах двадцатого века, в том числе в Первой мировой войне, Второй мировой войне, израильской Войне за независимость и Войне в Персидском заливе, тогда как тибетцы и курды не запятнали себя связями с нацизмом, терроризмом и саддамизмом. Большинство палестинцев выступают за уничтожение страны, являющейся членом ООН, тогда как ни тибетцы, ни курды никогда не призывали к уничтожению другого государства.

Но, несмотря на намного более убедительные претензии тибетцев и курдов, эти группы не получили признания со стороны Организации Объединенных Наций, Европейского сообщества, Ватикана или других официальных организаций. Более того, интеллектуалы, представляющие крайне правых и крайне левых, чаще всего игнорируют их проблемы. Тяжелое бремя падает на тех избирательных моралистов, которые отстаивают менее убедительное дело, отвергая более убедительные.

Палестинцы отвергли государственность устами собственных лидеров, которые отказываются — раз за разом — от предложений, которые привели бы к образованию государства. Историк Бенни Моррис пишет об «инстинктивном реджекционизме, который красной нитью проходит по палестинской истории»[400]. Израиль был готов — и сейчас готов — предложить палестинцам государство в обмен на искренние усилия Палестинской автономии остановить терроризм тех палестинских групп, которые намерены продолжать свои преступления против человечества до тех пор, пока Израиль не будет разрушен. Это весьма разумное условие, которое поставила бы любая демократическая страна, которая столкнулась бы с аналогичной опасностью.


Примечания:



3

Там же.



4

Позиция Хомского относительно федеральной модели «по образцу Югославии» выражена в книге Middle East Illusions (Oxford: Rowman & Littlefield, 2003), стр. 105–106. То, что моделью может послужить и Ливан, он говорил в беседе со мной в 1970 г.



39

Morris, p. 123.



40

Цит. по Morris, p. 111.



398

Said and Hitchens, p. 291.



399

«Arab World Looks the Other Way as Race-Based Hatreds Target It on Two Fronts», Daily Star (Lebanon), доступно на сайте Ливанский телеграф, www.lebanonwire.com/0206/02062612DS.asp (опубликовано 26 июня 2002 г.; 22 августа 2010 г. ссылка работает. — Прuм. пер.).



400

Benny Morris, New Republic, April 21–28, 2002, p. 32.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх