Рассказ одиннадцатый

КОЛДУН

В сентябре родители Ани Ивановой уехали на два дня. Такие случаи выпадают редко и упускать их нельзя, а Аня это понимала. В первый же вечер она пригласила гостей — Фильку Хитрова, Антона Данилова, Колю Егорова, Катю Сундукову и Риту Самойлову. Они сидели при свечах, ели бутерброды, слушали музыку и блаженствовали. Все было хорошо до тех пор, пока Антон не включил музыкальный центр на полную громкость и не стал прыгать по полу. К ним ворвался Мухтар и оглушительно лаял, носясь по комнате между ребятами.

— Танцуют все! — завопил Данилов и попытался сдернуть сидевшую на диване Ритку. Но тут соседи начали трезвонить в дверь, и Аня, рассердившись выдернула магнитофонный шнур из розетки.

— Я вас не скакать сюда пригласила! Давайте разговаривать! — потребовала она.

— О чем? — спросил Коля Егоров.

— О чем-нибудь! Давай, Филька, говори чего-нибудь!

Хитров, уютно, как сытый кот, устроившийся в кресле, потянулся.

— И говорить особенно не о чем… Кстати, я еще не рассказывал, что колдовать научился? — лениво поинтересовался он.

Ребята недоверчиво уставились на Фильку:

— Колдовать? Ты?

— Ну да. Купил самоучитель по белой магии, стал понемногу тренироваться.

Около двух месяцев бился. Вначале ничего не получалось, но в последние недели кое-что стало удаваться.

— Чем докажешь? — спросил Антон.

Филька равнодушно зевнул.

— Я и доказывать не буду. Очень надо… Хотя вот — что я получил за последнюю контрольную по математике, помните?

— Пятерку! — сказала Ритка.

— А у всего класса что?

— Тройки, двойки и только одна четверка у Кольки!

— То-то же! А у меня «пять»! — и Филька важно замолчал.

— Мы думали, ты контрольную у кого-нибудь списал, — сказала через некоторое время Аня.

Филька презрительно пожал плечами:

— У кого я ее мог списать, если других отличных оценок больше нет?

— А вообще-то он прав! — подумав, сказал Колька. — Если б он списал контрольную, тогда еще кто-нибудь получил бы пятерку, а так «отлично» только у него.

Катя Сундукова, словно только сейчас что-то сообразившая, пораженно уставилась на Хитрова:

— Скажи, неужели это благодаря колдовству?

— Выходит, так.

Сгорая от любопытства, Иванова вскочила с дивана и присела на корточки рядом с его креслом.

— А сейчас ты что-нибудь наколдовать можешь? — умоляюще попросила она.

Хитров некоторое время молчал, шевеля губами, словно вспоминая заговоры:

— Чтобы вы поверили, могу показать полет без помощи крыльев по учению йога Абу-Сяуна! Показать?

— Покажи! — заинтересовались все.

— Такие вещи просто так не делаются. Мне понадобится составить колдовской эликсир… — предупредил Филька.

— Эликсир? Из чего? — заинтересовалась Аня.

— Продукты простые и привычные. Главное — их точная пропорция и сочетание!

Первый и самый важный компонент эликсира — грецкие орехи.

— У меня есть орехи! Тебе много надо? — Иванова помчалась на кухню и вернулась с кульком.

— Штук десять, колотых.

Пока Коля и Антон кололи молотком орехи, Филька сидел на полу в позе йога и раскачивался, бубня: «Сан-абу-хасан-зульфия..»

— Готово? Тогда компонент второй и не менее важный — пчелиный мед! – потребовал он, увидев, что орехи уже в салатнице.

Аня исчезла и вернулась с банкой меда.

— Твои родители — люди предусмотрительные, — похвалил Хитров. Он встал и собственноручно зачерпнув ложек пять меда, вылил его на орехи. Понюхав то, что получилось и покачав головой, Филька потребовал сгущенного молока.

— У нас его нет! — растерялась Анька.

Филька нахмурился и начал ходить по комнате:

— Плохо, что нет. Придется заменить его чем-нибудь на молочной основе.

Мороженое есть?

Следом за мороженым он потребовал половину шоколадки, лимон и двенадцать капель сладкого сиропа. Смешав всё, он поставил салатницу на стул посреди комнаты, а сам, как чукотский шаман, начал скакать вокруг, размахивая руками и бормоча непонятные слова, из которых можно было разобрать лишь: «О, мой учитель Абу-Сяун!» При этом лицо у Фильки было вдохновенным и сосредоточенным…

После священнодействия Хитров решительно придвинул к себе салатницу и ложку за ложкой стал отправлять элексир себе в рот, пока салатница не опустела. Ребята зачарованно смотрели на него, очевидно, ожидая, что он сейчас поднимется над полом. Но вместо этого Филька сел на диван, закинул ногу на ногу и попросил:

— Теперь бы чайку! А то от сладкого у меня в горле першит!

— Чайку-у?! А когда летать будешь? — спросила Аня.

— Сегодня я не буду летать.

— Как не будешь?

— Видишь ли, погода нелетная, и аэродромы не принимают! — и Филька неожиданно расхохотался. Он смеялся добрых минут десять, а потом простонал:

— И вы поверили, что я колдовать умею? Вот дураки! Надул я вас! Ха-ха!

Абу-Сяун! Ха-ха! Где это видано, чтобы из мороженого эликсир делали?

В итоге вместе с Филькой стали хохотать и его одураченные друзья. Анькина овчарка беспокойно носилась по комнате и поскуливала, не понимая, что означают эти звуки.

— Ладно, колдовство — надувательство. Это ясно. Но как ты ухитрился получить пятерку за контрольную? — спросил Коля Егоров.

— Это запросто. Помните, Раиса меня за первую парту пересадила, чтобы я не списывал? Пересадить-то пересадила, а сама на своем столе листок с ответами забыла.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх