Глава 14

КТО БЫЛ АРХИТЕКТОРОМ РУИНЫ

«Малороссийский летописец Величко в начале XVIII века проходил через этот край, находясь в козацком отряде, отправленном на содействие полякам во время шведской войны. Вот как он передает впечатление, оставленное на него картиною, какую представляла тогда Правобережная Украина.

«Видел я, – пишет он, – многие города и замки безлюдные, опустелые, валы высокие, как горы, насыпанные трудами рук человеческих; видел развалины стен, приплюснутые к земле, покрытые плесенью, обросшие бурьяном, где гнездились гады и черви, видел покинутые впусте привольные украино-малороссийские поля, раскидистые долины, прекрасные рощи и дубравы, обширные сады, реки, пруды, озера, заросшие мхом, тростником и сорною травою; видел на разных местах и множество костей человеческих, которым было покровом одно небо, видел и спрашивал в уме своем: кто были эти? Вот она – эта Украина, которую поляки нарекли раем света польского, эта Украина, которая перед войнами Хмельницкого была второю обетованною землею, прекрасная, всякими благами изобиловавшая наша отчизна. Украина малороссийская, обращенная Богом в пустыню, лишенная безвестно своих прежних обитателей, предков наших».[101]

«В монастыре под Батурином долгое время хранилась запись одного из архимандритов XVII века. Название ее говорит само за себя: «Руина», и содержит она описание «деяний и злодеяний гетманов и прочих вождей народа малороссийского», давая следующий их перечень:

Выговский Иван – клятвонарушение, братоубийство, привод татар на уничтожение народа малороссийского, продажа Руси католикам и ляхам, сребролюбец велий.

Хмельницкий Юрий – клятвопреступник трижды, христопродавец веры и народа ляхам и бусурманам; привод татар.

Дорошенко Петр – мздоимец, лихоимец, клятвопреступник, виновник братоубийства и мук народных от татар претерпленных, слуга бусурманский.

Тетеря Павел – сребролюбец, клятвопреступник и холоп добровольный ляшский. Подстрекатель Ю. Хмельницкого на измену.

Многогрешный Дамиан – раб лукавый, двоедушный, к предательству склонный, благовременно разоблаченный и кару возмездия понесший.

Самойлович Иван – муж благочестивый, веры греческой, православной и народу русскому привержен».[102]

До 1991 г. большинство русских и украинских историков именовали события на Украине после смерти Богдана Хмельницкого Руиной. Николай Костомаров озаглавил так целую книгу, канадский украинец Орест Субтельный написал главу «Руина».[103]

Любопытна позиция белорусских националистов. Они, следуя знаменитой формуле Геббельса: «чем чудовищнее ложь, тем больше ей верят», к месту и не к месту заявляют, что, мол, в ходе боевых действий 1655–1665 гг. на территории современной Беларуси москали вырезали половину мирного населения. Откуда взята эта цифра, можно только гадать. Ну, предположим, это правда. Но неужели все это натворили москали? Они были лишь одной из сторон конфликта. А разве поляки и шведы не убивали мирных жителей? Наконец, в Великое княжество Литовское вторглись и полки запорожцев, которые резали население и уводили тысячи пленных. Но главная причина больших потерь – это раздробленность местных феодалов, перебегавших от ляхов к русским, от русских к шведам, затем опять к ляхам и т. д. Как раз эти «междусобойчики» и стали причиной больших потерь среди местного населения. Но попробуйте сказать это националисту-«литвину». Он и слушать не станет, а лишь с выпученными глазами будет повторять, что половину «литвинского народу» вырезали… «Попка дурак! Попка дурак!..»

Орест Субтельный писал: «Крестьянство и рядовое казачество по-прежнему надеялись, что Украина станет некоей еще не виданной в мире землей свободных хлеборобов-казаков. А казацкая старшина, кажется, не прочь была просто занять место вытесненной шляхты… Руина – это эпоха, когда огромная энергия и решимость, обретенные в восстании 1648 г., попусту растрачивались в междуусобицах, которым, казалось, не будет конца. Хмельницкий умер, и 20 лет спустя все достижения гетмана и все успехи народа, объединенного перед лицом общего врага, были сведены на нет неспособностью того же самого народа сплотиться для достижения какой-либо иной общей цели».[104]

Орест хоть и русофоб, но понимает, что обвинять русских в устроении Руины – попросту бред собачий. Любопытно, что в приведенных цитатах буржуазного политолога Субтельного проскальзывают классические большевистские нотки. Мол, рядовое казачество страстно желало стать «свободными хлеборобами-казаками».

Увы, это старая лапша, которую вешают уже полтора столетия русские и украинские фальсификаторы истории от псевдоисториков типа Грушевского до советских чиновников от истории. Как уже говорилось, ни воровские казаки Болотникова и Тушинского вора, ни разинцы, ни казаки Хмельницкого никогда не стремились стать «вольными хлеборобами». Их «программой-минимум» было нахапать побольше зипунов и грошей, а «программой-максимум» – завладеть селами, местечками, пасеками, винокурнями, солеварнями и т. п. А попросту говоря, в минимальном варианте несколько месяцев пить и гулять, спуская награбленное, а в максимальном – стать богатыми шляхтичами.

Главным виновником Руины на Украине была ее старшина. Именно ее алчность и вероломство довели Малороссийскую землю до катастрофы. Если бы большая часть старшины честно выполняла условия Переяславской рады, то война бы закончилась уже в 1655 г., а Правобережье вместе с Левобережьем оказались под скипетром русского царя.

Предвижу возражения самостийников, мол, автор монархист и русский шовинист, воспевает самодержавие. Конечно, можно отослать их к моим книгам от «Русско-японских войн» до «Дмитрия Пожарского против Михаила Романова», где достается всем царям – от Михаила до Николая Второго. Но лучше обратимся к общеизвестным фактам. Крепостное право в Малороссии было введено поляками, и ни один малороссийский гетман – от Богдана Хмельницкого до Ивана Мазепы – его не отменял и даже не пытался отменить. Так что «свободными хлеборобами» украинцы стали не из-за русского самодержавия.

Зато от беспредела помещиков и старшин украинские крестьяне, оказавшиеся под рукой Москвы, были застрахованы. Лихие вооруженные налеты шляхтичей (поляков или малороссов) на хутора соседей – явление нормальное как при поляках, так и при гетманах – ушли в небытие уже при Петре I. За это можно было и в Сибирь загреметь, и головы лишиться.

И при поляках, и при гетманах шляхта или старшина была вольна казнить своих хлопов. В России же убийство крепостного сурово наказывалось по «Уложению» Алексея Михайловича и более ранними царскими указами. В Польше же право шляхтичей убивать своих подданных было отменено лишь в 1768 г., и то под сильным давлением Екатерины II. Однако в Польше королевские указы и постановления сейма выполнялись, лишь когда они были выгодны шляхте. И в 1792 г. русские войска, занимая имения на Правобережной Украине и в Белоруссии, первым делом спиливали виселицы, расставленные на панских дворах.

Малороссийские гетманы и старшины хотели жить по польским обычаям, то есть числиться подданными какого-нибудь монарха – короля, царя или султана, но быть при этом абсолютно свободными как на местечковом уровне, так и в делах большой политики. Понравилась жена соседа – собрал хлопов, налетели на его хутор, посек его гайдуков, умыкнул жену и был таков. Предложил соседний король, какой-нибудь Карл, пограбить его противника, и вот гетман, не спросясь никого, начинает частную войну. А затем напишет повинную царю или султану, и тот будет вынужден простить.

Читатель уже, наверное, заметил, что польские паны устроили Руину не только в Малой и Белой Руси, но и в Великой и Малой Польше.

Исходя из текущего соотношения сил и собственной выгоды, польские феодалы то присягали шведам, то возвращались к своему королю. Этническая Польша была разорена, но спустя пару веков панов-изменников будут воспевать господа Сенкевичи.

К 1792 г. Екатерина Великая завершила объединение всех земель Малой и Белой Руси, ранее входивших в состав Древнерусского государства. После этого на территории Малой Руси не велось боевых действий 122 года (до 1914). Четыре поколения украинцев не слышали стрельбы, не видели ни ляхов, ни шведов, ни крымских татар, ни даже налетов вооруженной челяди – разных там полковников, сотников и атаманов.

Сейчас самостийники проклинают эти 122 года мирной и спокойной жизни. А лучшими временами для Украины объявлен гетманат, то есть та самая Руина. Все гетманы занесены в пантеон борцов за свободу Украины. «В наше время… из тьмы веков проступают все выразительнее величественные тени наших забытых предков, проклятые и опозоренные теми, кто хотел превратить нашу землю в провинцию ужасающей империи, а народ, нацию нашу – в безъязыковое население провинции… И вот они поднимаются из тьмы полей вечности, сильные, честные, великие силой духа, проклятые богатыри земли нашей, как могучие туманные клубы, и мы пристально приглядываемся к ним, к их образам и деяниям, ибо начинаем понимать, что мы без них сегодня слепы и бессильны, ведь жили и действовали они как раз во имя нас».[105]

Турецкоподданный Дорошенко теперь стал «лыцарем» без страха и упрека: «Талантливый политик, полководец и администратор», отличавшийся «горячим патриотизмом, широким пониманием задач и перспектив борьбы за объединение всех земель Украины в границах соборной и независимой державы».[106]

«Петр Дорошенко является выдающимся деятелем украинского освободительного движения, патриотом Украины, талантливым полководцем и политиком, который посвятил свою жизнь борьбе за создание независимого единого украинского государства».[107]

Комментарии, думаю, не нужны. Слава Богу, что в России таких патриотов на кол сажали, а позже к стенке ставили.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх