Загрузка...


СОЛОТЧА. СОЛОТЧИНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

В 20 км севернее Рязани находится знаменитый своей красотой ансамбль Солотчинского монастыря. Он основан в 1390 г. великим князем рязанским Олегом Ивановичем, который стремился создавать укрепленные пункты вокруг Переяславля Рязанского для его защиты.

Солотча – одно из привлекательнейших мест Рязанщины. Монастырь стоит на высоком берегу реки Старицы (старое русло Оки) среди соснового бора. Отсюда открывается прекрасный вид на безграничные пространства заливных лугов Старицы и Оки, за которыми в синеватой дымке виднеется силуэт высокой колокольни другого монастыря – Богословского.


108. Рождественский собор. XVII в.


В плане Солотчинский монастырь представляет собой почти квадрат (илл. 103). Его северо-западный угол, обращенный к реке, обрушился вследствие оползней крутого берега.

Главным входом в монастырь на его переднюю просторную площадь служат восточные, так называемые Святые ворота с небольшой надвратной церковью Иоанна Предтечи. Напротив них, почти в центре монастыря, стоит соборный храм Рождества. Слева этот парадный участок территории ограничен высокой церковью святого Духа с трапезной палатой, справа – двумя низкими корпусами келий. В западной его части расположены хозяйственные здания начала XX в. Между церковью святого Духа и Святыми воротами в XVIII в. стояли деревянные кельи настоятеля, за которыми в южной части монастыря располагался сад. Небольшой сад был еще у северо-восточного прясла стены около главных ворот. За северной стеной монастыря, в которой и сейчас существуют старые ворота, находились когда-то конюшенный и скотный дворы.


109. Кельи. XVII в.


Все сохранившиеся здесь каменные постройки, за исключением собора Рождества, созданы в конце XVII в., когда строительство в монастыре достигло наивысшего расцвета. Возведенные тогда трапезная палата с церковью святого Духа, крепостные стены, церковь Иоанна Предтечи и корпуса келий составляют вместе с другими древними сооружениями, теперь уже несуществующими, интереснейший ансамбль. Некоторое представление об исчезнувших зданиях монастыря и о его планировке в конце XVII в. дает план, составленный рязанским губернским архитектором И. Сулакадзевым в 1783-84 гг., а также опись монастыря 1598 г. На этом плане кроме упомянутых выше построек XVII в. с западной стороны собора Рождества показана каменная Алексеевская церковь – шатровый храм середины XVI в., разобранный в 1847 г.


110. Церковь святого Духа с трапезной палатой. 1688 – 89


По преданию на этом же месте в конце XIV в. располагалась того же наименования деревянная церковь, которая сообщалась с теремом князя Олега.

Другая древняя церковь, которой нет на плане XVIII в., но упомянутая в описи 1598 г., – Покровская – была сооружена над гробницами князя Олега Ивановича и его жены, по-видимому, в первой половине XV в. Датировка ее основана не столько на том, что князь Олег умер в 1402 г., а княгиня Евфросинья в 1406 г., сколько на краткой характеристике этой церкви, данной в описи: „под колоколы … каменная вверх" . .. „восьмериком", то есть столпообразная, со звоном наверху. Такие храмы „под колоколы" строились на Руси в XV в., например церковь святого Духа в Троице-Сергиевой лавре в Загорске.


111. Церковь святого Духа. Вид с востока


Покровская церковь располагалась у самого обрыва к реке, с северной стороны существующего сейчас каменного настоятельского корпуса XVII в. В 1768 г. она обрушилась вместе с княжескими гробницами. На указанном плане монастыря в этом месте показана целая система креплений откоса, устроенных, очевидно, после обвала и разборки руин церкви.

Каменная ограда Солотчинского монастыря была построена не сразу. С восточной и южной стороны каменные стены с тремя башнями и Святыми воротами заменили деревянные в 1694-98 гг., а с западной и северной, из-за отсутствия средств, только в 1741- 45 гг. В середине XIX в. западная башня обрушилась вместе с откосом.

Из древних зданий монастыря частично сохранился Рождественский собор, перестроенный в середине XVII в. (илл. 108). Он представляет собой пятиглавый храм, в котором бесстолпный четверик вытянут в поперечном направлении и перекрыт сомкнутым сводом. С востока к нему примыкает невысокая трехчастная апсида, с запада – двухэтажная пристройка 1691 г., внизу которой находится трапезная, а наверху – ризница и библиотека.


112. Церковь святого Духа. Окно апсиды


Основным мотивом всех фасадов четверика являются мощные широкие лопатки, сильно выступающие из плоскости стен и несущие вверху ложные арки по две с боковых сторон и по три с восточной и западной. Они как бы придают объему собора каркасность. Создается впечатление, что кладка между лопатками является только заполнением этого каркаса, который и несет все завершение храма. Подобное решение можно видеть в грандиозном соборе Новоспасского монастыря в Москве, построенного в 1647 г.

Ниже венчающего четверик карниза, над лопатками, размещены ширинки, такие же, как в верхней части рязанского Архангельского собора, перестроенного в 1647 г., и в Богоявленской церкви Спасского монастыря в Рязани того же времени.

На фасадах Рождественского собора, несколько выше середины четверика, между лопатками стены выложены с небольшим отступом вглубь. Ниже этого уступа расположены арочные окна без наличников, а выше – глухая плоскость, ограниченная сверху ложными арками и предназначенная для живописи. Последняя, однако, не сохранилась. Входы в собор размещались, как обычно, с трех сторон, но они сейчас сильно переделаны.

При внимательном рассмотрении южного и северного фасадов Солотчинского собора можно заметить рядом с упоминавшимися окнами XVII в. первоначальные узкие, щелевидные окна, заложенные кирпичной кладкой, а также следы срубленных полувалов перспективных порталов, заканчивающихся белокаменными килевидными завершениями. Они очень похожи на одноименные первоначальные детали рязанского Архангельского собора. Поэтому не исключена возможность датировки сохранившихся древних фрагментов стен Рождественского собора началом XVI или даже концом XV в.

Во всяком случае, Рождественский каменный собор упоминается в описи 1598 г. с приделом Иоанна Предтечи. А в описи 1618 г. сказано, что „соборная церковь Рождество Пр. Бог, да придел Иоанна Предтечи каменная обвалилась, стоит без пения". Последние слова подтверждают предположение, что в XVII в. обрушился только верх собора и что при восстановлении его в середине XVII в. нижняя половина четверика была сохранена. Это могло быть под силу лишь очень опытному зодчему. Возможно, что им был известный уже нам архитектор В. X. Зубов, реконструировавший в 1647 г. старый Архангельский собор в кремле Рязани и построивший там же замечательный двухшатровый храм святого Духа.


113, 114. Трапезная палата церкви святого Духа. Детали северного фасада


115. Трапезная палата церкви святого Духа. Окна. Детали наличников


Два корпуса келий конца XVII в., стоящие в северной стороне монастыря, и западная пристройка к собору Рождества принадлежат руке одного мастера (илл. 109).

Несомненно, что в настоящее время наиболее интересными в художественном отношении зданиями монастыря являются трапезная церковь святого Духа и надвратная церковь Иоанна Предтечи.

Оба эти сооружения, как и восточная и южная стена с башнями, строились по заказу архимандрита Игнатия Шангина и являются частью большого замысла восстановления и обновления всего монастыря, который был проведен в нем в 1688-98 гг.


116. Церковь святого Духа. Деталь декора стены


К сожалению, время не сохранило нам имя архитектора, создавшего этот исключительный по красоте ансамбль. Но в 1958 г. с внутренней стороны стены апсиды церкви Иоанна Предтечи был найден закладной камень с тайником, в котором обнаружен листок бумаги со скорописью XVII в. Запись свидетельствует об основании надвратного храма „при архимандрите Игнатии в лето 7203 года [1695] июля в 4 день".

Игнатий Шангин, назначенный архимандритом в Солотчинский монастырь в 1688 г., сразу же энергично взялся за строительство новых зданий в нем и восстановление обветшавших.

В первую очередь в 1688-89 гг. были возведены стены трапезной палаты с церковью святого Духа (илл. 110), отделочные же работы велись в ней позднее, через 2-3 года. Но из-за отсутствия средств колокольня церкви святого Духа, расположенная над сенями с западной стороны трапезной, тогда не была закончена.

Ее достроили много позже, в 1735 г. Вероятно, этим можно объяснить, что шатер колокольни сделан слишком низким и плохо увязан с общими пропорциями столпа. Каменный шатер восстановлен недавно, в 1966 г.


117. Богословский монастырь. План:

1 – соборная церковь Иоанна Богослова 1689 г. (перестроена в 1861 г.); 2 – Успенская церковь XIX в.; 3 – колокольня XVII в.; 4 – святые ворота 1658 г.; 5 – настоятельский корпус XVII в.; 6 – ледник XVII в.; 7 – монастырская ограда XVII в.; 8 – колокольня, 1901 г.; 9 – братский корпус XIX в.; 10- северная стена (не сохранилась); 11 – ворота и ограда XX в.


Трапезная с церковью святого Духа стоит на подклете, в котором размещались в восточной части – церковь преподобного Онуфрия, в западной – хозяйственные помещения: погреба, квасоварня и пивоварня. Вверху под крышей, над сенями, гостиной и пекарней, располагавшимися в западной стороне, находились кельи.

Трапезная палата Солотчинского монастыря представляет собой громадный бесстолпный прямоугольный зал, перекрытый коробовым сводом с распалубками, имеющим пролет в 18 м и освещенный с двух сторон большими по тому времени окнами. До нее подобные залы были построены на патриаршем дворе Московского Кремля в 1656 г. и в Симоновом монастыре в 1683-85 гг. архитектором Осипом Старцевым. В 1686-92 гг. такая же трапезная была возведена в Троице-Сергиевой лавре, в 1689 г. – в Ново-Девичьем монастыре, а в 1693-96 гг.-в Богоявленском монастыре в Москве.

Эти здания свидетельствуют о высоком уровне строительного искусства в русском зодчестве конца XVII в. Здесь нашли отражение новые требования церкви в отправлении религиозных обрядов, которые обставлялись теперь с большой пышностью. Они должны были показывать могущество церковной власти.

Одноглавая церковь святого Духа, примыкающая к трапезной с восточной стороны, представляет собой двухъярусный четверик на подклете, который посредством тромпов (системы сводиков в углах четверика) переходит в восьмерик, перекрытый сомкнутым сводом; его трехчастная апсида чуть ниже первого яруса четверика. Церковь объединена с трапезной общими карнизами, полуколоннами, одинаковыми наличниками окон.

Второй ярус четверика, очень низкий, является переходным к восьмерику. Восьмиугольные окна здесь расположены горизонтально и почти лишены декора, углы отмечены скромными лопатками. Зато восьмерик имеет буквально скульптурную обработку. На его гранях помещены окна с богатыми обрамлениями, состоящими из белокаменных колонок с коринфскими капителями и резными сандриками. Углы восьмерика оформлены тремя вытянутыми тонкими полуколоннами.

Значительный интерес представляют парапеты четверика и восьмерика церкви святого Духа, выявленные при последних реставрационных работах в 1964 г. Эти оригинальные „волнообразные завершения основных ярусов выполнены смелой рукой большого мастера (на парапетах еще должны стоять бобышки или каменные шары на постаментах, как это имеет место, например, в церкви Троицы в селе Троицком-Лыкове и в других памятниках нарышкинского стиля).


118. Церковь Иоанна Богослова. С рисунка 1858 г.


Главным фасадом трапезной церкви является северный, который обращен в сторону основных построек монастыря и перед которым организована просторная площадь.

Здесь расположены основные входы с порталами с виртуозной резьбой на их белокаменных деталях. Сандрики наличников окон этого фасада тоже богаче других украшены резьбой. Каждый из них, несмотря на свою однотипность, имеет различный рисунок с мотивами стилизованных цветов и орнаментов (илл. 113,114). Керамические рельефные полихромные вставки с изображением серафимов в тимпанах сандриков наличников и между ними в белокаменных резных рамках (илл. 115,116) украшают фасады этого памятника.

Утрата открытого гульбища, располагавшегося раньше с северного и частично с западного фасадов, очень обедняет объемное решение трапезной и церкви святого Духа (илл. 110). Его две широкие лестницы и нарядное белокаменное ограждение подчеркивали торжественность сооружения. Внизу, под северным гульбищем, было трое сеней и две тюремные камеры для провинившихся монахов, под западным – галерея, которая вела в квасоварню. Через северо-восточные сени был проход в церковь Онуфрия.


119. Церковь Иоанна Богослова. 1689 (перестроена в 1861 г.)


С наружной стороны северо-восточного угла паперти в кладке одна над другой сохранились две памятные белокаменные доски захоронений с надписями и орнаментом на одной из них. Нижняя относится к 1705 г.

Внутренняя отделка трапезной и церкви, к сожалению, не сохранилась.

Церковь Иоанна Предтечи над Святыми воротами строилась одновременно с восточной монастырской стеной, оконченной в 1698 г. (илл. 104). Эта маленькая двухъярусная церковь, представляющая собой восьмерик на четверике, завершается восьмигранным барабаном с главой; кубическая форма Святых ворот служит одновременно как бы пьедесталом и папертью для нее. Эти два сооружения, церковь и ворота, настолько хорошо архитектурно увязаны между собой, что не могут рассматриваться отдельно, они дополняют друг друга и составляют одно композиционное целое.


120. Церковь Бориса и Глеба. Иконостас


Используя здесь ярусное построение объемов, зодчий по-разному решил их фасады. Восточный, выходящий на наружную сторону монастырской стены, трактован им как проездная башня крепости. Поэтому внешняя часть ворот с расположенной над ними апсидой храма сильно выдвинута вперед и оформлена строго, почти без декора. Маленькие окна апсиды лишены наличников и напоминают бойницы. Суровость этого фасада несколько смягчают группы угловых полуколонн ворот и тройной архивольт с белокаменной гирькой над проездной аркой.

Отступающий как бы на второй план скульптурно обработанный восьмерик переносит центр внимания внутрь монастыря и невольно приглашает посетителя войти туда. Раскрывающийся перед зрителем западный фасад надвратной церкви и Святых ворот решен как легкая, изящная постройка благодаря широко раскрытой сюда композиции из трех арок ворот и удачному чередованию ярусов низкого, почти лишенного декора четверика с высоким богато оформленным восьмериком и небольшой граненой главкой (илл. 104).

Центральная большая арка отмечена здесь, как и снаружи ворот белокаменной гирькой и тройным архивольтом. Боковые арки ведут в открытые лоджии, из которых можно попасть в караульные помещения, расположенные по сторонам проезда. Между арками по фасаду стоят на постаментах с ширинками тонкие парные полуколонны с красивыми оригинальными капителями. Они поддерживают венчающий карниз ворот с белокаменным парапетом, ограждающим гульбище церкви, занимающей второй ярус Святых ворот.

На западном фасаде четверика церкви Иоанна Предтечи имеется художественной работы белокаменный портал в нарышкинском стиле, высокий сандрик которого поднимается на грань восьмерика под самое окно. Прямые плоские довольно широкие лопатки на углах четверика завершаются простым кирпичным карнизом. На боковых фасадах его находится по одному окну, которые не имеют наличников.

Все богатство оформления этого сооружения сосредоточено главным образом на восьмерике. На его гранях размещено восемь одинаковых белокаменных наличников. В трех из них – южном, западном и северном – сделаны окна, в восточном – ложное окно, а в остальных – большие керамические фигуры евангелистов (илл. 105). Эти великолепные ценинные барельефы, как и серафимы для трапезной, изготовленные в Москве „по образцу как у Никиты Мученика и у Николы Чудотворца", были закуплены у известного „ценинных дел мастера" Степана Полубеса в 1691 г.

Стены с внутренней стороны монастыря представляют собой систему ложных арок, поддерживающих ходовую площадку и деревянное ограждение ее. Кирпичные столбы, стоящие на ходовой площадке, несут конструкцию деревянной кровли. По углам восточной стены стоят круглые башни с маленькими окнами в виде узких бойниц. К башням и надвратной церкви Иоанна Предтечи ведут внутристенные, тоже каменные, лестницы, расположенные в пряслах стен.

Ближе к угловой северо-восточной башне сохранились еще одни ворота XVII в. (1696). С внешней стороны ограды они имеют декор из ширинок, профилированных тяг и узорчатого фриза из квадратных кирпичей (илл. 107).

Недавно восстановленные деревянные кровли очень повысили художественную выразительность всех памятников этого прекрасного ансамбля.


121. Колокольня. XVII в.


Корпуса братских келий и настоятеля, стоящие в северной части монастыря несмотря на все искажения от позднейших ремонтов, которым они подвергались, являются интересными зданиями гражданской архитектуры конца XVII в (илл. 109).

Братские кельи состоят из двух типовых блоков; в каждом из них имеются сени, по сторонам которых размещаются кельи. Широкие лопатки на фасадах корпусов соответствуют внутренним поперечным стенам. Кельи освещаются с двух противоположных фасадов. На главном, южном фасаде расположены окна с кирпичными наличниками. Их своеобразные полуколонки с перехватами объединены подоконными тягами, а вверху-карнизами с кирпичными же фронтончиками. Последние врезаются в венчающий карниз, усложняя этим его форму.

Входы в сени располагаются в лоджиях. Их деревянные навесы с поздними фронтоками поддерживаются простыми деревянными столбами, которых в XVII- XVIII вв. не было.

Но, несмотря на все изменения и утраты, древний Солотчинский монастырь остается одним из красивейших ансамблей Рязанского края, где сохранились произведения архитектуры, имеющие большую художественную ценность.


122. Колокольня. 1901

123. Колокольня. Деталь









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх