8. Был ли план раздела, предложенный ООН, несправедлив к палестинцам?

Обвинение

План раздела, выработанный ООН в 1947 г., был несправедлив к палестинцам.

Обвинители

Шавит: «Приняли бы вы план раздела 1947 г.?»

Сайд: «Первым побуждением было бы ответить „нет“. Это был несправедливый план, построенный таким образом, чтобы меньшинство получило равные права с большинством. Возможно, не следовало бы оставлять все в таком виде. Возможно, нам стоило выступить со своим планом. Но я могу понять, что план раздела был неприемлем для палестинцев того времени». (Эдвард Сайд[159])

«В 1947 г. ООН предложила решение, на которое согласилась только одна сторона — евреи. В истории Соединенных Штатов обычно происходило так, что, если не удается добиться согласия обеих сторон, решение не принимается. А здесь ситуация начала поворачиваться иначе. Если вы заставляете большинство людей, живущих в Палестине и сопротивляющихся этому решению, соглашаться на него, вам не следует удивляться, если они продолжают сопротивляться, даже с агрессией».

«…Мы даже не имеем права сказать, что они ошибались, отвергая план раздела. Они считали сионизм колониальным движением. И у нас практически нет причин не понимать их точку зрения. Только представьте себе, чтобы алжирское национальное движение в пятидесятые годы согласилось разделить Алжир на два государства — одно дли них, а другое для белых поселенцев („les pieds-noirs“, „черноногих“)! Кто сказал бы алжирскому руководству: „Не упустите исторического шанса!“?» (Илан Паппе, преподаватель политических наук в Хайфском университете[160])

Реальность

План ООН был справедлив к обеим сторонам и воплощал в себе стремление к взаимному самоопределению как у арабов, так и у евреев. И сегодня отражает консенсус мирового общественного мнения.

Доказательство

В соответствии с заключением, к которому пришла Организация Объединенных Наций в ходе раздела Палестины в 1947 г., невозможно основывать решение существующих проблем на так называемых «исторических корнях конфликта» или «представлениях о добре и зле», существующих у каждой из сторон. «Главной предпосылкой», на которой основывается раздел, было утверждение о том, что «притязания на Палестину со стороны как арабов, так и евреев, притязания, имеющие некоторые основания, являются непримиримыми». Целесообразно было бы привести ряд цитат из выводов комиссии ООН, поскольку они представляют собой основу современного международного консенсуса в отношении решения палестинско-израильского конфликта путем образования двух государств:

1) Главной предпосылкой, на которой основывается предложение о разделе Палестины, является убеждение, что притязания на Палестину со стороны как арабов, так и евреев, притязания, имеющие некоторые основания, являются непримиримыми, и что среди всех выдвинутых предложений раздел Палестины представляется самым реальным и практичным решением проблемы, способным в будущем создать приемлемую основу для частичного удовлетворения притязаний и национальных чаяний обеих сторон.

2) Непреложным фактом является то, что оба этих народа имеют исторические корни в Палестине и оба они внесли огромный вклад в экономическую и культурную жизнь страны. План раздела полностью принимает во внимание эти соображения.

3) Основной конфликт в Палестине представляет собой столкновение двух резких форм национализма. Независимо от вопроса об исторических источниках этого конфликта, вопроса о вреде или пользе обещаний и контробещаний и международной интервенции, связанной с условиями мандата, надо считаться с тем фактом, что в Палестине проживают около 650 тыс. евреев и около 1,2 млн. арабов, которые отличаются друг от друга по своему образу жизни и разделены теперь политическими интересами, что затрудняет полное и эффективное политическое сотрудничество между ними, будь то добровольное или основанное на какой-либо принятой конституции.

4) Только с помощью раздела эти противоборствующие национальные чаяния могут найти удовлетворительное выражение и привести к тому, что оба народа займут свое место в качестве независимых наций в международном сообществе и в Организации Объединенных Наций.

Как сказано выше, решение проблемы с помощью двух государств — это одновременно и главная предпосылка этой книги. Я отвергаю — подобно Комиссии Пиля в 1937 г., подобно ООН в 1947 г., подобно Эхуду Бараку в 2000 г. и подобно большинству людей сегодня — экстремистские притязания с обеих сторон: я отвергаю заявления еврейских экстремистов, что «весь великий Израиль» должен войти в еврейское государство, и я отвергаю заявления арабских экстремистов, что еврейское государство «даже размером с почтовую марку… не имеет права на существование»[161].

Существующий на сегодняшний день мировой консенсус поддерживает эту предпосылку: два государства, одно еврейское и одно палестинское, должны существовать бок о бок. Нет согласия в отношении размеров и точных границ этих двух государств. Но идея образования двух государств сейчас еще более популярна, чем в 1947 г., поскольку большинство арабских государств и Палестинская автономия, по-видимому, приняли ее, по крайней мере, именно это они выражают в переговорах с третьей стороной. Среди тех, кто последовательно отвергает эту идею, небольшое меньшинство израильтян и американских евреев, находящихся на периферии израильского и еврейского общества; палестинские террористические группировки, такие, как Хамас, Хезболла, Исламский джихад и Народный фронт освобождения Палестины; а также реджекционистские государства Сирия, Иран и Ливия. (В феврале 2003 г. бывший заместитель премьер-министра Ирака Тарик Азиз отказался даже выслушать вопрос от израильского журналиста на открытой пресс-конференции в Риме.) Поскольку образование двух государств — это наиболее вероятный путь достижения мира, согласие на него со стороны Израиля сначала в 1937 г., а затем в 1948 г., помноженное на категорический и агрессивный отказ от такого решения со стороны арабских государств, палестинцев и практически всех мусульманских лидеров — сначала в 1937 г., а затем вновь в 1948 г., — это главный компонент речи в защиту Израиля. Пусть всякий, кто выступает против Израиля, ответит на это обвинение.

Решение о разделе Палестины — по крайней мере, той ее части, которая не была уже отдана чисто арабскому эмирату и переименована в Трансиорданию, а затем в Иорданию, — на еврейское и арабское государства не было эхом дискредитировавшего себя колониализма или империализма прошлого. Скорее это был один из первых примеров нового самоопределения, которое отстаивал президент Вудро Вильсон и многие другие прогрессивные политики. Со времен раздела Палестины на еврейскую и арабскую политические единицы в результате самоопределения возникло множество новых государств, в том числе несколько исламских. Некоторые, подобно Пакистану, родились в результате разделов. Однако самоопределение еврейского большинства в тех регионах Палестины, где это большинство существовало, в отличие от многих других новопровозглашенных государств, характеризуется врагами Израиля как колониализм и империализм[162]. Причем вместо аргументов они пользуются лозунгами или навешиванием ярлыков, хотя ни ярлык, ни лозунг не соответствуют историческим фактам.

Провозглашение Иордании и назначение туда короля из Хашимитской династии британским правительством в 1923 г. являлось актом империализма и колониализма. Формальный запрет на проживание там всех без исключения евреев был актом вульгарного расизма. Но такие характеристики редко услышишь в отношении «незаконнорожденного» характера этого государства. Притязания евреев на самоопределение и управление еврейским регионом Палестины, предоставленным им решением ООН, во всяком случае более состоятельны, чем притязания Хашимитов управлять большинством палестинского населения в Иордании. Но отдельные крикуны и поклонники ярлыков и лозунгов направляют свою лживую риторику только против еврейского государства. Пусть они сами потрудятся объяснить почему.


Примечания:



1

Thomas Friedman, «Campus Hypocrisy», New York Times, October 16, 2002.



15

См. главу 18 этой книги.



16

«What Went Wrong?», Al Ahram Weekly (Egypt), December 12–18, 2002. Все выпуски еженедельника «Аль-Ахрам» доступны по адресу http://weekly.ahram.org.eg (9 сентября 2010 г. ссылка работает — Прим. пер.).



159

В интервью, данному журналисту Ари Шавиту из газеты Ха-арец, «Мое право на возвращение», 18 августа 2000 г.



160

В интервью бельгийскому журналисту Бодуэну Лаосу, «An Interview of Ilan Рарре», Le Soir (Вelgium), November 29, 1999.



161

Faisal Bodi, «Israel Surely Has No Right to Exist», The Guardian, January 3, 2001. Эта же позиция отражена в Палестинской национальной хартии 1968 г.



162

См. главу 1 этой книги.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх