19. Пытает ли Израиль палестинцев?

Обвинение

Израильский закон позволяет применять пытки в отношении задержанных палестинцев, и израильские власти на постоянной основе практикуют пытки.

Обвинители

«Факт, что израильское законодательство официально разрешает использование пыток в отношении задержанных, хорошо известен и его легко проверить». (Джон Ихнат, представитель Североамериканского координационного комитета неправительственных организаций по вопросу о Палестине, в заявлении, сделанном в 2001 г., примерно через два года после того, как Верховный суд Израиля официально запретил любые формы физического давления[348])

Реальность

Израиль — единственная страна в мире, судебная система которой напрямую столкнулась с трудным вопросом, оправданно ли применение даже умеренных форм нелетальных пыток — близких к тактике, которую Соединенные Штаты в настоящее время применяют по отношению к захваченным в плен деятелям «Аль-Каиды» — с целью получения информации, которая необходима для обезвреживания заложенной бомбы, которая может убить десятки мирных граждан. 6 сентября 1999 г. израильский Верховный суд принял решение, что абсолютно неприемлемы не только пытки, но и любые формы физического воздействия, используемые в настоящее время в Соединенных Штатах — лишение сна, принудительные неудобные позы, громкая музыка, вибрация, принудительное ношение капюшона на голове, — все это запрещено израильским законом, даже в тех случаях, когда давление применяется не для получения признания, а для получения информации, которая могла бы предотвратить неизбежную террористическую атаку. Прежде чем было принято такое решение, израильские службы безопасности иногда применяли меры физического воздействия, сходные с теми, что применяют сейчас власти США против подозреваемых в терроризме.

Это резко отличается от ситуации в Египте, Иордании, Марокко, Саудовской Аравии, на Филиппинах и в других мусульманских странах, где пытки — в том числе, пытки политических заключенных со смертельным исходом — широко применяются и одобряются на высшем правительственном уровне. Это также резко отличается от ситуации в Соединенных Штатах, где практикуются умеренные формы пыток, включающие физическое и психологическое воздействие, и добиться их юридического запрета трудно. На самом деле прецеденты в американских судах склонны рассматривать несмертельную пытку как разумную и необходимую меру, когда целью является получение признания, которое может использоваться обвинением, и тем более как средство получения информации, которая может спасти хотя бы одну жизнь[349]. Споры по этому трудному вопросу ведутся сейчас в Германии после угрозы использовать пытку против похитителя ребенка в попытке спасти жизнь жертвы[350]. Другие страны, например Франция, публично осуждают любое применение пыток, но втайне терпимо относятся к самым худшим их проявлениям. Англия использует тактику, сходную с Израилем — неудобные позы, громкая музыка, капюшоны и тому подобное — в допросах предполагаемых террористов в Северной Ирландии. Но только Израиль так настойчиво и сурово осуждает эту практику, которую его ныне действующие законы даже не разрешают.

Доказательство

Вопрос о пытках, возможно, лучше, чем любой другой, иллюстрирует лицемерный двойной стандарт, который применяют к Израилю. Поведение Израиля в том, что касается пыток, гораздо более образцовое, чем в любой другой ближневосточной или любой мусульманской стране, и даже лучше, чем в большинстве демократических государств, включая Соединенные Штаты, Францию и Германию, но только Израиль регулярно обвиняют в применении пыток. Например, один из четырех пунктов, составляющих петицию с претензиями и требованиями бойкота, которая циркулирует по университетским кампусам, гласит следующее: «Мы также призываем [университеты] объявить бойкот Израилю [до тех пор, пока] Израиль не станет выполнять Конвенцию Комитета ООН против пыток 2001 г., которая рекомендует Израилю положить конец пыткам». Эта петиция начала распространяться в 2002 г., через три года после того, как Верховный суд Израиля принял решение о запрете физического давления, даже в малой части того, что в большинстве стран, в том числе в Соединенных Штатах считается пыткой. Методики допроса, безоговорочно запрещенные израильским Верховным судом, включают следующее:

1. Заставлять подозреваемого «присесть… на кончиках пальцев и замереть в этой позе в течение пяти минут».

2. Заставлять подозреваемого сидеть в наручниках на низком стуле в неудобной «позе Шабака» («на подозреваемого надевают наручники, пропустив одну его руку в отверстие между сиденьем и спинкой стула, а другую — позади него, за спинкой стула»).

3. Надевать на голову подозреваемому «вентилируемый мешок».

4. Включать «чрезвычайно громкую музыку».

Стоит прочитать заключение, сформулированное профессором Аароном Бараком, председателем Верховного суда Израиля, в котором, в числе прочего, сказано:

Факты, представленные суду, показывают, что 121 человек погиб в террористических актах в период с 1.1.1996 до 14.5.1998. Семьсот семь человек пострадали. Большая часть из этих убитых и раненых стали жертвами мощных взрывов, совершенных самоубийцами в самом центре израильских городов. Многие теракты — в том числе, взрывы террористов-самоубийц, попытки взрыва заминированных автомобилей, похищения мирных жителей и солдат, попытки угона автобусов, убийства, минирование и т. д. — были предотвращены благодаря мерам, принятым властями, которые несут ответственность за оказание противодействия вышеописанным террористическим актам на повседневной основе.[351]

Далее в приговоре запрещаются любые формы физического давления, а затем его содержание суммируется следующим образом:

Настоящее заключение открывается описанием тяжелой реальности, в которой Израилю приходится обеспечивать свою безопасность. Мы должны завершить этот приговор, вновь вернувшись к этой суровой реальности. Мы осознаем, что это заключение нелегко претворить в жизнь в условиях существующей реальности. Такова судьба демократии: не все средства открыты перед ней и не все практики, используемые ее врагами, ей доступны. Хотя демократии часто приходится сражаться, заложив одну руку за спину, но одна рука у нее все-таки остается. Сохранение принципа Диктатуры закона и признание свободы личности составляет важный компонент в понимании безопасности. В конечном итоге они усиливают ее дух и мощь и позволяют ей преодолевать трудности.

В связи с этим было принято решение, что настоящее постановление вступает в полную силу, и мы заявляем, что Шабак (Общая служба безопасности Израиля) не имеет права «трясти» человека, удерживать его в позе «Шабака»… заставлять его сидеть в «позе лягушки», лишать его сна и применять другие методики, кроме установленных для процедуры допроса. Кроме того, мы заявляем, что оговорка «необходимости», которая содержится в уголовном законодательстве, не может служить основанием для использования запрещенных практик допроса или для существования внутренних распоряжений для следователей Шабака, позволяющих им использовать практики допроса такого рода.[352]

Я не знаю ни одного другого решения Верховного суда, которое признавало бы, что ограничения, накладываемые на технологию допроса, будут стоить жизни мирным гражданам, но тем не менее запрещало бы использование эффективных, но негуманных методов.

В свете этого смелого решения кажется насмешкой, что в мае 1999 г. голландская секция «Международной амнистии» публично выступила против присуждения премии в области прав человека автору этого и многих других постановлений в сфере прав человека, поддержав возражения палестинцев на том основании, что «решения израильского Верховного суда, касающиеся прав человека… были разрушительными». «Международная амнистия» особенно подчеркивала, что «Израиль — это единственная страна в мире, которая фактически легализовала пытки»[353]. После этого неудивительно, что так много защитников прав человека потеряли веру в объективность «Международной амнистии», когда речь заходит об Израиле.

Решению Верховного суда Израиля можно противопоставить решение Апелляционного суда Одиннадцатого округа США по делу о двух похитителях, удерживавших заложника с целью получения выкупа. Один из похитителей пришел домой к заложнику, чтобы получить выкуп, и там полиция арестовала его и потребовала, чтобы он сообщил им местонахождение своего сообщника и жертвы. Когда тот отказался, полицейский «слегка придушил» подозреваемого и выкручивал ему руки, «до тех пор, пока тот не сознался, где содержат [заложника]». Один из судей охарактеризовал такие действия полиции как «технологию дыбы и кандалов». Тем не менее Апелляционный суд счел их необходимыми, поскольку «группа компетентных следователей действовала разумным образом с целью получения информации, необходимой для защиты другого индивида от телесных повреждений или смерти»[354]. Верховный суд Израиля не одобрил бы такого поведения полиции как в обычном уголовном деле, так и в ситуации предупреждения теракта.

Практика, законодательно запрещенная Верховным судом Израиля, по характеру и уровню соответствует практике, которой придерживались Соединенные Штаты после событий 11 сентября 2001 г. 9 марта 2003 г. Нью-Йорк таймс рассказала о модели, которой придерживаются американские следователи. Она подразумевает, что задержанных заставляют стоять обнаженными, «руки их привязывают к потолку, а ноги заковывают в кандалы». На голову им надевают «черные капюшоны»; их заставляют «стоять просто или на коленях в очень холодном или очень жарком помещении», где температура может быстро измениться от «+38 до -12 градусов». Заключенных лишали сна, «очень скудно кормили», подвергали воздействию звуков и света и, согласно ряду источников, «жестоко обращались» и «избивали». В одном случае, когда речь шла о высокопоставленном члене «Аль-Каиды», «господину [Абу] Зубайде, который получил несколько ранений при задержании, не давали обезболивающих»[355].

Офицер западных спецслужб называл такую тактику «не вполне пыткой, но максимально близкой к тому». По меньшей мере две смерти и семнадцать попыток самоубийства последовали за такого рода допросами. Когда Израиль использовал подобную, хотя и менее суровую тактику, все вокруг называли это пытками, не замечая даже, что они никогда не несли смертельного исхода и не подразумевали причинения боли на протяжении долгого времени[356]. Вот к какому выводу пришел Комитет ООН против пыток в 1997 г.:

Сегодня Комитет против пыток завершил работу своей восемнадцатой сессии — двухнедельную серию встреч, которая среди прочего была отмечена оживленной дискуссий с Израилем по поводу одобренного правительством использования во время допросов того, что называется «умеренным физическим давлением» в попытке получить информацию, которая могла бы помочь предотвратить террористические акты. Сегодня утром Комитет вынес официальное заключение, которое гласит, что в число таких методов допроса входят: фиксация тела в болезненной позе; удержание в особых условиях; включение громкой музыки на длительное время; лишение сна на длительное время; угрозы, в том числе угрозы смертью; сильные вибрации; и использование холодного воздуха, чтобы задержанный замерз, — по мнению Комитета, все эти методы представляют собой пытку, согласно определению Статьи 1 Конвенции против пыток, особенно если они используются в сочетании, а это, по-видимому, бывает в большинстве случаев.

В числе прочего, Израиль призвали «немедленно прекратить» использование этих и любых других процедур допроса, которые нарушают Конвенцию, и подчеркнули, что никакие обстоятельства — даже «ужасная проблема терроризма», с которой, как известно, столкнулся Израиль, — не может оправдать пытки.

…Члены правительственной делегации, выступившие перед Комитетом, указали, что такие методы помогли предотвратить около 90 запланированных террористических актов за последние два года и спасли много жизней мирных граждан, а в одном недавнем случае помогли сотрудникам Общей службы безопасности Израиля обнаружить бомбу. Делегация упорно отрицала, что эти процедуры граничили с пытками.[357]

Вне зависимости от того, являются ли пытками процедуры, ранее использовавшиеся Израилем и ныне использующиеся Соединенными Штатами, Верховный суд Израиля законодательно запретил их.

Сотрудники разведки «также признали, что [у Соединенных Штатов] возникли некоторые подозрения, что службы безопасности ряда стран используют пытки»[358]. В число этих стран входят Египет, Иордания, Филиппины, Саудовская Аравия и Марокко. Передача арестованных в другие страны, где их подвергнут пыткам, является прямым нарушением Международной конвенции 1984 г. против пыток, которую подписали мы и те страны, которым мы передаем арестованных.

Представитель египетского правительства «обвинил продажных сотрудников» в клевете на его страну и заявил, что «систематической политики пыток не было». Он продолжил отстаивать свою правоту: «Любой террорист заявит, что его пытали — это самое простое. Обвинения в пытках универсальны. Организации по защите прав человека живут благодаря этим обвинениям». Далее представитель Египта похвастался, что Египет «создал модель» антитеррористических инициатив, и, по всей вероятности, Соединенные Штаты «подражают египетской модели»[359]. Когда Израиль также заявил, что обвинения в пытках, предъявленные некоторыми задержанными, которые предоставили информацию на допросах, могут быть своекорыстными и преувеличенными, власти Египта и других стран настаивали, что задержанным нужно верить.

Уолл-Стрит джорнал сообщал, что, согласно заявлению офицера разведки США, с задержанными, которые обладают важной информацией, можно обращаться сурово:

Среди прочих техник: надевание на заключенных черных капюшонов, принуждение их стоять в болезненных «неудобных позах» на протяжении долгого времени и привлечение их на допросы, которые могут длиться до 20 часов непрерывно.

Американские офицеры, которые следят за допросами захваченных деятелей «Аль-Каиды» в Баграме и на базе ВМФ в Гуантанамо на Кубе, могут позволить и «слегка набить морду», как выразился офицер разведки США. «Некоторых из „Аль-Каиды“ просто нужно немного подбодрить», — сказал офицер.

«Вот почему [мистер Мухаммед] не может содержаться рядом с местом, где ему обеспечивают соблюдение правила Миранды[360] или что-то подобное», — утверждает сотрудник правоохранительных органов со стажем. «Ему нельзя быть где-нибудь вроде Испании, или Германии, или Франции. Мы не пользуемся ничем таким, чтобы поймать его. Это для разведки. Только Богу известно, что они будут с ним делать. Поезжайте в какую-нибудь другую страну, которая разрешит вам бить этого парня рукояткой пистолета»…

У властей США есть еще дополнительный стимул заставить мистера Мухаммеда заговорить, даже если он разделяет самоубийственное обязательство тех, кто угнал самолеты 11 сентября. «У американцев есть доступ к двум из этих младших школьников», — заявил высокопоставленный сотрудник правоохранительных органов. «Дети были захвачены во время сентябрьского рейда, когда удалось поймать одного из ближайших соратников мистера Мухаммеда, Рамзи Бинальшибха».[361]

Нет сомнения, что израильский Верховный суд запретил бы такую тактику, но Апелляционный суд округа Колумбия в США недавно постановил, что у американских судов нет права даже проверять условия, в которых содержатся заключенные в Гуантанамо или в других местах заключения за пределами Соединенных Штатов[362].

Но в университетских кампусах по всему миру не слышно ни слова критики по поводу распространенного использования пыток ни в одной стране, кроме Израиля. Конечно, нет критики в адрес мусульманских стран или других стран, которые постоянно пытают политических диссидентов, хотя они не сталкиваются с такими угрозами, как Израиль. Двойной стандарт начинается в Организации Объединенных Наций, где гораздо больше времени, внимания и гнева уделяется тому, что Израиль когда-то использовал несмертельное физическое воздействие, чтобы получить информацию, которая спасает жизни, а не смертельным пыткам, которые и сегодня используют многие режимы, в том числе Палестинская автономия, против своих политических оппонентов, диссидентов и коллаборационистов. Те, кто обвиняют только Израиль в применении пыток, не обращая внимания на гораздо более жестокие и менее простительные практики в странах Ближнего Востока, несут ответственность за оправдание этого лежащего на поверхности двойного стандарта.


Примечания:



3

Там же.



34

Центр политического анализа по вопросу о Палестине; речь, произнесенная на обеде во время брифинга Государственного департамента. Федеральная служба новостей, 17 января 1992 г.



35

Интервью, данное Дэвиду Барсамяну на Альтернативном радио 24 октября 1986 г. «Израиль, Холокост и антисемиты», см. в сборнике Noam Chomsky, Chronicles of Dissent (Monroe, Me.: Common Courage Press, 1992).



36

Марк Твен, Простаки за границей, или Путь новых паломников, пер. И. Гуровой и З. Облонской // Марк Твен. Собрание сочинений в 12 тт. Т. 1. М.: Гос. изд-во худож. литературы, 1959. С. 455–456, 474, 486, 563.



348

«Uninteresting Terrorism and Insignificant Oppression», All Things New, www.scmcanada.org/atn/atn95/atn952_p19.html (19 августа 2010 г. ссылка не работает. — Прим. пер.).



349

Leon v. Wainwright, 734 F.2d 770, 772–773 (11th Cir. 1984), цит. по Why Terrorism Works, p. 125. См. также Chavez v. Martinez (slip opinion, U.S. Supreme Court, No. 01-1444). 27 мая 2003 г. Верховный суд США незначительным большинством голосов постановил, что акт пытки подозреваемого с целью получить признание не является сам по себе нарушением права не оговаривать самого себя, обусловленного Пятой поправкой, в случае если признание не используется впоследствии в обвинении подозреваемого по уголовному делу. Акт пытки может, однако, являться нарушением надлежащего судопроизводства в особых случаях.



350

Richard Bernstein, «Kidnapping Has Germans Debating Police Torture», New York Times, April 10, 2003.



351

Public Committee against Torture v. State of Israel, HCJ (Israeli Supreme Court) 5100/94, July 15, 1999.



352

Там же.



353

Адри Кемпс (директор голландского отделения «Международной амнистии») доктору Марио Соаресу, протест против присуждения Аарону Бараку премии «Правосудие в мире» (Justicio еn еl Mundo).



354

Leon v. Wainwright, 734 F.2d at 772–773.



355

Raymond Bonner et al., «Questioning Terror Suspects in a Dark and Surreal World», New York Times, March 9. 2003.



356

Один человек умер в результате тряски (вибрации), но независимое расследование показало, что его смерть была вызвана скрытой болезнью, которая наличествовала и ранее. См, Public Committee Against Torture v. State of Israel, HCJ (Israeli Supreme Court) 5100/94.



357

«Committee against Torture Concludes Eighteenth Session, Geneva, 28 April — 9 May», 1997 U.N. Press Release HR/4326.



358

Raymond Bonner, New York Times, March 9, 2003.



359

Там же.



360

Правило Миранды — действующая в США юридическая норма, согласно которой подозреваемого при задержании необходимо уведомить о его правах. Введено решением Верховного суда США в 1966 г. с целью обеспечения права не свидетельствовать против себя. Типичная формулировка: Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при вашем допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Понимаете ли вы суть сказанного? (Прим. ред.)



361

Jess Bravin and Gary Fields, «How Do Interrogators Make Terrorists Talk», Wall Street Journal, March 3, 2003.



362

Al Odah v. United States, 321 F.3d 1134 (2003).





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх