Глава 33

КРИЗИС ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ НА УКРАИНЕ

Лишить языка большинство населения Украины киевские власти сочли недостаточным и решили лишить его и веры.

С началом «перестройки» оживились униаты в Галиции. Важным событием на пути легализации Украинской греко-католической церкви (УГКЦ) стало открытое обращение двух епископов и двадцати трех священников, монахов и верующих УГКЦ 4 сентября 1987 г. к папе римскому Иоанну Павлу II с прошением поспособствовать «всеми возможными способами правовой легализации Украинской католической церкви в СССР» и стать посредником между греко-католиками и советскими властями. Поддержали представителей УГКЦ и украинские диссиденты и правозащитники. Нашлась у униатов и «пятая колонна» в Москве, которую возглавили народные депутаты СССР А. Сахаров и В. Аверьянов.

Любопытно, что Филарет (Денисенко), бывший тогда митрополитом Киевским и Галицким, заявил в «Правде Украины» (от 23 мая 1989 г.) следующее: «А что же будет, если, не дай Бог, легализуется Украинская католическая церковь? Новые мессии разведут такую ненависть, что мы все будем не рады».

Во второй половине 1989 г. на Западной Украине прошли хорошо скоординированные массовые акции в поддержку греко-католиков, приуроченные к запланированной встрече М.С. Горбачева с папой римским в Италии. Действия и требования униатов становились все радикальнее. Греко-католики перешли от прошений и петиций к требованиям полной легализации УГКЦ. Особенно масштабной была манифестация греко-католических верующих во Львове с требованием легализации УГКЦ, в которой, по данным самих униатов, приняли участие 100 тысяч человек.

В ходе осенней кампании в поддержку УГКЦ начался процесс захвата не только бывших культовых зданий, но и действующих храмов Русской православной церкви (РПЦ). 29 октября греко-католики заняли Преображенский собор во Львове, 20 декабря подобная попытка была сделана в Ивано-Франковске.

21 ноября Совет по делам религии при Совмине УССР постановил разрешить регистрацию греко-католических общин, а 28 ноября опубликовал Постановление, по которому разрешалась регистрация общин УГКЦ, что, по его мнению, могло способствовать «выводу массы верующих из-под влияния экстремистов». Такой же формулой – «регистрация вместо легализации» – завершились переговоры папы римского с Горбачевым.

23 января 1990 г. в Преображенском соборе Львова прошел Церковный собор УГКЦ с участием шести епископов и 150 священников, который провозгласил «легализацию Украинской греко-католической церкви на Украине». Вел его архиепископ В. Стернюк. Собор признал неканоническим Львовский собор 1946 г., его решения недействительными и обратился к органам государственной власти с требованием реабилитировать репрессированных греко-католических священников, вернуть церкви, которыми она владела до войны, признать церковную организацию УГКЦ.

После собора начался массовый переход верующих в подчинение УГКЦ. На 1 февраля 1990 г. в регионе было подано 435 заявлений на регистрацию греко-католических общин. Многие православные храмы греко-католики брали штурмом, имелись десятки убитых и раненых.

На 1 января 2001 г. УГКЦ имела 3317 зарегистрированных общин, 2777 действующих и 305 строящихся храмов с 1872 священниками, 79 монастырей с 1168 монахами и монахинями. Что касается численности прихожан УГКЦ, то сама церковь называет цифру 5 миллионов, однако все опросы общественного мнения (Киевского международного института социологии (КМИС), «Фонда свободы» и других) показали, что греко-католики составляют 7 % населения (эта же цифра указана в энциклопедии «Британика»), то есть 3,4 млн человек. По данным КМИС, греко-католики только в западной части Украины имеют значительное число приверженцев (в Ивано-Франковской, Львовской, Тернопольской, Закарпатской, Ровенской, Волынской и Черновицкой областях в целом они составляют 35,1 % населения), в остальных же регионах Украины к ним относятся от 0,9 % до 0,7 % населения.

Воспользовавшись ослаблением православной церкви в Галиции, вызванным нападением униатов, настоятель храма Петра и Павла во Львове Дмитрий Ярёма 19 августа 1989 г. объявил свой приход автокефальным, то есть независимым от православной церкви. Ярёма срочно начал искать покровителей. Поскольку ни одна из православных церквей не пожелала с ним иметь дело, Ярёма обратился к карликовой Украинской автокефальной православной церкви. Эта сектантская организация была создана германскими оккупантами в 1941–1942 гг. и к 1990 г. прозябала в США. Этих сектантов не признавала ни одна православная церковь.

В октябре 1989 г. в том же церковном приходе Петра и Павла несколько священников провозгласили создание «Украинской автокефальной апостольской церкви Греко-украинского обряда» (УАПЦ).

5-6 июня 1990 г. в Клеве собрался «Всеукраинский собор» УАПЦ. Патриархом «Киевским и всея Украины» был избран Мстислав (Скрыпик), проживавший в США и возглавлявший карликовую заморскую УАПЦ.

Осенью 1991 г. глава православной церкви на Украине митрополит Филарет вступил в контакт с Леонидом Кравчуком и перечислил в его предвыборный фонд сотни тысяч рублей из церковной кассы. Кравчук, в свою очередь, выдвинул лозунг: «У независимой страны должна быть независимая церковь».

Трудно сказать, кто из них больше содействовал, расколу православной церкви на Украине. Между тем Священный Синод Русской православной церкви, предвидя распад СССР, заявил 22 октября 1991 г., что распад Союза не подразумевает автокефалию отдельных частей православной церкви.

С 31 марта по 5 апреля 1992 г. в Москве состоялся собор РПЦ, на котором подверглась критике раскольническая деятельность митрополита Филарета, и тот поклялся на кресте перед собором, вернувшись в Киев, уйти в отставку.

Однако Филарет не только не сдержал клятву, а фактически отделил церковь на Украине от Московского патриархата. Однако значительная часть церковнослужителей Украины не пожелала иметь такого пастыря. Быстро всплыли и крайне негативные моменты в жизни митрополита Филарета.

Митрополит Филарет, в миру Михаил Антонович Денисенко, родился в 1929 г. в Донецке. В 19 лет он поступил в Одесскую семинарию, а в 21 год принял монашество. В 1962 г., то есть в 33 года, он становится епископом Венским и Австрийским.

Тут придется задать такой вопрос: мог ли быть в 1962 г., то есть во время Берлинского и Карибского кризисов, из Москвы в Вену направлен епископ, не имевший звания в КГБ? Позже журналистам удалось найти и «комитетский» псевдоним этого «Штирлица» – Антонов.

Коллеги высоко оценивали профессиональные качества Денисенко на обоих поприщах. Однако он стал путать обязанности офицера КГБ Антонова и митрополита Киевского Филарета. Так, он завел жену – Евгению Петровну Родионову, от которой прижил троих детей – Веру, Людмилу и Андрея. О конспирации наш любвеобильный «Штирлиц» совсем забыл – он жил и был прописан со всем семейством в большой киевской квартире. Мало того, Евгения Петровна начала, не таясь, управлять церковными делами. Верующих шокировало, что прямо в соборе архиепископы целовали ей руки.

Предвижу возражения – ну, влюбился монах, чего не бывает! Увы, по канонам и православной, и католической церквей это смертный грех. Так что, если не хочешь соблюдать конспирацию, снимай рясу и работай по смежной специальности хоть в ФСБ, хоть в СБУ (Службе безопасности Украины).

Сейчас Украинская православная церковь Киевской патриархии (УПЦ КП) весьма невнятно пытается обелить Филарета: мол, дети не его, он-де взял их на воспитание из детдома. Хотя и это по канонам церкви монаху категорически воспрещается, да и какой детдом в советское время отдал бы детей на воспитание монаху?

Масла в огонь подлили и интервью журналистам, данные старшей дочерью Филарета Верой, в которых она называла его отцом и рассказывала о методах управления Евгенией Петровной Киевской метрополией.

Наконец терпению иерархов церкви на Украине настал предел. 27–28 мая 1992 г. в Харькове состоялся собор епископов Украинской православной церкви, по решению которого митрополит Филарет за преступления перед церковью был смещен с Киевской кафедры и с поста Предстоятеля Украинской православной церкви, почислен за штат и запрещен в священнослужении. Собор избрал Предстоятелем УПЦ авторитетного иерарха митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира (Сабодана).

Большинство приходов и священников православной церкви на Украине остались в подчинении Московского патриархата и митрополита Владимира.

Что же касается «филаретовцев», то они то объединялись с «автокефалистами» из УАПЦ, то разводились с ними.

20 октября 1995 г. во Владимирском соборе на Поместном соборе УПЦ КП «блаженнейший заместитель патриарха» Филарет избран «святейшим патриархом Киевским и всея Руси-Украины». Во избежание «недоразумений» выборы проходили безальтернативно. Это привело к тому, что большинство епископов, объединяющих две трети приходов УПЦ КП, сбежали прямо с собора. Они направились в Феодосиевский монастырь, где состоялась их встреча с архиереями УАПЦ и был оформлен «Акт объединения церквей» без Филарета. В числе подписавших акт были патриарх Димитрий (Ярёма), митрополит Андрей (Абрамчук), митрополит Василий (Бондарчук), архиепископ Петр (Петрусь) и др. Через несколько дней филаретовские семинаристы выбили «новообъединенную церковь» из монастыря, а Филарет лично обратился с угрозами в адрес «отступников», принуждая их вернуться в УПЦ КП. Генпрокуратура Украины официально предупредила Филарета о недопустимости шантажа в межконфессиональных отношениях.

6 августа 1996 г. на соборе, организованном поддерживающими «Акт объединения» архиереями, УАПЦ присваивается новое название – УАПЦ КП, после чего филаретовские семинаристы выбрасывают патриарха Димитрия на улицу. В епископы УПЦ КП принимаются, кроме итальянских масонов (Евлогия Кутельяниса и пр.), совершенно экзотические личности (Патрик Брук де Траль из Германии и архиепископ Вижиль из Франции).

6 сентября 1996 г. патриарх УАПЦ Димитрий провозглашает Успенскую церковь Львова своей ставропигией.

В декабре 1996 г. в подмосковном Ногинске архиереи УПЦ КП во главе с архиепископом Днепропетровским Адрианом «коронуют» на всероссийский престол «царя-батюшку» Николая III (Дальского) и «матушку-императрицу» Наталию Коваленко. Увы, кем-то хорошо профинансированная затея провалилась, и о самозванцах быстро забыли.

Все это напоминает какую-то оперетту, и притом слишком длинную и скучную.

В феврале 1997 г. Архиерейским собором Русской православной церкви бывший монах Филарет (Денисенко Михаил Антонович) отлучен от церкви через анафематствование.

В июле 1998 г. «Постоянная Конференция украинских епископов за пределами Украины», объединяющая украинскую православную диаспору США и Канады, выдвинула против Филарета обвинение по шестнадцати пунктам. Особенно негативной была реакция на попытки Филарета взять под свою юрисдикцию приходы в США и Канаде (перешедшие к Филарету священники попали под запрет Канадо-Американских владык), а также на попытки создания Филаретом интернационала раскола в виде «параллельной семьи поместных церквей».

Придя к власти, президент Ющенко выдвинул идею создания Поместной православной украинской церкви путем объединения трех существующих церквей. Однако УПЦ Московского патриархата категорически возражает против воссоединения с раскольниками и энергично противится административному нажиму киевских властей.

Между тем Ватикан пытается подчинить себе православную церковь на Украине путем объединения ее с униатами. Такая церковь будет-де иметь двойное подчинение – Риму и Константинополю. Понятно, что доминировать будет Ватикан, а константинопольскому патриарху достанется роль свадебного генерала. Однако такой план устраивает не всех кардиналов. Возникли опасения, что новая церковь будет иметь слишком много отличий и свобод по сравнению с другими католическими церквями, и это создаст прецедент для них.

Обе ветви раскольников на Украине вовсе не прочь попасть под покровительство папы, но власти боятся, что это вызовет массовый отток от них верующих.

Смерть папы Иоанна Павла II внесла паузу в деятельность католической церкви на Украине, но, судя по всему, она продлится совсем недолго.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх