Рассказ двадцать девятый

ПОДВИГ ВО ИМЯ ЛЮБВИ

В своей жизни Филька Хитров попадал в такое неимоверное количество дурацких историй, что, чтобы сосчитать их, не хватило бы пальцев не только на его руках и ногах, но и на руках и ногах всего 7 «А».

И вот одна из них, произошедшая тогда, когда Аня Иванова еще только перевелась в их класс из другой школы, и Филька еще не был с ней знаком. Их знакомство произошло тоже в Филькином духе и началось с того, что он в нее немедленно и бесповоротно влюбился. Это была то, что называют любовью с первого взгляда.

Филька вбежал в класс с высоко поднятой над головой шваброй: он гнался за Антоном Даниловым, швырнувшим в него мокрой тряпкой. Он почти догнал его, как вдруг увидел Аню и замер словно статуя, открыв рот так широко, что в него вполне мог положить голову укротитель тигров.

Разумеется, от Ани не укрылось, какое впечатление она произвела на Хитрова. Она прошествовала мимо него и, метнув на Фильку короткий взгляд из-под длинных ресниц, вышла в коридор, а Хитров остался в классе. Антон подкравшись, снова хотел бросить в него мокрую тряпку, но, увидев филькино лицо, озабоченно спросил:

— Ты что об дверь стукнулся?

— Почему ты так решил? — удивился Филька.

— Ты на физиономию свою посмотри! — посоветовал Антон и отправился искать в кого бы ещё кинуть тряпку. Он тоже видел Аню, но его толстую кожу неспособны были пробить никакие стрелы Амура.

Придя в себя, Филька Хитров стал осаждать сердце Ани. Вначале он забрасывал ее записками, на которые она не отвечала, а потом пообещал, что будет давать ей списывать на контрольных.

— Только вначале я сам спишу у Кольки Егорова, — сказал он.

— Да уж спасибо! Своим умом обойдусь! — фыркнула Аня.

Какие способы Филька только не перепробовал, чтобы понравиться Ане. И коронные шуточки свои откалывал, и цветы дарил, и кассеты одалживал, и гулять приглашал, и стихотворения Пушкина переписывал, выдавая их за свои, — но всё равно Аня оставалась к нему совершенно равнодушной. Как и раньше, она проходила мимо, даже не глядя в его сторону, и только гордым движением головы отбрасывала назад длинные волосы.

Так продолжалось, наверное, с месяц. От несчастной любви Филька даже мороженое перестал есть и похудел на полкилограмма (впрочем, что более вероятно, он случайно взвесился натощак).

И тогда Филька решил посоветоваться со своим мудрым дедушкой, тоже кстати, Филиппом Хитровым, в честь которого он и был назван. Он отправился к дедушке в гараж, где старый Хитров, пыхтя, переворачивал ломом двигатель от «Москвича».

— Дедушка, ты когда-нибудь влюблялся? — спросил Хитров-младший.

— Угу! — ответил Хитров-старший.

— А посоветоваться с тобой можно?

Старший Хитров уселся на капот машины, вытирая руки промасленной тряпкой.

— Ну, советуйся! — разрешил он.

— Понимаешь, мне нравится одна девчонка. Ее зовут Аня. Я все способы перепробовал, но ничего не помогает. Вот я и хотел спросить…

— Аня, говоришь? Это не ты исписал краской бетонный забор за домом? – вдруг перебил его дед.

— Там много чего написано. А я писал только то, что про Аню и про любовь — опасливо уточнил Филька.

— А остальные надписи откуда?

— Вообще-то я краску с кистью у забора забыл, и кто-то её, видимо, нашел — признался Филька.

— Теперь я знаю, кому уши надрать, — насмешливо протянул дед, выщелкивая из пачки сигарету. — Ну да ладно… Ты хотел узнать, как обратить на себя внимание девочки? Используй самый древний в мире способ, которым пользовались все настоящие мужчины — соверши подвиг.

— Подвиг? — переспросил Филька. — Какой?

— А уж это я не знаю. Сам решай! — и дед принялся за разборку двигателя.

Филька пришел домой, вытащил толстый ежедневник, в котором он обычно записывал все свои дела и на завтрашнем числе написал: «Совершить подвиг.» На этом месте Филька остановился, потому что представления не имел, какой именно подвиг ему совершить. Тогда он подошел к полке, снял с нее подростковую энциклопедию, нашел в ней статью «подвиг» и стал читать.

Вначале в статье рассказывалось про двенадцать подвигов Геракла, и Филька только вздыхал, жалея, что ни диких вепрей, ни львов, ни кентавров в наше время нет. Зато потом он встретил потрясший его абзац, повествующий о подвиге Евпатия Коловрата, который с малой дружиной налетел на бесчисленную армию Батыя, и как русичи погибли все до единого, но никто не отступил и не сдался.

Внезапно Хитров хлопнул себя по лбу и вскочил. «Придумал! — воскликнул он.

— Придумал!»

На другой день, едва Аня вошла в класс, к ней подошел толстяк Петька Мокренко. Петька шел, переваливаясь и раскачиваясь из стороны в сторону, как вставший на две ноги самец гориллы.

— Притащилась, Иванова? Спорим, я твой рюкзак в окно выкину? — спросил он и стал вырывать у Ани ее школьную сумку. Не понимая, что нашло на добродушного прежде толстяка, Иванова попятилась, не отпуская свой рюкзак.

— А ну оставь ее в покое, или будешь иметь дело со мной! Кому говорю! – чья-то рука легла Мокренко на плечо. Он обернулся и увидел Фильку.

— Защитник нашелся! Ну ты у меня сейчас схлопочешь, Хитров! — взревел толстяк и бросился на Фильку.

Филька ловко увернулся и ударил Петьку кулаком в живот. Мокренко сложился пополам и рухнул на пол.

— На моих друзей накатил! Берегись! — раздался грозный вопль.

Сбоку на Фильку бросился Антон Данилов, но Хитров вывернул ему руку и вытолкнул Антона в коридор. Туда же, держась за живот, поплелся и Мокренко.

Отряхивая ладони, Филька подошел к Ане.

— Всё в порядке! — сказал он гордо. — Ничего не бойся! Ты под моей защитой!

Но вместо того, чтобы восхититься героем, Аня постучала себя пальцем по лбу и прошла за свою парту.

— Осёл ты, Хитров! — сказала она.

Ссутулившись, Филька вышел в коридор. Там у окна его ждали Мокренко и Данилов.

— Ну как, получилось? — спросил Мокренко.

— Не-а, не поверила. Лучше надо было играть, — покачал головой Хитров.

После школы, уже отчаявшись совершить подвиг и этим обратить на себя её внимание, Филька всё же поплелся провожать Аню. На этот раз он уже не пытался шутить, а просто шел рядом и молчал. Иванова же вообще смотрела в другую сторону, будто была одна. Только один раз она искоса взглянула на Фильку и фыркнула.

Они уже подходили к Анькиному дому, и Филька готов был отстать, как вдруг услышал сзади громкий лай. Он увидел, как, выскочив из-за угла дома, к ним большими прыжками мчится огромная черная овчарка. «Наверное, у кого-то с цепи сорвалась,» — мелькнула у Фильки тревожная мысль. Ему стало страшно. Первой его мыслью было вскочить в первый попавшийся подъезд, но внезапно он вспомнил что рядом Аня.

— Спасайся, быстро! Я ее задержу! — крикнул он девочке и бросился наперез собаке.

Он прыгнул и в прыжке схватил овчарку за ошейник, а та ударила его в грудь передними лапами и опрокинула. Совсем близко от своего лица Филька увидел слюнявую пасть собаки и уже приготовился, что пес вцепится ему в горло. «Всё, конец!» — подумал Филька. Но тут кто-то схватил собаку и оттащил ее. Филька привстал на локтях. Он увидел, что Аня крепко держит овчарку за загривок, а пёс поджал уши и виновато виляет хвостом.

— Мухтар, фу! Рядом! Сколько раз тебе повторять! — сердито говорила ему девочка.

— Чья это собака? — спросил Хитров.

— Это моя овчарка. Мухтар, — объяснила Аня.

— А почему она на нас бросилась?

— Она на нас не бросалась. Просто она меня увидела и побежала здороваться.

Я тебе хотела объяснить, но не успела, — сказала Иванова.

— Теперь всё понятно. У меня больше нет вопросов, — сказал Филька.

Он встал, отряхнул брюки и, повернувшись спиной, пошел к автобусной остановке. «Какой я болван! Герой называется! Хотел защищить девчонку от собаки, а получилось, что она меня сама защитила,» — думал он.

Но тут он вдруг услышал окликающий его голос. Хитров недоуменно обернулся и увидел, что его догоняет Аня. На щеках у нее горел румянец, а глаза сияли точно две звезды. Она взяла Фильку за рукав и, смущаясь, сказала:

— Подожди, не убегай! Ну и смельчак же ты! Как ты на моего Мухтара бросился!.. Ты давно мне нравился, но я хотела тебя немножко помучить. Хочешь зайти к нам в гости?





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх