ЧЕТЫРЕ КОМПАНЬОНА

(забавный чемоданчик)

Они сидели втроем за столом из красного дерева — Барских, Сыргорян и Ежов более известные по кличкам Барин, Сыр и Еж — совладельцы «Медикум-Ц», крупнейшей в регионе фармацевтической компании. Кроме лекарств, они занимались перевозкой и очисткой еще кое-чего, что занимает меньше места, чем лекарства зато ценится куда дороже. Эта сторона их деятельности, разумеется, не афишировалась, а те, кто знал о ней, предпочитали помалкивать. Тому кто слишком много болтает, не дадут состариться.

Обычно они сидели за этим столом вчетвером, но сейчас второй от края стул пустовал. Это был стул Шиша — Шишова — четвертого совладельца компании.

Внезапно дверь кабинета скрипнула и медленно открылась. Мужчины насторожились. Из коридора неторопливо заглянул серый кот и, покрутив головой нырнул под кресло.

— Сволочь!

Барских швырнул в кота пепельницей. Обычно этот тощий, длиннорукий мужчина, одетый ярко и безвкусно, как попугай, держал себя в руках, но сейчас сорвался. Возможно, произошло это потому, что его страсть к собственному товару давно переросла обычную привязанность.

— Сколько раз говорить, чтобы сюда не пускали эту мерзкую скотину! Где секретутка? — нервно заорал он.

— Я ее отпустил, — сказал Еж.

Это был громадный, бритый наголо детина с массивной жирной шеей, складки которой наползали на воротник.

— А пошел ты! Этот гад меня напугал! Я сверну ему шею! — бушевал Барских.

— Заглохни, Барин! — с мягким армянским акцентом приказал Сыргорян. — Еж расскажи, что ты видел?

Еж выглядел спокойным. Лишь пальцы его, которыми он крутил колесико зажигалки, чуть подрагивали.

— Шиша застрелили на моих глазах. Мы с ним попрощались, и он сел в машину.

Отъехал метров тридцать, встал у перекрестка и тут какой-то парень несколько раз выстрелил в него через боковое стекло, а потом сразу нырнул в подворотню.

— Ты разглядел этого парня?

— Нет. Было далеко.

Сыр встал и прошелся по кабинету. Маленький, пузатый, он тем не менее производил впечатление значительного и опасного человека, с которым лучше не связываться.

— Нет сомнений, Шиша заказали, но кто мог его заказать? — спросил он.

Еж наконец зажег сигарету.

— Кто угодно, — сказал он. — Шиш не был ангелом. Мы все знаем, что он был порядочная сволочь. Целая куча народу спала и видела, чтобы отправить его на тот свет. Плюнуть на его могилу — и то выстроится очередь.

— Может, конкуренты? — спросил Барин.

— У нас нет конкурентов, — уверенно сказал Сыр. — Во всяком случае таких которые могли бы сходу прыгнуть на наш стул.

— Передел?

— Исключено. На «крышу» наездов не было. Они пришлют ребят для охраны только хрен это поможет, — сказал Еж.

Сыр, ходивший по кабинету, внезапно остановился и брюхом навис над компаньоном. Их головы почти соприкоснулись.

— Слушай! Никому не выгодна новая война. Сейчас не та ситуация. Шиша мог заказать только один из нас, — веско сказал он.

— Ты что хочешь сказать? Что это был я?

Побагровевший Еж смял в ладони пачку с сигаретами.

— Что ты несешь, Сыр? Какого черта?

Армянин выдержал его взгляд.

— Подумай сам! Со смертью каждого из нас доля других пропорционально увеличивается. До смерти Шиша у каждого было по двадцать пять процентов сейчас уже по тридцать три. Уберут еще одного, будет по пятьдесят. А тот, кто останется последним, возьмет под контроль всё дело.

— Думаешь, тот, кто убрал Шиша, захочет убрать и всех? — спросил Еж.

— Скорей всего да. Он идет до конца. Сам знаешь, переделы никогда не заканчиваются одним трупом.

— А если это РУБОП? — предположил Еж.

— Нэт. «Крыша» бы об этом знала. Это кто-то из нас. Ты, или ты… или я, – сказал Сыр, переводя мягкий, но пристальный взгляд с одного компаньона на другого.

Молчавший Барин тревожно завозился, что не укрылось от его компаньонов.

— Неужели среди нас может оказаться такая сволочь? — спросил Еж исподлобья глядя на него.

— Это не я! Что ты на меня уставился? — завопил Барин. — Ты тоже мог его заказать! Это у тебя он увел бабу!

— Плевать на бабу! — спокойно сказал Еж. — Тебя он вообще собирался вывести из дела. Шиш не раз говорил, что ты нас подставляешь…

— Это правда, — согласился Сыр. — Шиш всегда считал тебя психом. Все началось, когда из тайника стал пропадать кокаин.

— Шиш — болван, если считал, что это я. Зачем мне связываться с такой мелочовкой? — раздраженно заявил Барин.

Он знал, что говорил. Когда третий год сидишь на героине, кокаин уже не пробирает.

— Ты или не ты, какая разница, — пожал плечами Еж. — Ты теряешь над собой контроль.

— Это я теряю контроль! Ах ты, козел! — завопил Барин, бросаясь на Ежа.

Тот хорошо рассчитанным ударом в подбородок сшиб его с ног. Барин сел на полу. Несколько секунд он просидел неподвижно, озабоченно трогая челюсть.

Затем, зарычав от злости, он выхватил пистолет, но Сыр, стоявший рядом ногой вышиб его.

Вскочив, Барин быстро попятился задом к окну. Из угла рта у него текла кровь. Сыргорян наклонился и поднял пистолет.

— Клянусь тебе, Сыр, это не я! — завопил Барин.

Когда он оказался спиной у окна, грянул выстрел. Пуля, пробившая стекло вошла Барину в затылок. Тело сползло на ковер. Еж и Сыр бросились на пол и прижались к стене. К Барину они не подходили, и так ясно было, что ему уже не поможешь.

— Это не ты в него стрелял? — нервно спросил Еж.

— Ты что сам не видел, что стреляли из окна? А ну пошел вон, не до тебя! – истерично крикнул Сыр, отталкивая трущегося об его ногу кота.

Послышался визг шин и, осторожно выглянув сквозь жалюзи, Сыр увидел рванувшуюся с места белую десятку. Компаньоны нерешительно поднялись продолжая держаться в стороне от окна.

— Блин, глазам своим не верю! Его убрали! Значит, это не он нас заказал! – сказал Еж, с ужасом глядя на труп.

Потом он поднял глаза на Сыра и с зарождавшимся подозрением уставился на него.

— Не смотри на меня. Заказчиком мог быть и он, — мягко сказал Сыр. –

Сквозь жалюзи не разглядишь. Киллер мог и перепутать: стрелять-то ему приходилось в затылок.

— Ты думаешь: киллер облажался? — с облегчением спросил Еж и его напряженные мышцы немного обмякли.

— Да, облажался, — мягко сказал Сыр и, вскинув руку, два раза выстрелил в компаньона.

Еж мешком упал на пол. Он умер мгновенно, не успев даже испугаться. На лице у него осталось все то же изумленное выражение. Протерев рукоять пистолета, Сыр вложил его в остывающую руку Барина. Двигался он неторопливо и рассудительно.

— Дэйствуем методом исключения. Барин мертв. Нас оставалось двое.

Заказчиком был не я. Значит, заказал всех Еж, — сказал он сам себе.

Озабоченно посмотрев на два лежащих на полу распростертых тела, Сыр подумал, что сейчас ему лучше всего скрыться, пока не приехала милиция. В офисе никого нет — того, что он стрелял в Ежа, никто не видел. Армянская диаспора обеспечит ему алиби, а остальное сделают адвокаты и деньги. Хотя он ничего и не планировал, но теперь он единственный владелец преуспевающего дела, приносящего огромные доходы. Возможно, «крыша» будет недовольна, но он знает, как ее успокоить. Деньги снимают все вопросы, а очень большие деньги снимают и возможность возникновения вопросов.

Закрыв офис, Сыр спустился по лестнице и, радуясь, что припарковал машину на другой стороне улицы, направился к ней. В тот миг, когда он вставил ключ в замок зажигания и повернул его, грянул мощный взрыв…

Короткошерстный серый кот наблюдал на взрывом из окна опустевшего офиса разбитого взрывной волной. Убедившись, что из машины никто не вышел, кот вспрыгнул на стол. Мяукнув, он включил компьютер и, ловко нажимая лапкой на клавиши, вышел в сеть. Набрав некий электронный адрес, кот отправил короткое сообщение:

«Милая Катя! Бабушка добралась нормально».

Убедившись, что сообщение прошло, кот спрыгнул со стола. Дойдя до тайника в деревянной обшивке офиса, кот умело открыл его и с наслаждением втянул в ноздри кокаин из распоротого когтями полукилограммового пакета.

Вскоре кота захлестнула горячая счастливая волна… Захлопнув лапкой тайник, он с мяуканьем повис на шторе, а потом, пробравшись сквозь разбитое окно, спрыгнул во двор.

Кот был доволен. Теперь он — хозяин всего, только ему известны номера счетов и карт. Он разведал их давно, находясь в кабинете, когда хозяева вводили их. К счастью, никто не обращает внимания на кошек.

Теперь же конец оскорблениям и пинкам! Хватит и на наркотики, и на красивых кошек — на все хватит, главное найти способ умело остаться в тени.

Переходя улицу, одурманенное наркотиком животное не заметило, как рядом остановился видавший виды Москвич-»Каблук». Из него вывались двое мужчин. Один из них ловко набросил на кота сеть и, приоткрыв железный борт, бросил его к другим таким же бедолагам.

— Смотри, как орет! Никогда не видел, чтобы так орали! — удивленно сказал его напарник.

— Все равно на мыло пойдет, — сказал первый, садясь за руль.

Машина тронулась.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх