Вместо заключения

Историки создали весьма устойчивые и живучие системы исторических штампов. Штамп первый: единое и процветающее Киевское государство. Штамп второй: распад Киевского государства на удельные княжества привел к упадку военной и экономической мощи Руси, которая не смогла из-за этого противостоять татаро-монгольскому нашествию. Далее вся отечественная история сводилась к истории Великого княжества Владимирского, а затем — к истории Московского государства. А о западных и южных русских княжествах говорилось мало и невнятно, мол, воспользовавшись татарским разорением, их захватили польско-литовские феодалы.

На самом деле Киевская Русь никогда не была унитарным государством, а лишь государственным образованием, которым управляли князья Рюриковичи. Раздел Киевского государства на удельные княжества не привел к ослаблению Руси в целом. Кстати, татаро-монголы с куда большим успехом разгромили несколько больших централизованных государств Азии.

К 1238 г. на Руси имелся великий князь, которому формально подчинялись все князья Рюриковичи. Замечу, что в таком же состоянии феодальной раздробленности в то время находились и большинство других государств Европы от Польши до Франции. Риторический вопрос, имел ли французский король Людовик IX большую власть над страной, чем великий князь Юрий Всеволодович на Руси?

Татарское нашествие разорвало связи между Владимиро-Суздальскими землями и Юго-Западной Русью. Образовавшийся вакуум силы заняли Великое княжество Литовское и Королевство Галицкое. Присоединение Киевской земли и Черниговского княжества к Великому княжеству Литовскому прошло сравнительно мирно. Еще раз повторю: «Победила не Литва, а ее название».

Литва дала название новому большому русскому государству, точно так же, как викинги-норманны дали название большой французской провинции. Советские историки не смогли выговорить очевидной вещи: дикая этническая Литва не имела ни культуры, ни религии, которые могли быть восприняты Западной и Южной Русью. В результате не русские земли облитовились (как видим, это слово даже не выговаривается), а этническая Литва в значительной степени обрусела и приняла православие.

Со времени унии Ягайло (1385 г.) началась полонизация части литовских князей и этнического литовского боярства. Православная церковь, часть князей Гедеминовичей, князья Рюриковичи и русское боярство противодействовали этому процессу. Опираясь на них, великие князья литовские Витовт, а затем Свидригайло пытались создать полностью независимое от Польши русско-литовское государство (королевство) с независимой как от Рима, так и от Москвы церковью. Официальным языком нового государства, естественно, должен был стать язык Великого княжества Литовского, то есть русский.

Однако обе попытки по ряду объективных и субъективных причин закончились неудачно. И в ходе последующих уний Великое княжество Литовское продолжало медленно полонизироваться. Краковские короли лоскутного польско-литовского государства, чтобы удержать престол, отчаянно маневрировали между требованиями князей, шляхты и церковных иерархов, как католиков, так, православных и протестантов. Чтобы удержать их в повиновении, короли направо и налево раздавали привилеи, благодаря чему церковные и светские феодалы стали полунезависимыми князьками в своих владениях.

Люблинская уния 1569 г. и создание Речи Посполитой кладет конец существованию полунезависимого русско-литовского государства. Отделение Киевской земли от Литвы приводит к разнице в укладе жизни и степени полонизации Малой и Белой Руси. А это, в свою очередь, ведет к появлению украинской и белорусской народностей.

Появление шведа Сигизмунда III Вазы на польском престоле открывает новый этап в истории Польши и Литовской Руси. Уже в начале своего царствования Сигизмунд ухитрился поссорить поляков с двумя самыми сильными своими соседями — Шведским королевством и Московским царством. Брестская уния сделала католическое и православное духовенство из конкурентов смертельными врагами. Естественной реакцией на вторжение в Киевскую землю польских феодалов и католического духовенства стали казацкие войны.

Таким образом, именно политика Сигизмунда Вазы определила направление дальнейшей истории Речи Посполитой, которое привело ее к бесславному концу. Разумеется, все это было сделано не без помощи гонористых панов, которые ради своих амбиций пять последующих веков заливали кровью Польшу и соседние страны и сделали свою страну постоянной головной болью всей Европы.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх