НЕТ НИЧЕГО ХУЖЕ ДЖИНГЛЕЙ!

1.

Корабль КХ-343, приписанный к военному флоту Фигусии вошел в атмосферу планеты Земля всего на 0,00034 секунды позже расчетного времени. Пройдя сквозь атмосферу как нож сквозь масло, он совершил посадку на заранее выбранном полигоне, всего на 0,0006 миллиметра отклонившись от расчитанных пространственных координат. (Заброшенный выгон для скота вблизи поселка Теряевка Тульской области).

Первым, что сделал капитан Г-Ряо, шагнув из люка на зеленый луг у озера, это объявил два строгих выговора:

штурману Г-Батю — за опоздание и пилоту Г-Шпою — за неточную посадку. Кроме того, он понизил их в звании –

Г-Батя со штурмана 234-го разряда до штурмана 212-го разряда, а Г-Шпоя — с рядового 110-го разряда до рядового 97-го разряда.

— Возражения есть? — рявкнул он.

— Нет, капитан! — переглянувшись, отвечали Г-Бать и Г-Шпой.

Капитан Г-Ряо хмыкнул. В глубине души он был доволен своими ребятами, столь удачно справившимися с первой частью их сложной миссии, но считал, что подчиненных нужно держать в строгости.

Наложив взыскания, Г-Ряо взглянул на дисплей робота-анализатора, только что закончившего брать пробы.

Результат оказался даже лучше, чем можно было предположить — по своему химическому составу воздух и вода подходили без каких-либо ограничений, равно как удовлетворительными были и результаты иных семьдесяти двух биологических тестов. Все было так хорошо, что даже скафандры, в принципе, не требовались.

Можно было констатировать, что из ста двадцати миллиардов известных их цивилизации миров этот был первым, столь уникально повторявшим климатические условия прекрасной Фигусии — родного дома, который они все так любили и над которым сейчас нависла страшная угроза.

Разумеется, имелись и кое-какие отличия, но они были незначительными.

«Хм… Наши умники-астрономы оказались правы: этот мир — настоящее чудо. Теперь главное — выполнить задание,» — подумал Г-Ряо.

Откинув шлем скафандра, он вдохнул свежий прохладный воздух, столь выгодно отличавшийся от принудительно ионизированного кислорода внутри их корабля. Чувствуя как воздух вентилирует его легкие, он оглядел горизонт сереющее небо и кромку леса, справа от которой проступали корпуса блочных семиэтажных домов. Над планетой едва занимался рассвет — не самое удачное время для второй части их миссии, требовавшей яркого дневного освещения.

— Советую часа два или три отдохнуть. Вскоре нам предстоит тяжелая работа, — сказал Г-Ряо.

Его «совет» прозвучал почти как приказ. Сам капитан лёг рядом с ракетой и, положив недалеко от себя заряженный лучеметатель, закрыл глаза. Определив по особым вибрирующим звукам, что Г-Ряо в самом деле спит Г-Бать и Г-Шпой позволили своему возмущению вырваться наружу.

— Старикан совсем спятил! Мы пролетели двенадцать парсеков за двести часов, а что сделал он! Устроил нам выволочку! — прошептал Г-Бать, сверля своими большими зелеными глазами спину капитана.

— Ты что, его не знаешь? Он скорее съест свою фуражку чем хоть на йоту отступит от устава, — ответил Г-Шпой.

Пилот и штурман помолчали, вглядываясь в сереющее небо планеты. Потом заговорили о том, что было для них действительно важно.

— Думаешь, земляне станут нашими союзниками? — спросил Г-Бать.

Г-Шпой особым образом выгнул спину, что у фигусийцев означало седьмую из десяти градаций сомнения.

— Кто знает? Главное — правильно рассказать им об угрозе, которую представляют собой джингли!

— Джингли — это сама мерзость! — содрогнулся штурман.

— И не говори. После того как им удалось заманить в ловушку и уничтожить наш третий и седьмой звездный флоты они прижали нас по всей Вселенной. Эти ублюдки не хотят идти на перемирие. Они не щадят даже раненых. Они не успокоятся, пока последний фигусиец не исчезнет, — с негодованием сказал Г-Шпой.

— Думаешь, сюда они еще не добрались? — спросил Г-Бать.

— Едва ли. Слава Казаркосу, их корабли не так совершенны, как наши. В этом мы их еще опережаем.

Пилот и штурман снова замолчали, чутко вслушиваясь в предрассветные шорохи. Даже разговоры о джинглях, которых они ненавидели, всегда приводили их в беспокойное состояние.

— Пожалуй, я немного взремну! Неизвестно, когда снова появится такая возможность, — сказал пилот.

— Ты спи, а я покараулю! — кивнул Г-Шпой.

Г-Бать заснул, а Г-Шпой положил голову на приклад лучеметателя и задумался.

2.

Феноменальное чувство времени, воспитанное долгими годами службы на военном флоте, позволило капитану Г-Ряо проснуться ровно через три часа. Г-Ряо открыл глаза и огляделся. Он увидел, что Г-Бать беспокойно ворочается во сне, и даже уставший Г-Шпой дремлет, держа две передние конечности в углублениях лучеметателя.

Поколебавшись с секунду, Г-Ряо разбудил экипаж. Г-Шпой и Г-Бать заморгали от яркого утреннего света. Звезда название которой им еще предстояло узнать, уже поднялась над линией горизонта примерно на десять градусов.

— Вы знаете, зачем мы здесь, — без предисловий начал Г-Ряо.

— Да, капитан, — ответил за двоих Г-Шпой.

— И то, как важна наша миссия для всего народа Фигусии, вам тоже известно.

— Да, капитан.

— Эта неизвестная нам цивилизация — наш единственный шанс получить тактического и стратегического союзника в войне с джинглями. В войне, в которой мы, (тут старый служака, побагровев, замялся) к сожалению… э-э…

м-м… проявляем себя не лучшим образом… Г-Бать, что вы делаете?

Штурман оторвался от сферического мерцающего блока стоящего на траве.

— Настраиваю передатчик. Уверен, мне удастся переключить его на радиодиапазон и таким образом поставить вождей этой планеты в известность о нашем появлении. Текст заявления уже составлен нашими лингвистами с учетом расшифровок их перехваченных сигналов.

— Отставить, штурман 209-го разряда! — рявкнул Г-Ряо.

Обнаружив, что он вновь понижен в звании, штурман неуютно поежился.

— Есть, капитан. Но я подумал, что раз это значилось в моем задании…

— Не в той последовательности, умник! Вначале мы должны навести кое-какие справки. Мы ничего не знаем об этой цивилизации — ни степени ее развития, ни оружия которое ей известно, ни её иерархическое устройство вообще ничего… Мы не знаем даже, как они выглядят.

Всё, что нам известно — это то, что они разумны и способны посылать в космос направленные радиосигналы.

Вам все понятно, Г-Бать?

— Так точно, капитан!

— Тогда приступаем к разведке! Замаскировать корабль!

Вытащив из шлюзовой камеры маскировочную сеть фигусийцы натянули ее на свой звездолет, добившись, что его плоский корпус перестал отблескивать и слился с рельефом местности. Затем с опытом, рожденным годами тренировок, и ловкостью, свойственной их народу, они скользнули в высокую траву и сразу исчезли в ней.

Незамеченными они добрались до окраины поселка и укрылись в густом кустарнике у поворота дороги. Действуя как на учении, капитан Г-Ряо и пилот Г-Шпой выдвинулись немного вперед и на всякий случай приготовили лучеметатели, прикрывая возившегося с тестером Г-Батя.

На дороге послышался звук шагов, и пришельцы напряглись, зная, что сейчас впервые увидят обитателя планеты. Каким он будет? Спрутовидным? Гуманоидом?

Амфибиобразным? Или гигантским насекомым? Но главное не то, как он будет выглядеть — главное: достанет ли у этого народа прозорливости и мужества, способности к лишениям и упорства, чтобы стать надежным и мудрым союзником против джинглей, хуже которых не может быть ничего.

— Не стрелять! Не забывайте, чего ждут от нас на Фигусии! Лучше пожертвовать жизнью и позволить по недоразумению убить себя, чем навсегда испортить с этим народом отношения! — предупредил Г-Ряо.

Г-Шпой кивнул и, боясь случайного срабатывания, убрал переднюю конечность из стрелкового углубления лучеметателя.

Из-за поворота показался крупный мужчина, толкавший перед собой тележку с мешком картофеля. Проходя мимо кустарника, в котором скрывались фигусийцы, мужчина остановился и, оглядевшись по сторонам, потянулся к ширинке, не ведая, что всё, что он делает, записывается на нестираемом алмазном кристалле, который после этого будут многократно, кадр за кадром, отсматривать тысячи специалистов. Через некоторое время мужчина, насвистывая привел ширинку в исходное состояние, и, вновь толкая тележку, скрылся из виду.

Пришельцы перевели дух. Взволнованный Г-Ряо позволил себе расстегнуть верхнюю из ста восемнадцати скафандровых минипуговиц — это было самое большее, что оговаривал в подобных случаях устав.

— Черт, эти аборигены самые настоящие великаны! Не думал даже, что такое возможно, — выдохнул он. — Г-Бать что у вас?

Штурман посмотрел на экран тестера.

— Обработка информации еще не завершена, но кое-что уже видно. Они гуманоиды. Прямоходящие. Выносливые.

Физически развиты. Скелет модели «космоуниверсал».

Позвоночный столб, четыре конечности, расположение основных внутренних органов как у нас.

— Что ж, совсем неплохо. Продолжайте! — одобрил Г-Ряо.

— Их кожа лишена волосяного покрова за исключением небольшого участка на верхней части черепа…

Капитан поморщился.

— Плевал я на их волосяной покров! Что у них с интеллектом?

Г-Бать опять взглянул на тестер.

— Не так уж и плохо. Мозг сравнительно развит.

Способность к абстрактному мышлению присутствует.

Скорость рефлексов, правда, ниже, чем у нас, но вполне приличная. За штурвалом атакующих рейдеров они будут смотреться неплохо, а в рукопашном бою этим великанам вообще не будет равных.

Г-Ряо хмыкнул. Даже он, несмотря на свой скептицизм вынужден был признать, что все складывается неплохо.

Возможно, на Фигусии его будет ждать повышение. Засиделся он что-то в капитанах 110-го разряда! Говоря по правде он достоен большего.

Снова послышался шум, и пришельцы приникли к земле.

Мимо, грохоча, проехал трактор с плугом, выбрасывая в воздух пары солярки.

— Их техника совсем примитивна. Эта машина жрет вещество, почти ничего не давая взамен! — удрученно сказал Г-Шпой.

— Это неважно, — снисходительно сказал Г-Ряо. — Если жители этого мира вступят с нами в союз против джинглей мы дадим им совершеннейшее оружие, научим строить скоростные галактические корабли и с ними вместе ударим на джинглей.

— Значит, мы переступаем к переговорам? — спросил Г-Бать.

Капитан Г-Ряо повернулся к нему. Он понимал нетерпение этого юнца, потому что и сам когда-то был таким же наивным и восторженным идеалистом.

— Да, пилот, приступаем, — кивнул он.

— Прикажете вернуться на корабль и разворачивать радиостанцию? — спросил Г-Бать.

— Нет, штурман, не стоит. Этот способ займет слишком много времени, вдобавок его смогут принять за мистификацию. Я считаю правильнее будет действовать по инструкции 7, подпункт а. Мы лично пойдем в поселок и явимся их вождю. Разумеется, он придет в изумление, но после свяжется с вышестоящими вождями, и мы начнем переговоры.

— А у нас хватит аргументов, чтобы убедить их? – спросил Г-Шпой.

— Не беспокойтесь, пилот. Убеждать их не входит в нашу задачу. Мы солдаты, а не ученые болтуны.

— Да, но как же тогда…

— Не перебивайте! У меня в кармане скафандра лежит микрофильм, подготовленный нашими лучшими психологами. В нем — все зверства джинглей и история их захватнической цивилизации с момента ее возникновения. Посмотрев этот фильм, любое разумное, логически мыслящее существо поймет, что за мерзость эти джингли и как они опасны для существования всей галактики. Если сегодня эта планета не станет нашим союзником, то рано или поздно джингли покончат с нами и доберутся и до нее. Уверен, этот довод избавит их от колебаний.

3.

Не скрываясь более, они вышли на дорогу и направились к поселку. По пути им попалось несколько местных жителей но они не обратили на пришельцев внимания, что позволило Г-Батю высказать предположение о полностью отсутствующем у аборигенов чувстве любопытства.

Они почти уже дошли до центральной площади, как вдруг Г-Шпой, шедший чуть сбоку, вначале приостановился, а потом, прыгнув на капитана и штурмана, сбил их с ног.

— Сюда! — прошипел он, затаскивая их за угол какого-то строения.

— В чем дело, пилот? Вы спятили? — гневно прорычал Г-Ряо.

— Там джингль!

— Джингль? — ошарашенно повторил Г-Бать.

— Он самый! Я его видел! — дрожащим голосом подтвердил Г-Шпой.

Капитан Г-Ряо побагровел. Мысль, что сказанное пилотом может оказаться правдой, ужаснула его. Ничего хуже этого произойти попросту не могло.

— Джингли на этой планете! Так далеко от центральных созведий! Вы с ума сошли! Это невозможно.

— Клянусь вам, капитан! Он движется по дороге в нашу сторону! — голос Г-Шпоя дрожал.

— Я должен убедиться сам… — сказал Г-Ряо.

Штурман Г-Бать заступил капитану путь.

— Это опасно! Он может вас заметить и тогда мы все…

— Плевать я хотел на опасность! — грубо оттолкнув его Г-Ряо выглянул из-за угла.

Первым, кого он увидел, был большой джингль. Какое-то мгновение Г-Ряо еще сомневался, но когда джингль остановившись, повернулся в его сторону и ощутимо напрягся, все сомнения у него рассеялись. Да, это действительно был джингль! Г-Ряо почувствовал, как вдруг похолодела и сама собой напряглась его спина, выдав двенадцатый, самый сильный градус ненависти — а уж она-то, его спина, никогда не ошибалась.

Несколько секунд джингль и Г-Ряо смотрели друг на друга. Затем в глазах джингля вспыхнули узнавание и ярость, и он беззвучно, без предупреждения, бросился на капитана, горя единственным желанием — убить.

Г-Ряо отпрянул, едва не сшибив с ног стоявшего за ним штурмана.

— Стреляй! — крикнул он.

У Г-Шпоя была мгновенная реакция. Как только джингль показался из-за угла, он выстрелил. Из лучеметателя вырвался ослепительный сполох — и джингль мгновенно перестал существовать. Составлявшие его белковые соединения превратились в пар.

Держа оружие наготове, Г-Бать выглянул из-за угла.

Аборигены, так ничего и не заметившие, равнодушно шли по дороге. Ни один даже не повернулся в их сторону.

— Капитан, вдруг это был только один джингль?

Единственный, — подал голос Г-Бать.

Г-Ряо твердо посмотрел на штурмана.

— Надо иметь мужество взглянуть правде в глаза, сынок.

Джингли никогда не живут поодиночке. Где есть один джингль, там есть и другие. Этот мир уже захвачен ими, а значит, навсегда потерян для нас.

— Выходит, переговоры о союзе отменяются? — спросил Г-Бать.

Г-Ряо сглотнул: на него вдруг разом навалился груз всех прожитых лет.

— А как же иначе? Клянусь Казаркосом, нам непросто будет рассказать фигусийцам о том, что мы видели.

Крушение надежд! У нас так расчитывали на этот союз! — сказал Г-Ряо.

— Я вижу еще одного джингля! — нервно сообщил Г-Шпой ведущий наблюдение за улицей.

— Он что-то заподозрил?

— Пока нет, но он каждую секунду может нагрянуть сюда.

Пристрелить его, пока он нас не заметил?

Г-Ряо покачал головой.

— Не надо. Мы не должны ввязываться в бой.

Возвращаемся на корабль и улетаем отсюда. Г-Шпой прикроешь отход! — приказал он.

Капитан Г-Ряо был прежде всего профессионалом и умел держать себя в руках, даже в самых безвыходных ситуациях проявляя выдержку и хладнокровие. Именно поэтому его и выбрали для выполнения этой миссии. Даже сейчас, когда все их планы рухнули, коалиционный совет на Фигусии мог быть в нем уверен — он не подведет. Он поступит строго по интрукции, какой бы она не была.

4.

С величайшими предосторожностями они добрались до своего корабля, и, приподняв маскировочную сеть поднялись по трапу на его борт. Г-Шпой прыгнул в люк последним и сразу стал готовить двигатели к запуску.

Г-Бать с мукой смотрел в иллюминатор на зеленые вершины леса и ярко-голубое небо.

— Что будет с этой планетой, капитан? — спросил он.

Г-Ряо ответил не сразу.

— Ты мог бы не спрашивать, сынок. Мы поступим по инструкции «два», подпункт «а».

Г-Бать замер.

— Неужели мы, правда, сделаем это? — спросил он охрипшим голосом.

— Да. Инструкция «два» гласит, что всякий союзный джинглям мир должен быть уничтожен. Другого выхода у нас попросту нет. Война не терпит сантиментов. Тебе все ясно Г-Бать?

— Ясно, капитан!

— Тогда приступаем! Г-Шпой, взлетай и разгоняйся для перехода в гиперпространство!

— Слушаюсь, капитан!

— Г-Бать, приготовь капсулу с антиматерией и заряди ее в пушку! Почему ты молчишь? Ты слышал приказ?

Штурман наконец оторвал взгляд от зеленых деревьев оставшихся снаружи.

— Проклятые джингли… Да, капитан!

Корабль КХ-343 взлетел с чудовищным ускорением прорезав атмосферу как нож масло.

— Будь прокляты джингли! — сказал капитан Г-Ряо приводя в действие пушку.

— Будь прокляты! — как эхо откликнулись Г-Бать и Г-Шпой, стараясь не смотреть в иллюминатор.

Когда все было кончено, капитан Г-Ряо, стряхивая наваждение, провел передней конечностью по лицу — лапкой по пушистой морде длинношерстного кота.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх