Глава 25

КАК ЛЯХИ И САМОСТИЙНИКИ ГОТОВИЛИСЬ К МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Кто развязал Вторую мировую войну? Официально и в западных странах, и в СССР единственным виновником считался Гитлер. Сейчас многие российские либералы и националисты с Украины и из Прибалтики утверждают, что равную с Гитлером вину в этом несет и Сталин.

Действительно, Гитлер, сыграв на чувствах германского народа, оскорбленного «разбойничьим» Версальским миром, попытался поставить всю Европу, а в дальнейшем и весь мир под собственный контроль.

Что же касается Сталина, то он, с одной стороны, делал все для укрепления обороноспособности СССР, а с другой стороны, вел крайне осторожную миролюбивую внешнюю политику. Я не побоюсь сказать, что Сталин систематически допускал унижения СССР как суверенного государства.

До 1933 г. норвежские рыбаки вели хищнический лов рыбы в Белом море (это же внутреннее море СССР!), а корабли королевского ВМФ отгоняли советские пограничные суда. В 1933 г. с Балтики на Север перешли эсминцы и подводные лодки, и более норвежцы в Белом море не показывались.

Японские рыбаки вели не менее хищнический лов рыбы у берегов Камчатки. Мало того, они высаживались на берег, производили там разделку и переработку рыбы, ремонт своих судов, вели контрабандную торговлю с местными жителями, и опять же под дулами пушек японских крейсеров и эсминцев.

Сталина обвиняют за то, что к 22 июня 1941 г. советские войска имели приказ уничтожать нарушителей границы, но по вражеской территории огонь в любом случае не открывать и не преследовать нарушителей на его территории. Так это была установка еще 20-х гг.! Еще в 20-х гг. пограничники и части Красной Армии отбивались от банд националистов (в первую очередь украинских) на своей территории, но не смели добить бандитов за пограничной линией ни в Польше, ни в Прибалтике.

В 1937 г. японцы захватили на Амуре остров, принадлежавший России с 1867 г., а затем расстреляли проходившую мимо канонерку морских частей НКВД. На советском берегу находилась батарея 152-мм орудий, но приказа защищать своих не последовало.

В боях у озера Хасан и на реке Халхин-Гол также действовало жесткое правило ни на метр не нарушать линию государственной границы. Виноватых ждал трибунал.

Такую политику советского правительства можно считать мудрой, можно – трусливой, но никак не агрессивной!

Зато неоспорима огромная доля вины в развязывании войны третьих стран. Начну с того, что нет оснований считать 1 сентября 1939 г. датой начала Второй мировой войны. Это лишь дата возникновения локального германо-польского конфликта. А в мировую войну этот конфликт перерос 3 сентября, после объявления войны Германии Англией и Францией.

Что же касается Польши, то она несет как минимум равную с Германией долю вины в развязывании войны. Еще в 1919 г. британский премьер Ллойд-Джордж мудро сказал о претензиях Пилсудского: «…не надо создавать новую Эльзас-Лотарингию», то есть причину для начала следующей мировой войны.

В 30-х гг. Польша, которая и без того нахапала земель с коренным непольским населением, имела территориальные претензии ко всем своим соседям: Германии, Вольному городу Данцигу, Литве, Советскому Союзу и Чехословакии. Польские министры открыто заявляли, что Польша возникла благодаря Первой мировой войне, а в ходе Второй мировой войны будет создана Великая Польша «от можа до можа», то есть от Балтики до Черного моря.

Не отставали от Польши и иные государства, мечтавшие тоже стать великими. Так, Маннергейм и другие националисты мечтали о Великой Финляндии в составе Карелии, Кольского полуострова, Архангельской и Вологодской областей.

В состав Великой Румынии должны были войти венгерские земли и большая часть Причерноморья. Ну какие нахалы румыны, они считали Одессу исконно румынским городом, а на самом деле это исконно польский город. Ах нет, пардон, это город «Украинской державы». Не знал князь Потемкин, основавший город, что на него будет столько претендентов.

Понятно, что создать «Великие» Польшу, Финляндию и Румынию можно было лишь путем мировой войны, и правительства этих стран делали все возможное, чтобы ее приблизить.

Не отставали от них и лидеры украинских сепаратистов, обосновавшиеся в Германии и Чехословакии. Их целью было создание независимого Украинского государства путем аннексии советских и польских территорий. Средством для достижения своих целей они избрали террор. Однако сами вожаки прекрасно понимали, что даже самый массовый террор не может привести их к цели. Террор нужен был, с одной стороны, для привлечения в свои ряды молодежи и обострения отношений властей с украинским населением, а с другой стороны, чтобы показать правительствам и разведкам иностранных государств, что украинские националисты представляют собой серьезную силу.

Еще в 1920 г. небольшая группа офицеров из войск бывшей ЗУНР основала в Праге «Украинскую войсковую организацию» (УВО) во главе с Евгением Коновальцем. Как писал Орест Субтельный, «первоначально УВО была чисто военной организацией с соответствующей структурой командования. Она тайно готовила демобилизованных ветеранов в Галичине и интернированных солдат в Чехословакии к возможному антипольскому восстанию, а также проводила операции, направленные на дестабилизацию положения поляков на оккупированных землях. Наиболее известные акции УВО – покушение на главу польского государства Пилсудского, неудачно осуществленное Степаном Федаком в 1921 г., и широкая серия саботажей в 1922 г.».[182]

В середине 20-х гг. УВО распалась. Однако с помощью германской разведки Коновальцу удалось создать новую террористическую структуру – «Организацию украинских националистов» (ОУН).

С самого начала своего существования ОУН находилась на содержании и под покровительством германской разведки. О тайном сговоре украинских националистов с фашистами свидетельствуют архивы. К примеру, в справке-докладе по украинскому вопросу от 19 ноября 1933 г. № 10 написано: «Около 10 лет тому назад было заключено соглашение между прежним начальником контрразведки Германии и нынешним руководителем ОУН полковником Коновальцем. Согласно этому договору украинская организация получила материальную поддержку, за что она поставила контрразведке данные о польской армии. Позднее организация взяла на себя также подготовку боевых и диверсионных заданий. Ежемесячные выплаты достигли 9000 рейхсмарок».[183]

Накануне нападения на Советский Союз в руководстве ОУН произошел раскол и возникло две группировки: ОУН-М Мельника, которой руководило Главное управление имперской безопасности (РСХА), и ОУН-Б Бандеры под патронатом Абвера. Обе группировки финансировались Берлином. Об этом заявил на следствии высокопоставленный сотрудник Абвера Лазарек: «руководство… при главном командовании вооруженных сил в Берлине поручило Эрнесту цу Айкерну в Кракове вести переговоры с уполномоченным Бандеры. Лебедь принял все требования Айкерна и заявил, что бандеровцы дадут необходимые кадры для школ подготовки диверсантов и переводчиков и что бандеровцы согласны на использование немцами всего их подполья в Галиции и Волыни в разведывательных и диверсионных целях против СССР… От Эрнеста цу Айкерна я в апреле 1945 года узнал, что С. Бандера получил от немцев 2,5 миллиона марок, т. е. столько, сколько получает и Мельник…».[184]

С согласия немцев ОУН начала террор в Польше. Процитирую националиста Субтельного: «В начале 1930-х годов члены ОУН осуществили не только сотни актов саботажа и десятки «экспроприации» государственного имущества, но и организовали свыше 60 террористических актов, многие из которых удались. Среди наиболее важных их жертв были Тадеуш Голувко (1931) – известный польский сторонник польско-украинского компромисса, Эмилиан Чеховский (1932) – комиссар польской полиции во Львове, Алексей Майлов (1933) – сотрудник советского консульства во Львове, убитый в ответ на голодомор 1932–1933 гг., Бронислав Перацкий (1934) – министр внутренних дел Польши, приговоренный ОУН к смерти за пацификацию 1930 г. Многие покушения направлялись против украинцев, которые были противниками ОУН. Здесь наиболее нашумевшим стало убийство в 1934 г. известного украинского педагога Ивана Бабия».[185]

Любопытно одно – если сочувствуешь голодным соотечественникам, то не проще ли собрать продовольствие, деньги и медикаменты да отправить им? И что даст убийство дипломата или даже ста дипломатов?

В Галиции ОУН развернула массовый террор на бытовом уровне. Только летом 1930 г. в Восточной Галиции было сожжено 2200 домов поляков. Справедливости ради стоит добавить, что и польские власти способствовали разжиганию национальной розни между поляками и украинцами. Обычная тактика националистов – когда они хотят расчленить большое государство, они громко вопят о культурной автономии и притеснении меньшинств и т. д. Но вот они достигли своей цели и становятся во главе осколка большого государства. И тут-то они поворачивают на 180° и становятся куда большими «империалистами и шовинистами». Их новый лозунг – никакой автономии, никаких свобод и прав нацменьшинствам. Все нацменьшинства должны срочно ассимилироваться, не пользоваться своим языком, забыть свою культуру и историю. Это с 1991 г. происходит в Прибалтике, Грузии, на Украине и т. д.

Не стали исключением Пилсудский и K°, они объявили Польшу унитарным государством и начали принудительно ассимилировать 45 % населения, состоявшего из немцев, русских, украинцев, чехов, кашубов, лемков, силезцев и т. д.

В ответ на массовый террор УПА (Украинская Повстанческая Армия), созданной ОУН, поляки начали проводить в Галиции политику «умиротворения», то есть комплекс полицейско-административных мер. Многие террористы были арестованы, на Волыни и в Галиции началось расселение польских крестьян-«осадников» и т. д.

Польской полиции удалось схватить непосредственных организаторов убийства министра Перацкого – Степана Бандеру и Николая Лебедя. Оба были приговорены к повешению, но благодаря усилиям германского МИДа смертную казнь им заменили тюремным заключением.

Менее успешной была подрывная деятельность ОУН на территории СССР. Население УССР в подавляющем большинстве было настроено против ОУН. Да и ОГПУ не оставалось в долгу перед террористами.

Так, в начале 20-х гг. ОГПУ арестовало соратника Коновальца Лебедя.[186] Они вместе служили офицерами в австро-венгерской армии в «сичевых стрельцах», а затем оба с 1915 г. по 1918 г. сидели в лагере военнопленных под Царицыном.

Чекистам удалось перевербовать Лебедя. Он сообщил, что создал на территории УССР обширную сеть агентов УПА. Лебедь несколько раз приезжал в Германию, где встречался с полковником Александером – предшественником адмирала Вильгельма Канариса на посту руководителя Абвера.

25 мая 1926 г. в Париже часовщик Самуил Шварцбард, еврей по национальности, среди бела дня на бульваре Сен-Мишель застрелил Симона Петлюру. На суде он доказал, что мстил за своих родственников, убитых в ходе петлюровских погромов. Французский суд оправдал Шварцбарда. В эмигрантских кругах распространились слухи, что Шварцбард был агентом ЧК. В таком случае это было очень удачное и грамотное проведение операции.

В ответ на убийство дипломата Майлова ОГПУ решило уничтожить самого Коновальца. Для этого в Хельсинки прибыл Лебедь вместе с «племянником» – чекистом Павлом Судоплатовым. Кстати, Павел – украинец по национальности. Операция чуть было не сорвалась. Дядюшка с племянником явились к главному представителю Коновальца в Финляндии Конраду Полуведько. А тот работал не только на германскую и финскую разведки, но и на ОГПУ. «Племянник» Полуведько очень не понравился, и он предложил Центру немедленно «убрать» опасного националиста. Хорошо, что его вовремя остановили.

Литовские спецслужбы по просьбе руководства ОУН вручили Судоплатову литовский паспорт на имя Николса Баравскоса. Кстати, и сам Коновалец имел литовский паспорт на имя господина Новака. Коновалец очень любил шоколадные конфеты. 23 мая 1938 г. в ресторане в центре Роттердама в Голландии Судоплатов вручил Коновальцу большую коробку шоколадных конфет. В коробке была взрывчатка, а взрыватель срабатывал через полчаса после перевода коробки из горизонтального положения в вертикальное. Выйдя из ресторана, Судоплатов зашел в ближайший магазин готового платья, где купил себе шляпу и модный плащ. Выйдя из магазина, Павел Анатольевич услышал слабый звук взрыва.

Договор между Россией и Германией, заключенный в августе 1939 г., не проклинал разве что очень ленивый русский демократ или местечковый националист. Между тем этот договор лишь вернул территориальный «status quo», бывший к 1 августа 1914 г.,[187] то есть вернул оба государства к исторически сложившимся границам. Если договором были установлены несправедливые границы, то кто их мешал изменить после распада СССР? Увы, все 15 лет правительства Польши, Литвы, Украины и других государств поливают грязью Московский договор 1939 г., но при этом, как говорят ляхи, «падают до ниц» перед границами, начерченными Молотовым и Риббентропом.

Любопытно, что если поляки и в 1939 г., и сейчас вопят, что-де Сталин слишком много захватил польских земель, то украинские националисты и тогда, и сейчас негодуют, что «украинские земли» Лемковщины, Посенья, Холмщины и Подляшья остались у немцев, то есть надо было брать у ляхов больше земель.

На Западной Украине в выборах в 1939 г. приняли участие 4433 тысячи (92,8 %) избирателей, а не голосовали или голосовали против 400 тысяч человек. В Западной Белоруссии в выборах участвовали 2672 тысячи (96,7 %) избирателей. Более 90 % избирателей проголосовали за предложенных кандидатов. Итоги выборов показали, что подавляющее большинство населения этих регионов согласилось с установлением советской власти и присоединением к Советскому Союзу.

Спору нет, по теперешним меркам эти выборы нельзя назвать в полной мере свободными и демократическими. Но только отъявленный враль может считать их фальсификацией. Как можно за месяц после ввода войск, не имея государственного аппарата для использования административного ресурса, без широких карательных мер (административные высылки начались через несколько месяцев) добиться таких результатов? Нравится кому или нет, но результаты выборов показали искреннее желание западных белорусов и украинцев войти в состав СССР.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх