Рассказ двадцать шестой

ПРИМЕРНЫЙ МАЛЬЧИК

Ровно в три часа дня в воскресенье раздается звонок в дверь. На пороге стоят Филька Хитров, Петька Мокренко и Коля Егоров. Они пришли на день рождения к Антону Данилову, вместе с которым они учатся в 7 «А» классе.

Хозяин выскакивает к ним в одном тапке (второй он в спешке где-то потерял) и кричит:

— Ага, притащились наконец! Ну и где мои подарочки?

Толпясь в узком коридоре, гости протягивают Антону подарки. Филька Хитров вручает книгу, Коля Егоров — модель истребителя МИГ, а Петька, хихикая, сует хозяину пластмассовую ногу от куклы.

— На, — говорит он, — владей!

— Чего это такое? — морщится Антон, пряча руки за спину, чтобы не брать ногу.

— Разве не видишь: нога! Я ее на улице нашел! — признается Петька.

— А подарок где?

— Это и есть подарок!

— Ты что издеваешься? Настоящий подарок где?

— Настоящий подарок я дома забыл. Я тебе его в другой раз принесу, – сообщает Мокренко.

— Тогда я тебя в другой раз накормлю, — ворчит Антон, но Петька уже шмыгнул в комнату. Он доволен, что выкрутился и обошелся без подарка.

Вообще-то родители дали ему деньги, чтобы он купил что-нибудь Антону, но Мокренко решил и деньги прикарманить и на день рождения сходить.

Ребята чинно садятся за накрытый стол. Они еще не привыкли к чужой квартире и немного смущены.

— А твои родители дома? — робко спрашивает Коля Егоров.

— Родителей нет. Они будут только вечером. Могу я хоть раз в году от них отдохнуть? — заявляет Антон Данилов.

Из всех глоток разом вырывается торжествующий вопль. Смущение рухнуло в один миг, всякая чинность тоже утеряна. Да здравствует день рождения!

Ребята раскладывают по тарелкам салаты, причем каждый старается навалить себе гору побольше, и начинают пировать. Филька Хитров обнаруживает на столе бутылку безалкогольного шампанского и с криком: «Ух ты, дай я открою!»

начинает откручивать проволочку.

Петьке, который уже искренно забыл, что прикарманил подарок, и теперь буйствует больше других, тоже хочется открыть шампанское и он начинает вырывать бутылку у Фильки из рук. Тот, понятное дело, не отдает и заканчивается все дело тем, что взболтанное шампанское вышибает пробку и окатывает всех липким сладким душем. Причем больше всех достается хозяину.

— Это всё ты виноват! Кто тебя просил вырывать? — орёт Филька.

— Нет ты! Сейчас ты у меня схлопочешь! — кипит Мокренко.

Они с Хитровым начинают толкаться и роняют со стола один из хрустальных фужеров. Фужер падает и разбивается. Ребята сразу притихают.

— Ну и влетит же мне! — испуганно говорит Антон.

— Да ладно тебе! Кто считает эти рюмки? Выбросим незаметно, вот и все дела! Я так всегда делаю и ничего! — успокаивает его Коля, и пиршество продолжается.

До чего же приятно уплетать салаты, запивая их соком и зная, что впереди тебя еще ждет десертный торт с мороженым!

Посреди обеда Коле приходит в голову показать Антону подаренную им модель МИГа, и он достает ее из коробки.

— Странно, — говорит он. — Куда у тебя клей подевался? Вроде был, а теперь нет!

Ребята ищут клей, но он исчез.

— Наверное, закатился куда-нибудь, когда я коробку открывал. Ладно, потом найдем. Не будем сейчас время терять, — говорит Коля.

Внезапно снова раздается звонок в дверь.

— Кто это? Родители? — спрашивает Филька.

— Для родителей еще рано. Вообще-то еще девчонки должны были придти. Так что наверное это они, — говорит Антон Данилов.

— Какие девчонки? — поражается Мокренко.

— Наши. Катя Сундукова и Аня Иванова, — объясняет Антон.

— Как! Ты их тоже пригласил? А почему нам не сказал?

— Сюрприз! — говорит Антон и задумчиво продолжает: — Это даже хорошо, что мы без них за стол сели! А то, если б они пришли раньше, ты облил бы их шампанским. А сейчас шампанского уже нет и обливать нечем.

Звонок в дверь повторяется. Филька с Антоном вскакивают и бегут открывать.

Мокренко хочет бежать, но не может — стул крепко прицепился к его брюкам.

— Ничего не понимаю. За гвоздь я что-ли зацепился? — бормочет Петька.

Коля Егоров наклоняется к стулу и начинает хохотать:

— Так вот куда делся клей от самолета! Ты на нем сидел!

— А, чтоб мне лопнуть! Отлепи меня! — требует Мокренко.

— Не могу! — вздыхает Коля. — Это молекулярный суперклей: его можно приклеить, но нельзя отклеить.

— Это ты во всем виноват, дуралей! Ты клей потерял! Давай теперь все исправляй! — вопит Мокренко.

Коля задумывается.

— Есть два выхода, — говорит он. — Первый — отрезать тебе брюки там, где они приклеились, а второй — выпилить сам стул. Но ни тот, ни другой выход не подходят, потому что тогда испортятся или брюки, или стул.

В этот момент в комнату, неестественно громко хохоча, входят девочки. Они на высоких каблуках. Глаза у них подведены, губы подкрашены, а вокруг распространяется аромат духов. Увидев девочек, Мокренко хватает Колю за рукав и шепчет:

— Не смей им говорить, что я приклеился! Не хочу, чтобы они надо мной смеялись. Ты все понял?

— Не бойся, ничего не скажу! Что я тебе, не друг, что ли? — обещает Коля.

С приходом девочек день рождения становится заметно веселее. Филька рассказывает анекдоты. Коля сдедит за музыкой, а Антон приносит из кухни десертный торт-мороженое. После торта все начинают танцевать.

— А ты что сидишь? Иди к нам! — кричит Петьке Аня Иванова.

— Не-а, мне неохота! — мрачно отказывается Мокренко.

Когда музыка стихает, Антон приглашает всех в свою комнату смотреть свой новый компьютер.

— Мне его только сегодня подарили! Я с ним еще не совсем разобрался. Петь а ты чего сидишь? Ты с нами не идешь? — говорит он.

— Да ну, чего я там не видел? — с подозрительной дрожью в голосе говорит Мокренко и делает вид, что пьет чай, хотя его чашка давно пустая.

Из соседней комнаты доносятся веселые голоса, смех и споры — все возятся с компьютером, лишь Мокренко сидит в одиночестве и энергично ерзает на стуле, но безуспешно: суперклей держит вмертвую.

Примерно через час друзья возвращаются и видят, что Мокренко, продолжая сидеть на прежнем месте, ковыряет ложкой в салате и выражение лица у него при этом недовольное.

— Тебе не было скучно? — спрашивает его Катя Сундукова.

— Мне никогда не скучно, — отвечает Мокренко, глядя в сторону.

Он дотягивается до книжного шкафа, достает первую попавшуюся книгу — это оказывается «Антология русской поэзии» и делает вид, что читает.

Ребята еще немного подзакусывают тем, что осталось, и начинают беситься.

Филька Хитров надевает на лицо резиновую маску монстра, завязывает себе глаза и с криком: «Я псих!», начинает ловить девчонок. Девчонки с радостными визгами разбегаются, а Филька, который с завязанными глазами ничего не видит, хватает Мокренко.

— Поймал! — кричит он. — Поймал! Теперь ты водишь!

— Отстань от меня со своими тупыми играми! Ты мне того… читать мешаешь! — рычит Мокренко, отталкивая его.

Хитров снимает маску и с изумлением, приоткрыв рот, смотрит на Петьку держащего в руках «Антологию русской поэзии». Ему не верится, что первый двоечник класса, прогуливающий подряд все уроки литературы, мог вдруг так измениться.

— Ты чего? Что на тебя нашло! Ты же больше всех нас любил тупые игры! – озадаченно спрашивает Филька.

— А теперь не люблю! — говорит Мокренко.

Филька отходит, надевает маску и начинает гоняться за визжащими девчонками, но то и дело недоумевающе оглядываясь на Мокренко.

Комната между тем все больше напоминает арену боевых действий. Аня роняет с подоконника горшок с цветами, а в следующую минуту Антон цепляется за стол и, стараясь удержаться, стаскивает скатерть со всеми тарелками. Пока девочки убирают осколки, Филька, желая еще больше походить на монстра, хватает с кровати покрывало и набрасывает его себе на голову. Потом они с Колькой затевают драку на подушках, а Антон, спрятавшись за креслом, стреляет в них из водяного пистолета. Рассердившись на него, Филька с Колей объединяются хватают Антона и начинают заталкивать его в шкаф. Все вещи из шкафа разумеется, выбрасываются на пол. Антон отбивается, но силы не равны, и вот он он уже, запертый, барабанит по дверце шкафа с той стороны.

В этот момент никем не замеченные из-за шума входят родители Антона и замирают на пороге. В комнате разгром. Скатерть валяется на полу, визжащие девочки прыгают под музыку на стонущих пружинах дивана, Филька с Колей дерутся на подушках, а посреди всего это бедлама на стуле скромно сидит Петя Мокренко с «Антологией русской поэзии» в руках.

— Кхм… Веселитесь, значит! А где наш сын? — негромко спрашивает отец Антона Данилова, выходя на середину комнаты.

Заметив взрослых, ребята окаменевают, словно статуи.

— Так где Антон? — повторяет его отец.

Мыча, Филька Хитров показывает на шкаф. Отец подходит к шкафу и поворачивает ключ. Из шкафа вместе со скомканными вещами выпадает его единственный сын с водяным пистолетом в руках, громко орущий: «Сейчас вы у меня все допрыгаетесь!» Увидев отца, он смущается и мгновенно замолкает.

— И что все это значит? — спрашивает отец.

— Да так… повеселились немножко… — робко отвечает Антон.

— И тебе было весело?

— Ве… весело!

— Вот и хорошо, — тихо говорит отец. — Я с тобой потом поговорю.

Антон низко опускает голову.

— Все, вечер закончен! Большое спасибо, ребята, что пришли! — стальным голосом говорит его мама, рассматривая на полу осколки своих лучших сервизных тарелок.

Присмиревшие гости, обгоняя друг друга, спешат выйти в коридор и, поскорее одевшись, улизнуть. Мокренко, испугавшись, что ему придется остаться хватается за стул и в отчаянии дергается изо всех сил. Победа! Клей отдирается вместе с тканью, и Петька быстро выскакивает за остальными.

На улице, выскочив гурьбой из подъезда, все начинают хохотать. Не смеется только Мокренко. Он злобно смотрит на Колю, а потом бросается на него и начинает кататься с ним по снегу, норовя сунуть головой в сугроб.

— Думаешь, я обо всем забыл! Сейчас я тебя научу, как модели дарить! – кричит он.

Мокренко не знает, что поздно вечером, когда разгромленная комната будет убрана, а Антон ляжет спать, его мама, оставшись наедине со своим мужем скажет ему:

— Как я все-таки завидую родителям Пети Мокренко! Пока наши олухи тут сходили с ума, он тихо сидел на стуле и читал стихи. Какая тонкая и одаренная натура!





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх