• 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • * * *
  • Глава 8

    КТО ПРИДУМАЛ БЛИЦКРИГ?

    Именно русские впервые выдвинули идею массирования подвижных соединений.

    (Генерал-полковник Ф. Гальдер,) (начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии.) (Служебный дневник. Запись 23 июня 1941 года)

    Полная деморализация наших войск произошла и потому, что планы Сталина были планами народа. Во всяком случае – значительной его части…

    Безнравственно-агрессивный комплекс народной души и вызвал то бессилие воли, которое на войне всегда приводит к поражениям, если кампания из «большой прогулки» превращается в изнурительное противоборство. Народ собирался воевать на территории врага, военачальники наши не меньше германских бредили блицкригом. А получилось всё не так весело… Неожиданная для войск и народа оборона обернулась тотальным отступлением на всём фронте.

    (А. Б. Зубов. «Континент», 1995. № 84)

    1

    После войны недобитые гитлеровцы выдумали множество удивительных историй о войне. Среди них и такая: это мы, немецкие генералы, придумали блицкриг, а русские дурачки переняли нашу идею. Мол, обезьянам положено обезьянничать.

    Рассказы о том, что идея блицкрига родилась в Германии, были подхвачены тысячами экспертов Великобритании, США, Франции. Немец для британца, американца, француза хотя и бывший враг, но всё же человек Запада, он – свой. Потому достижения немцев (но не их преступления) жители Западной Европы и Северной Америки считают собственными достижениями: мол, это мы, цивилизованные, блицкриг придумали, а невежественные Иваны способны только копировать.

    Вот выступает один из самых мерзких и самый трусливый из гитлеровских вояк, генерал-фельдмаршал Э. фон Манштейн, рассказывает про Сталинградскую стратегическую наступательную операцию и про советские танковые корпуса, которые были введены в прорыв. Манштейн высоко оценивает действия сталинских танковых корпусов. И добавляет: этому русские научились у нас (Э. Манштейн. Утерянные победы. М., 1999. С. 357).

    Удивительна не наглость тупого гитлеровского мерзавца, а реакция комментаторов. Я пролистал мемуары Манштейна на английском и французском языках: никаких замечаний к этому заявлению. Вышли мемуары Манштейна и на русском языке. В объяснениях, приложениях и дополнениях, которые подготовили российские историки, содержится больше интересной информации, чем в самом тексте Манштейна. Но вот Манштейн заявляет, что применять танковые корпуса Красная Армия научилась у немцев, и наши мудрейшие эксперты не возражают… Они с этим заявлением согласны. Российские серьёзные историки (и не только историки), слушая такие речи, покорно головами кивают.

    А вот не молчаливое согласие, а активная защита стратегической мудрости гитлеровцев: «Мощные танковые клинья в сочетании с массированными ударами авиации… эти приёмы относились к числу бесспорных новаций, о чём следует сказать прямо, без увёрток». Это некто Григорий Аксельрод поёт хвалу гитлеризму («Российская газета», 7 августа 1995 г.).

    Вот такую же песнь Гитлеру и его стратегам исполняет некто Иосиф Косинский: «В отличие от советских концепций (если они вообще существовали) гитлеровский блицкриг был не только разработан на бумаге, но и реализован на полях сражений в Польше, Франции, Норвегии» («Новое русское слово», 26 июня 1989 г.).

    Некий гитлеровский прихвостень по имени Карем Раш исходит слюной: «Справедливости ради напомним, что перед войной во всём мире правильно использовать в битвах танк умели только немцы» («Красная звезда», 31 июля 1999 г.).

    За такие откровения этого самого Раша и в «Красной звезде», и в «Военно-историческом журнале» ужас как любят. «Красная звезда» ему развороты сдаёт в аренду: ну-ка ещё какую-нибудь гадость расскажи об этих русских идиотах.

    Таких выступлений мы найдём во множестве как в российских газетах, так и в зарубежных.

    2

    Ради того, чтобы вопрос о копировании прояснить, обратимся к фактам.

    У красных командиров был опыт манёвренной войны на необозримых пространствах. Они воевали в такой войне с начала 1918 года по конец 1920-го. В Сибири, в Средней Азии, на Дальнем Востоке война продолжалась и после этого.

    У германских офицеров и генералов до начала Второй мировой войны опыта манёвренной войны не было.

    В ходе Гражданской войны в Красной Армии были созданы мощные подвижные соединения и объединения: кавалерийские дивизии, конные корпуса и армии, принципы боевого использования которых практически ничем не отличались от принципов правильного использования механизированных корпусов и танковых армий во Второй мировой войне.

    Таких подвижных соединений в Германии не было. Соответственно не было и опыта их использования.

    В 1926 году в Советском Союзе была опубликована книга Владимира Триандафиллова «Размах операций современных армий». Вслед за этим Триандафиллов опубликовал книгу «Характер операций современных армий».

    Эти книги легли в основу теории Глубокой операции, суть которой заключалась в одновременном подавлении обороны противника средствами поражения на всю глубину, в прорыве на избранном направлении с последующим стремительным развитием тактического успеха в оперативный путём высадки воздушных десантов и ввода в сражение ЭРП (эшелона развития прорыва), т.е. мощной подвижной группы, основу которой составляют танки.

    В книгах Триандафиллова уже тогда содержалась вся грядущая мудрость выдающихся стратегических наступательных операций: Сталинградской, Львовско-Сандомирской, Белорусской, Ясско-Кишинёвской, Висло-Одерской, Маньчжурской.

    Триандафиллов был не только великим военным теоретиком, он занимал должности начальника оперативного управления штаба РККА и заместителя начальника штаба РККА. Его книги – это не упражнения кабинетного мыслителя, а фундаментальные исследования командира, который лично отвечал за поиск перспективных направлений развития Красной Армии, за планы её боевого использования в будущих войнах.

    Ничего подобного, равного, отдалённо схожего с работами Триандафиллова не появилось в Германии и ни в какой другой стране ни в то время, ни позже.

    В 1929 году на учениях Белорусского военного округа в присутствии иностранных военных атташе, в том числе и германского, впервые в мировой практике был проверен принцип массированного использования танков для нанесения стремительного удара в глубину после прорыва обороны противника. Учениями руководили К. Е. Ворошилов, Б. М. Шапошников, В. К. Триандафиллов.

    В то время в Германии не было ни теории боевого применения танков, ни самих танков. Ни одного.

    Со времён Хрущёва принято к достижениям Триандафиллова пристёгивать ещё и Тухачевского в качестве то ли покровителя, то ли консультанта, то ли соавтора теории Глубокой операции. Однако книги Триандафиллова – это идейный разгром Тухачевского и его дивных фантазий. Книги Триандафиллова были написаны в качестве «нашего ответа Тухачевскому». И гибель Триандафиллова в странной авиакатастрофе многими современниками расценивалась как месть Тухачевского. До сих пор эта катастрофа ложится тенью на биографию «звезды в плеяде».

    2 августа 1930 года на учениях Московского военного округа был впервые в мировой практике высажен парашютный десант для решения боевой задачи в тылу условного противника. Этот день считается днём рождения ВДВ и началом их бурного развития. Ни в Германии, ни в других странах мира в то время воздушно-десантных войск не было.

    Так кто же кого копировал?

    20 апреля 1932 года начальник штаба РККА будущий Маршал Советского Союза А. И. Егоров представил Революционному военному совету СССР (РВС) доклад «Тактика и оперативное искусство РККА на новом этапе». Хотя в названии говорится только о тактике и оперативном искусстве, в докладе были затронуты и фундаментальные вопросы стратегии. Тот, кому интересно, должен прочитать доклад полностью. Я же, дабы не делать свою книгу тоскливой и нечитаемой, ограничусь только минимумом цитат из этого эпохального документа:

    «Крупные мотомехчасти во взаимодействии с конными массами и авиацией, поддержанные в первые дни пограничных сражений пехотными частями, врываются на территорию противника. Основные цели групп вторжения:

    а) уничтожение частей прикрытия;

    б) срыв в приграничных районах мобилизации и новых формирований;

    в) захват и уничтожение образованных запасов противника на ведение войны и удержание оперативного значения районов, указанных в задаче как одна из основных целей глубокого вторжения на территорию противника. <…>

    При организации операции, при нацеливании войск нужно стремиться, чтобы в конце первых или в крайнем случае в начале вторых суток операции была бы атакована наземными войсками такая глубина оперативного расположения противника, преодоление которой приводило бы к полному взлому неприятельского фронта. <…>

    Глубина проникновения в первые сутки до 80 – 100 км».

    Как видим, основная идея – внезапное нападение на противника, который не завершил мобилизацию и к отражению вторжения не готов. Никакой раскачки, никакого выжидания – полный взлом неприятельского фронта и рывок 80 – 100 километров группами вторжения по вражьей земле в первый день войны!

    20 апреля 1932 года, когда начальник штаба РККА делал доклад членам РВС СССР, Адольф Гитлер праздновал день своего рождения. То был невесёлый день. Ибо 1932 год был для Гитлера годом сплошных провалов и жестоких поражений. С каждым днём дела шли всё хуже и хуже. 6 декабря 1932 года Геббельс записал в своём дневнике: «В организации царит тяжёлая депрессия. Мы все очень подавлены, прежде всего из-за опасности развала партии».

    Армия Германии в том году была совсем крошечной. Резервистов и вовсе не было. В случае войны некого было призывать. О таких прорывах в первый день войны германские генералы даже и не мечтали. Не было у них в то время ни танков, ни авиации, ни тяжёлой артиллерии… Да и пехоты с кавалерией тоже много не набиралось.

    Прочитаем ещё раз несколько предложений из доклада начальника штаба РККА А. И. Егорова от 20 апреля 1932 года и задумаемся. Что-то уж больно тут всё знакомо. Где же мы эту картину уже видели? Ах да. 22 июня 1941 года…

    Уберите из документа имя начальника штаба РККА, после этого весь текст без изменений можно использовать для описания того, что случилось на советских западных границах в одно прекрасное летнее утро.

    Красные командиры затевали против Европы именно то, что Гитлер совершил против них в 1941 году.

    Красные командиры планировали такие действия в годы, когда Великобритания была занята сохранением своих заморских и заокеанских владений, и на это были ориентированы её вооружённые силы. Франция тогда придерживалась исключительно оборонительной стратегии. А в Германии Гитлер ещё не пришёл к власти. Да уже и не надеялся.

    3

    В феврале 1933 года штабом РККА были разосланы в войска как официальное руководство «Временные указания по организации глубокого боя».

    В сентябре 1935 года были проведены учения, вошедшие в историю Красной Армии под названием Больших Киевских манёвров. С двух сторон участвовали 65 000 бойцов и командиров, 1 012 танков, 608 самолётов, 305 орудий. Об этих манёврах снят документальный фильм «Сражение за Киев». В ходе манёвров отрабатывался прорыв обороны стрелковым корпусом, усиленным танками непосредственной поддержки пехоты (НПП) и артиллерией РГК. Оборона условного противника была взломана, в прорыв введена подвижная группа, в составе которой было 754 танка. Удар наносился на глубину более 230 километров. Впервые в мировой практике был выброшен воздушный десант, в составе которого теперь уже не взвод, не рота и даже не батальон, но целый парашютный полк (1 188 человек), и высажен посадочный десант в составе двух полков с артиллерией и лёгкими танками.

    Теория Триандафиллова была проверена на практике. Войска и штабы получили опыт проведения Глубокой операции.

    В сентябре 1936 года были проведены учения Белорусского военного округа, в ходе которых войска не только прорывали оборону противника и наносили удар в глубину, но и форсировали крупную водную преграду – реку Березину. В учениях с двух сторон участвовало 71 000 бойцов и командиров, 1 320 танков с соответствующим количеством артиллерии и авиации. В ходе манёвров был совершён 200-километровый марш танковой бригады (310 танков), выброшен парашютный десант (1 808 человек) и высажен посадочный десант (5 700 человек) с артиллерией и танками.

    Подобные учения проводились в Московском, Приволжском, Ленинградском и других военных округах.

    А вот как обстояли дела в Германии.

    «На последних предвоенных командно-штабных учениях, состоявшихся весной 1939 г. под руководством начальника Генерального штаба сухопутных сил, был впервые проработан вопрос о массированном применении на поле боя моторизованных дивизий и корпусов. Осенью 1939 года должны были состояться под руководством начальника подвижных войск крупные осенние полевые учения моторизованных соединений…» (Б. Мюллер-Гиллебрандт. Сухопутные войска Германии. М., 1957. Т. 1. С. 157).

    Объясняю, что такое командно-штабные учения (КШУ). Командиры и штабы выезжают в поле и ведут сражение, командуя воображаемыми войсками: вон туда я двину дивизию, туда – другую. Но войск нет. Учебная пасека без пчёл. Крупные КШУ хороши тем, что их можно проводить как весной, так и летом: учимся управлять войсками, однако войска полей не топчут. А вот после сбора урожая, когда грачи улетели, лес обнажился и поля опустели, можно порезвиться на просторе и с настоящими войсками.

    Первые манёвры с крупными соединениями подвижных войск в Германии были запланированы на осень 1939 года, но помешала война.

    Так вот, в Германии теоретически на картах действия крупных механизированных соединений впервые отрабатывались весной 1939 года.

    С настоящими войсками – никогда.

    Я не раз заявлял, что Германия вступила во Вторую мировую войну без подготовки. Не примите за перехлёст. Вот вам доказательство.

    В августе 1939 года в степях Монголии соединения Красной Армии осуществили молниеносный разгром 6-й японской армии: внезапный сокрушительный огонь артиллерии, удар авиации, пехота с танками непосредственной поддержки, следуя за огневым валом, взламывает оборону, и мощные подвижные группы быстроходных танков устремляются в глубину.

    Граждане владельцы «Родины», «Российской газеты», «Красной звезды», вы считаете народы Советского Союза недоумками, которые способны только на то, чтобы подобно обезьянам перенимать чужой опыт. Объясните же не мне, а своим читателям: как же в августе 1939 года красные обезьяны ухитрились скопировать опыт высшей расы, если в Германии первые учения с мощными танковыми соединениями планировалось провести только в сентябре и октябре 1939 года? Если эти манёвры замышлялись, но так никогда и не состоялись.

    4

    На основе опыта учений и манёвров Киевского, Белорусского и других округов в 1936 году был принят Временный полевой устав РККА (ПУ-36). Глубокая операция – суть и основное содержание этого устава.

    И опять же: ни в Германии, ни в какой-либо другой стране в то время такой теории в уставах закреплено не было.

    Тут-то мне и кольнут в глаза: так устав же временный!

    Правильно. Но никакого другого тогда не было. Устав временный, но к исполнению обязательный. И давно пора разобраться, почему это он был временным.

    То был период бурного развития армии. Шла жёсткая борьба мнений. Каждый считал свою точку зрения единственно правильной, каждый её отстаивал. В пылу борьбы использовались и не совсем честные приёмы. Иногда идейные противники выдвигали друг против друга весьма тяжкие обвинения, придираясь к пустякам. Потому каждый себя страховал использованием терминов «предварительный», «временный» и пр.

    В случае нападок можно было всегда увернуться, объявив, что это не окончательный вариант. Дошло до того, что был отпечатан и направлен в войска Полевой устав 1941 года (ПУ-41), под названием которого значилось: проект.

    Кстати, сам товарищ Сталин задавал тон: «История ВКП(б). Краткий курс». Противников у Сталина было много. И явных, и скрытых. Могли придраться: вот ты это не осветил, и вот это. А у Гения Всех Времён и Народов ответ заготовлен заранее: так это же краткий курс!

    Но где же полный? В том-то и дело, что полного не было и он не предвиделся. Есть краткий, им и довольствуйтесь.

    Именно так обстояло с уставами, инструкциями и наставлениями: они временные, они предварительные, они в проектах. Но обязательны к выполнению, и других нет.

    Главное же заключалось в том, что все эти уставы, инструкции и наставления были весьма похожи. Все они ориентировали Красную Армию на проведение стремительных наступательных операций. А вот уставов с рекомендациями того, как надо строить оборону в стратегическом масштабе, как отражать удары агрессора и наносить контрудары, как отходить в случае неудачи, не было. Ни в предварительном виде, ни во временном, ни в проектах.

    5

    Раз уж речь зашла о копировании, рассмотрим различия в германском и советском подходах к ведению стратегических наступательных операций.

    Блицкриг – это стремление перенести боевые действия с линии фронта в глубокий тыл противника. Блицкриг – это рывок на простор, туда, где нет войск противника. Блицкриг – это беспечение победы в основном не огнём и боем, а манёвром: мгновенно выйти на такие рубежи и в такие районы, чтобы противник был вынужден сдаться без сопротивления… В этом вопросе у советских и германских генералов полное совпадение взглядов.

    Но на этом совпадения и кончаются.

    И начинаются различия.

    Советские командиры рассудили так: неплохо застать противника врасплох. Но ведь можно нарваться и на прочную оборону. Что будет с танками, если их пустить на заранее подготовленную оборону? Правильно. Они понесут огромные потери, не причинив большого вреда противнику, который засел в окопах и траншеях. В Первой мировой войне ни американцам, ни австрийцам, ни немцам, ни французам с британцами не удалось по большому счёту прорвать обыкновенные траншеи, что же будет в новой войне, когда придётся прорывать линии траншей, которые усилены железобетонными оборонительными сооружениями?

    Не упуская такой возможности из виду, красные командиры одновременно с теорией стремительного рывка в глубину вражеской территории разрабатывали и теорию прорыва неприступной обороны. Теория прорыва стала составной частью теории и практики Глубокой операции.

    Было определено и на многочисленных манёврах проверено: если противник в обороне, то мощным подвижным танковым соединениям место не в первом эшелоне, а во втором. Оборону противника прорывают не они, а общевойсковые соединения. Главная сокрушающая сила – артиллерия, прорыв осуществляет пехота, имеющая как собственные танки, так и танки усиления. А мощные подвижные соединения выжидают. Они не тратят сил на прорыв или тратят их только в крайнем случае в самый последний момент для завершения прорыва.

    В соответствии с этими выводами Красная Армия прямо накануне войны в качестве инструментов прорыва получила на вооружение лучшую в мире 122-мм гаубицу М-30 образца 1938 года, лучший в мире 120-мм миномёт образца 1938 года, 152-мм гаубицу-пушку МЛ-20 образца 1937 года, 203-мм гаубицу Б-4 образца 1931 года, известную в народе как «Сталинская кувалда», и много других замечательных артиллерийских орудий.

    Германская армия не обладала теорией прорыва, развитию полевой артиллерии внимания уделяла мало. Полевая артиллерия оставалась в основном на уровне Первой мировой войны.

    Имея мощную полевую, в основном гаубичную, артиллерию, Красная Армия потребовала первоклассные артиллерийские тягачи. И она их получила. Лёгкий бронированный «Комсомолец» – тягач 45-мм противотанковой пушки и «Ворошиловец» – тягач самых тяжёлых артиллерийских систем – это две крайние точки диапазона. И оба этих тягача, как и все остальные в диапазоне между ними, были выдающимися для своего времени машинами.

    В соответствии с теорией прорыва для советской пехоты был создан специальный пехотный танк Т-26, и пехота была насыщена этими танками.

    В германской армии у пехоты собственных танков не было.

    Для усиления атакующей пехоты на главных направлениях в Советском Союзе были созданы специальные танки прорыва, танки качественного усиления пехоты, вначале Т-28 и Т-35, затем на смену им – KB и КВ-2.

    В Германии танков прорыва не было.

    Имея и теорию, и инструмент прорыва, Красная Армия всегда (хотя иногда и с трудом) в конечном счёте взламывала любую теоретически непреодолимую оборону – от японской полевой в знойных степях Монголии и заснеженной «Линии Маннергейма» до укреплённых полос на Зееловских высотах на подступах к Берлину и японских укреплённых районов в Маньчжурии.

    И ещё одно фундаментальное отличие. Танковые армии в Советском Союзе были действительно танковыми армиями, так как их основу составляли танковые соединения и части с необходимыми средствами усиления и поддержки.

    В армии Германии под термином «танковая группа», затем «танковая армия», понималось огромное объединение, основу которого составляли пехотные дивизии. Были в составе такой группы или армии и танковые дивизии, но, как правило, в меньшинстве.

    6

    Теперь постараемся уловить разницу в способах использования подвижных соединений и объединений.

    Каждая германская танковая группа или армия получала самостоятельную полосу наступления. Таким образом, действия каждой такой группы или армии были скованы этой полосой. С одной стороны, за неё не выходи, с другой – за всё, что творится в твоей полосе, отвечаешь!

    В Красной Армии полосы нарезали фронтам, общевойсковым армиям, стрелковым корпусам и дивизиям. Взломав оборону противника силами общевойсковых соединений, советские командиры вводили подвижные соединения в чистый или почти чистый прорыв. Советским подвижным соединениям, т.е. механизированным, кавалерийским и танковым корпусам, конно-механизированным группам и танковым армиям, не нарезали самостоятельных полос наступления.

    Если подвижная группа действовала в интересах общевойсковой армии, то могла самостоятельно маневрировать во всей полосе наступления этой армии. Если она действовала в интересах фронта, то получала ещё большую свободу действий. Командир советского мехкорпуса или командующий танковой армией получал свободу манёвра на огромных пространствах. Его забота – прорваться быстрее и дальше. У него нет заботы давить мелкие и крупные очаги сопротивления, которые остаются в тылу. Следом за подвижными танковыми группировками наступают общевойсковые армии, стрелковые корпуса и дивизии, это их ответственность, они зачистят.

    Германскому командиру такого же ранга в такой же ситуации приходилось рвать вперёд, но вместе с тем не забывать и про тылы: гасить оставшиеся очаги сопротивления, прочёсывать леса, ловить партизан, конвоировать пленных, организовывать лагеря для них, восстанавливать мосты и дороги, оставлять гарнизоны в захваченных городах и селениях, организовывать комендантскую службу… Проще говоря, ему приходилось распылять внимание и силы на массу разных задач, отвлекаясь от основной.

    Не позавидуешь.

    В германской армии танковые войска являлись основной ударной силой в наступлении. Их использовали в первом эшелоне для прорыва обороны. Это приносило успех, но только до тех пор, пока удавалось застать противника врасплох, пока перед наступающими германскими танками не было прочной глубокоэшелонированной обороны.

    В германской армии не было ни теории прорыва, ни соответствующего инструмента для его осуществления. Потому, встретив прочную оборону, германская армия неизменно буксовала. Началось это уже в июле 1941 года, когда германские танки упёрлись в бетонные огневые точки Киевского укреплённого района, который героически защищала 37-я армия генерал-майора А. А. Власова, только что сформированная из десантников, резервистов и отходящих частей.

    После этого так и пошло – нарвались германские танки на оборону и встали: Ленинград, Москва, Тула, Воронеж, Сталинград, Курская дуга.

    7

    Германский генерал высшего ранга в должности начальника Генерального штаба сухопутных войск на второй день войны против Советского Союза записал в своём рабочем дневнике, т.е. в официальном документе, что идея массирования подвижных соединений впервые выдвинута Красной Армией.

    Граждане Раши, Косинские, Аксельроды, повторите эти слова сто десять раз и постарайтесь запомнить.

    Дневник не предназначался для публикации, в этом его ценность.

    Матёрый гитлеровец признаётся сам себе в том, что «именно русские впервые выдвинули идею»… К этому надо добавить: не только выдвинули идею, но и претворили её в жизнь.

    И вот находятся люди, которых история войны не устраивает. Они историю кроят на свой лад, они её беспощадно кромсают. Цель фальсификаторов – историю войны пересмотреть и переписать. В пользу Гитлера.

    В своём подозрительном усердии они давно превзошли Геббельса и других гитлеровских пропагандистов.

    Подводя краткий итог, заявляю: Красная Армия действий всех мастей Манштейнов и Гудерианов не копировала. Если бы она их копировала, то завершила бы войну с тем результатом, с которым они её завершили.

    * * *

    Теперь деловое предложение.

    Почему бы, принимая новых слушателей в Академию Генерального штаба, не задать каждому вопрос: а зачем тебе в академию? Родину защищать? Отчего же ты её не защищаешь? Безграмотные, бессовестные, продажные гитлеровские прихвостни и горлопаны ведут целенаправленную идеологическую войну против России. Вот и защищай! Где твой ответ клеветникам из так называемой «Российской газеты»? Знаний не хватает? Никогда про Триандафиллова не читал, про Глубокую операцию и танки прорыва? Тогда тебе в академии делать нечего. Не дорос. Или не хватает храбрости за честь Родины выступить? Тогда тебе в академии и подавно делать нечего.

    Высказывают опасение: при таком-то подходе может случиться недобор. Что же тогда делать? Закрывать академию?

    Отвечаю решительно: тогда закрывать.





     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх