Загрузка...


  • Братское кладбище
  • Владимирский собор
  • Памятник В. А. Корнилову
  • Памятник П. С. Нахимову
  • Музей-памятник
  • Панорама "Оборона Севастополя 1854—1855 гг."
  • Памятник затопленным кораблям
  • Памятник Э. И. Тотлебену
  • Памятники Исторического бульвара
  • Укрепления четвертого бастиона и вход в минную галерею
  • Памятники воинам четвертого бастиона и Язоновского редута
  • Мемориальные обозначения на местах батарей
  • В память об участии Л. Н. Толстого в обороне Севастополя
  • Мемориальное обозначение места Девичьей батареи
  • Памятники на местах пятого бастиона и люнета Белкина
  • Памятники защитникам первого и второго бастионов
  • Обелиск на месте батареи Геннериха
  • Памятники третьему бастиону, матросам П. Кошке и И. Шевченко
  • Памятники Малахова кургана
  • Памятники на захоронениях союзных войск
  • Фортификационные сооружения
  • ГЛАВА 5. Памятники героической обороны Севастополя (1854—1855 гг.)

    ... Надолго оставит в России

    великие следы эта эпопея Севастополя,

    которой героем был народ русский ...

    (Л. Н. Толстой)

    Русский солдат и матрос были главными действующими лицами беспримерной обороны Севастополя в течение одиннадцати с половиной месяцев. Только их "храбрость, дисциплинированность, терпение, выносливость, покорность обстоятельствам, привязанность и доверие к ближайшим начальникам позволяли преодолевать все лишения и опасности, удерживать земляные укрепления, беспрерывно восстанавливая их под огнем противника..."[111] Героическая оборона Севастополя стала возможной благодаря самоотверженности и умелым действиям ее непосредственных руководителей — В. А. Корнилова, П. С. Нахимова, Э. И. Тотлебена, В. И. Истомина, С. А. Хрулева, В. И. Васильчикова, А. П. Хрущова и др. Именно они сплотили разных по характеру людей для сопротивления врагу, личным примером и высокой требовательностью побудили офицеров к полному осознанию долга, безусловному исполнению своих обязанностей и высокому пониманию воинской чести.

    Народная память и воздвигнутые памятники воздают должное этим героям, именитым и безвестным, павшим и уцелевшим в этой беспримерной битве. И в первую очередь это памятные места их погребения.

    Братское кладбище

    Во время осады города тела убитых и умерших от ран перевозили на Северную сторону и хоронили сначала на Михайловском кладбище, а затем на различных высотах. Со временем на большом пустынном высоком холме сформировалось Братское кладбище.

    В ясный, погожий день с Южной стороны Севастополя хорошо виден силуэт сооружения пирамидальной формы, возвышающийся над горизонтом северной части города. Это контуры церкви Святого Николая, венчающей холм, на склонах которого расположены могилы Братского кладбища участников обороны 1854—1855 гг. Храм построен в 1870 г. по проекту архитектора А. А. Авдеева. Выбирая пирамидальную форму храма, будущий академик архитектуры хотел выразить идею вечности, олицетворяемую видом египетских пирамид. Этот эффект усиливается при входе на кладбище. Миниатюрные пирамиды, возведенные по обеим сторонам поворотных металлических ворот, повторяют виднеющиеся вдали очертания церкви. На старой фотографии, предлагаемой читателю, запечатлены также две старые пушки, оберегающие вечный покой воинов (к сожалению, орудия не сохранились до наших дней).

    Церковь, построенную из инкерманского камня, венчает большой крест весом 16 тонн. Общая высота сооружения более 30 м, сторона квадратного основания около 20 м. На пирамидальной наружной части были вмонтированы восемь мраморных досок, по две на каждой стороне. На них были высечены наименования и состав всех частей, принимавших участие в обороне Севастополя, и цифры понесенных ими потерь. Впоследствии доски из мрамора заменили на диоритовые.

    На внутренних стенах храма — доски из черного мрамора с именами 943 адмиралов, генералов и офицеров, убитых во время осады города в 1854—1855 гг.

    При проектировании и строительстве церкви не были в должной мере учтены местные климатические условия. Открытое для всех ветров сооружение подвергалось разрушающему действию атмосферных осадков. Через неплотности и осадочные трещины влага проникала внутрь помещения, появились сырость и плесень, которые начали разрушать прекрасную фресковую живопись, выполненную академиками А. Е. Корнеевым, А. Д. Литовченко и профессором М. Н. Васильевым. С 1872 по 1881 г. в храме производились работы с целью поддержать памятник в надлежащем состоянии: были заделаны наружные швы, установлены водосточные трубы и желоба, реставрированы портики. Но тем не менее, девятилетний труд не обеспечил дальнейшего сохранения уникальной живописи.

    Александр II, посетивший храм в 1886 г., принял кардинальное решение — приказал заменить все живописные полотна мозаикой. Работу выполнили в мастерской Сельвиати в Венеции по картонам, составленным художником М. Н. Протопоповым. Иконы написали академики А. Е. Корнеев, Марков и профессор М. Н. Васильев. Переделка росписи продолжалась до 1893 г. Одновременно реставрировали мраморную облицовку, установили тридцать две колонны, изготовленные из мрамора, исправляли мозаичный пол, делали свинцовые покрытия на портиках. В 1888 г. церковь оборудовали системами вентиляции и отопления. Продолжавшиеся в течение шести лет работы по возрождению памятника обошлись казне в сумму более 213 тысяч рублей, в том числе свыше 173 пошло на изготовление мозаики.[112] В таком виде храм находился вплоть до Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. В войну он был сильно поврежден; восстановлен в послевоенные годы.

    Регулярные работы по восстановлению кладбища начались с 1870 г. На отлогостях холма появились дорожки; склоны украсили кустарник, деревья и цветы из построенной при кладбище оранжереи. Первоначально над братскими могилами были установлены надгробия из инкерманского камня, а над одиночными захоронениями — из мрамора. Территорию кладбища обнесли оградой из крымбальского камня. Недалеко от входа находились два домика в готическом стиле, где проживали смотрители, назначаемые из ветеранов Крымской войны. Из-за недостатка денежных средств благоустройство кладбища затянулось и было закончено к 50-летию обороны города.

    По высочайшему повелению на Братском кладбище разрешалось хоронить только участников Севастопольской эпопеи, независимо от места их проживания. Для погребения достаточно было иметь завещание скончавшегося воина. Так были похоронены генералы С. А. Хрулев, Э. И. Тотлебен, М. Д. Горчаков, а также многие другие адмиралы и офицеры, пожелавшие лежать в земле рядом со своими боевыми товарищами.

    На кладбище нашли свой вечный покой около 40 тысяч человек. Они захоронены в 474 братских могилах и 119 индивидуальных погребениях. Над могилами установлены различные по форме памятники — от простых и строгих надгробий до разнообразных саркофагов, часовен, обелисков и прочих композиций, созданных заботами правительства, родных и друзей погребенных.

    Памятники изготовлены из самых разнообразных материалов: рядом соседствуют надгробия из гранита и чугуна, мрамора и бронзы, известняка и диорита ...

    Привлекает всеобщее внимание памятник на могиле генерал-лейтенанта С. А. Хрулева, скончавшегося в 1870 г. Мраморную колонну с каннелюрами венчает бюст героя осады Севастополя, под ним — стилизованный щит с надписью: "Хрулеву — Россия". На одной из граней высечены слова, произнесенные при погребении С. А. Хрулева архимандритом Херсонесского монастыря: "Пораздайтесь холмы погребальные, потеснитесь и вы, благодетели... Вот старатель ваш пришел доказать вам любовь свою, дабы видели все, что и в славных боях и в могильных рядах не отстал он от вас. Сомкните же тесные ряды свои, храбрецы беспримерные, и героя Севастопольской битвы окружите дружнее в вашей семейной могиле". (Следует пояснить, что С. А. Хрулев обращался к солдатам со словом "благодетели", а те в свою очередь с любовью называли его "наш старатель".)

    Несколько выше от памятника генерал-лейтенанту Хрулеву, на склоне холма, расположено захоронение генерала Э. И. Тотлебена. Он умер в 1884 г. и завещал похоронить себя на Братском кладбище в Севастополе. Над могилой построена изящная часовня, на одной из сторон которой изображена карта севастопольских укреплений, возведенных во время осады города 1854—1855 гг. под руководством Э. И. Тотлебена.

    Владимирский собор

    Пятого октября 1854 г. погиб организатор обороны Севастополя вице-адмирал Владимир Алексеевич Корнилов. Николай I пишет в письме главнокомандующему войсками Крыма и Черноморского флота князю А. С. Меншикову: "Славная смерть нашего почетного, любезного Корнилова меня глубоко огорчила: мир праху его. Вели положить его рядом с незабвенным Лазаревым. Когда доживем до спокойных времен, поставим памятник, где убит; и батарею (бастион) назвать по нем..."[113]

    Повеление монарха было исполнено полностью. Владимира Алексеевича Корнилова похоронили в склепе рядом с его учителем и наставником адмиралом Михаилом Петровичем Лазаревым. А через несколько месяцев там же погребли павших героев обороны Севастополя Владимира Ивановича Истомина и Павла Степановича Нахимова.

    Захоронения производились в склепе, находившемся между фундаментами заложенного Владимирского собора. История создания собора такова. Николай I, находясь в 1837 г. в Севастополе, разрешил главному командиру Черноморского флота вице-адмиралу Лазареву построить храм в честь святого князя Владимира. Лазарев выбрал для сооружения храма самое возвышенное место в центре городского холма, откуда открывался прекрасный вид на рейд и взморье. Одновременно рассматривалось предложение возвести храм в Херсонесе. Вокруг этих вариантов разгорелся в Петербурге длительный спор, в котором М. П. Лазареву удалось отстоять свое решение. Тяжелая болезнь помешала адмиралу начать строительство храма. Вскоре он выехал на лечение в Вену, где и скончался в 1851 г. Учитывая огромные заслуги перед Россией выдающегося флотоводца, ученого и созидателя, Николай I распорядился похоронить его внутри будущего Владимирского собора.

    Сам храм официально был заложен 15 июля 1854 г. К сентябрю того же года, когда в Евпатории высадился десант союзников, на строительстве собора успели завершить фундаменты и стены подвала. Естественно, дальнейшие работы прекратили, а рабочих и материалы использовали для возведения укреплений. Среди этих фундаментов и были захоронены три адмирала — вдохновители и организаторы обороны Севастополя. Так в дни ожесточенных сражений начал создаваться памятник героям Севастопольской эпопеи.

    Первоначально архитектор К. А. Тон хотел возвести пятикупольный собор. Однако, учитывая, что храм превратился в усыпальницу героев, проект решили переработать, сохранив фундаменты. Работу поручили академику архитектуры А. А. Авдееву, получившему известность после сооружения церкви-памятника на Братском кладбище Севастополя.

    На старой фотографии во всем величии представлен Владимирский собор, построенный в византийском стиле. На его южном и северном фасадах помещены мемориальные плиты с именами Лазарева, Корнилова, Нахимова и Истомина. Их захоронения, расположенные внутри нижней церкви, имеют общее надгробие в виде большого креста из черного мрамора. На плите написаны имена адмиралов и даты их смерти. А на внутренних стенах храма увековечены имена 33 особо отличившихся участников Севастопольской эпопеи, награжденных орденом Св. Георгия. В последующие годы около храма были погребены одиннадцать адмиралов — участников обороны Севастополя.

    Стены собора выполнены из инкерманского камня, наружные колонны — из диорита, а внутренние — из каррарского мрамора. К отделке здания привлекались лучшие специалисты того времени. Так, фресковую роспись осуществил известный художник академик А. Е. Корнеев. Орнаментальную роспись свода и стен выполнил швейцарский зодчий Р. Изелли. Облицовку мрамором колонн, иконостаса и клироса выполнил итальянский скульптор из Каррары В. Бонанни.

    В соборе функционировали верхняя и нижняя церкви. Верхний храм, расписанный золотом и серебром, предназначался для офицеров и знатных сословий, а в нижнем, отделанном значительно скромнее, шли службы для матросов, солдат и простых горожан.

    Храм высотой более 30 м хорошо просматривался как с моря, так и из всех районов города. В годы Великой Отечественной войны собор-памятник был разрушен. С 1966 г. началось его восстановление по проекту творческого коллектива, возглавляемого архитектором И. Л. Шмульсоном, а после его смерти — архитектором В. И. Майко. Настенную живопись и орнаментальную роспись осуществили реставраторы под руководством П. Я. Редько.

    Памятник В. А. Корнилову

    Никто не смог бы в столь короткий срок организовать сухопутную оборону Севастополя, как это сделал вице-адмирал В. А. Корнилов — так друзья и враги оценивали его деятельность в первый месяц осады города. В полдень 5 октября 1854 г. В. А. Корнилов был смертельно ранен на Малаховом кургане.

    Сразу после его смерти, на месте, где вице-адмирала Корнилова настиг вражеский снаряд, выложили крест из ядер. Бастион на Малаховом кургане стали именовать "Корниловским", а его защитники с гордостью называли себя корниловцами.

    И только через сорок один год, 5 октября 1895 г., состоялось открытие памятника Корнилову на месте, где он был смертельно ранен. Вот как описывает памятник один из участников того торжественного события: "... Корнилов в солдатской шинели на скале бруствера. Руководя обороной, он упал, сраженный ядром в ногу, и отдает последнее приказание: "Отстаивайте же Севастополь". Ниже и левее Корнилова, как бы исполняя его волю, матрос Кошка молодецки подхватил ядро и спешит послать его в дуло орудия.

    На лицевой стороне постамента, пробитой ядрами, под словами приказа надпись "Вице-адмиралу В. А. Корнилову, смертельно раненому на сем месте 5 октября 1854 г."

    На правой стороне памятника — контр-адмиральский и вице-адмиральский флаги и надпись: "Наварин 1827 года", "Синоп 1853 года", названия судов, которыми командовал Корнилов: 1831 года тендер "Лебедь", 1833 года бриг "Фемистокль", 1837 года корвет "Орест", 1842 года корабль "Двенадцать Апостолов", с 1849 года начальник штаба Черноморского флота".

    На задней стороне, обращенной к городу, на откосе скалы, последняя молитва адмирала перед смертью: "Благослови, Господи, Россию, Царя, спаси Севастополь и флот".

    Проект памятника выполнили генерал-лейтенант А. А. Бильдеринг и академик И. Н. Шредер. Композиция отлита из бронзы на заводе Берда в Санкт-Петербурге. Постамент установлен на саженном цоколе квадратной формы из диорита. Общая высота памятника до 5 сажен[114].

    Надо отметить, что для столь внушительных размеров и веса постамента и скульптурной группы пришлось сделать и солидный фундамент. В архиве найден чертеж основания памятника. Оно заглублено в грунт на 5 м и выполнено из каменной кладки на цементном растворе.

    В годы Великой Отечественной войны фашисты варварски уничтожили памятник Корнилову. Бронзовые отливки были отправлены в Германию на переплавку, а цоколь и постамент взорваны. Уцелел только крест из ядер, который вскоре после окончания Крымской войны вмонтировали в гранитную плиту.

    Памятник воссоздали к 200-летию Севастополя в 1983 г. В нем были сохранены первоначальный замысел и композиция А. А. Бильдеринга и И. Н. Шредера. Общая высота памятника составляет 8,7 м, высота статуи Корнилова — 2,7 м, фигуры матроса — 3,34 м. Следует пояснить, что авторы не сочли необходимым изображать конкретную фигуру матроса Кошки, так как его скульптурное изображение к тому времени было установлено в городе. Памятник возвели по проекту народного художника УССР скульптора М. В. Вронского и заслуженного архитектора УССР В. Г. Гнездилова.

    Памятник П. С. Нахимову

    После смерти вице-адмирала Корнилова руководил обороной Севастополя вице-адмирал, а с марта 1855 г. — адмирал П. С. Нахимов. 28 июня 1855 г. на Корниловском бастионе он был смертельно ранен в висок и через два дня, не приходя в сознание, скончался. В 1905 г. на месте ранения адмирала установили мраморную плиту, которая не сохранилась. В 1957 г. там же, на банкете бастиона, появился гранитный постамент с плитой, на которой высечена надпись: "Здесь на бастионе Малахова кургана 28 июня 1855 г. смертельно ранен адмирал Павел Степанович Нахимов".

    Волею случая друзья и соратники адмиралы В. А. Корнилов и П. С. Нахимов получили смертельные ранения на одном бастионе и через девять месяцев после разлуки вновь соединились, на этот раз навечно, в склепе Владимирского собора.

    В 45-ю годовщину Синопского сражения, 18 ноября 1898 г., на центральной площади Севастополя открыли памятник адмиралу П. С. Нахимову. Он был выполнен по проекту генерал-лейтенанта А. А. Бильдеринга и скульптора И. Н. Шредера. К сожалению, памятник не сохранился до наших дней, а представление о нем дают различные описания и рисунок А. А. Бильдеринга.

    Первоначально памятник был обращен к рейду и Графской пристани. Новый памятник, установленный на том же месте 5 ноября 1959 г., в целом повторяет облик своего предшественника (авторы проекта скульптор академик Н. В. Томский и архитектор М. 3. Чесаков).

    Адмирал изображен во флотской шинели с палашом на перевязи, в правой руке — подзорная труба, левая заложена за спину. Шестиметровая бронзовая скульптура адмирала установлена на постамент из полированного гранита высотой 6,5 м. Три бронзовых горельефа украшают основание памятника. На фасадной стороне изображен Синопский бой и приведены слова из приказа Нахимова, отданного перед боем: "В случае встречи с неприятелем, превышающем нас в силах, я атакую его, будучи совершенно уверен, что каждый из нас сделает свое дело."

    На правой стороне постамента помещен горельеф: Нахимов и Корнилов, во время осады Севастополя на четвертом бастионе; на левом горельефе изображен Нахимов, беседующий с матросом на боевом корабле.

    Обратная сторона постамента украшена оружием в окружении знамен. На фоне знамен — доска со словами: "Слава русскому флоту", а над нею даты рождения и гибели адмирала: "1802 — 1855". У подножия памятника по углам установлены четыре морских якоря.

    Памятник великому флотоводцу возвышается на площади, носящей его имя, на фоне Севастопольского рейда и Графской пристани, на которую он сходил после морских походов и ступил в последний раз для защиты родного флота и города.

    Музей-памятник

    В апреле 1869 г. в Санкт-Петербурге был образован комитет по созданию музея Севастопольской обороны 1854—1855 гг. Его возглавил бывший руководитель инженеров осажденного города генерал-адъютант, генерал-лейтенант Э. И. Тотлебен. В Севастополе создали местную комиссию, в которую вошли участники героической обороны, морские офицеры, люди передовых и прогрессивных взглядов. Всех их объединяла идея сохранить в памяти потомков события уходящей в прошлое Севастопольской эпопеи.

    В России прошел сбор пожертвований на создание музея. Не остался в стороне и император Александр II. На содержание музея он пожертвовал имение в Таврической губернии, которое приносило ежегодный доход 2500 рублей. Многие участники обороны Севастополя откликнулись на призыв, присылали различные реликвии, рисунки и предметы. За пять месяцев образовался большой фонд музея. В нем находились личные вещи адмиралов В. А. Корнилова и П. С. Нахимова, хирургический инструмент Н. И. Пирогова, картины художников И. К. Айвазовского и Ф. А. Рубо, рисунки с натуры В. Тимма, карты сражений, портреты участников обороны, оружие и знамена.

    С самого начала было принято решение построить для музея специальное здание-памятник. Но для реализации задуманного требовались годы, поэтому экспозиции музея были открыты 14 сентября 1869 г. на первом этаже в севастопольском доме Э. И. Тотлебена. По своему внешнему облику и размерам здание вполне соответствовало размещенному в нем музею. Более того, перед фасадом было устроено ограждение из стволов старых пушек.

    Недалеко от дома Э. И. Тотлебена на Екатерининской улице (ныне улица Ленина) находилось место, выбранное для строительства здания музея. Эта площадка изображена на рисунках русского и английского художников, сделанных вскоре после падения Севастополя. Музей построят в 1895 г. рядом с Михайловским собором, а здание башни старого Адмиралтейства, мешавшее застройке, будет разобрано.

    Проект здания музея выполнил академик архитектуры А. М. Кочетов в классическом античном стиле.

    Здание облицовано инкерманским камнем. Украшения из чугуна и бронзы, а также внутренние лепные работы осуществлялись по чертежам скульптора Б. В. Эдуардса.

    Подробное описание этого здания приводится в каталоге музея Севастопольской обороны за 1897 г.:

    " ...Перед входом — два фонаря на чугунных колоннах с арматурами из ядер и цепей на гранитных пьедесталах... На фасадной стене над дверью — мраморные доски с надписью: "Музей Севастопольской обороны. Заложен в царствование Императора Александра III, окончен в царствование Императора Николая II."

    Во фронтоне на металлической доске — золоченый венок с числом дней обороны — "349".

    По сторонам входных дверей — стенные арматуры, состоящая каждая из двух пушек, двух якорей, четырех бомб и щита, на котором в золоченом венке изображены серебряные медали, а над щитом медный орел и банники.

    На стенах — мраморные доски с надписью: 1854 и 1855 гг....

    По бокам вестибюля — площадки, на которых стоят две пушки, две мортиры, восемь якорей, четыре кучи ядер, каждая из пяти штук, и две кучи ... из тридцати штук.

    Вестибюль и площадки обнесены железными решетками.

    Боковые фасады. На стенах — арматурные стенные изображения носа и кормы корабля с якорями, флагами и тремя пушками с орлом; по бокам медные арматуры и медные щиты. Ограда состоит из трех бомб, соединенных железными поручнями.

    Задний фасад. Над портиком четыре медных щита, а над входом — доска с надписью: "Музей Севастопольской обороны". Перед входом каменная лестница.... На лестнице — арматуры из бомбы, факела и двух якорей. В портике ... на чугунных досках арматуры из двух бомб, соединенных брусом с гирляндами.

    По правую и левую сторону портика — каменные обелиски с арматурами из двух пушек с орлом ... По сторонам обелисков на каменных цоколях — четыре группы бомб ..."[115]

    Музей постоянно пополнялся новыми экспонатами и реликвиями, расширял рамки своей деятельности. В 1940 г. он стал называться Военно-историческим музеем Черноморского флота.

    В годы Великой Отечественной войны здание музея сильно пострадало. Однако наиболее ценные экспонаты успели эвакуировать. 15 августа 1948 г. замечательный музей вновь открыл двери для своих посетителей. В настоящее время в фондах музея имеется более 26 тысяч единиц хранения.

    В сентябре 1994 г. в Севастополе на Черноморском флоте отмечали две даты. Исполнилось 140 лет со дня начала осады города и 120 лет музею-памятнику. Несмотря на финансовые затруднения, небольшой, но квалифицированный коллектив сотрудников музея осуществляет не только патриотическое воспитание воинов флота и населения, но и выполняет большую научно-исследовательскую работу. Совместно с музеем обороны и освобождения Севастополя, а также Военно-историческим обществом 140-летие начала осады города было отмечено интересными выставками на улицах и площадях города, а также театральными представлениями сражений того времени.

    Панорама "Оборона Севастополя 1854—1855 гг."

    Открытие панорамы состоялось 14 мая 1905 г., когда широко отмечалось 50-летие героической эпопеи. По проекту инженера О. Э. Энберга и архитектора В. А. Фельдмана было построено специальное здание цилиндрической формы. Высота здания и его наружный диаметр 36 м. Портал входа, выполненный в классическом стиле, украшен изображением солдатского Георгиевского креста, обвитого Георгиевской лентой. На портале помещена ставшая знаменательной цифра "349". Наружные стены украшены пилястрами. В нишах между пилястрами, длительное время пустовавших, в 1974 г. установили скульптурные портреты выдающихся участников обороны Севастополя (скульпторы С. А. Чиж, В. В. Петренко, Л. С. Смерчинский, Н. П. Петрова и резчики по мрамору И. И. Степанов, В. И. Журавлев, Г. Р. Харизанов и И. М. Чертов). Выразительные скульптурные изображения адмиралов В. А. Корнилова, П. С. Нахимова, В. И. Истомина, А. И. Панфилова, Ф. М. Новосильского, капитана I ранга Г. И. Бутакова, генерала С. А. Хрулева, штабс-капитана А. В. Мельникова, матросов Петра Кошки и Игнатия Шевченко, Даши Севастопольской (Михайловой), Н. И. Пирогова и Л. Н. Толстого придали зданию панорамы законченный внешний облик.

    Внутри сооружения было размещено живописное полотно действительного члена Петербургской Академии художеств Ф. А. Рубо. Панораму он создавал будучи профессором Академии. На картине изображен штурм Севастополя, предпринятый союзными войсками 6 июня 1855 г. и блестяще отбитый защитниками города. Зрители панорамы, находясь на смотровой площадке, которая соответствует положению вершины Малахова кургана, наблюдают за происходящим сражением по всей линии обороны и могут рассмотреть отдельные детали на специальном предметном помосте-подстолье, имеющем площадь около 900 м2.

    Живописное полотно высотой 14 и длиной 115 м было подвешено по окружности, не касаясь стен здания. Свет поступал через кольцевое окно в крыше и полотняным экраном отражался на панораму. Нижний край картины сливался с предметным планом, на котором находились настоящие орудия, ядра и искусно выполненные макеты. Точность изображения на полотне сочеталась с высоким мастерством талантливого художника — основоположника панорамного искусства.

    Во время Великой Отечественной войны здание панорамы загорелось от немецких бомб, и с большим трудом удалось спасти от гибели часть картины, разрезав ее на отдельные куски.

    Коллектив живописцев под руководством народного художника РСФСР В. Н. Яковлева, а после его кончины — академика, народного художника РСФСР П. П. Соколова-Скаля воссоздал картину, внеся новые эпизоды, обогатившие содержание полотна (возвращение матроса Кошки из ночной вылазки, приезд на поле боя хирурга Пирогова и некоторые другие моменты).

    Само здание панорамы не только восстановили в прежнем виде, но и оборудовали системами электроснабжения, отопления и вентиляции. Осмотр картин стал возможным в любое время дня и года. Открытие воссозданной панорамы состоялось 16 октября 1954 г.

    Памятник затопленным кораблям

    Недалеко от Приморского бульвара над рейдом возвышается выполненный из гранита трехметровый утес. На нем установлена стройная диоритовая колонна, которую венчает отлитый из бронзы двуглавый орел, несущий венок Славы.

    Общая высота памятника — 16,66 м. На пьедестале высечена надпись: "В память кораблей, затопленных в 1854—1855 гг. для заграждения входа на рейд".

    Автор проекта — скульптор академик А. Г. Адамсон. В создании памятника приняли участие архитектор В. А. Фельдман и военный инженер О. И. Энберг[116].

    Перед памятником на набережной Приморского бульвара установлены два якоря с затопленных кораблей. Недалеко от этих якорей, на небольшом мысе, в каменный парапет вмонтирована гранитная мемориальная доска с надписью: "Начало плавучего моста через рейд в 1855 году". Именно отсюда мимо выступающих верхушек мачт затопленных кораблей русские войска переходили на Северную сторону в ночь на 28 августа 1855 г.

    Когда русские войска, потерпев поражение на реке Альме, отступили и положение Севастополя стало критическим, было принято решение затопить на рейде, в створе между Александровской и Константиновской батареями, семь старых кораблей. Это произошло в полночь 11 сентября 1854 г. Корабли превосходящего союзного флота были лишены возможности ворваться на рейд, а защитники города могли сосредоточить все силы на защите Севастополя с суши.

    В феврале 1855 г., когда осенне-зимние штормы частично разрушили преграду из затопленных судов, были опущены на дно еще шесть кораблей между Николаевской и Михайловской батареями. Именно в этом створе и установлен памятник затопленным кораблям, открытый в 1905 г.

    Памятник Э. И. Тотлебену

    На Историческом бульваре возвышается памятник Э. И. Тотлебену и, как справедливо полагают, русским саперам. Действительно, значение для обороны Севастополя саперов и военных инженеров трудно переоценить. Они не только сами беззаветно трудились на возведении и восстановлении укреплений, но и возглавляли работы, на которые привлекались солдаты, матросы и жители города. Три саперных батальона и две военно-рабочие роты во время осады города находились на самых опасных и ответственных участках и во многом предопределяли судьбу сражений за Севастополь.

    Единение всех защитников города нашло отражение в скульптурной группе на пьедестале памятника. Пьедестал выполнен в виде фрагмента бастиона с минной галереей, на фоне которой — фигура работающего минера, а рядом солдаты различных родов войск укрепляют и одновременно защищают свой бастион. В нижней части пьедестала, сделанного из серого гранита, рельефная надпись: "1854. Оборона Севастополя. 1855".

    С противоположной стороны постамента выбиты слова приказа о награждении Э. И. Тотлебена орденом Св. Георгия 3-й степени и барельефное изображение карты оборонительных сооружений Севастополя, созданных под его руководством. На пьедестале установлена скульптура Э. И. Тотлебена, отлитая из бронзы, высотой 5,3 м. Высота всего памятника 13,75 м. Он создан по проекту А. А. Бильдеринга и И. Н. Шредера, а открыт 5 августа 1909 г.

    Во время Великой Отечественной войны памятник был сильно поврежден. Его восстановили в 1945 г. под руководством скульптора Л. М. Писаревского.

    Памятники Исторического бульвара

    Памятник Э. И. Тотлебену был установлен на Историческом бульваре неслучайно. Здесь во время осады города в 1854—1855 гг. находился четвертый бастион, являвшийся ключевым пунктом обороны на Городской стороне. Он выдержал ожесточенные атаки противника, пытавшегося кратчайшим путем ворваться в город. Потерпев неудачу, французские войска предприняли попытку взорвать четвертый бастион из подземной галереи. Однако в развернувшейся подземно-минной войне русские саперы одержали полную победу над французами.

    В 1873 г. городские власти приняли решение никогда не застраивать участки, где находились укрепления в период осады Севастополя. Намечалось создать по всей линии обороны скверы и бульвары, а также установить мемориальные обозначения и памятники. Для обеспечения финансирования работ объявили подписку, на которую откликнулись многие граждане России.

    С 1876 г. приступили к работам на Большом бульваре — так он именовался со времени основания М. П. Лазаревым как место отдыха горожан. Сделали новые посадки деревьев и кустарников, так как прежние посадки были использованы для строительства укреплений. Однако благоустройство и возведение памятников полностью завершили только к 50-летию героической обороны Севастополя. Тогда же Большой бульвар переименовали в Исторический. На территории этого красивейшего, засаженного разнообразными деревьями и кустарниками бульвара находится тринадцать памятников и мемориальных обозначений. В их числе описанные выше "Панорама обороны Севастополя в 1854—1855 гг." и памятник Э. И. Тотлебену. Перейдем к рассмотрению других памятных сооружений на Историческом бульваре.

    Укрепления четвертого бастиона и вход в минную галерею

    К 1905 г. был восстановлен участок четвертого бастиона с бруствером, траверсами, канатными щитами и орудиями. Перед ним был расчищен ров и открыты входы в минные галереи. Укрепление предстало перед потомками в том виде, который оно имело в 1854—1855 гг. Однако со временем под воздействием сил природы конструкции стали разрушаться. Поэтому в 1963 г. демонстрационная часть четвертого бастиона была выполнена заново. Вместо хвороста, канатов, мешков, дерева и грунта был применен долговечный и прочный железобетон. При этом не только сохранили первоначальную конфигурацию всех элементов бастиона, но и искусно передали их фактуру. По проекту Л. П. Губы был воссоздан вид левого фаса бастиона на протяжении 80 метров. Теперь можно воочию ознакомиться с конструкцией бастионов, возведенных в период осады Севастополя, и спуститься по противоположному откосу в ров, где виднеются входы в подземные минные галереи. Отсюда начинался трудный и опасный путь к подземно-минной войне. Бесстрашие, трудолюбие и смекалка помогли русским саперам одержать победу в этом труднейшем сражении. К 50-летию первой обороны на каменной глыбе у входа в галерею закрепили чугунную доску с надписью: "Следы минной войны перед четвертым бастионом". Этот камень, имеющий в поперечнике около двух метров, был выброшен на поверхность минным взрывом 3 апреля 1855 г.

    Памятники воинам четвертого бастиона и Язоновского редута

    Четвертый бастион и его гарнизон с первых дней осады города находились под перекрестным огнем вражеских батарей и подвергались ожесточенным нападениям. Уже в ходе сражения на укреплении была создана глубоко эшелонированная оборона. В центре бастиона в 1905 г. установили памятник его защитникам. Он выполнен в виде обелиска, увенчанного шлемом. На фасадной стороне памятника изображен крест в лавровом венке и сделана надпись: "4 бастион". На противоположной стороне перечислены все части, сражавшиеся на этом укреплении: "1854—1855. 32 флотск(ий) экипаж. Черноморские 2 и 8 батальоны, Волынский пех(отный) и 4 и 6 стрел(ковые) бат(альоны). Тобольский пех(отный) полк. Томский пех(отный) полк". Памятник и уложенные вокруг глыбы созданы из серого гранита. Высота обелиска 5 м.

    В горжевой части четвертого бастиона находился Язоновский редут, возведенный осенью 1854 г. командой с брига "Язон". Своим огнем редут поддерживал бастион и защищал его горжевую часть. Он имел на вооружении к концу осады 25 орудий, а командовал редутом флотский лейтенант К. А. Лазарев.

    На месте этого редута в 1905 г. установили памятник его защитникам. Он выполнен в виде четырехгранного обелиска, увенчанного крестом. На западной грани обелиска даты: "1854—1855" и сделана надпись: "Язоновский редут". На восточной стороне памятника изображен крест и перечисляются части, принимавшие участие в обороне редута.

    Обелиск выполнен из янцевского гранита и полированного диорита. Его высота 4,6 м.

    Мемориальные обозначения на местах батарей

    К 50-летию первой обороны Севастополя места расположения всех батарей на четвертом бастионе были обозначены мемориальными стенками из известняка. В центре знака вмонтирована чугунная доска с названием и номером батареи, а по бокам установлены чугунные ядра. Так оформлено местоположение шести батарей.

    "Батарея №20 Шихматова". Находилась на Язоновском редуте с ноября 1854 г. Ее первый командир — капитан-лейтенант И. В. Ширинский-Шихматов. На вооружении имела шесть орудий, действовавших против английских позиций на Зеленой горе.

    "Батарея №23 Лазарева". Она также была возведена на Язоновском редуте лейтенантом К. А. Лазаревым, который в дальнейшем принял командование редутом. Батарея состояла из восьми орудий.

    "Батарея №53 Нарбута". Входила в состав Язоновского редута и состояла из двух 24-фунтовых пушек. Ее построил лейтенант 32-го флотского экипажа Ф. Ф. Нарбут.

    "Батарея №100 Бурлея". Возведена в мае 1855 г., имела на вооружении четыре орудия. Ее первый командир — флотский лейтенант Бурлей.

    "Батарея №115 Нарбута". Создана в последний месяц обороны Севастополя. Она состояла из четырех 24-фунтовых пушек и обстреливала позиции англичан перед третьим бастионом. До последних дней батареей командовал лейтенант Нарбут, одновременно оставаясь командиром и батареи №53.

    "Батарея №120 Манто". Построена в начале августа 1855 г. Имела на вооружении пять 36-фунтовых пушек, которые вели огонь по позициям англичан на Зеленой горе. Ее командиром был лейтенант М. И. Манто.

    Несколько иное мемориальное обозначение имеет батарея №38 Костомарова. Она была возведена на гласисе четвертого бастиона и защищала его подступы. Кроме того, батарея обеспечивала проведение вылазок с бастиона на позиции противника. Она состояла из шести орудий и действовала до отхода русских войск на Северную сторону. Батарея получила название в честь своего первого командира лейтенанта 34-го флотского экипажа Н. И. Костомарова. Мемориальное обозначение было построено в 1905 г. в виде стенки из крымбальского известняка, на которой закреплены пять чугунных ядер и сделана надпись: "Батарея Костомарова. 1855 г.".

    В память об участии Л. Н. Толстого в обороне Севастополя

    К 100-летию со дня рождения Л. Н. Толстого в 1928 г. на Историческом бульваре была установлена мемориальная плита в честь участия Л. Н. Толстого в обороне Севастополя.

    Подпоручик артиллерии граф Л. Н. Толстой прибыл в Крым в ноябре 1854 г. из Дунайской армии — как он объяснял, из патриотических побуждений. Зимой и весной Лев Николаевич служил на Бельбеке и часто посещал осажденный город. В ночь с 10 на 11 марта он участвовал в вылазке в районе Малахова кургана. В том же месяце трехорудийную батарею, которой командовал Л. Н. Толстой, перевели на четвертый бастион и установили на Язоновском редуте. Здесь Л. Н. Толстой находился полтора месяца, участвуя в артиллерийских сражениях и постоянно подвергаясь смертельной опасности. За проявленное мужество, хладнокровие и распорядительность Л. Н. Толстому досрочно присвоили звание поручика и наградили орденом Св. Анны 4-й степени с надписью "За храбрость".

    В мае 1855 г. поручика Толстого назначили командиром отдельного горного артиллерийского взвода, состоящего из двух орудий. Первоначально он дислоцировался на Черной речке, а затем был переведен на Бельбек. Л. Н. Толстой обращался к командованию с просьбой о переводе его в осажденный город, но получил отказ. Однако он часто посещал Севастополь и принимал участие в некоторых сражениях. Находился Л. Н. Толстой в городе и 27 августа 1855 г., где он, добровольно приняв командование несколькими орудиями, участвовал в отражении неприятельских атак.

    Во время коротких затиший на четвертом бастионе Л. Н. Толстой написал первый из севастопольских рассказов — "Севастополь в декабре месяце", который принес начинающему писателю широкую литературную известность. В июне 1855 г. был написан второй рассказ — "Севастополь в мае" о событиях, свидетелем которых Л. Н. Толстой оказался находясь на четвертом бастионе. Последние дни обороны города Л. Н. Толстой описал в третьем рассказе — "Севастополь в августе 1855 года".

    Севастопольские рассказы полны возвышенных патриотических чувств и веры в силы русского народа.

    Установленная в 1928 г. мемориальная плита не сохранилась. На ее месте в 1955 г. поставили стелу из полированного гранита с барельефным изображением Л. Н. Толстого на белом мраморе. Там же сделана надпись: "Великому русскому писателю Л. Н. Толстому — участнику обороны Севастополя на 4 бастионе, 1854—1855 гг." Памятник создали скульпторы Г. Н. Денисов и резчик по камню И. И. Степанов.

    Мемориальное обозначение места Девичьей батареи

    В строительстве укреплений осенью 1854 г. участвовали войска, моряки, все население города, арестанты и даже девицы из бывшего увеселительного заведения. Из них составили команду, прикрепили для общего руководства двух или трех саперов и они приступили к работе. Женщины трудились усердно и с большой охотой, радуясь, что участвуют в общем деле. Им приходилось носить землю для брустверов в подолах юбок и платьев, перебрасывать грунт деревянными лопатами, укреплять крутости дерном. По завершении всех работ батарею назвали "Девичьей". Она располагалась двумя уступами на склоне горы во второй линии обороны. Под ее прицелом находились Театральная площадь, пологости четвертого и пятого бастионов, обращенные к городу, а кроме того, она фланкировала пятый бастион. Первым командиром батареи был лейтенант Перфильев.

    Прошли годы. Там, где находилась Девичья батарея, была построена школа. В 1889 г. ветеран Севастопольской эпопеи контр-адмирал Ф. Ф. Нарбут предложил установить особый знак на месте Девичьей батареи и получил разрешение городских властей. Так был создан обелиск из крымского гранита. На его призменной части сделана надпись: "Здесь в 1854 году была построена батарея женщинами", а выше — "Место бывшей Девичьей батареи". На другой стороне памятника дата: "Знак поставлен 1892 г."

    Впоследствии обелиск был разрушен. Его восстановили после Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. На обелиске закреплена мемориальная доска с надписью: "На этом месте женщинами Севастополя в 1854 г. была построена батарея".

    Перейдем к другим памятникам Городской стороны.

    Памятники на местах пятого бастиона и люнета Белкина

    К 50-летию обороны Севастополя, там, где размещался пятый бастион, разбили сквер и возвели памятник защитникам укрепления. Памятник в виде пирамиды из серого гранита увенчан бронзовым шлемом с опущенным забралом. Общая высота обелиска 5 м. На его восточной грани высечена надпись: "5 бастион 1854—1855 гг.", а на западной стороне перечисляются части, оборонявшие это укрепление: "Волынский резервный полк. Подольский егерский полк. Резервный батальон Белостокского полка. 33 флотский экипаж".

    Перед оборонительной стеной, соединяющей шестой и пятый бастионы, недалеко от последнего был построен люнет Белкина. Ныне здесь расположено кладбище Коммунаров. К 50-летию обороны города на месте люнета возвели гранитный обелиск. Единственным украшением этого небольшого памятника является выступающая из грани обелиска половина пушечного ядра, под которым сделана надпись: "Люнет Белкина 1854—1855 гг.". На обратной стороне обелиска видна как бы вторая половина ядра и перечисляются части, защищавшие это укрепление: "Резервный батальон Брестского полка. Тарутинский егерский полк".

    На этом завершается перечень мемориальных сооружений, установленных на первом и втором отделениях оборонительной линии, находившихся на Городской стороне.

    Перейдем к рассмотрению памятников, возведенных на третьем и четвертом отделениях оборонительной линии, защищавших Корабельную сторону.

    Памятники защитникам первого и второго бастионов

    Левый фланг оборонительной линии примыкал к Килен-бухте. У самого ее устья, над обрывом, был возведен первый бастион. А на плато между Килен-балкой и Ушаковой балкой находился второй бастион. Между этими укреплениями и далее к Малахову кургану была создана невысокая каменная куртина, перед которой располагались небольшой ров и волчьи ямы.

    К 50-летию обороны Севастополя по проекту О. И. Энберга был создан мемориальный комплекс в честь названных фортификационных сооружений. Недалеко от обрыва, в сквере 1-й Бастионной улицы, возвели памятник защитникам первого бастиона. Он выполнен в виде скалы из неотесанных диоритовых глыб, стоящей в чаше фонтана. На одной из граней на камне сделана надпись: "1 бастион". Высота сооружения 2,5 м.

    От обрыва у бухты до второго бастиона и далее к Корниловскому и третьему бастионам, по трассе, где во время осады Севастополя находились куртины, были возведены невысокие мемориальные стенки из известнякового камня. На них закреплены чугунные доски с наименованиями стоявших здесь батарей, а также отличившихся воинских частей, сражавшихся в этом районе.

    Памятник второму бастиону создан в центре сквера на 2-й Бастионной улице. Конфигурация сквера точно соответствует начертаниям находившегося здесь укрепления. Формы, размеры и материалы памятника аналогичны установленному на первом бастионе. На одной из граней надпись: "2 бастион".

    Обелиск на месте батареи Геннериха

    В августе 1855 г. на второй линии обороны была возведена батарея №124. Она располагалась в тылу второго бастиона. На случай захвата укрепления противником бастион готовили к взрыву: мощные фугасы на бастионе соединили проводами с гальваническими элементами, установленными на батарее №124 (кроме порядкового номера, она называлась по имени строителя — батарея Геннериха).

    Инженер-полковник В. К. Геннерих прибыл в Севастополь в июне 1855 г. и был назначен руководителем инженерных работ на Корабельной стороне. Под его руководством была возведена батарея №124, имевшая на вооружении девять орудий. Инженер-полковник Геннерих показал с наилучшей стороны не только свои организаторские и инженерные способности, но и личное мужество. В битве 27 августа на Малаховом кургане он сражался во главе двух рот саперов с превосходящими силами французов.

    За воинские подвиги инженер-полковник В. К. Геннерих был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени.

    В Севастополе, в конце улицы Героев, на площади Геннериха, где ранее находилась батарея №124, в 1905 г. был поставлен памятник. На гранитном ступенчатом основании установлен обелиск из мраморовидного известняка. У основания помещены пирамиды из ядер, а в верхней части памятника — барельеф с изображением двуглавого орла. Под ним сделана надпись: "Батарея Геннериха". На обратной стороне обелиска приведены даты: "1854—1855 гг."

    Общая высота памятника 4, 1 м.

    Памятники третьему бастиону, матросам П. Кошке и И. Шевченко

    Третий бастион находился на Бомборской высоте и противостоял английским экспедиционным войскам. Укрепление неоднократно разрушалось английской осадной артиллерией, однако его немедленно восстанавливали и усиливали возведением на второй линии обороны дополнительных батарей. Англичанам так и не удалось захватить этот важный опорный пункт.

    К 50-летию первой обороны города началось возведение памятника на месте третьего бастиона. Это было самое крупное мемориальное сооружение из всех строящихся к юбилею на линии обороны Севастополя. По этой причине памятник не успели завершить к знаменательной дате. Авторы проекта архитектор А. М. Вейзен и инженер О. И. Энберг создали композицию, центром которой был обелиск, увенчанный орлом. На обелиске была надпись: "Героям вылазок 1854—1855 гг." и далее приводился перечень вылазок, совершенных с этого укрепления. В годы Великой Отечественной войны памятник был разрушен. Его восстановили в 1978 г. по проекту архитекторов Н. П. Калинкова и А. Л. Шеффера.

    Авторы сохранили замысел и использовали уцелевшие конструкции первоначального сооружения. Сегодня на месте третьего бастиона возвышается стройный обелиск, увенчанный шаром с сидящим на нем орлом. На основных гранях размещены барельефы с изображением меча, обрамленного лавровым венком. На памятнике сделаны надписи: "Оборона Севастополя", "3-й бастион", "1854—1855". Перед обелиском устроен пандус, у основания которого расположен фонтан. Пандус украшен чугунными ядрами и изображением львов. Памятник высотой 13,3 м выполнен из крымбальского камня, гранита и чугуна.

    В период осады города третий бастион был одним из основных плацдармов, откуда совершались вылазки в расположение вражеских войск, наносившие большой урон противнику, держа его в постоянном напряжении. Ожесточенные ночные сражения и схватки, предпринимаемые в основном «охотниками» (добровольцами), породили целую плеяду героев. Среди них имена П. Кошки и И. Шевченко.

    Матрос 30-го флотского экипажа Петр Кошка сражался на батарее лейтенанта А. М. Перекомского, возведенной на Пересыпи. Восемнадцать раз он добровольно участвовал «охотником» в ночных вылазках на неприятельские позиции, почти каждую ночь ходил в секреты, откуда возвращался с ценными разведданными и захваченным у врага оружием, а иногда и с пленными. Все это он совершал в одиночку, незаметно проникнув во вражеские траншеи. За бесстрашие, смекалку и ловкость П. Кошке присвоили звание матроса первой статьи, а затем и квартирмейстера. Он был награжден знаком отличия военного ордена Св. Георгия 4-й степени и другими медалями.

    В 1956 г. на Корабельной стороне открыли памятник матросу П. Кошке. Авторы монумента — скульпторы братья Иосиф и Василий Кейдук, служившие в то время матросами на Черноморском флоте, и архитектор В. П. Петропавловский. Памятник изготовлен из гранита и бронзы. Его высота 4,5 м.

    Незабываем подвиг матроса И. Шевченко. Он принимал участие в одной из ночных вылазок отряда "охотников" под командованием лейтенанта Н. А. Бирюлева. Завязался бой, в ходе которого матрос Шевченко увидел французского солдата, целящегося в Бирюлева, и принял на себя предназначавшуюся тому пулю.

    Памятник И. Шевченко был создан сравнительно недавно. Бронзовый бюст героя установлен на постаменте перед мемориальной композицией, посвященной защитникам третьего бастиона. К сожалению, памятник и мемориальная композиция совершенно не сочетаются в архитектурном плане, и памятник следовало бы перенести на одну из прилегающих улиц или площадей.

    Малахов курган возвышается над Корабельной стороной. Тот, кто владел им во время осады Севастополя, фактически господствовал над этим районом города, поэтому в 1855 г. за курган шли самые ожесточенные бои. Кроме Корниловского бастиона, высоту защищали батареи Никифорова, Сенявина, Жерве, Сухина и ряд других, расположенных как на самом кургане, так и вблизи него. К концу осады укрепление имело подковообразную форму с хорошо защищенной горжевой частью. Об этом свидетельствует барельеф, установленный в центре мемориального комплекса на Малаховом кургане.

    До последнего дня обороны защитники бастиона использовали первый ярус оборонительной башни, в которой находились начальник четвертого отделения, склад боеприпасов и перевязочный пункт. Здесь же был вход в подземные минные галереи.

    На этом укреплении произошли события, имевшие трагические последствия для всего осажденного города. Здесь получили смертельные ранения руководители обороны Севастополя вице-адмирал В. А. Корнилов и адмирал П. С. Нахимов. Начальник четвертого отделения оборонительной линии контр-адмирал В. И. Истомин, превративший Малахов курган в мощный бастион с морским распорядком и дисциплиной, погиб 7 марта 1855 г., возвращаясь с Камчатского люнета. В 1904 г. на месте гибели В. И. Истомина установили памятник. Он был хорошо виден с передового бруствера Корниловского бастиона, пока курган и окружающая его местность не превратилась к середине XX столетия в зеленый парк. Монумент сделан в виде стелы из крымбальского камня и установлен на широком стилобате. Общая высота сооружения составляет 1,5 м. Лицевую грань памятника украшает Георгиевский крест, а с противоположной стороны сделана надпись: "Здесь убит ядром в голову 7 марта 1855 года контр-адмирал В. И. Истомин".

    К 50-летию первой обороны Севастополя была реставрирована оборонительная башня. На ее стенах закрепили мраморные доски с наименованием частей, защищавших Малахов курган. Места располагавшихся здесь девяти батарей были отмечены мемориальными обозначениями. По обеим сторонам оборонительной башни установили орудия, аналогичные тем, которыми пользовались во время осады Севастополя. На кургане проложили дорожки, посадили деревья, частично оградили территорию и оформили вход в мемориальный комплекс.

    Памятники Малахова кургана

    На Малаховом кургане, ближе к горжевой части, находится уникальная в своем роде братская могила русских и французских воинов. История ее возникновения такова. В последний день обороны Севастополя — 27 августа 1855 г. — на Малаховом кургане около 900 русских солдат героически сражались с шеститысячным отрядом французов, штурмовавших бастион. Силы были слишком неравны, и французам удалось захватить укрепление. Русские войска по приказу главнокомандующего ночью перешли на Северную сторону, оставив на кургане тела погибших там солдат.

    На третий день после битвы французы похоронили своих и русских солдат, павших на Малаховом кургане, в одной братской могиле. Над захоронением установили деревянный крест и сделали соответствующую надпись. Однако со временем надгробие обветшало, и в 1872 г. французы заменили его памятником из белого и черного мрамора. Он представлял собой четырехгранную пирамиду, поддерживающую колонну с крестом. На западной грани обелиска была сделана надпись: "Памяти воинов русских и французских, павших на Малаховом кургане при защите и нападении. 27 августа 1855 г."

    На восточной стороне написано: "Воздвигнут на месте деревянного креста, поставленного французами". Ниже размещены строки на французском языке:

    "8 Septembre

    1885.

    Unis pour la victoria,

    Reunis par la mort.

    Du soldat c'est la gloire

    Des braves c'est le sort."

    В переводе на русский язык это четверостишие звучит так: "Их воодушевляла победа — соединила смерть. Такова слава солдата, таков удел храбрецов".

    В годы Великой Отечественной войны надгробие сильно пострадало и было восстановлено по проекту архитектора А. А. Шеффера. Памятник не только в большой степени повторяет облик своего предшественника, но на нем даже сохранены грани с первоначальными надписями. Над могилой стоит обелиск из белого мрамора, гранита и диорита, увенчанный крестом. Общая высота памятника около 3 метров.

    Такому весьма редкому захоронению в одной могиле воинов обеих воюющих сторон предшествовали довольно неординарные взаимоотношения во время боевых действий. После ожесточенных боев во время осады города объявлялось перемирие для эвакуации с поля боя раненых и убитых; обозначалась демаркационная линия и выставлялись охранные цепи с обеих воюющих сторон. Русские и французские воины, несмотря на сотни и тысячи жертв, дружески встречались на месте недавнего сражения и вступали в непосредственное общение. Солдаты объяснялись между собой при помощи отдельных слов и жестов, угощали друг друга водкой и коньяком, делились своим добром. Многие русские офицеры владели французским языком и могли беседовать с французами на разные темы. Если исключить стоны раненых, то атмосферу этих встреч можно назвать добродушной и даже веселой. Об этой обстановке во время перемирия свидетельствуют многие воспоминания участников тех далеких событий. Необычное поведение солдат и офицеров являлось следствием взаимного уважения и симпатии, существовавших между русскими и французами. Однако подобных отношений с воинами других национальностей, входивших в состав союзной армии, осаждавшей Севастополь, никогда не наблюдалось. Таковы исторические факты.

    Памятники на захоронениях союзных войск

    Десятки тысяч, в основном французских и английских, воинов погибли в боях за Севастополь и были похоронены на русской земле. Вначале захоронения носили хаотический характер, но со временем образовались воинские кладбища — французское на Куликовом поле и английское на Зеленой горе. Там были установлены надгробия, склепы и памятники. Однако во время Великой Отечественной войны кладбища были сильно разрушены, а частично и разграблены.

    Большая часть захоронений утрачена. Их облик мы можем представить только по старым фотографиям и гравюрам.

    С недавнего времени Культурно-исторический центр "Севастополь" занимается вопросами восстановления исторической памяти и уважительного отношения к поверженному врагу.

    В 1993 г. Культурно-исторический центр создал на холме Каткарта, где ранее находилось английское воинское кладбище, мемориальный комплекс 1854—1855 гг., куда вошли обелиск, мемориальные стены и другие элементы. Авторы проекта В. Б. Иванов и К. Н. Злыдин в выразительных и четких формах выразили скорбь и память по погибшим англичанам, выполнявшим приказ сильных мира сего... Мемориал еще раз напоминает людям, что все споры необходимо решать мирными средствами и дружественные отношения разных народов должны стать нормой в мировом сообществе.

    Фортификационные сооружения

    Наиболее полное представление о нашей истории мы получаем из "каменной летописи". Так обычно именуют наследие, оставленное архитекторами и строителями всех времен и народов. Немые свидетели помогают не только увидеть великолепную работу ума и рук наших предков, но и помогают более полно воспроизвести исторические события.

    К сожалению, немногие уцелевшие фортификационные сооружения периода Крымской войны не включены в экскурсионные маршруты и не отнесены к разряду памятников. Они просто разрушаются под воздействием природных факторов, а порой и руками современников.

    Наиболее крупными сооружениями крепостного строительства прошлого столетия, сохранившимися в Севастополе, являются Константиновская и Михайловская батареи. Они не разрушены и не разграблены только потому, что на их территории размещаются воинские части. Однако средств на их восстановление после значительных повреждений, нанесенных в дни Великой Отечественной войны, никогда не выделялось, и батареи продолжают свое существование благодаря заложенному в них большому запасу прочности.

    Ради справедливости следует сказать, что некоторые работы в последние десятилетия выполнялись на Константиновской батарее. В одном из справочных изданий сообщается, что укрепление восстановлено в первоначальном виде и на нем установлены орудия времен Крымской войны. В действительности там только облицевали фасадные стены мелкоразмерной плиткой из известняка, так и не завершив работу в горжевой части. Облицовка современной плиткой крепостного сооружения прошлого столетия изменила его облик и превратила в здание современной постройки; вместо орудий в амбразурах, размеры которых произвольно уменьшили, установили резиновые муляжи. Никаких восстановительных работ на батарее не произведено, по-прежнему в сводах зияют воронки от немецких авиационных бомб, разрушены часть стен в казематах и офицерском флигеле. Конечно, издалека, с Южной стороны города и рейда, батарея выглядит неплохо, но это только декорация, которая использовалась как таковая для съемок художественного фильма.

    Во время осады Севастополя в 1854—1855 гг. самым мощным укреплением была Николаевская батарея, за ним по всем параметрам следовало Михайловское укрепление, казематы которого выполнены точно так же, как и на Николаевской батарее, потерянной для потомков. Впечатляют размеры и мощь основных конструкций Михайловской батареи. Грунт, находившийся над казематами второго этажа для создания платформ открытой обороны, давно снят, и нам открыта вся каменная кладка: парапетная стена высотой около 4 м, водосточные желоба, своды и печные трубы... Что удивляет, так это сухое состояние казематов, несмотря на отсутствие кровли, которую заменяет битумная обмазка сводов. Поэтому помещения батареи используются как складские. При необходимости в сооружении можно восстановить систему отопления, так как сохранились дымоходы и часть труб. Относительно неплохо сохранились выступающие архитектурные детали карниза, водоотводных желобов и поясов, подтверждая изначальную прочность известкового камня. Больше всего пострадала от воздействия дождей, ветров и зимних кратковременных замораживаний из-за давно разрушенной кровли отделка каменных выходов на открытую оборону батареи. Достойно восхищения высокое качество кладки стен. Даже отсутствие каких-либо ремонтно-восстановительных работ не затмевает высокого мастерства строителей батареи.

    Мощным фортификационным сооружением периода Крымской войны была четвертая батарея на Северной стороне. И сегодня вызывают почтительное отношение многометровые откосы двух ярусов, облицованные каменной кладкой. В настоящее время территория бывшего укрепления занята воинской частью. В оборонительных казармах размещены различные мастерские и подсобные помещения, а между зданиями сохранились остатки некогда мощных оборонительных стен. И что характерно, на батарее в каждой конструкции видны тщательность и мастерство исполнителей.

    Большую историческую ценность представляют сохранившиеся фрагменты Северного укрепления — одного из старейших в Севастопольской крепости. Оно предназначалось для защиты с суши Константиновской, Михайловской и четвертой батарей. Уцелели эскарпная и контрэскарпные стены на отдельных участках, а также элементы казематов, предназначенных для флангового обстрела рвов. Они дают представление о фортификационном строительстве начала прошлого века.

    На Южной стороне города, где дважды в течение одного столетия наиболее сильно подвергалась обстрелу вся территория, уцелели только некоторые элементы фортификационных сооружений периода первой осады Севастополя. Из каменных сооружений сохранился участок оборонительной стены в Саперном переулке и полубашня на 6-й Бастионной улице, в которой заложены почти все бойницы. Вражеский огонь пощадил оборонительную казарму первого бастиона, но она до неузнаваемости изуродована "реконструкцией" под склад. До некоторой степени сохранился только внешний облик ее полубашни.

    И, что на первый взгляд кажется невероятным, сохранился участок рва и бруствера десятой земляной батареи, построенной почти за 200 лет до наших дней. В начале XX столетия фасы укрепления, обращенные к взморью, сделали из железобетона и камня, а горжевая часть осталась без изменений. В последующие годы этот участок земли у обрыва к Карантинной бухте оказался в стороне от активной деятельности человека, что и помогло уцелеть конструкциям из грунта.

    Будем надеяться, что сохранившиеся фортификационные сооружения получат статус памятников и будут сохранены для истории. Именно памятники, мемориальные комплексы и знаки бессменно хранят и передают из поколения в поколение память о бессмертных подвигах защитников Севастопольской крепости.


    Примечания:



    1

    В. Ганичев. Ушаков. М., 1990. С. 150. 



    11

    Там же, л. 58-59. 



    111

    Сборник рукописей, представленных его императорским величеством государю наследнику цесаревичу о Севастопольской обороне Севастопольцами. СПб., 1872. Т. II, С. 168-169.



    112

    Литвинов А. П. Каталог музея Севастопольской обороны. Севастополь, 1897, С. 10.



    113

    Николаев Н. Великая страда. СПб., 1904. С. 192. 1904 г. С. 191. 



    114

    Литвинов А. П. Каталог музея Севастопольской обороны. Севастополь 1897. С2.



    115

    Там же, С. 3-4. 



    116

    Веникеев Е. В. Архитектура Севастополя. Симферополь, 1983. С.129—130.









    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх